Читать онлайн Роковая Женщина, автора - Фоли Ро, Раздел - Глава девятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковая Женщина - Фоли Ро бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковая Женщина - Фоли Ро - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковая Женщина - Фоли Ро - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоли Ро

Роковая Женщина

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава девятнадцатая

Шел третий час ночи, когда Поттер нажал кнопку звонка у двери Коллинжа.
– Так и знал, что рано или поздно в моем доме появится полиция, – заявил Грэм, взглянув на О'Тула, который стоял сзади Поттера. – Милости просим, раз уж пришли.
– Поттер уверял, что вы еще не спите, – извинился лейтенант.
– Этот пройдоха скажет что угодно, – пробурчал Коллинж.
Но так как на столе лежала раскрытая книга, все поняли, что детектив не ошибся.
Коллинж разлил в бокалы напитки и участливо посмотрел в усталые лица поздних гостей.
– Да, раскрывать преступления – нелегкое дело. Глядя на вас, это особенно заметно.
– Пришло время Пита Расслина на своей шкуре почувствовать, что все тайное становится явным. Да, задал он нам жару, – признался О'Тул, удобно устроившись в кресле. – Тройное убийство! Подумать только. Пойман с поличным, слава богу! Такое везение случается крайне редко: в одном случае из ста, а может, из тысячи.
– Надо же! Пит Расслин, преуспевающий адвокат, спасший Гранта от электрического стула! Я только что слышал последние известия, но не мог поверить своим ушам. Получается жуткий абсурд: пылкий любовник «помог» боготворимой Еве Грант организовать ее собственное убийство? – причитал Коллинж.
О'Тул вытянул ноги и отпил из бокала.
– Только один бокальчик, – зевнул лейтенант, – и домой, в постель. Как я устал! Почти забыл, как выглядит кровать.
– Нет уж, – возразил Коллинж. – Раз вы у меня, то сначала все мне подробно расскажете. Расслин! А я еще поил его отличнейшим ликером! Как это вам удалось разоблачить этого оборотня?
О'Тул с наигранной неприязнью посмотрел на Поттера.
– Когда я думаю, что ты обскакал меня на повороте, мне хочется посадить своего прыткого коллегу в соседнюю камеру с Расслиным. Тебя иногда слишком заносит.
– Но ты же сразу решил для себя, что убийца – кто-то из Грантов или оба сразу. Так что, выходит, я просто вынужден был испробовать другой путь.
– А ты знал, что у Расслина был роман не с Дженет, а с Евой? – спросил лейтенант.
– Нет, точно не знал, но догадывался. Это единственная версия, которая могла объяснить сплетение невероятных фактов. Одно я знал твердо. Дженет тут ни при чем.
– Послушайте, вы прекратите меня испытывать? Я умираю от любопытства. Не ходите вокруг да около, – взмолился любопытный Грэм Коллинж. Его писательское нутро взыграло.
О'Тул взглянул на Поттера, но тот полулежал в кресле, прикрыв глаза.
– Ну, хорошо, – сказал лейтенант. – Теперь, когда стали ясны причины неслыханных преступлений, история проясняется. Все знали, что Расслин – друг Касса и жених Дженет. Четыре года назад он сделал немыслимое, чтобы спасти Касса от электрического стула. Так что, принимая во внимание благородство адвоката, он оказывался вне подозрений.
– Да, святая правда, – заметил Поттер, не открывая глаз. – Однако Пит не желал, чтобы Касс вышел на свободу. Но он не сообразил, что Гранты – упрямое семейство, они не сдаются. Расслин знал, что, выйдя из Вентфорта, Касс не успокоится, пока не узнает истины. Тогда Расслин мог угодить под недреманное око полиции. Ведь наверняка кто-то видел, как Ева посещает его. И еще эти постоянные солидные выплаты со счета Расслина, которые оседали в бездонном кошельке Симмонса, знающего всю правду.
В глазах Коллинжа загорелся огонек профессионального литератора.
– Так Расслин раскололся сам? Вы завели дело? – спросил он О'Тула.
– Да, – ответил лейтенант. – Нам помогло одно скромное свидетельство: в момент убийства хромого старуха из дома напротив видела нашего Ромео. Она опознала его по фотографии из целого десятка других. Старуха рассказала, что он прокрался в здание склада вслед за Симмонсом, и заметила, как он уходил оттуда один. Шнурок, которым задушили Симмонса, точно такой же, каким убили Еву. Тем же шнурком маньяк пытался задушить и Дженет Грант.
– Браво, друг Горацио! – воскликнул Коллинж.
О'Тул обратился к Поттеру:
– А ты что молчишь? Это ведь твой звездный час. Почему я, а не ты обязан все рассказывать? Не отрицай, Гирам, что ты догадался обо всем до того, как Расслин признался.
– Так он все-таки раскололся! – воскликнул Коллинж. – Не понимаю. Ведь он – адвокат. Мог бы и отмолчаться.
– Его поймали на месте преступления. Четыре человека видели, как он накинул петлю на шею Дженет Грант. Теперь ему ничто не поможет, даже Господь Бог! Хотя у меня создалось ощущение, что Питу Расслину безразлична его судьба. Кажется, он даже мечтает, чтобы скорее вынесли приговор.
– Если вы еще в состоянии говорить, расскажите же все толком, – возмутился Коллинж.
О'Тул посмотрел на Поттера.
– Раз уж вы собираетесь болтать всю ночь, то я, пожалуй, выпью еще, – разохотился «именинник».
Грэм Коллинж взял три бокала и спросил друга:
– Может, тебе лучше скотч?
Поттер кивнул и не спеша начал свою детективную повесть:
– Все началось давно, когда Пит Расслин встретил Еву в ночном клубе. Он с первого взгляда понял, что его жизнь принадлежит этой роковой красавице. Все это время они были любовниками. Пит прекрасно знал, что он у нее не единственный. Но соперники поначалу не имели никакого значения. Может быть, как это ни странно, но именно развратная натура Евы и была главной причиной его фатальной страсти. Для Расслина не было секретом, что Ева отдает художнику предпочтение. Однажды Ева встретила Касса Гранта, состоятельного молодого человека, и вышла за него замуж. Расслину пришлось с этим смириться, но оставался еще Фредерик. Художник уговорил Еву позировать для портрета.
– Значит, портрет все-таки существует? – воскликнул Коллинж.
– Не мешай, – прервал его О'Тул, – Симмонс сфотографировал картину, и Ева испугалась публичной огласки ее связи с прославленным мастером. Она позвонила Питу и сказала, что он срочно должен что-то предпринять, помочь ей. Она не собиралась втягивать Касса в свой преступный замысел. Этот брак был ей удобен. Пит пробрался в мастерскую через сад за домом Мейтленда Фредерика и убил его.
– Но почему? – спросил Коллинж.
– Потому что Фредерик, а не Касс представлял собой грозного соперника. Ева любила страстного и талантливого живописца. К тому же это был двойной удар: убив Фредерика, Пит устранял с дороги и Касса. Расслин, как адвокат, понимал, что в убийстве художника первым и единственным подозреваемым будет Касс. Обезумевшему любовнику представился редкий случай одним махом избавиться от обоих соперников. Ева становилась его собственностью. Но бедняге не повезло. Он не ведал, что отчим Евы, Берн Симмонс, уже давно шантажирует падчерицу, с того самого дня, как сам отдал ее художнику. Симмонс неусыпно следил за мастерской Фредерика. У него был негатив злополучного портрета. К довершению всего в тот день Симмонс оказался свидетелем убийства Фредерика. Так вот. Когда Расслин убегал, задушив художника (на что потребовалось не больше пяти минут), он обнаружил, что за ним наблюдал Симмонс! Отчим Евы был не глуп. Поняв, что потерял один источник дохода, но приобрел другой – не менее полноводный – он обрадовался. Почему невольные сообщники не вернулись через сад на Шестьдесят Седьмой улице, мы никогда не узнаем. Возможно, их кто-то спугнул. Короче говоря, они воспользовались последним шансом: скрыться с места преступления с помощью Евы. Они прошли через дверь французской комнаты дома Мейтлендов, потом через дом Грантов, а наружу их выпустила сама героиня кровавой драмы.
– Ева – поистине роковая женщина, – произнес Коллинж. – Я вспомнил о той надписи, которую нашли на ее груди: « Моя роковая женщина! Тебе нравится это новое ожерелье?» Прямо мистическое совпадение с названием моей пьесы.
– Записку оставил Расслин. Это был тонкий, иезуитский ход. Он навещал в лечебнице брата Дженет и видел, что Касс читает Овидия. Расслин иронизировал, заметив, что Грант пытается соревноваться в учености с Торнтоном. Касс прочел ему отрывок из «Метаморфоз» и сказал:
– Античная героиня очень напоминает мне Еву.
Расслин ответил:
– Как странно. Я только что видел афишу. Она собирается играть главную роль в спектакле, который называется «Роковая женщина».
Так что Расслин умело использовал цитату из «Метаморфоз», как еще одну улику против Касса в деле об убийстве Евы. Во второй раз все должно было по дьявольским расчетам Расслина сойтись на Гранте. В течение четырех лет Симмонс без зазрения совести доил Расслина. Банкир адвоката рассказывал, что каждые две недели Пит снимал со счета кругленькую сумму в тысячу долларов. Потом Расслин узнает, что Ева намерена выйти замуж за Торнтона Гранта. Этот брак был опасен для Пита. Он хорошо изучил характер Торнтона и не сомневался, что самовлюбленный ревнивец будет следить за молодой женой, как сторожевой пес. И уж тогда он потеряет Еву навек. А Симмонс останется висеть у него камнем на шее до последнего вздоха.
– Ты так мелодраматично рассказываешь, – пробасил О'Тул, – что даже становится жаль этого раба любви.
– Кому это его жалко?! – взвился Коллинж. Поттер невозмутимо продолжил:
– Ева предупредила Расслина, что небольшая часть его писем к ней и один из отпечатков фотографии ее портрета все еще находятся в доме Грантов. Она передала ему ключи. Сегодня мы обнаружили их у Расслина. Они были нанизаны на кольцо с миниатюрными инициалами Евы. В той же связке был главный ключ от сквозной двери на третьем этаже. Теперь мы знаем, что именно Расслин обшаривал дом, пытаясь найти письма, которые являлись прямой уликой против него. Эта связка – подарок судьбы! Наверное, сейчас адвокат страшно зол на себя за то, что забыл про свой оригинальный подарок Еве – телефон-сейф. А может он просто не опознал аппарат в комнате сестры Касса. Дженет снова поселилась в старом доме, и опасность быть уличенным грозила Расслину. Но изворотливый Пит, ничего не подозревая, дважды выдавал себя. Первый раз, когда сказал про трещину в часах – они были целы и невредимы, когда же дом опечатывали, он сам уронил их во время очередной попытки найти письма. Второй раз – в театре, во время антракта, когда вернулся с бутылкой виски и спросил: «А что случилось?» Он не знал тогда, что Ева задушена.
– Продолжай! – Коллинж сгорал от нетерпения.
– Так вот, – устало протянул Поттер, – Дженет удалось вызволить Касса из лечебницы, и под угрозой оказалась вся хитроумная схема безбедного существования, казавшаяся Расслину незыблемой. Тем временем Симмонс донимал падчерицу. И Расслин предложил Еве расправиться с ним. План был таков. Ева должна была убедить Дженет прийти в театр на репетицию. Затем – придумать любой предлог, чтобы заманить ее за кулисы. Потом Расслину предстояло изобразить походку хромого, которая испугала бы Дженет. Пит убивает Симмонса. Дженет подтверждает появление хромого в театре – раньше-то ей не верили. Кроме ее брата, никто не заинтересован в гибели шантажиста, и убийство логически вешают на бедолагу Касса, этакого библейского козла отпущения.
– Ты хочешь сказать, что Ева знала о замысле покончить с отчимом, и согласилась помочь Расслину?
Коллинж был сражен.
– Ева однажды была сообщницей Расслина в убийстве Фредерика и покрыла его, – угрюмо заметил О'Тул.
– Только вот один пустячок, – съязвил Поттер. – Ева и не ведала, что на самом деле у Расслина была другая цель. Он снова задумал двойной удар. Обожаемая Ева тоже должна была погибнуть. Что же сегодня Расслин сочинил о своей последней жертве, О'Тул?
– Он заявил, что Ева была как неизлечимая болезнь, как наркотик: познав ее, мужчина уже не мог без нее жить.
– Так вот. Сначала все шло как по маслу. Ева и Расслин уговорили Грантов прийти в театр на репетицию. Но Ева, видно, почуяла неладное. На свою беду влюбленная женщина доверилась Расслину. Она простодушно рассказала адвокату, что накануне, доведенная до исступления проделками отчима, обратилась в полицию за помощью; что полицейские были в театре и рассыпали какое-то специальное вещество в гардеробной. Еве казалось – она обезопасит себя, если Симмонса арестуют. Она не сомневалась: хромой побоится сообщить, что был свидетелем убийства Фредерика. Иначе его осудили бы за сокрытие преступления и шантаж. Расслин был в шоке. Потом он, видно, успокоился, решив, что продумал «шахматную партию» до тонкостей, и победит непременно. Ева заманила Дженет за кулисы, испортив платье, Пит кинулся в бар за углом, купил бутылку скотча, бросил чек на прилавок и выскочил. У него ушло на эти манипуляции три минуты, не больше. Расслин понимал, что его короткое отсутствие в театре не являлось твердым алиби, но он не мог допустить самого страшного – попасть в круг подозреваемых. В театре оставались Касс и Дженет. Пит был почти уверен, что подозрение падет на них. Потом Расслин пробрался в гардеробную театра через пожарный выход, надел старый плащ, чтобы защититься от флуоресцеина, оставив бутылку со скотчем на столе...
– Откуда тебе известны такие подробности?
– Мы нашли круглое пятнышко от донышка на столе за сценой. Затем адвокат дождался, пока Дженет уйдет из гримерной Евы. Он кинулся через пожарный выход на улицу, изображая походку хромого. Дженет побежала за ним.
– Так значит, это Расслина, а вовсе не Симмонса, она пыталась догнать?
– Да, это Пита она ухватила за плащ. Дженет потеряла его след в толпе, на улице. Расслин благополучно вернулся в театр, взял бутылку скотча, сбросил плащ и направился в гримерную Евы. Чтобы задушить возлюбленную и оставить записку, ему потребовалось минуты две, не больше.
– Зачем ему нужна была эта записка?
– Веская улика против Касса, еще один иезуитский прием с целью отвести от себя подозрение. Но тут, словно наваждение, он увидел, как Симмонс наблюдает за ним из окна, выходящего на аллею. Расслин понял, что Берн все видел: как он изображал хромого, как вбегал и убегал; видел, как Дженет мчалась за ним по аллее. Он понял, что попал в западню, и снова из-за вездесущего Симмонса. Хромой же не сразу сообразил, что произошла трагедия. Только на следующее утро, когда Берн прочитал в газетах об убийстве Евы, он позвонил Расслину. Секретарь рассказала нам, что она подслушала их разговор. «Двойные проблемы – двойные деньги», – изрек Симмонс. Расслин был раздавлен. Все летело к черту.
Поттер держался спокойно. Ему не хотелось говорить о смертельной опасности, угрожавшей Дженет.
– Вот на чем он попался – на Симмонсе, гнусном вымогателе и сообщнике, – завершил свою повесть Гирам.
Коллинж изумленно посмотрел на О'Тула и Поттера:
– Так, значит, это именно господин адвокат договорился встретиться с Симмонсом на складе, затем позвонил Дженет Грант и, изменив голос, потребовал денег? – Писателя коробило от изуверской жестокости адвоката.
– Да, он, собственной персоной. Расслин хорошо изучил характер мисс Грант и был уверен, что великодушная Дженет попадется на эту испытанную удочку, – сказал Поттер. – Он знал также, что у Касса есть твердое алиби и полиция будет искать кого-то другого.
– Поттер поразительно точно взял след! – О'Тул гордился своим коллегой. – Мы проверили квартиру Расслина. Оказалось, что этот растленный тип встречался с Евой долгие годы. Тогда становится понятным многое. Загнанный в угол Казанова предпринял еще одну авантюру, чтобы спасти свою драгоценную шкуру. Решил сделать предложение Дженет, но, как оказалось, у девушки были совсем иные замыслы, связанные с ее будущим.
О'Тул не удержался и выразительно посмотрел на Поттера. Приятель упрямо отмалчивался, и лейтенант сменил тему.
– Ну а потом в доме Грантов появился я, – промолвил О'Тул, – и сообщил, что мы освобождаем Касса Гранта. Так что Расслину предстояло действовать быстро. Он дождался, когда Касс вернется из участка, и вызвал его к себе в офис. Убедившись, что Касс вышел из дома, Расслин пробрался в особняк Грантов через сквозную дверь. По его дьявольскому сценарию гибель Дженет должна была выглядеть как самоубийство. С собой у него была толстая веревка, на которой он собирался повесить сестру Касса, женщину, которую якобы нежно и преданно любил. Но к тому моменту режиссура преступника не представляла никакой загадки, наши люди постоянно следили за домом.
Коллинж поднял бокал и предложил тост в честь лейтенанта и Поттера.
– Итак, за счастливый финал?
– А я тебе что говорил? – Поттер не скрывал «торжества победителя».
– Да нет, я уже не о том. Лейтенант, какой сюжет для пьесы! И ты – в главной роли! С твоими внешними данными ты мне очень подходишь.
– Слушай, лучше прекрати издеваться, – проворчал польщенный О'Тул.
На следующий день поздно вечером Поттер и О'Тул по горячей просьбе Касса Гранта приехали на ужин. Касс встретил приятелей в дверях и сердечно пожал им руки. Дженет, бледная и тихая, молча улыбалась. Касс ухмыльнулся:
– Сегодня утром заходил Торнтон. Раньше у него, видно, не было возможности объясниться. Он сказал, что переведет полагающуюся мне долю наследства на мой счет, как только официальные бумаги о реабилитации будут подписаны. Дьявол! У него так дергалась голова, что я подумал, не заразная ли это болезнь. Через несколько минут нашей беседы заметил, что я сам дергаюсь, словно марионетка.
– Торнтон еще легко отделался, – сказал О'Тул. – Представляешь, что было бы, если бы наш интеллектуал женился на распутной красавице-побрякушке?
– Кстати, о ваших людях, – заметила Дженет. – Слава богу, что все хорошо кончилось. А сколько народу вы вчера тут поставили, чтобы следить за домом?
– Одного в саду, одного у черного входа и одного возле парадного. Еще один наблюдатель был на третьем этаже, следил как вы бродили по комнатам, мисс Грант, – ответил О'Тул.
– Господи! Я забыла сказать спасибо. Не знаю, как и благодарить вас.
– Скажите спасибо Поттеру, это он все распутал, – великодушничал О'Тул.
Дженет подняла на Гирама темные глаза, но тут же опустила их.
– Да, я знаю. Касс налил бокал:
– За вас, друзья! Мы с Дженет непременно придумаем, как отблагодарить наших рыцарей.
О'Тул провозгласил тост:
– За новую жизнь!
– Ну, теперь-то она обязательно наступит, – ликовал Касс. – Для нас обоих. Дженет собирается продать магазин.
– А что дальше? – спросил лейтенант, лукаво поглядывая на детектива.
Мисс Грант подняла глаза на Поттера, но вновь смутилась:
– Я еще не решила.
Вдруг Поттер быстро заговорил. Он объявил, что скоро собирается на юг, отдохнуть, полюбоваться красотой Красных Лесов и Гранд Каньона. Говорят, зрелище того стоит. Детектив опустошил бокал и заторопился домой, как будто ему предстояло уезжать прямо сейчас. Он исчез так быстро, что никто и не успел ничего понять. Гости умолкли. Спустя какое-то время О'Тул прошептал, горько вздохнув:
– Бедняга!
– Это почему же? – спросил Касс.
– А вы знаете, как мы с ним познакомились? Гирам помогал мне в одном сложном деле. Я расследовал убийство. А убийцей оказалась девушка, которую он очень любил. Она сейчас в тюрьме и уже никогда не выйдет на свободу. Состояние ее здоровья сильно ухудшилось, но Поттер продолжал любить ее и сильно страдал. – О'Тул протянул руку к бокалу. – С годами, мне кажется, ему удалось побороть эту безысходную страсть. Он снова влюбился. Но теперь мой друг боится этого чувства и поэтому бежит прочь.
– А зря, – посетовал Касс. – Мне нравится быть дома. Я бы никогда не оставил родное гнездо.
– Да, дома хорошо, но у нас еще уйма дел впереди. – Дженет как-то особенно улыбнулась, и ее глаза заблестели.
– Гранд Каньон весной – повторила она слова Поттера.
Касс с удивлением смотрел на сестру. Она порозовела...
– Помнишь тост, который ты произнес, когда вернулся домой? Давайте снова выпьем за незаконченное дело!
– Правильно, детка! Не сдавайся, – напутствовал О'Тул. – Если ты удержишь старину Поттера, то тебе удастся все на свете. Я очень на это надеюсь...




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Роковая Женщина - Фоли Ро


Комментарии к роману "Роковая Женщина - Фоли Ро" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100