Читать онлайн Роковая Женщина, автора - Фоли Ро, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковая Женщина - Фоли Ро бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковая Женщина - Фоли Ро - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковая Женщина - Фоли Ро - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоли Ро

Роковая Женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

События злосчастного дня вывели Дженет из хрупкого равновесия. Сначала – разговор с Кассом, потом – упорное преследование хромого на улице. Визит миссис Фредерик стал последней каплей в череде потрясений. После ее ухода Дженет сразу же позвонила Торнтону и договорилась встретиться с ним ровно в половине шестого. Такая пунктуальность была вполне в духе ее двоюродного брата. Даже родственникам приходилось заранее договариваться с ним о встрече. Торнтон вовсе не был сверх головы занятым человеком. Он целые дни проводил за чтением и писал небольшие очерки о греческой и латинской поэзии, в основном – для собственного удовольствия. Иногда он издавал за свой счет переводы неизвестных поэтов Древней Греции.
Дженет велела старшей продавщице подобрать для пожилой клиентки экстравагантный вечерний наряд. «Черное с белым ей не к лицу, а она хочет именно такую расцветку, – огорчилась Дженет. – Вот Торнтону не приходится ублажать безвкусных старушек, которые капризничают и требуют чего-то особенного, вопреки всему желая выглядеть моложе».
Дед оставил в наследство отцу и дяде все доходы от железной дороги, и предприимчивые молодые Гранты сумели приумножить его состояние. Отец Торнтона женился рано, поэтому двоюродный брат был на десять лет старше Касса и на шестнадцать лет старше Дженет. Между ними никогда не было близких родственных отношений. Может быть, из-за разницы в возрасте, а возможно, из-за противоположности характеров. Торнтон был единственным, кто не унаследовал взрывных фамильных черт Грантов. Тем не менее кузены никогда не враждовали. Они просто были равнодушны друг к другу. Но интеллектуал Торнтон относился с некоторым высокомерием к легкомысленному Кассу.
Отец Дженет и Касса обзавелся семьей намного позднее. В юности он слыл маменькиным сынком. Патриция Грант умудрялась держать сына около своей юбки до тех пор, пока на горизонте не появилась невестка.
Дженет очень походила на мать: высокий рост, тонкая фигура; льняные волосы и темные миндалевидные глаза; характером же уродилась скорее в отца, замкнутого и вместе с тем вспыльчивого. Веселый нрав и жизнелюбие матери унаследовал Касс.
Но семейному благополучию пришел конец, когда брат привел в дом красавицу Еву, чья скандальная репутация не была секретом. Касс ни с кем не посоветовался, решив жениться на бездарной актрисе. Мать не вынесла такого позора и вскоре умерла от сердечного приступа. Этот брак оказался роковым, принеся с собой одни несчастья. Отец так и не простил Еву. Ее появление в доме он всегда связывал со смертью жены, хотя врачи убеждали отца, что у миссис Грант было слабое сердце.
А потом состоялся суд по делу об убийстве Мейтленда Фредерика. Касс лишь чудом избежал смертного приговора. Его отправили в сумасшедший дом, и отец изменил завещание. Все наследство Касса и Дженет было отдано в полное ведение Торнтона. Теперь только он был вправе распоряжаться деньгами. Касс унаследовал ничтожно малую часть отцовского состояния. Старый Грант, по сути оставив письменное подтверждение вины собственного сына, с этого дня потерял всякий интерес к жизни. Через полгода отец Касса и Дженет скончался...
Психиатры, которых пригласил Пит Расслин, объявили Касса невменяемым. Как ни странно, суд единогласно согласился с диагнозом специалистов. Питу стоило немалых трудов перевести Касса из обычной психиатрической больницы в хорошую частную клинику. Адвоката не остановили даже резкие выпады прессы. Журналистов возмущали «особые привилегии для богатых преступников».
Для сестры Касса наступили тяжелые времена. Невозможно было прожить на мизерное пособие и платить за дорогую лечебницу, где содержался брат. Тогда Дженет и вспомнила о своем таланте модельера, решив открыть магазин одежды. Ценой огромных усилий она добилась успеха; но этот бизнес был для нее совершенно новым рискованным делом, требовавшим серьезных расходов. Юной деловой леди требовался оборотный капитал...
Дженет тщательно готовилась к встрече с двоюродным братом. Она придирчиво осмотрела себя в зеркале. Для такого важного визита, по ее мнению, подойдет простой английский костюм, изящная шляпка с полями, скрывающая волосы. Дженет надела темные очки, чтобы сэр Торнтон не разглядел выражения ее глаз. Сегодня ей предстояло сражение, и мисс Грант была настроена воинственно. Что бы ни происходило, необходимо держать себя в руках.
Торнтон занимал два этажа красивого особняка на Муррей Хилл. Дворецкий в ослепительно белой ливрее открыл дверь и улыбнулся.
– Как приятно снова видеть вас, мисс Дженет, – сказал он.
– Ты хорошо выглядишь, Джексон.
– Да, мэм, я всегда хорошо выгляжу; годы щадят меня, и здесь все по-прежнему.
Старый слуга оказался прав: в этой обители ничего не изменилось. Дженет оглядела знакомую гостиную. Короткая лестница вела на второй этаж, там находились кабинет и спальня. Дом был отделан с большим вкусом. Сохранилось много старинной мебели, антиквариата, принадлежавших еще родителям Торнтона.
Несмотря на комфорт и уют, девушку не покидало ощущение, что дом нежилой. Скорее всего потому, что настоящая жизнь его владельца проходила за книгами.
Дженет ждала в гостиной, представляя церемонию встречи. Через несколько минут Торнтон спустится вниз, как всегда собранный и сдержанный, в неизменном замшевом пиджаке и в тон подобранном шелковом шарфе. В руке он будет держать книгу, как выразительное напоминание о том, что его отрывают от серьезного дела. Он предложит Дженет шерри и бисквиты, а потом постарается как можно быстрее от нее избавиться. Знакомый сценарий! Но сегодня режиссура будет совсем другая. Об этом она – Дженет Грант – позаботится.
Послышались шаги. Торнтон спускался по лестнице быстрее обычного, почти бегом. Дженет отметила упругую походку сильного молодого человека. Да, вроде все по-старому: замшевый пиджак, шарф, книга в кожаном переплете. Но сегодня он показался Дженет намного моложе Касса. Кузен олицетворял своей персоной полное жизненное благополучие.
У Торнтона были правильные черты лица. Умные задумчивые глаза принадлежали человеку, фанатично влюбленному в книги, страстному библиофилу. Он увидел Дженет, и его упрямый жесткий рот расплылся в улыбке. Поцеловав сестру в щеку, он залюбовался ее костюмом:
– Еще одно прелестное творение Кэтрин Лорд? Очень тебе к лицу.
Дженет удивленно подняла брови. Раньше Торнтон никогда не замечал ее туалетов.
– Что будешь пить? Скотч, коктейль, водка, джин?
– Мартини. А ты изменился, Торнтон, – не удержалась мисс Грант.
– Изменился к лучшему? – игриво спросил он.
Пока Джексон готовил коктейли, они болтали о всяких пустяках. Дворецкий поставил пепельницу и удалился. Торнтон галантно поднес зажигалку к сигарете Дженет. Теперь она могла начать важный разговор.
– Мне нужны деньги, – без обиняков заявила Дженет.
Безмятежное выражение лица кузена не изменилось.
– Зачем?
– Думаю, тебя это не касается, Торнтон. Ведь деньги-то – мои. Мои, – повторила она твердо.
– Но, детка, тебе хорошо известны условия завещания. Прости, но я не в силах помочь.
– Напротив. Согласно завещанию отца ты волен распоряжаться деньгами по своему усмотрению: и моей долей тоже. А это несправедливо. Я работаю день и ночь. Хотя я уверена, что однажды мой магазин себя окупит. Но пока... Я убеждена, отец просто не предполагал, что...
Взгляд Торнтона стал ледяным.
– Конечно, он не предполагал, что ты промотаешь все деньги на то, чтобы содержать Касса в этом загородном клубе. Он живет там в непозволительной роскоши. Хотя бы у одного из вас должно хватить здравого смысла, чтобы понять: фешенебельная клиника доктора Холдстеда вам не по средствам.
Дженет почувствовала, что ее захлестывает гнев. Она с трудом взяла себя в руки. Торнтон внимательно наблюдал за ней. «Сестра очень изменилась, – подумал он. – В ее облике явно появилось нечто новое, незнакомое». Раньше, до ареста брата, Дженет была мягкой и приветливой девицей. Широко открытые глаза доверчиво смотрели на людей. Теперь умиротворенность и спокойствие исчезли. Дженет стала похожа на затравленного, загнанного в угол зверька.
– Мы оба знаем, почему отец переписал завещание. Он не хотел, чтобы ты впустую тратила деньги на бессмысленные попытки освободить Касса от заслуженной кары.
Дженет глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.
– Торнтон, давай поговорим начистоту. Касс не убивал Мейтленда Фредерика, и я не успокоюсь до тех пор, пока не вытащу его из этого роскошного ада. Ты сказал – загородный клуб? Господи, если бы ты только мог представить, каково ему там! Я еще раз повторяю, мне нужны мои деньги!
Торнтон осторожно затушил сигарету и отпил коктейль из бокала. Он не отрывал глаз от сестры.
– Прошло больше трех лет. Что же именно так ожесточило тебя?
– Просто мне все осточертело, Торнтон! Сегодня утром кое-что произошло. Во-первых, я ездила к брату в Вентфорт. Ни единая живая душа не появляется там, кроме меня и Пита. Касс просто неузнаваем. Постарел, стал почти седой. Во-вторых, сегодня на улице я снова услышала за спиной знакомые шаги хромого невидимки. Торнтон презрительно ухмыльнулся.
– Снова твой человек-невидимка? Хромой, которого никто никогда не видел?
– И в-третьих, – продолжила девушка, не обращая внимания на колкости Торнтона, – сегодня я беседовала с миссис Мейтленд Фредерик.
Дженет позабавило: изумленный сноб даже снял роговые очки.
– Ты встречалась с миссис Фредерик? Но зачем?
– Я не искала с ней встречи. Вдова Фредерик сама пришла в салон.
– Чего же она хотела? Но в любом случае, ей следовало обратиться ко мне, – надменно заметил «небожитель».
– Я так и сказала ей. Речь шла о том, чтобы аннулировать ее договор об аренде дома. Она больше ни разу там не была после суда. Но я объяснила, что всеми моими финансовыми делами распоряжаешься ты.
– Пожалуй, ее просьба очень кстати. Теперь можно будет без осложнений продать сразу два дома.
– Я вовсе не собираюсь продавать наш дом, а хочу снова переехать туда.
– О господи! Что ты надумала? Зачем тебе одной такой огромный дом? Не хватит никаких денег, чтобы содержать его. Оставь все как есть. Не стоит ворошить прошлое, дорогая.
Дженет покачала головой.
– Мне надоело все время прятаться. Я возвращаюсь к себе домой.
– Но, детка, – возразил Торнтон. Он теперь называл ее деткой, что никак не вязалось с его желанием выглядеть моложе своих лет.
– А ты знаешь, что твой управляющий, как его там... Мартин?
– Маркер.
– Он звонил мне несколько раз и говорил о том, что в особняке кто-то бывает.
– Что ты хочешь этим сказать? – взволновалась Дженет. – В особняке были воры?
– Нет. Вроде бы ничего не пропало. Но кто-то явно рылся в вещах. Не нравится мне эта детективная история.
Глаза Дженет заблестели.
– А мне нравится, – возразила она. – Раз ищут – значит в доме есть улики, подтверждающие невиновность Касса. Может, эта история могла бы помочь освободить брата. Теперь меня ничто не остановит.
Лицо Торнтона словно окаменело.
– Не искушай судьбу, Дженет. И оставь в покое Касса. Так будет лучше для него, лучше для всех нас. Разве не хватит страданий?
– Вот именно, хватит. Миссис Фредерик права. Они того не стоят.
– Кто не стоит?
– Мейтленд Фредерик и Ева. Их жалкая любовная интрижка.
Торнтон никогда не верил в измену Евы, его глаза зло сверкнули.
– Давай оставим эту тему. Нельзя оправдывать убийство только по одной причине, что преступником оказался твой избалованный, самовлюбленный и эгоистичный братец. Что же касается Евы... Ты подумала о ее будущем? Ты снова хочешь выставить на посмешище жену Касса?
– Это меня ничуть не волнует. – Кто-кто, а Ева умеет за себя постоять.
– Я вижу, ты настроена непримиримо, Дженет: раздражена и ненавидишь всех и вся, хотя и не осознаешь этого. Да ты просто завидуешь ослепительной красоте Евы!
– Завидую?! – изумилась Дженет.
– Да-да. Я хорошо помню суд и то, как ты нападала на нее, как яростно обвиняла Еву. Тогда взрывной темперамент Грантов только навредил тебе, детка.
«Кажется, он намерен довести меня до белого каления, – пронеслось в сознании Дженет, – но этого удовольствия я ему не доставлю».
– Я, как ты выразился, нападала на нее не потому, что она красива, а потому, что она нагло лжет. Ева знает, кто этот невидимый хромой. Она солгала под присягой. Я уверена, что Ева видела настоящего убийцу. Ее показания могли бы спасти Касса, но она солгала. Она боялась за свою шкуру. Свою красивую шкуру.
Торнтон положил тонкую руку на подлокотник кресла. Он был неправдоподобно спокоен. Дженет едва сдерживала внутреннюю дрожь.
– Детка, – рассудительно вещал Торнтон, – а может быть, загадочный хромой – это незваный мойщик окон, которого никто не нанимал и никто, кроме тебя, не видел?
– Этого человека видела Ева. В день убийства я слышала его шаги наверху, в ее комнате. Именно он избил тогда эту красотку. Мне все равно, что она говорит. Я знаю своего брата: Касс никогда бы не тронул жену. Он не способен ударить женщину. А Еву он боготворил.
– Зачем сейчас снова углубляться в подробности? – устало произнес Торнтон. – Попробуй посмотреть на случившееся без предубеждения. У Касса ведь тоже характер Грантов. Он горяч, вспыльчив. Твой брат был от Евы без ума и отчаянно, слепо ревновал ее.
– Но только не к Фредерику. Он и помыслить не мог, что у них роман. Брат впервые узнал об измене жены после моего разговора с миссис Фредерик, но все равно не поверил.
– Зачем же тогда он убил Фредерика?
– Он не убивал его. – Дженет повысила голос. Торнтон поднялся и нервно заходил по комнате.
– Я тебя не понимаю. Мы не знаем ни одного человека, у которого был бы хоть малейший повод мстить художнику. Кроме потерявшего от ревности рассудок Касса, никто не входил в мастерскую. А когда оттуда вышел твой брат, Фредерик был мертв.
– Ты ошибся, Фредерик уже был мертв, когда брат появился в мастерской.
– Так утверждает Касс. Но тогда зачем он оставался там целых пятнадцать минут? Что он делал четверть часа?
– Я не знаю! – в отчаянии крикнула Дженет.
– Ты все знаешь, просто не хочешь признать истину. Поверь мне, ты бы стала счастливее, если бы открыто взглянула правде в лицо. Я-то могу понять Касса, его бешенную ревность, его неукротимый темперамент. Фредерик стал жертвой мстительной ярости ревнивца, а когда Касс опомнился, то было уже поздно. – Торнтон дошел до стены, развернулся и продолжил свой обличительно-философский монолог: – Когда же он понял, что был не прав...
– Не прав?
– Не прав по отношению к Еве, поверив в ее измену.
– Ерунда! Все было совсем иначе. Пойми, у жены брата был настоящий роман. Я знала об этом задолго до того, как их связь открылась.
– Этого не может быть! Я никогда не поверю, что Ева могла изменить Кассу, да еще с почтенным женатым человеком.
– Да она все время врет. Она солгала даже под присягой на суде! Я уверена, что Ева знает хромого.
– Зачем же тогда на суде оклеветанная женщина пыталась защитить Касса? Ева вела себя поистине самоотверженно.
– Самоотверженно?! – возмутилась Дженет, – да она просто сыграла, как актриса, которой хорошо заплатили.
– Господи! Какая напраслина!
– А ты, друг мой, оказывается, в полком неведении! Да-да, ей передали от нашего отца кругленькую сумму в три тысячи долларов. Ты не знал этого, Торнтон?
– Да, об этом мне не было известно, – признался кузен. Он, нахмурившись, разглядывал носки ботинок. – И все равно твои откровения ничего не меняют, – упрямился моралист.
– Напротив, Торнтон. Но ты, кажется, забыл о главном. Мне нужны деньги. И немедленно. Я сделаю все, чтобы Касса освободили.
– Только не с помощью наследства твоего отца. Ты, наверное, забыла, что он не сомневался в виновности Касса, как, впрочем, и большинство присутствующих в суде. Только ты одна отказываешься верить в преступление, совершенное твоим братом.
– Нет, есть еще один «сомневающийся» человек. Это Пит Расслин.
– Ваш молодой адвокат? Да, он блестяще провел защиту. Но позволь тебе напомнить, что у них далеко не простые отношения. Могу поспорить, что Касс ревновал Еву и к нему. Ведь это именно Пит познакомил Касса с его будущей женой.
– Не уходи от сути дела, Торнтон. Мне нужны мои деньги. – Дженет сделала ударение на слове «мои».
– Будь благоразумна, детка. Твой отец оставил четкие указания.
– Я хорошо помню. В завещании сказано: «на твое усмотрение».
– Мою позицию ты знаешь. Бог с тобой! Пребывай в приятном заблуждении, думая, что Касс невиновен. Тем не менее на свободе он опасен. Ему следует оставаться в лечебнице. И давай закончим этот бесполезный спор. Постарайся начать новую жизнь: ты еще так молода! И не мешай жить Еве. Ты, наверное, слышала, что ей дали главную роль в пьесе Грэма Коллинза «Роковая женщина».
– Что?! – Дженет громко рассмеялась.
– Как же ты ненавидишь ее, – тихо сказал он. Но Дженет не уступала:
– Миссис Фредерик была права. Они того не стоят. Но мой брат стоит. Касс достоин того, чтобы за него бороться. Так я получу свои деньги?
– Нет, извини.
– Что ж, тогда я предложу интервью солидным газетам. Журналисты будут просто счастливы. Подам прошение о пересмотре дела. Я уже вижу броские заголовки: «Сестра борется за свободу брата». И еще, – пригрозила она, – я расскажу им о том, кто мне ставит палки в колеса. Общество узнает, что всеми деньгами распоряжается мистер Торнтон и сидит на них, как собака на сене.
– Но это низко!
– Неужели? – съязвила Дженет.
Торнтон защищался, но уже явно не так убежденно:
– Ты просто не веришь, что Касс мог убить человека. Однако это свершилось, и преступление доказано судом. Ты, кажется, забыла, что я тоже был на месте убийства.
– Да, – задумчиво произнесла Дженет, – ты тоже был там.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковая Женщина - Фоли Ро


Комментарии к роману "Роковая Женщина - Фоли Ро" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100