Читать онлайн Сладостный обман, автора - Фолкнер Колин, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный обман - Фолкнер Колин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный обман - Фолкнер Колин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный обман - Фолкнер Колин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фолкнер Колин

Сладостный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Хаверинг-хауз, Эссекс,
Англия.
Январь 1662 года.
Нащупав ногой ступеньку, Каролина остановилась и прижалась спиной к шершавой каменной стене. «Нужно отдохнуть, успокоиться», – подумала она. Подъем по крутой винтовой лестнице без перил, да еще в полной темноте, был крайне опасен. Один неверный шаг, и нога скользнет вниз, и тогда – неминуемая смерть на полу пустой башни. Единственная возможность избежать падения – ни в коем случае не отступать от сырой, покрытой плесенью стены.
Каролина прижала руки к груди и почувствовала, как сильно бьется ее сердце. Темень и тишина, нарушаемая лишь ее дыханием и шуршанием пробегающих по ступенькам мышей. Да еще их противный писк. Чем выше она взбиралась, тем сильнее дрожала от холода и страха. Сейчас от порывов ледяного январского ветра ее не спасала даже теплая накидка, отороченная мехом горностая.
За прошедшие восемь лет Каролина уже не раз пыталась преодолеть эти опасные ступеньки в попытке подняться на вершину башни, где на четвертом ярусе находилась таинственная лаборатория Вакстона, странная комната, куда, по словам ее обитателя, «не должна заходить ни одна женщина».
Каролина правильно выбрала время, справедливо полагая, что только сейчас она может разорвать путы, связывающие ее с ненавистным графом Вакстоном. Другого случая у нее не будет. Долгих восемь лет ей приходилось изо дня в день выносить этот тягостный брак. Она была не женой, а пленницей, и вся ее жизнь состояла из ограничений. Ей запрещалось многое – покидать пределы поместья, встречаться с другими женщинами и даже ездить за покупками. Каролину ограждали даже от крестьян, она никогда не проезжала по поместью без сопровождения. И непонятно было, кем были скачущие за ней люди – то ли ее слугами, то ли охранниками.
После свадьбы и последовавшего вскоре самоубийства отца Каролину вообще редко выпускали из своей комнаты. Вакстон панически боялся, что при первом же удобном случае она наставит ему рога, и вскоре просто запер ее в третьем крыле Хаверинг-хауза, откуда его жену выводили только по праздникам, которые Вакстон устраивал для своих друзей, таких же, по ее мнению, подлецов, как и он сам. Они смотрели на Каролину как на некую диковинку. Еще бы, жена-девственница, такое нечасто случается. Все восемь лет бедная девушка страдала и от постоянных скандалов, которые устраивал ей муж, и от ненавистной обязанности пытаться отдать ему то, что он не мог взять. Последнее она воспринимала как надругательство над собой. С каждым днем ей все труднее становилось переносить его грязные ласки ночью и бесконечное одиночество днем.
И все эти долгие годы Каролина думала лишь об одном – как бы покончить с этим браком. Она искала любую возможность обрести свободу, но не находила ее. И вот однажды, когда, казалось, всякая надежда на спасение исчезла, молитвы ее были услышаны. Решение пришло в образе небольшого листочка бумаги, запрятанного мужем в потайном ящичке письменного стола в его спальне. В письме указывались имена двенадцати аристократов, вовлеченных в заговор против недавно коронованного английского монарха. За подобное преступление против короны в то время существовало два вида наказания – повешение или отсечение головы.
Подобно многим «круглоголовым» – так во времена краткого правления Кромвеля называли приверженцев парламентской демократии, – лорд Вакстон с готовностью приветствовал восстановление монархии. Король Карл, в свою очередь, также охотно принял в свое стадо заблудшую овцу. Как и многие остальные члены правительства Кромвеля, Вакстон выразил королю свою преданность и поклялся защищать его с еще большим рвением, чем до прихода к власти лорда-протектора. Два года хаоса и анархии, последовавшие за смертью Кромвеля, помогли сплотиться недавним непримиримым противникам – «круглоголовым» и монархистам.
Одна только Каролина знала, что ее муж, присягая на верность Карлу, лгал. В душе он остался тем же противником монархии, о чем свидетельствовало его имя в списке прочих заговорщиков. Доказательство его предательства, этот крошечный листок бумаги, и было единственным средством спасения от того рабства, которое Вакстон со свойственным ему лицемерием называл браком. Именно этот тоненький листочек бумаги, как думала Каролина, сможет освободить ее от объятий мужа, больше похожих на мертвую хватку.
Она перевела дух и, набравшись смелости, оторвала руки от спасительной стены. Приподняв бархатные юбки, она преодолела последний пролет и подошла к сколоченной из грубых тяжелых досок двери, за которой пряталась лаборатория Вакстона. Возле двери мерцала оплывшая свеча. Помедлив, Каролина уверенно постучала. Не успела она отдернуть руку, как дверь открылась и, к немалому ее удивлению, перед ней предстал не муж, а герцог Хант.
От страха у бедняжки перехватило дыхание. Она вздрогнула и непроизвольно сделала шаг назад. То, что Хант оказался здесь, в Хаверинг-хаузе, явилось для нее полнейшей неожиданностью. Если бы она знала, что герцог в лаборатории, то никогда бы не осмелилась подняться сюда.
– Приятного вечера вам, миледи, – проговорил Хант, ощупывая Каролину нагловатым взглядом. – Я уже было подумал, что до утра не смогу насладиться вашим обществом, ваш муж уверил меня, что вы ушли к себе.
С неприязнью разглядывала она бледное лицо герцога, светлый парик делал его почти бескровным. Во всем его облике было нечто зловещее. Сама не зная почему, Каролина боялась этого альбиноса даже больше, чем мужа. Лучший друг Вакстона, герцог Хант не вел себя с ней нахально, но каждое его слово и каждый жест словно бы говорили ей, что это он, Хант, когда-нибудь отнимет у нее девственность, лишив ее мужа единственного, чем тот так гордился и дорожил.
Полгода он преследовал ее, докучал назойливыми разговорами, подкарауливал в самых неожиданных местах Хаверинг-хауза, пытаясь украсть то, чего не в силах был взять Вакстон. Даже когда Хант улыбался, вид у него был устрашающий, бледная кожа и демонические красноватые глаза, парализуя собеседника, производили жуткое впечатление. Человек целеустремленный и мстительный, сметающий всех, кто осмеливался стать на его пути, он пользовался большим влиянием в Уайтхолле и считался другом короля.
– Леди Вакстон? – раздался удивленный голос ее мужа, появившегося за спиной Ханта. Он был явно чем-то раздражен. – Что заставило вас подняться сюда? Я предупреждал вас: если я вам понадоблюсь, присылайте Уоррена.
– П-п-п-простите меня, – залепетала Каролина и повернулась, чтобы уйти. – Я поговорю с вами об этом потом.
– Зачем откладывать? – усмехнулся Хант и, вытащив маленького хорька-альбиноса, которого часто носил в кармане камзола, добавил: – Заходите, дорогая леди Вакстон, не стесняйтесь, я как раз собирался идти спать. Поездка из Лондона была тяжелой, я изрядно устал. Дороги ужасные – сплошная грязь, не проедешь.
Каролина почувствовала себя как муха, попавшая в мягкую липкую паутину. Схватиться с мужем сейчас, в присутствии Ханта, человека, чье имя стояло в списке первым, казалось ей верхом безумия.
– Спокойной ночи, герцог, – сказал Вакстон. – Я прикажу Уоррену приготовить все для завтрашней охоты.
Хант молча кивнул и направился вниз. Проходя мимо Каролины, герцог, пользуясь темнотой, незаметно провел рукой по груди девушки. Усилием воли она заставила себя не вздрогнуть, но дыхание у нее снова перехватило, на этот раз не от страха, а от возмущения. Бестактный жест Ханта только прибавил ей решимости поскорее покончить с тем унизительным и беспросветным существованием, которое она вела в поместье.
Шаги герцога постепенно стихли. Немного постояв, Вакстон отступил назад, знаком приглашая Каролину войти. Она последовала за мужем.
Лаборатория представляла собой довольно просторную комнату, пропахшую серой, заставленную столами с рядами всевозможных приспособлений, посуды и предметов для ведения научной работы. Среди прочего Каролина увидела человеческие кости с висящими на них бирками, склянки с внутренностями, несколько проволочных клеток с белыми мышами, ступки с окровавленными пестиками и множество снадобий, таких, например, как растворенный в уксусе коровий помет. И все эти зелья, очевидно, предназначались для одного – излечить стареющего графа от импотенции. Она брезгливо разглядывала обстановку лаборатории и содержимое склянок.
Вакстон приблизился к кое-как сколоченному из необструганных досок тяжелому столу и принялся сыпать в плошку зеленоватый порошок.
– Я слушаю вас, миледи. Что вы хотели мне сказать? Только говорите побыстрее, я очень занят, – проговорил он и, пододвинув поближе свечу, принялся тщательно размешивать содержимое плошки. Затем он нагнулся, внимательно осмотрел получившееся месиво и снова взялся за пестик.
Каролина почувствовала, что дрожит, и поплотнее укуталась в накидку. Ей казалось, что мех горностая перестал согревать ее плечи. Ее бил озноб, он продирал ее до самых костей. «Теперь или никогда, – мысленно убеждала себя Каролина. – Где же твое мужество?» Оттягивая страшную минуту, она снова стала разглядывать лабораторию. Это была круглая комната со множеством окон. Шторы темно-красного цвета, тяжелые и длинные, свисали с самого потолка. Падающий на стекла отблеск нескольких свечей превращал их в таинственные кривые зеркала. Бедняжка в страхе смотрела на свое отражение в окне и не узнавала себя. С улицы доносилось унылое завывание ветра, да слышно было, как монотонно стучит дождь по грязному стеклу. Пахло плесенью, и этот запах, смешиваясь с испарениями снадобий, вызывал у нее тошноту. Внезапно ее взгляд упал на человеческий череп, увешанный бирками. Вздрогнув, она отвернулась.
– Я… я, – начала Каролина, заикаясь, – пришла к вам, милорд, затем, чтобы просить вас покончить со всем, – твердо закончила она. Последовавшее затем молчание длилось довольно долго. Тишину лаборатории нарушал разве что стук пестика о чашку.
Неожиданно гнетущее молчание разорвал голос Вакстона, холодный, как сталь:
– Не совсем понимаю вас, миледи. С чем же вы предлагаете мне покончить? – пробормотал он, не разгибаясь и не прерывая своего занятия. – Скажите точнее, что вы хотите.
Проглотив подступивший к горлу предательский ком, Каролина продолжила:
– Я хочу, чтобы вы признали наш брак недействительным и позволили мне уехать из Хаверинг-хауза. Взамен я оставляю вам свои земли. – Вымолвив это, она облегченно вздохнула. Она не жалела о потере, ее не заботило то, что она остается без средств к существованию, сейчас для нее главной целью было любой ценой покинуть Хаверинг-хауз. По возможности, разумеется, живой.
Вакстон расхохотался, и эхо разнесло его хриплый, зловещий хохот по всей башне.
– И вы, – захлебываясь от смеха, говорил граф, – пришли ко мне просить об этом?
– Сэр, мы безразличны друг другу. – Сказав это, Каролина заставила себя поднять голову и взглянуть в злобные глаза мужа. – Ни для кого не секрет, что у нас не может быть детей.
Вакстон перестал размешивать снадобье, со звоном отодвинул чашку и, опершись руками о стол, вперил свой тяжелый взгляд в жену.
– Какая же причина заставляет нашу маленькую девственную сучку просить, чтобы я отпустил ее именно сейчас? – прошипел Вакстон. – Почему вы не пришли ко мне раньше, а терпели все это время? И что вам не нравится? Я обращаюсь с вами не так уж и плохо. Вас одевают в лучшие платья, вы едите на золоте, пьете лучшие вина. – Вакстон оглядел Каролину. – Чем вы недовольны?
Она вскинула голову и победно посмотрела на него.
– У меня есть… некоторые сведения, – твердо произнесла она, выдерживая взгляд мужа, – которые помогут мне освободиться от вас. Не думаю, что вы захотите их огласки.
Хищные глаза Вакстона округлились.
– Сведения, вы сказали? – повторил он, стараясь придать своему лицу беззаботное выражение. – Не знаю, о каких таких сведениях вы говорите. – И тут же перейдя на грубый тон, Вакстон начал медленно приближаться к жене. – А ну-ка говори, какой такой дребеденью ты, грязная тварь, надеешься меня шантажировать.
Каролина внимательно, как хищник за своей жертвой, наблюдала за движениями мужа.
– Это далеко не дребедень, уверяю вас, – отчетливо произнесла она.
Вакстон остановился как вкопанный в нескольких шагах от нее. Пристально глядя в глаза своей непокорной жене, он пытался определить, врет она или нет. Каролина с омерзением рассматривала его морщинистое лицо и реденькие, поседевшие усы.
– Ну, ну, давайте выкладывайте, – подзадоривал он ее. – Что вы можете знать такого, чего бы я испугался?
– Вы не испугаетесь, вы ужаснетесь. И тогда я совершенно точно буду свободна. Но прежде ваша голова украсит Тауэр
type="note" l:href="#n_1">[1]
.
С возвращением на трон Карла II Стюарта в стране воцарилась жестокость; людей, даже просто заподозренных в государственной измене, немедленно передавали в руки палача. Суд был скорым, а наказание не отличалось разнообразием. Головы одного, а то и сразу нескольких казненных то и дело появлялись на стенах Тауэра.
Муж стоял, скрестив руки на груди. Одет он был, как всегда, изысканно, в великолепный темно-красный бархатный костюм; камзол украшал широкий изящно вышитый льняной воротник. Без сомнения, и эта одежда была приобретена на деньги Каролины, ведь, когда Вакстон переехал в Хаверинг-хауз, у него практически ничего не было, кроме титула и маленького домика в Стренде, недалеко от Лондона. Война, убив всех его родственников и разметав их состояния, лишила Вакстона надежд на наследство.
– В таком случае сделайте милость, скажите, что это за очень важные сведения, и тогда уж посмотрим, во что они мне обойдутся.
Чувство уверенности внезапно охватило Каролину. Она отступила от мужа и, обойдя вокруг стола, подошла к окну. Все это время она старалась не выпускать его из поля зрения.
– Есть у меня одно письмо, сэр, – сдержанно промолвила Каролина.
– Какое еще письмо? – Вакстон презрительно скривил губы. – Немедленно давай его мне.
– Это письмо содержит список имен… – Посмотрев на мужа, она увидела, что тот стоял бледный как смерть.
– Имен? – выдавил он из себя.
– Да. В нем содержится двенадцать имен. И еще краткое описание дела, в котором все указанные люди согласились участвовать.
Вакстон выругался по-французски.
– Ты, наверное, шутишь, – проговорил он, задыхаясь. – Или ты вздумала меня шантажировать? Тогда, женушка, ты, оказывается, еще тупее, чем я предполагал.
– Я уезжаю в Лондон, – невозмутимо продолжала Каролина. – Мне нужна карета, охрана и несколько фунтов стерлингов на первое время.
Вакстон коротко рассмеялся.
– Глупышка, ты даже не представляешь, куда отправляешься. Да в этом развратном городе ты и недели не проживешь. В Лондоне любят невинных деревенских красоток вроде тебя. Там тебя попросту съедят.
– Также мне нужен документ о разводе, – закончила Каролина. – Причина развода мне не важна. Можете написать, что я бесплодна. – Она скрестила руки на груди. – И если вы оставите меня в покое, я никому не расскажу о письме.
Внезапно Вакстон бросился вперед, обежал длинный стол и начал стремительно приближаться к стоявшей у окна супруге. Лицо его было перекошено злобой.
– Выходит, ты не шутишь, сучка, – прошипел он.
Каролина отпрянула, но не испугалась. Она поняла, что Вакстон находится в ее власти. Значит, письмо – не подделка и все те, кто в нем перечислен, – заговорщики. Нет, теперь она заставит ненавистного мужа подчиниться ей.
– Время для шуток прошло. – Ее голос оставался все таким же холодным и надменным.
Вакстон остановился в нескольких шагах от нее.
– Отдай письмо, и я забуду об этом разговоре, – сказал он, протягивая к жене хилую, морщинистую руку.
– Вы его не получите, – ответила Каролина.
Его рука машинально сжалась в кулак.
– Отдавай письмо. Где оно? – заорал он. – Говори, или ты горько пожалеешь о том, на что решилась! – теперь Вакстон уже не орал, он захлебывался в визге. Изо рта его брызгала слюна, глаза смотрели на Каролину с нескрываемой злобой. – Отдай мне его! – Он ударил кулаком по столу. Стоявший на нем бокал покатился и упал на пол.
В тишине комнаты звук разбитого стекла прозвучал устрашающе.
– Вы… вы не получите его, – прошептала Каролина. – И я предупреждаю вас: или я сегодня же покидаю Хаверинг-хауз, или завтра оно попадает на стол к королю.
– Кто еще знает о нем? С кем ты вступила в сговор? Отвечай! – Вакстон стоял с прижатыми к груди кулаками. Он считал себя выдержанным человеком, знал, что самообладание для него – это все, и не любил терять контроль над собой. – С кем, я тебя спрашиваю!
Разумеется, Каролина никого не посвящала в свою тайну. Она блефовала, хотя сама и представления не имела, как она сможет передать важный документ королю. Но она понимала, что этого и не потребуется делать. Теперь ей было совершенно ясно, что Вакстон выполнит все ее условия.
– С кем я вступила в сговор – это уже неважно. Мы с вами говорим не об этом. Я предлагаю вам сделку – свободу в обмен на сохранение вашей тайны.
Глаза Вакстона угрожающе сузились.
– А, так это конюх. Как там его? Лестер? Да, Лестер. Я знал, что ты спишь с ним, – он ткнул в нее длинным тощим пальцем.
– Ошибаетесь, сэр. Лестер здесь ни при чем.
– Тогда кто? Сын кухарки?
– Я не спала ни с кем. Я остаюсь девственницей с того самого дня, когда вы взяли меня в жены, – сказала Каролина, радуясь, что может уязвить мужское самолюбие своего супруга. – А вам не приходило в голову, что моей сообщницей может быть женщина?
– Я бы тут же узнал об этом, – возразил он.
– Успокойтесь, Уолдрон. – Каролина редко называла мужа по имени, за все восемь лет такое случалось раза два-три. – Дайте мне уехать, и никто никогда не узнает об этом письме. Клянусь вам. Меня не интересует политика, мне нужна только моя свобода.
Вакстон понуро опустил голову и тяжело вздохнул.
– Бедненькая, глупенькая ты моя девочка, – в голосе его зазвучала неподдельная жалость. – И как только ты могла подумать, что меня можно так обмануть? Неужели ты считаешь, что я отпущу тебя вот так просто?
– Вы должны это сделать, потому что только так вы сможете спасти свою жизнь. У вас нет выбора.
Граф начал медленно приближаться к ней. Каролина отступала.
– И нет у тебя никакой сообщницы. Правда, дитя мое? Ведь нет?
– Есть, – ответила она, продолжая пятиться.
– Нет, – уверенно произнес Вакстон. – Я слишком хорошо тебя знаю. Ты никого не станешь подвергать опасности понапрасну. Никого, даже самого последнего слугу, – повторил он, подступая все ближе. – А письмо у тебя здесь, с собой, это я вижу по твоим глазам. И ты надеялась с его помощью получить свободу. Глупенькая ты, глупенькая. Нет, милая моя, я не дам тебе уехать отсюда. Теперь, после всего, что тебе известно, ты должна умереть.
Каролина не поверила своим ушам. Беспомощно улыбаясь, она замотала головой.
– Но вы не убьете меня, ведь я – ваша жена.
– И никто не узнает об этом, – не обращая внимания на ее слова, продолжал обезумевший супруг. – Никому ты не нужна.
Каролина похолодела от ужаса. Только теперь она осознала, какую страшную ошибку совершила. Она недооценила своего мужа. Она считала его подлецом, гнусным предателем, импотентом, наконец, но только не убийцей. И теперь ее ошибка будет стоить ей жизни. Выражение глаз Вакстона не оставляло никаких сомнений. Его намерения были ей ясны. Да, он собирался убить ее…
– Можешь кричать, но тебя никто не услышит, – усмехался он, неумолимо приближаясь. – А может быть, и услышит кто-нибудь. Только ни один не поднимется сюда, никто не придет тебе на помощь. Мои слуги слушаются только меня. А тех, кто не слушался… – Вакстон многозначительно замолчал.
Каролина схватила со стола мензурку и швырнула ею в мужа. Он успел загородить лицо, и мензурка попала в шею. Вакстон выругался и стряхнул с одежды осколки. Тогда, взяв реторту, она запустила ее прямо ему в лицо. На этот раз он не успел заслониться и взвыл от боли.
– Выпустите меня отсюда! – заплакала несчастная девушка, протягивая руку к тяжелой колбе. – Вы не имеете права держать свою жену взаперти.
– Муж имеет все права на свою жену, – проговорил Вакстон. Перегнувшись, он взял со стола длинный нож. Глаза Каролины округлились от ужаса.
– Отпустите меня, Уолдрон, – умоляющим голосом произнесла она. – Отпустите, и никто на свете не узнает о письме.
– Где оно?
Каролина метнула в него колбой, но Вакстон увернулся, и тяжелый сосуд пролетел мимо, ударившись о драпированную стену. Комната снова наполнилась звуками бьющегося стекла.
– Я ничего не скажу тебе! – в отчаянии закричала она, дрожа от страха и ненависти. – Ты можешь убить меня, но тебе никогда не найти письма. Ты будешь жить в постоянном ожидании королевских солдат. Я умираю, зная, что и тебе недолго осталось жить. Скоро, очень скоро тебя повезут в Тауэр! Но ты не будешь знать когда.
В неистовой ярости Вакстон ринулся к ней, выставив перед собой нож. Бедняга вскрикнула от ужаса и упала на спину. Острое лезвие прорезало тонкую полосу прямо поверх ее левой груди. Каролина отпрянула в сторону, схватила небольшую скамеечку и с силой ударила мужа в пах. Вакстон выронил нож и, взвыв от боли, согнулся пополам. Она бросилась к дверям лаборатории.
– Вернись немедленно! – орал ей вслед Вакстон.
Но Каролина не оглядываясь торопливо шла вдоль стены.
– Скажи мне, где письмо, иначе смерть твоя будет долгой и мучительной!
Ей было трудно бежать, тяжелые юбки и корсет сковывали движения. Она шла, держась рукой за стену. Ей страстно хотелось жить. Прошедшие восемь лет кому угодно могли показаться кошмаром, впереди у нее могли быть еще более страшные годы, но сейчас все ее существо восставало против смерти. «Жить, только жить», – твердило ее сознание. Внезапно она почувствовала на своем плече руку мужа. Вцепившись в нее своими костлявыми длинными пальцами, больше похожими на страшные щупальца, он потянул жену к себе. Злобно рыча, он схватил ее обеими руками за плечи и ударил о каменную стену с такой силой, что треснула драпировка. Каролина застонала от боли. В стоящем на подоконнике подсвечнике покачнулась свеча, и пламя колыхнулось и поползло вверх по бархатной занавеске. Вскоре оно перекинулось на драпировку, но Вакстон не замечал этого. Он был в бешенстве.
– Где письмо? – рявкнул он в лицо своей жене. – Говори, где оно!
Полагая, что письмо спрятано за корсажем, он с силой рванул ее платье. Раздался треск разрываемой материи. Из-под разорванного бархата стали видны белые упругие груди. Вакстон попытался нанести удар ножом в горло, но Каролина снова двинула его в пах коленом. Нож со звоном покатился по каменному полу лаборатории.
– Пожар! – что есть мочи завопила Каролина. – Пожар! – Она подумала, что если подкупленные мужем слуги не поспешат ей на помощь, то они хотя бы прибегут сюда, испугавшись пожара.
– Ты сдохнешь здесь, – шипел Вакстон. – Никому не нужная грязная тварь. И никто не пожалеет о тебе. – Он обхватил своими костлявыми пальцами ее шею и, прижав к холодному оконному стеклу, принялся душить ее.
Каролина чувствовала, как его пальцы все сильнее вдавливаются в ее горло. Еще немного, и она задохнется. «Нет, только не это, – промелькнуло у нее в голове. – Я не хочу умирать». Несмотря на преклонный возраст, Вакстон был еще достаточно силен. Каролина ощутила легкий звон в ушах, лицо ее запылало. Она поняла, что это конец.
Без воздуха ей не продержаться и пяти секунд, а потом – потеря сознания и смерть. Значит, прав оказался Вакстон? Значит, напрасно она попыталась освободиться от него? Страшная ошибка, результат которой – жуткая смерть. И никто никогда не вспомнит о бедной девушке, ни одна живая душа не всплакнет о ее страшной участи. Что может быть нелепее, чем погибнуть в самом расцвете лет, когда вся жизнь впереди и, быть может, ее израненная и измученная душа еще познает счастье и любовь. Ну нет, она не позволит этому ненавистному ей человеку отнять у нее жизнь! Ни за что на свете!
И тут Каролина ощутила внезапный прилив мужества. Уже слабея, она вдруг нашла в себе силы напрячь обмякшие руки и вывернуться из смертельных объятий. От неожиданности Вакстон покачнулся. Всего секунду он стоял, опершись руками о подоконник, но этого времени Каролине хватило, чтобы ударить его. Всю свою силу, всю свою ненависть вложила она в этот удар. Раздался звон. Вдребезги разлетелось оконное стекло, и фигура Вакстона начала исчезать в темноте зимней ночи. Сильный порыв ветра ворвался в комнату.
Но Вакстон не желал умирать один, лихорадочно махая руками, проваливаясь в ночь, он отчаянно пытался увлечь за собой и свою жену. Ему удалось схватить ее за край рукава, но материя не выдержала и треснула.
Уцепившись за подоконник, с раскрытыми от ужаса глазами, Каролина смотрела, как Вакстон, сдирая с нее рукав, медленно уходит вниз. Ей показалось, что даже время замедлило свой бег. В огне пламени, все более охватывавшем комнату, мелькнули полные ужаса глаза мужа, его застывшее лицо. Вот рукав соскользнул с ее пальцев, и Вакстон с диким криком стремительно понесся вниз. Четыре этажа башни и промерзшая, словно кость, земля не оставляли ему никаких надежд на спасение.
Только сейчас Каролина поняла, что находится в горящей башне одна. Ее снова охватил панический страх. Не в силах заставить себя двинуться с места, она продолжала стоять у окна. Рвущийся в комнату ветер заливал ее дождем, спутывал волосы.
Комната заполнялась огнем. Уже пылали и стены, и длинный стол. С треском разлетались всевозможные склянки, колбы, мензурки. Разноцветными огнями вспыхивала и шипела выливающаяся из них жидкость. Каролина вдруг словно услышала чей-то голос: «Беги! Беги отсюда немедленно!»
Подавив в себе желание взглянуть вниз, на распластавшееся под окном безжизненное тело Вакстона, девушка, подхватив юбки, ринулась к двери.
– Пожар! Пожар в башне! – закричала она и сразу же услышала, как внизу кто-то из слуг, захлебываясь от страха, повторил ее слова. Она устремилась вниз. Теперь ее уже не пугали ни скользкая лестница, ни полуразрушенные ступеньки. В самом низу она увидела двух слуг с ведрами воды в руках. Они окликнули Каролину, но та, не останавливаясь, промчалась мимо них.
Она отдавала себе отчет, что времени у нее не так много и что скоро слуги наткнутся на тело хозяина. Миновав лабиринт комнат и залов, обогнув несколько лестниц, девушка стремительно бежала в сторону кухни, откуда через маленькую дверь можно было выскочить на улицу. Уже слышались громкие голоса слуг и тяжелый топот сапог по каменному полу залов, но она успела юркнуть в спасительную дверь.
Выбежав на улицу, она бросилась к конюшне. Ветер хлестал ей в лицо, ледяные струи дождя заливали одежду.
– Оседлайте мне лошадь, и побыстрее, – запыхавшись, проговорила Каролина, вбегая в конюшню.
Конюх спросонья тер глаза и смотрел на хозяйку ничего не понимающим взглядом.
– Но, миледи… – пробормотал он.
– Я сказала – оседлать мне лошадь! – прикрикнула на него Каролина. Увидев удивленный взгляд конюха, она посмотрела вниз и поняла причину ее изумления – из-под разодранного платья виднелась ее оголенная грудь. Каролина быстро прикрыла ее болтавшимся куском материи. Глаза конюха еще более расширились, когда он заметил, что по ее рукам текут струйки крови. – Вставай, кому я сказала!
– Но… миледи… мой господин… – промямлил конюх.
Каролина, окинув взглядом стену, увидела вилы. Схватив их, она замахнулась ими на конюха.
– Или ты запряжешь мне лошадь, или я… – закричала она вне себя от ярости. Не успела она договорить, как насмерть перепуганный конюх вскочил и бросился к стойлам.
Сорвав со стены чей-то старый плащ и такую же потертую шляпу с длинным отвислым пером, Каролина, собрав волосы, быстро накинула на себя нехитрое одеяние.
Тем временем конюх оседлал и вывел из стойла лошадь. Попросив конюха поддержать ее, она запрыгнула в седло. Затем он открыл двери, и беглянка, пришпорив коня, выскочила на улицу. Она проскакала вокруг Хаверинг-хауза, намереваясь выехать на главную дорогу, ту, что вела в Лондон. Позади трещало и билось пламя, огонь вырывался уже из всех окон башни. В небо то и дело взлетали оранжевые искры. Огибая дом, Каролина заметила у самого основания башни свет лампы и поняла, что слуги нашли Вакстона. С силой натянув поводья, она заставила лошадь остановиться. Девушка смотрела по сторонам, лихорадочно соображая, какой дорогой ей ехать. Внезапно она вздрогнула, подумав, что ее могут увидеть. Ей было страшно от того, что уже произошло, и от того, что может случиться. Вакстон мертв, а слуги видели, как она выбежала из башни. Теперь она убийца, преступница. Она убила своего мужа, и наказанием за это может быть только казнь через повешение. И никто не спасет Каролину от виселицы, попади она в руки судей. Даже тот факт, что Вакстон сам пытался убить ее, не послужит ей оправданием.
Отпустив поводья, Каролина устремилась вперед. Чтобы выехать на дорогу, ведущую в Лондон, необходимо проскакать мимо башни. И миновать ее нужно было как можно быстрее и незаметнее. Пролетая мимо башни, Каролина успела увидеть Ханта, с лампой в руках склонившегося над Вакстоном. Он явно что-то говорил ее мужу, и вдруг… Она могла поклясться, что видела, как губы Вакстона зашевелились. Хант тут же вскочил, и сквозь свист и вой ветра Каролина услышала его злобный крик.
– Задержите ее! Схватите! – орал Хант. – Не дайте уйти убийце! Вон она! – он показывал рукой в сторону удаляющейся девушки.
Каролина испуганно вжала голову в плечи и принялась еще сильнее пришпоривать лошадь. «Все, конец, – подумала она. – Теперь мне остается только одно – бежать». Проскакав через широкую лужайку, она вылетела на дорогу.
Но, не проехав и мили, бедная девушка услышала за спиной гулкие удары копыт. Оборачиваться было бессмысленно, она и так знала, что за ней гонится Хант. Она прекрасно понимала, что на милость можно не рассчитывать, поскольку имя Ханта было тоже в списке заговорщиков.
Изо всех сил Каролина старалась заставить лошадь скакать быстрее. Она понукала ее, била пятками, но все ее попытки были тщетны – разве могла домашняя лошадка сравниться в скорости и силе с испытанным боевым конем? Но беглянка старалась не думать о преследователе. Дождь становился все сильней. Лошадь скакала тяжело, разбрызгивая копытами грязь, которая попадала на одежду и лицо девушки. Через некоторое время лошадь стала спотыкаться и несколько раз едва не упала. Каролина хлестала ее поводьями, отчаянно кричала и заставляла бежать. Девушка не могла, не хотела даже думать о том, как окажется в лапах такого чудовища, каким был Хант. Она хорошо представляла себе, что произойдет, если Хант настигнет ее. Кто обратит внимание на труп неизвестной? Топот становился все слышнее, и Каролина, собравшись с духом, обернулась. К своему ужасу, она обнаружила, что от преследователя ее отделяло не более четверти мили. Удары копыт его коня молотом стучали в ее ушах. Она почти физически ощущала, как в спину ей впились красноватые хищные глаза Ханта. И никакого спасения впереди: ни тропинки, по которой можно было бы свернуть и скрыться, ни рощицы, чтобы спрятаться. Оставалось только скакать и молиться, полагаясь на милость Божью.
Внезапно Каролина увидела впереди два маленьких тусклых огонька. Это была карета! Девушка пригляделась повнимательнее. Да, теперь она была совершенно уверена, что впереди нее, причем на небольшом отдалении, едет карета. Она стала отчаянно кричать и попыталась махать рукой, но от резких движений едва не потеряла равновесие и чуть не упала в грязь.
– Помогите! Помогите! – что есть сил кричала Каролина, испуганно вцепившись в поводья и прижимаясь к шее лошади.


Вытянув длинные ноги и скрестив руки на груди, барон Ричард Чэмбри сидел на кожаном сиденье своей кареты. Глаза его были закрыты, монотонный стук дождя по крыше кареты и заунывный вой ветра навевали дрему. Ричард подумал о кучере, несчастному малому не повезло – сидеть всю ночь под таким ливнем. «Может быть, где-нибудь остановиться, переждать ливень?» – подумал барон, но сразу же отбросил эту мысль. Ричарду нужно было приехать в Лондон не позднее утра.
Барон возвращался из замка своей матери, пожилой больной женщины, недавно ставшей вдовой. Вернувшись с войны с турками, он взял за правило ежемесячно навещать ее, хотя каждый визит всегда заканчивался одним и тем же – тяжестью в душе и крайней усталостью. Ричард поежился и поплотнее закутался в отороченный мехом плащ. Затем, вытащив из кармана плаща фляжку, он несколько раз отхлебнул из нее. Огненный ликер обжег горло, и по всему телу разлилось приятное успокаивающее тепло. «Ну и ночка. Сущее проклятие», – подумал барон.
Пять лет назад Ричард Чэмбри, тогда еще молодой, честолюбивый юноша, покинул Англию в поисках приключений. Поколесив с год по Франции, он с горсткой друзей примкнул к отряду наемников и отправился воевать с турками. Война закончилась для барона большой трагедией – сарацины оскопили попавшего к ним в плен красивого юношу. «Не забывай нас, евнух», – смеялись они, отпуская барона из плена. По сей день он помнил их издевательский смех. Забывать об этом не давали ему и визиты к матери, ее украдкой брошенные взгляды и частые горестные вздохи. Однако теперь барон переживал свою беду не так остро, как раньше, горечь, сжигавшая его адским огнем, давно прошла. Психологически он уже смирился со своим положением и искал удовольствий не во встречах с женщинами, а в веселых пирушках и азартных играх. Со временем он все реже вспоминал и об осклабившейся физиономии сарацина с кривой саблей в руках, и о вырытой в песке яме, долгие дни служившей ему тюрьмой. Человек богатый, барон проводил дни в постоянных развлечениях, он мог себе позволить любое удовольствие. Любое, кроме…
Ричард сделал еще несколько глотков, и, закупорив фляжку, убрал ее. Откинувшись на подушки, барон вновь закрыл глаза, собираясь уснуть. Внезапно ему почудилось, что он слышит чей-то крик. Барон прислушался… «Нет, это, наверное, ветер», – подумал Ричард.
Крик повторился, на этот раз явственней. Барон приподнялся. Теперь у него уже не было сомнений – он слышал чей-то умоляющий крик. Кто-то взывал к нему, молил о помощи.
Откинув полог, Ричард посмотрел в окно и сквозь пелену дождя увидел очертания всадника, отчаянно размахивавшего руками.
Немного подумав, Ричард решил не останавливаться. Места здесь были дикие, дороги кишмя кишели разбойниками. Некоторые из них были необычайно хитры и выдавали себя за терпящих бедствие путешественников. Барон посчитал, что лучше не рисковать своей жизнью и ехать вперед. «Но не исключено, что этот путник и в самом деле попал в беду», – подумал Ричард и, устыдившись своей трусости, стукнул кулаком по стенке кареты.
– Пол! – обратился барон к своему кучеру. – Остановись!
Карета остановилась, и барон, закутавшись в плащ, вышел. Дождь хлестал немилосердно. Заслонив глаза от холодных струй, он вгляделся в даль. Да, действительно, за каретой кто-то скакал.
– Помогите! Ради Бога помогите! – кричал неизвестный всадник.
Ричард увидел двух скачущих на небольшом расстоянии друг от друга всадников. Один явно стремился догнать другого.
Ричард бросился вперед и, как только путник остановил лошадь, помог ему слезть с седла.
К удивлению Ричарда, всадником оказалась молодая девушка.
– Святой дьявол, – проговорил Ричард, разглядывая порванное платье, из-под которого виднелись аппетитные груди.
– Вы должны помочь мне, – взмолилась незнакомка и бросилась к карете барона.
– Что случилось? – спросил Ричард требовательным голосом. – Кто вас преследует?
Каролина распахнула украшенную фамильным гербом дверь и, пошатываясь от усталости и тяжести промокшей одежды, с трудом влезла в карету.
Ричард подошел к карете и увидел, что на ступеньке висит лоскут прекрасной рубашки, оторвавшийся, когда девушка влезала в карету. Заметив недоуменный взгляд Ричарда, Каролина нагнулась и, схватив лоскут, швырнула его на дорогу.
– Мисс, вы мне не ответили. Кто вас преследует? – повторил Ричард свой вопрос.
– Грабители, – ответила девушка и, откинув полог, выглянула в окно.
Ее преследователь остановился футах в ста от кареты.
Ричард посмотрел в темноту, туда, где виднелась фигура второго всадника, одетого в богатый камзол. «Странный, однако, грабитель», – подумал он.
– Что прикажете делать с вашей лошадью? – слегка улыбнувшись, поинтересовался Ричард, заинтригованный встречей с прекрасной незнакомкой. – Привязать ее к моим?
– Оставьте ее здесь, – ответила Каролина. – И, пожалуйста, давайте поедем. – Она умоляюще сложила руки, прижав их к груди. – Прошу вас, поедемте.
Сквозь беспрерывные струи дождя Ричард с любопытством смотрел на нечаянную гостью. Высокий, с волевым лицом и выразительными глазами, барон был красив. Снова усмехнувшись, он обернулся к кучеру.
– Пол, – приказал барон. – Вперед!
Он легко поднялся внутрь, закрыл дверь, и карета тронулась в путь. Незадачливый преследователь, «грабитель», как назвала его Каролина, остался стоять один посреди размытой дождем дороги.
Некоторое время Ричард не без интереса рассматривал свою гостью. Даже в тусклом пляшущем пламени свечи было видно, что она необычайно красива. Длинные блестящие локоны, выбившиеся из-под старой шляпы, нежная белая кожа и необыкновенной глубины темные глаза. Вот только выражение их было… На войне Ричард часто видел этот взгляд, так смотрели люди, избежавшие верной смерти. «Ее жизни, по всей вероятности, грозила страшная опасность», – пришел он к заключению. Однако больше всего Ричарда поразило лицо незнакомки, красивое и в то же время смелое, решительное. Перед ним сидело существо определенно мужественное и в то же время совершенно беззащитное. Что могла эта беспомощная и слабая девушка противопоставить тому странному «грабителю», от которого так стремилась уйти? Ричардом внезапно овладела жалость к ней, промокшей насквозь и дрожащей от холода. Его непреодолимо влекло к этой девушке, но, не способный обладать ею, Ричард принял решение помочь бедняжке, определенно попавшей в отчаянное положение.
– Не бойтесь, – ласково заговорил он и, сняв свой плащ, протянул его гостье. Та с благодарностью приняла его и, стыдливо опустив глаза, прикрылась им. – Тот человек, что гнался за вами, очень мало похож на разбойника, – предположил Ричард. – Расскажите мне честно, что с вами произошло, и я подумаю, чем смогу вам помочь…
Ресницы девушки дрогнули. Подняв глаза, она вопросительно посмотрела на него.
– Но… но почему вы полагаете, что я могу довериться вам?
С минуту Ричард подумал над словами девушки и затем ответил:
– А у вас есть еще кто-нибудь, кому вы можете доверять?
Девушка обреченно покачала головой.
– Ну вот видите, – проговорил Ричард и взял ее дрожащую руку в свою. – Тогда у вас просто нет выбора. Не так ли?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостный обман - Фолкнер Колин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладостный обман - Фолкнер Колин



роман растянут,хочется сократить.
Сладостный обман - Фолкнер Колинжанна
15.02.2012, 17.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100