Читать онлайн Упрямая девчонка, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямая девчонка - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Упрямая девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

О том, чтобы вернуться, нечего было и мечтать. Она уже провела целую ночь в дороге. Нет, не совсем одна — но от этого становилось только хуже. Мелисанда все время была с этим незнакомцем, с мужчиной! У нее больше нет денег, чтобы нанять служанку — и уж тем более уговорить ее солгать о прошедшей ночи. Что делать? Господи, что же теперь делать?
Паника ледяными тисками сдавила ей сердце, по спине побежали мурашки. Дышать стало так трудно, что казалось, еще миг — и она потеряет сознание.
«Нет! — твердила она про себя из последних сил. — Нет! Я должна быть спокойной и рассудительной. Я обязательно должна найти выход!»
Но сердцем Мелисанда понимала, что выхода нет и быть не может. Она вела себя как последняя дура. Она мысленно вернулась к событиям прошедшей ночи. Кто бы мог подумать, что с тех пор едва миновало двенадцать часов? Она вспомнила свой испуг и отвращение при мысли о том, чтобы стать женой лорда Беллингема. Это казалось сущей ерундой по сравнению с тем ужасом, что сковал ее теперь. Она выбрала бы несравнимо меньшее зло, если бы осталась во дворце и постаралась уговорить отца. Даже если бы ей пришлось подчиниться его воле и стать невестой Беллингема — это было не так страшно!
Потому что отныне ей конец: она опозорена в глазах света! От этой мысли кровь стыла в жилах. Мелисанда ничком рухнула на голые доски развороченной кровати и спрятала лицо в ладонях. Овладевшее ею отчаяние было столь глубоко, что у нее не оставалось сил даже на слезы.
Внезапно ей пришла в голову дикая мысль: а что, если сказать, будто ее похитили? Но какой от этого прок? Ведь репутацию этим не восстановишь! Всем на свете давно известно, что когда разбойники похищают невинную девицу, то перво-наперво лишают ее девственности!
Итак, она сама, своими руками лишила себя будущего. Такого чудесного, такого блистательного будущего жены сиятельного вельможи. Еще двенадцать часов назад она могла не сомневаться в том, что станет герцогиней. Это был настоящий триумф, партия, о которой она не смела даже мечтать. И кого волнует, что лорду Беллингему нравится строить глазки другим женщинам — может, это даже к лучшему? Предоставленная самой себе, Мелисанда могла бы жить в свое удовольствие и ни от кого не зависеть. И что плохого в том, что он был строг со слугами? Она же не собиралась ему ни в чем перечить! Нет, она проводила бы время одна, в своих покоях в герцогском замке, и наслаждалась бы теми преимуществами, которые давали ее богатство и знатность. Ну почему, почему она не подумала об этом, когда прошлой ночью выскочила из проклятого окна?
Кто-то постучал в дверь.
— Эй, Мел!
При звуках знакомого голоса в глазах у Мелисанды вскипели злые, отчаянные слезы, и она чуть не разрыдалась. Мало ей собственных бед — так нет, извольте еще нянчиться с этим полоумным! Ах, почему она не поднялась на рассвете и не ушла потихоньку, оставив его одного? Ну зачем он ей? О чем она думала, когда брала его с собой? Какой прок от сумасшедшего? А ведь он сам признался Мелисанде, что не в своем уме!
Стук повторился. Мелисанда торопливо вытерла слезы, но так и не двинулась с места. Может быть, он сам решит, что его оставили здесь на произвол судьбы, и помчится за Мелисандой вдогонку?
— Мел! Хватит дурить, отзовись! Я знаю, что ты здесь. Тот тип внизу сказал, что ты еще не уехала! — Флинн постучал еще, громко и настойчиво. — Послушай, через минуту я открою дверь и все равно войду, так что лучше предупреди сразу, если ты не одета!
Мелисанду охватили странное безразличие и немота. Как будто душа оцепенела и погрузилась в стылую мертвящую пустоту. Ну и пусть себе входит — хуже уже не будет. Ее жизнь загублена. Он может войти сюда и застать ее совершенно голой. Она и так скомпрометирована настолько, что может ничего не бояться. Достаточно того, что она вообще опустилась до столь близкого общения с каким-то простолюдином, да к тому же сумасшедшим. Общество никогда не простит ей столь грубого нарушения приличий.
Флинн решительно толкнул дверь, но она не поддалась, так как была заперта. Мелисанда посмотрела на дверь с отстраненным интересом. Ведь вору как-то удалось проникнуть в комнату! До сих пор она считала, что сама позабыла запереться… если только это не сделал хозяин таверны. Этот отвратительный тип мог явиться сюда с запасным ключом, утащить у нее кошель и скрыться, спокойно заперев за собой дверь. В этом случае у нее не остается иного выхода, кроме как заявить о краже констеблю. То есть самой сдаться в руки властей, наверняка извещенных о ее бегстве.
— Ну вот, теперь я точно знаю, что ты здесь, Мел! Иначе дверь не была бы заперта!
Мелисанда почувствовала, как где-то в глубине души просыпается гнев на этого настырного мужлана. Она вскочила с кровати, повернула ключ и рывком распахнула дверь.
— Никогда не смей меня так называть, понятно? — выпалила она, бешено сверкая глазами. Все ее тело буквально излучало душную, животную ярость.
Флинн отшатнулся, и на его красивом лице застыли испуг и недоумение. Сейчас, в ярком свете дня, его красота показалась Мелисанде безупречной. Ясные голубые глаза, правильные черты лица, ровные белые зубы, красиво очерченный рот не могли оставить ее равнодушной. На его широкой груди так и перекатывались мощные мускулы. Вчера это трудно было заметить, но сегодня он предстал перед Мелисандой в одной белой рубашке с расстегнутым воротником. Между прочим, края рубашки не были заправлены в штаны, и одного вида свободно болтавшегося подола было достаточно, чтобы вспомнить, что перед ней несчастный сумасшедший. И тем не менее ей трудно было отвести взгляд от мужественного лица и роскошной гривы густых темных волос этого странного незнакомца.
Его изящно очерченные губы скривились в язвительной гримасе.
— Очень мило, мисс Смит. Почему вы так долго не открывали?
— Это тебя не касается!
— Ладно. — Ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы не поддаться обиде. — Когда ты намерена отправляться? Я хотел убедиться, что ты не оставила меня одного в этой дыре. — И добавил с циничной ухмылкой: — Что-то подсказало мне, что не мешает подняться как можно раньше, на тот случай, если ты будешь очень спешить.
— Хорошая мысль, — с холодной улыбкой процедила она.
Напускная бравада изменила ему на мгновение — Мелисанда видела это по его глазам. В его взгляде промелькнула то ли растерянность, то ли разочарование при мысли о том, что подтвердились его самые худшие опасения и что она действительно собиралась от него избавиться.
— О'кей, — задумчиво произнес он. — Ну что ж, пока ты прикидывала, как смыться отсюда без меня, я побеседовал с нашим мистером Гостеприимство насчет жеребца, которого мы «нашли» прошлой ночью, а заодно и насчет кареты до Лондона. Он уверяет, что мы доберемся туда поздно вечером. — Тут, как и полагается полоумным, он рассмеялся каким-то своим непонятным мыслям. — Еще я приказал этому парню подать нам завтрак не позднее чем через пятнадцать минут.
Мелисанда сглотнула тугой комок, стоявший поперек горла.
— Похоже, ты не терял времени даром, — пробормотала она, одолеваемая тревожными мыслями. У нее больше нет возможности за все это заплатить. У нее вообще нет возможности за что-то платить. — Полагаю, тебе хватило проворства не только заказать завтрак и карету, но и рассчитаться с хозяином за его хлопоты? Или ты вообразил, что я обеспечу твои нужды за свой счет?
— Да, до сих пор мне казалось, что это входит в условия нашей сделки, — сурово прищурившись, ответил он.
— Ну так вот, теперь она отменяется! — выпалила Мелисанда с таким чувством, как будто ныряла головой в омут. — Скажи хозяину, что завтрак нам не нужен. И карета тоже. Я решила, что карету слишком легко будет выследить.
— Ну и что с того? К тому времени, как ее выследят, мы успеем добраться до Лондона!
— Нет! — Мелисанда упрямо качнула головой. — Я не желаю, чтобы они знали, куда я направляюсь!
Флинн в замешательстве взъерошил рукой свои и без того растрепанные волосы — причем этот жест почему-то показался Мелисанде смутно знакомым — и потупился. Но через секунду поднял глаза и спросил:
— Надеюсь, ты не намерена брать с собой эту бешеную скотину? Готов поспорить на что угодно — его тоже будут искать. И провалиться мне на этом месте, если я снова подойду к нему ближе чем на милю.
— Нет, мы не возьмем Марлибона с собой, — заверила Мелисанда с брезгливой гримасой. Неужели он никогда не научится правильно говорить?
— Хорошо. Чем же тогда мы намерены заняться?
— Мы намерены пройтись пешком. — Мелисанда старалась говорить как можно решительнее, хотя внутри у нее все сжималось от страха.
— Пешком?! — Он явно не поверил своим ушам и расхохотался. — Пешком до Лондона? Да ты в своем уме?
В последнем Мелисанда сильно сомневалась. Пешком они будут тащиться целую вечность — и что станет с остатками ее репутации? Но с другой стороны, что еще прикажете делать? Единственная надежда исправить положение состояла в том, чтобы как можно быстрее добраться до тети Фелисити и уговорить ее сочинить какую-нибудь правдоподобную историю. Если она пожалеет Мелисанду и скажет всем, что племянница явилась к ней в сопровождении служанки, то ни у кого не возникнет никаких вопросов.
— Мистер Патрик, если из нас двоих кто-то не в своем уме, то это скорее вы, нежели я. С моей точки зрения пешее путешествие обладает рядом очевидных преимуществ. Никто не ожидает от нас подобного шага, так как все будут искать нас в карете. А мы, в свою очередь, сможем двигаться обходными путями, избегая больших дорог и перекрестков. Ведь лорд Беллингем и мои родители прежде всего расставят своих людей в этих местах.
— Послушай, вчера, когда я ехал на машине со скоростью примерно в шестьдесят миль, мы добирались до Мерстана не меньше часа. И это только от железнодорожной станции. Наверняка путь до самого города будет еще длиннее и займет не один день!
Мелисанда перевела дыхание и гордо задрала нос.
— Послушай, тебе не надоело болтать всякую чушь? Потому что твои безумные речи о том, что можно добраться до Лондона за час, только оскорбляют меня.
— Ну да, в отличие от твоих! — горько рассмеялся он.
— А теперь потрудись отказаться от завтрака и кареты, пока нас не заставили за них платить. К этому времени я буду готова двинуться в путь.
— Надеюсь, тебе известно, что там, снаружи, идет дождь? — язвительно поинтересовался Флинн.
— Безусловно, — отчеканила Мелисанда, в сердцах проклиная очередную неудачу.
— И тем не менее тебе приспичило идти пешком?!
— Если мне что и приспичило, мистер Патрик, так это как можно скорее оказаться в Лондоне, в уютной гостиной возле камина, с чашкой горячего чая в руках. Но для этого мне нужно преодолеть долгий путь до города, осложненный необходимостью сохранить в тайне мое имя! Ты будешь помогать мне в пути, а я, в свою очередь, помогу тебе в Лондоне. Или наше соглашение больше тебя не устраивает?
— Ну, насколько я могу судить, наше так называемое соглашение успело существенно измениться. Несмотря на то что я называюсь твоим братом, ты по-прежнему унижаешь меня, как нерасторопного слугу. Ты сама обещала оплатить в дороге мои расходы, однако теперь не желаешь купить мне даже пару яиц. Что с тобой случилось?
— Понятия не имею, что ты хочешь этим сказать! — выпалила Мелисанда, испуганно выглянув в коридор. — И ради Бога, говори тише!
— Ты не понимаешь, что я хочу сказать? Нет, вы послушайте только! Сначала раздает приказания направо и налево, а потом не желает ничего понимать! Нет, это я не могу понять, почему я должен бегать, высунув язык, отказаться от кареты и завтрака и вместо этого тащиться за тобой пешком на пустое брюхо!
— Любой приличный джентльмен почтет за честь оказать леди столь незначительные услуги!
Флинн в немом негодовании закатил глаза.
— Ни один приличный джентльмен не захочет связываться с такой сво… — Он оборвал себя на полуслове, раздраженно глянув на Мелисанду, и поправился: — С такой своеобразной леди!
— Чем своеобразнее леди, тем большую честь она оказывает избранному ею джентльмену! — заявила девчонка с неподражаемым апломбом. — Ну что, ты готов исполнить мои просьбы — или мы будем препираться до тех пор, пока сюда не нагрянет сам лорд Беллингем? Считаю своим долгом признать, что подобный сценарий меня совершенно не устраивает. Я не собираюсь гнить заживо в темнице у лорда Беллингема, пока местный магистрат будет решать, стоит ли тебя повесить за конокрадство!
Мелисанда откровенно блефовала. Хоть он и полоумный, ему хватит ума свалить на нее пропажу Марлибона, Флинн уже намекал ей на это. Да и Беллингем скорее поверит, что это она украла жеребца, убегая из поместья, чем какой-то умалишенный бродяга. Ведь необычная для юной девицы дерзость и решительность Мелисанды Сент-Клер не были ни для кого секретом. Однако, как это ни странно, ее смешная угроза помогла добиться цели.
— Отлично. — Флинн нехотя повернулся и кинул через плечо: — Будь по-твоему, сестренка! Просто обожаю целыми днями гулять под проливным дождем! — Громко топая, он спустился вниз. — Надеюсь, погода будет достаточно мерзкой и холодной. Так хорошо пройтись миль двадцать натощак! Пожалуй, от голода я загнусь прежде, чем попаду на виселицу!
Его недовольный голос постепенно смолк в отдалении. Мелисанда вернулась в комнату и закрыла дверь.
Флинн не переставал оплакивать свою горькую долю. Вчера ему пришлось несладко, и он всерьез полагал, что хуже и быть не может. Но вот наступил новый день, а его положение не изменилось. Размозженный локоть болел пуще прежнего, он снова промок до нитки и вынужден шлепать пешком неведомо куда по местности, даже отдаленно не напоминавшей предместья такого большого города, как Лондон. Вдобавок его спутница, на данный момент именуемая мисс Смит, не проронила ни слова на протяжении целых двух часов.
Он исподтишка посмотрел на нее. Мелисанда упрямо шагала вперед, сгорбившись под холодным дождем и натянув капюшон плаща на самый нос. Откуда в ней такая стойкость? Ведь в отличие от Флинна эта девушка отправилась на поиски приключений по собственной воле. Мерзавец Беллингем, похоже, не на шутку испугал этого избалованного цыпленка, если она решилась на подобную эскападу в одиночку.
Но чем дольше он всматривался в точеный профиль, видневшийся из-под края капюшона, тем чаще ловил себя на мысли о том, что этот цыпленок должен быть наделен стальными нервами. Несмотря на то что в начале пути Флинн битый час упражнялся в остроумии, перемежая язвительные замечания по поводу погоды жалобами на свою незавидную участь, девица шагала вперед как ни в чем не бывало. Напрасно он надеялся смягчить это каменное сердечко. Мелисанда и не подумала нанять экипаж. Она страдала от тягот пути ничуть не меньше самого Флинна, но ни разу не пожаловалась.
— А скажи-ка мне, Мел, — Флинн нарочно употребил запретное слово в надежде растормошить ее любой ценой, — ты вообще знаешь, что такое голод?
Последовало длительное молчание, и Флинн совсем было решил, что не дождется ответа. Но вот из-под капюшона послышалось усталое:
— Конечно.
— Ну что ж, тогда нам лучше всего немедленно остановиться где-нибудь и перекусить! — просиял Флинн.
Он вскинул голову, не обращая внимания на дождь, и стал внимательно осматриваться. Как назло, вокруг них простиралась совершенно голая равнина без малейших признаков жилья. Только дождь с тихим шорохом неустанно падал на мертвые поля и покрывал рябью мутные лужи на дороге.
Флинн снова покосился на Мелисанду и обнаружил, что девушка смотрит на него.
— Что, присмотрел уютное местечко? — осведомилась она, надменно вскинув бровь.
— Нет еще. — Он подумал и добавил: — Хотя мы уже миновали несколько забегаловок, где можно промыть мозги. — Он весело расхохотался над собственной шуткой, гадая про себя, не сочтут ли его после этого окончательно свихнувшимся.
Как и следовало ожидать, Мелисанда даже не улыбнулась.
— Понятно, на что я намекаю? — Флинн все еще пытался шутить. Честное слово, ему было бы гораздо легче, если бы не ее надутый вид!
— Конечно, но все равно мне невдомек, какое отношение мытье головы имеет к еде.
— Мытье? Это ты о чем?
— Ты же сам говорил о промывке мозгов, — с досадой напомнила она.
— Да нет же, промыть мозги — это значит выпить что-то в баре… или пабе по-вашему… ну, теперь тебе ясно?
Она задумалась, надув губы.
— И все равно это не смешно.
— А тебе вообще бывает смешно? Хоть когда-нибудь? Или ты всегда такая угрюмая?
Она резко обернулась к нему, и оба остановились. Флинн не мог сказать с уверенностью, отчего ее лицо было таким мокрым: от слез или от дождя. Судя по горестной гримасе, это скорее всего были слезы, и он тут же взмолился про себя, чтобы его догадка оказалась ошибочной. Флинн терпеть не мог, когда женщины плачут. Это заставляло его чувствовать себя никчемным и беспомощным. В итоге он начинал нервничать еще больше и вел себя как последний кретин.
— Мистер Патрик, — начала она таким тоном, что можно было не сомневаться: на ее лице блестели слезы, — вы не имеете ни малейшего представления о том, в какие неприятности мы с вами угодили. — Она умолкла, невольно всхлипнула, но тут же упрямо тряхнула головой. Однако взгляд ее оставался таким же горестным и загнанным. — Вернее, угодила я. Понимаете… — Она явно сделала над собой усилие, чтобы решиться на подобное признание и не разрыдаться в голос. — Понимаете… мои деньги… все мои деньги были похищены в таверне в Танбридже.
Он коротко хохотнул, считая, что ослышался. Но у Мелисанды был такой вид, что ему мгновенно стало не до смеха.
— Похищены? — переспросил он. — Весь этот толстый кошель? — Он припомнил, как солидно звякнуло его содержимое, когда Мелисанда положила кошель на конторку. Судя по всему, там было немало денег.
Она кивнула, с несчастным видом кусая губы.
— Ну… — Не зная что сказать, он широко развел руками. — Господи, но почему ты до сих пор молчала? Почему не сказала ни мне, ни тому старикашке? Черт по… — Он умолк, схватившись за голову. — И тебе хватило ума просто взять и уйти, не сказав худого слова? Неужели нельзя было обратиться к кому-то за помощью?
— Как только я обратилась бы за помощью, в таверну явился бы констебль.
— Тем лучше! — горячась воскликнул Флинн. — Это же их работа! Может, по горячим следам он поймал бы вора? Ты заперла дверь на ночь? И где лежал твой кошель? Может быть, ты просто забыла, куда его спрятала? — Он со всей силы поддал ногой подвернувшийся на дороге камень. — Черт побери, ну почему ты ничего не сказала? Я помог бы тебе искать. Спорим, я бы непременно его нашел?
Он так разгорячился, что не сразу заметил, как Мелисанда качает головой в ответ на его упреки.
— Моя дверь была заперта всю ночь, и я отлично помню, куда спрятала деньги. Скорее всего их украл сам хозяин. Честно говоря, он с самого начала не вызвал у меня доверия.
— Уж это точно! — подтвердил Флинн. — Он так и ел глазами твой кошелек, как только ты его вынула. Но тогда тебе тем более следовало поднять шум. Я бы живо вышиб у него дурь из башки и заставил вернуть все деньги!
Она улыбнулась — впервые за день.
— В чем дело? — удивился он. — Разве это так смешно? По-твоему, я бы с ним не справился? С этим старым хрычом? Будь я проклят, если бы не отдубасил его одной левой! И если уж на то пошло… все, поворачиваем! — И он решительно развернулся на сто восемьдесят градусов. — Мы возвращаемся в Танбридж!
— Что? — пискнула Мелисанда в полной растерянности.
Флинн с воодушевлением топал прямо по лужам. За спиной раздались ее торопливые шаги. Наконец она догнала его и схватила за руку.
— Ты соображаешь, что нас там ждет? Ну хорошо, мы вернемся и заявим о том, что нас обокрали. Как по-твоему, кого они позовут?
— Уж не полицейского ли? — Собственная фраза показалась Флинну верхом остроумия и сарказма. — Не того ли парня, который сажает людей в тюрьму за воровство и грабеж?
— Они позовут констебля, — сурово отчеканила Мелисанда. — Того парня, который сажает в тюрьму плохих людей. Таких, как грабители или конокрады…
Флинн остановился как вкопанный.
— Не говоря уже о том, что о моем бегстве лорд Беллингем первым делом известит мирового судью, а тот отдаст соответствующий приказ констеблю. Как только мы явимся в Танбридж и поднимем шум из-за украденных денег, нас схватят. Теперь ты понял? Мы сами себя погубим!
Флинн чуть не лопнул от злости. Ох, попадись ему сейчас этот проклятый Вонючка! Он удавил бы его голыми руками, он спустил бы с него семь шкур за такую подлость. Пронырливый, скользкий ублюдок! Флинн провел руками по лицу, стараясь совладать с душившей его яростью.
— Боже мой… — простонал он. — И что мы теперь будем делать?
— Не знаю, — призналась она с тяжким вздохом.
Он безвольно уронил руки и посмотрел на свою спутницу. Ничего удивительного, что с самого утра она была мрачнее тучи. Пожалуй, ей не повезло еще сильнее, чем ему. Как ни смешно было в этом признаться, но для Флинна очередная неприятность уже ничего не могла изменить. Тогда как для нее, судя по всему, жизнь превратилась в настоящий кошмар. Она не могла надеяться на то, что однажды проснется и он развеется без следа.
— Хорошо, — начал он более спокойным тоном. — Нет денег — и не надо, не так уж все плохо.
— Не так? — В широко распахнутых темно-карих глазах вспыхнула такая трогательная надежда, что Флинн буквально растаял под ее взглядом.
— Ну, я хочу сказать, что по крайней мере мы до сих пор не видели признаков погони. И нам следует с толком распорядиться полученной свободой.
Но почему-то эта здравая мысль не очень ее утешила. Она мрачно уставилась в землю.
— И даже если мы будем двигаться пешком, рано или поздно все равно попадем в Лондон. — И Флинн пошел в ту сторону, куда они брели все это утро. — Кстати, у тебя есть кто-нибудь в Лондоне?
— Тетя Фелисити. — Мелисанда как могла приободрилась и постаралась приноровиться к его стремительным шагам.
— Ого, да это просто прекрасно! Да здравствует старушка Фелисити! Я очень рад. Вы с ней в хороших отношениях?
Он успел заметить, как на ее губах промелькнула слабая улыбка, и моментально воспрял духом. Еще бы — не каждый день удается утешить женщину, доведенную до слез, да вдобавок заставить ее улыбнуться! Разве он не молодец?
— Она совсем еще не старая, — сказала Мелисанда. — Если уж на то пошло, она очень красивая женщина, и мы с ней прекрасно ладим.
— Так вот куда ты спешишь! — воскликнул Флинн. — Готов поспорить, она непременно поможет тебе выкарабкаться из этой передряги!
— Я очень на это надеюсь. — Мелисанда снова помрачнела.
— А почему бы и нет? Ведь вы подруги! Стало быть, через пару дней мы попадем под крылышко к тете Фелисити, и она объяснится за тебя с твоими родителями. Нет проблем! А кому она приходится родственницей — твоей матери или отцу?
— Она родная сестра моего отца.
— Еще лучше! — с воодушевлением подхватил он. — Тогда она в два счета вправит мозги твоему старику и объяснит, что этот самый Беллингем тебе не пара. Ха, да я бы на него и два цента не поставил! Ну, в том смысле, что если парень любит развлекаться так, как он вел себя с той дамочкой на крылечке — пусть не корчит из себя жениха! Слушай, да если бы твой папаша увидел это своими глазами — наверняка сам бы схватился за пистолет и вышиб этому гаду мозги!
— Я очень в этом сомневаюсь.
— А я нет! Вот если бы у меня была дочь и ее жених оказался бы таким дерьмом…
Ну вот, теперь она точно улыбалась, и Флинну стало так хорошо, что даже дождь показался не таким противным.
— …в общем, я бы не пожелал ни одной нормальной женщине выйти замуж за такого типа.
— Хотела бы я посмотреть на вашу дочь, мистер Патрик. Может, ей удалось бы сделать из вас настоящего джентльмена! Во всяком случае, мне это оказалось не под силу!
— Эй, послушай, да я и так джентльмен хоть куда! Просто я не люблю манерничать и оттого могу показаться грубым, понимаешь? Но когда надо, мой внутренний джентльмен выходит наружу, и тогда я веду себя исключительно галантно.
— Твой «внутренний джентльмен»?
— Ага, это из той дребедени, которой нас потчуют психотерапевты.
Он посмотрел на Мелисанду и убедился, что она наблюдает за ним с брезгливо-жалостливым выражением: «Ах, он и правда рехнулся!»
— Это просто такая… шутка, — пояснил Флинн с грустной улыбкой. — Ну, так принято говорить у нас в Америке. Не обращай внимания.
Они двинулись дальше, и хотя Мелисанда снова замолчала, Флинна согревало ощущение зарождавшейся между ними дружбы. Эта упрямая девчонка начинала ему нравиться. Она сильна духом, она умна и чертовски красива. Окажись он сейчас в своем уме — вернее, в своем времени, — непременно бы ею увлекся. Однако в данной ситуации его восторгам суждено продлиться не более, чем затянувшемуся бреду. Да, она очень интересная, пожалуй, даже выдающаяся особа, но он же не может влюбиться в нее во сне!
Миновало еще несколько часов, и в животе у Флинна вовсю урчало от голода. Он ничего не ел с тех пор, как ушел со свадьбы, и у него начала кружиться голова. Ослабевшие ноги заплетались и не желали слушаться. Зато дождю все было нипочем: знай себе лупил и лупил по осклизлой земле весь день напролет. Флинн снова стал думать о том, что от холода наверняка подхватит пневмонию.
— Смотри-ка! — нарушил унылое молчание голос Мелисанды, показавшийся ему особенно близким среди пустынного пейзажа.
Флинн проследил за ее взглядом. По левую руку от дороги виднелась чахлая роща, и над вершинами деревьев курился сизый дымок.
— Наверное, там кто-то живет, — предположила она.
— Слава Богу! Может, они поделятся с нами едой?
— Думаешь, стоит попробовать? — Она задумчиво рассматривала струйку дыма на горизонте.
— Им же будет лучше. Не то я вырублюсь прямо у них на пороге, и им придется самим меня хоронить!
— Да, я тоже немного ослабла.
Он с сочувствием посмотрел на Мелисанду. Ее лицо осунулось от усталости и побледнело, а под глазами залегли тени.
С трудом выдирая ноги из жадно чавкавшей липкой глины, они побрели по направлению к роще. Несколько раз Флинн едва не лишился обуви, вытаскивая из грязи босую ногу.
Стоило оказаться под древесными кронами — и сразу стало легче от того, что дождь больше не барабанил по голове. Целый день, проведенный под монотонными ударами настырных капель, был подобен китайской пытке водой, однако Флинн осознал это лишь тогда, когда избавился от нее, укрывшись под деревьями.
Путники пошли напрямик по земле, усыпанной прелой листвой и золотистой хвоей. Запах дыма был самым надежным проводником. Наконец на самой опушке они увидели убогую хижину, к которой вела едва наезженная тропка с противоположной стороны. Возле хижины притулился сарай и загон для стада свиней. На всех постройках лежала печать бедности, граничившей с нищетой. Флинн с тоской подумал о том, что вряд ли в такой халупе найдется лишняя комната для гостей. Не говоря уже о лишнем куске хлеба.
— Подожди здесь, — сказала Мелисанда, — а я постучу в дверь.
— Нет, если я твой брат, то это следует сделать мне. Вдобавок ты же не знаешь, что за люди там живут. Вдруг тебе откроет какой-нибудь маньяк?
— Два маньяка сразу — не слишком ли много для нашего графства? — заметила она с кривой улыбкой.
— Поверь мне, их повсюду полно, — машинально ответил Флинн. Он успел подняться на пару ступенек, когда сообразил, что его хотели оскорбить.
Повернулся и с укоризной посмотрел на свою спутницу:
— Очень смешно.
Она как ни в чем не бывало пожала плечами. Флинн подошел к двери и решительно постучал. Дверь тут же распахнулась. На него сурово уставилась пышнотелая особа в туго повязанной головной косынке и грубом платье до пят, вытиравшая руки о край передника. — Чем могу служить?
Только теперь Флинн спохватился, что сказать-то ему нечего. Во всяком случае, он не успел придумать ничего убедительного.
— Гм… — многозначительно прокашлялся он. — Мы тут с сестрой… — Он повернулся и махнул рукой на Мелисанду, неподвижно застывшую поодаль. — В общем, мы были на пути в Лондон, когда нас ограбили. — Флинн сделал паузу, как заправский актер, в ожидании сочувственных реплик из зала, но их не последовало. Вместо сочувствия он наткнулся на непроницаемый взор заплывших жиром маленьких карих глазок на неподвижном, как камень, лице. Женщина приосанилась и уперлась кулаками в бока. Флинн почувствовал себя весьма неуверенно, но был вынужден продолжать: — И мы подумали, не найдется ли у вас лишний ломоть хлеба и место для ночлега?
— И откуда же вы такие взялись? — Карие глазки подозрительно прищурились, а огромные руки угрожающе скрестились на груди.
— Ну, — Флинн растерянно улыбнулся, — что до меня, то я из Америки, a Me… хм, да… моя сестра — здешняя, она жила неподалеку от Мерстана.
— Неподалеку от Мерстана? — От удивления редкие брови цвета свинцового карандаша поползли на лоб. — Да вы проделали немалый путь, верно? И скажи-ка мне, разве так бывает, чтобы брат и сестра жили в разных краях света?
— Ну, — Флинну все труднее давалась эта дурацкая улыбка, — тут нет ничего нового, мэм, эта история стара, как мир. Мы — осколки разрушенной семьи. Я жил с отцом в Штатах, а она выросла здесь, у матери. Наши родители развелись, еще когда мы были совсем крошками. — И он взглянул на недоверчивую особу с заговорщицкой ухмылкой типа «вы-же-сами-знаете-как-это-бывает». И получил в ответ убийственный взор.
— Развелись?! Господи, спаси и сохрани! Рой! Ты только послушай, что он говорит! Его родители развелись! Ты когда-нибудь слышал о таком? Ты не знаешь, живет ли возле Мерстана женщина, которая развелась?
— Нет, — раздался из глубины хижины грубый мужской голос.
— Святые угодники, представляю, какой это был скандал, — пробормотала женщина, посматривая на Флинна с нездоровым интересом. — Небось оттого у тебя и жизнь не задалась, что пришлось расплачиваться за ихние грехи? Ну что ж, пожалуй, теперь понятно, отчего ты и на человека-то не похож. Так говоришь, она твоя сестра? Ну, так и быть, зови ее сюда. Боюсь, делиться нам особо нечем, и на ночь я могу вам предложить всего лишь охапку сена на сеновале, но и за это будьте любезны отработать. С утра поможете Рою управиться со свиньями.
Флинн замер в нерешительности, обдумывая сделанное ему предложение, вернее, ту его часть, которую он смог разобрать. Произношение этой дамы не просто оставляло желать лучшего — ничего подобного он отродясь не слышал.
— Ну, чего стоишь, иди зови ее в дом, — с этими словами хозяйка повернулась и скрылась внутри.
Флинн медленно повернулся к Мелисанде, пожал плечами и махнул рукой, подзывая к себе. Когда девушка подошла, он прошептал:
— Я сам толком не понимаю, во что мы ввязались, но, по-моему, она обещала нам немного еды и место для ночлега.
Мелисанда не спешила радоваться, старательно оглядываясь.
— А что ты им сказал? Сказал, что мы с тобой брат и сестра?
— Ну да! Я соврал, будто наши родители развелись, когда мы были маленькими, и потому мне пришлось жить в Америке, а тебе здесь, в окрестностях Мерстана.
У Мелисанды буквально отвисла челюсть. Она посмотрела на Флинна с неподдельным ужасом.
— Что… что ты им сказал?
— Первое, что пришло в голову! — с досадой выпалил Флинн. — И скажи на милость, где ты…
— Ты действительно сказал, что наши родители развелись?
— А почему бы и нет?
— А она что сказала? — Мелисанда не спускала с него ошеломленного взора. Флинн помрачнел, почуяв неладное.
— Честно говоря, она пялилась на меня точно так же, как ты сейчас. А в чем дело? Разве я ляпнул что-то не то? Люди только и делают что разводятся!
Мелисанда глубоко, прерывисто вздохнула и сказала:
— В Америке, возможно, но только не здесь. Просто диву даюсь, как она вообще согласилась нас пустить!
— Это из-за того, что наши старики в разводе? Отродясь не слышал о таких глупых предрассудках!
— Можешь не сомневаться, что она считает нас такими же распутниками, как они. Странно, что она не приняла нас за беглецов, преследуемых законом за какое-нибудь преступление.
— Это какой-то сумасшедший дом! — запальчиво воскликнул Флинн, а через минуту добавил: — Но мы и есть беглецы!
— Так вы идете или нет? — визгливо окликнула их хозяйка. — Я не собираюсь всю ночь очаг палить, так и знайте! Коли идете, так затворите за собой дверь!
Флинн жестом предложил Мелисанде войти первой. Она подчинилась, все еще недоверчиво качая головой.
В хижине было темно и смрадно от дыма. В середине комнаты красовался грубо сколоченный стол, а на нем чадила тоненькая сальная свечка. По правую руку из-за занавески виднелась узкая койка. Справа было сооружено некое подобие полки, подпираемой тощими ножками. На полке расположилась глиняная посуда и пучки сушеных трав. Очаг находился прямо напротив двери. Добрая половина дыма от горевших в нем дров не попадала в дымоход, а оставалась в комнате. Возле огня на стуле пристроился тощий жилистый мужчина. Женщина старательно помешивала ложкой какое-то варево в горшке, булькавшем на углях.
— И как же вас кличут? Может, мы слышали про вашу мать?
— Доу, — отвечал Флинн. — Джейн и Джон. Мелисанда наградила его очередным недовольным взглядом.
— Ну а мы, стало быть, Клайды. Я — Мери, а вот он — Рой.
— Рад с вами познакомиться. — И Флинн вежливо кивнул Рою, с неохотой оторвавшемуся от своего занятия. Он выстругивал что-то из дерева.
— Как поживаете? — поинтересовалась Мелисанда. Одного звука ее мелодичного, хорошо поставленного голоса было достаточно, чтобы и Рой, и Мери дружно уставились на нее, как на какое-то чудо. Девушка в замешательстве оглянулась на Флинна.
— Моя сестра ходила в хорошую школу. Это было последнее, что сделала для нее наша мать, до того как скончалась. Она надеялась, что Джейн так будет легче найти работу, ну, знаете, вроде секре…
— Гувернантки, — торопливо вставила Мелисанда. — Я как раз направлялась в Лондон, там мне обещали место в очень приличной семье.
— Вот это да! — вырвалось у хозяйки, позабывшей на миг даже о том блюде, что готовилось на огне.
После чего у Клайдов начисто пропала охота продолжать расспросы. Правда, Мери так и сверлила Мелисанду любопытным взглядом на протяжении всего ужина. В отличие от нее Рой даже не потрудился встать со своего стула у очага.
Предложенное им угощение, что-то вроде густого супа, превзошло все ожидания Флинна. Правда, в данный момент на его вкус мог повлиять нестерпимый голод. Основными компонентами похлебки были картошка и лук, но иногда попадались пересоленные кусочки мяса. Хлеб успел изрядно зачерстветь, но Флинн покрошил его в похлебку, как это сделали Клайды, и с удовольствием уписывал за обе щеки. Ему казалось, что он слышит грохот, с которым пища ударяется о стенки его пустого желудка.
Он с таким увлечением поглощал свою порцию, что не сразу заметил, как скованно ведет себя Мелисанда. Она едва прикоснулась к еде и лишь для виду подносила ложку к губам. Естественно, это не прошло незамеченным, и вскоре карие глазки Мери Клайд стали светиться не алчным любопытством, а откровенным раздражением. Достойная хозяйка наверняка решила, что Мелисанда нарочно воротит нос от их угощения, считая, что простая пища не хороша для нее. Между прочим, у Флинна сложилось такое же впечатление.
Вскоре ужин закончился. Мери встала, чтобы убрать со стола. Мелисанда вылила содержимое своей тарелки обратно в горшок, не обращая внимания на то, как к этому отнесется хозяйка. Флинн пихнул Мелисанду локтем в бок и жестами дал понять, что ей следует хотя бы из вежливости помочь Мери убрать посуду. Но в ответ натолкнулся на непонимающий надменный взор.
— Ну что ж, ступайте за мной, — сказала женщина. — Я покажу вам наш сеновал. Конечно, не господские хоромы, но по крайней мере там сухо.
— Сеновал? — не скрывая ужаса, переспросила Мелисанда.
Флинн понимал, что это вырвалось у нее случайно, однако Мери повернулась, уперевшись руками в бока, и окинула девушку таким разъяренным взором, как будто заранее знала, что ничего хорошего от этой неблагодарной выскочки ждать не приходится.
— Вы чем-то недовольны, сударыня? — язвительно осведомилась она. — Наш сеновал вам не по нраву? Вам, без пяти минут незаконнорожденным бродягам, побирающимся на дороге? Да тебе повезло, что я не дала вам сразу от ворот поворот! Это же надо: корчит из себя бог весть что, как будто она настоящая принцесса, воротит нос от простой пищи, заработанной честным трудом…
— Пожалуйста, перестаньте! — взмолилась Мелисанда, выставив перед собой руки. — Вы меня неправильно поняли!
Но ее изящные жесты и вежливое обращение только подлили масла в огонь.
— А вот это ты, сударыня, зря! Я не такая простофиля, как ты считаешь, и у меня достанет ума показать тебе на дверь! Да, так я и сделаю! Не хватало еще, чтобы всякие расфуфыренные пигалицы оскорбляли меня в моем собственном…
— Миссис Клайд! — воскликнул Флинн, увлекая ее в противоположный угол тесной хижины. Удалившись от Мелисанды, он ласково пожал грубую руку разъяренной хозяйки и продолжал: — Пожалуйста, примите мои извинения за сестру! Понимаете, она… как бы это сказать? Она немного… — Флинн выразительно покрутил пальцем у виска, глядя на Мери как можно жалобнее.
Хозяйка недоверчиво прищурилась и буркнула под нос что-то невразумительное. Флинн понизил свой голос до шепота, и Мери пришлось наклониться к нему вплотную, чтобы услышать:
— Моя сестра уже несколько лет не в себе. Представляете, вообразила себя знатной дамой. Наверное, это все из-за того, что наши старики развелись. Она слишком переживала и в конце концов слегка… тронулась. Наверное, чтобы не умереть со стыда, она все время пытается выдать себя за кого-то другого, из благополучной семьи. У нее и в мыслях не было вас оскорбить, просто таким способом она пытается скорее забыть о пережитом горе. И я уверен, что вы поймете…
Мери Клайд, судя по ее озадаченной физиономии, вряд ли поняла хотя бы десятую часть его слов, однако она медленно кивнула, напустив на себя солидный вид.
— Представляете, каково мне с ней приходится! — Флинн старательно продолжал давить на жалость. — Меня нарочно выписали из Америки, чтобы за ней был постоянный присмотр. Или кто-то будет водить ее за ручку — или придется сдать в сумасшедший дом. Вы же знаете, как с этим туго! Я примчался, как только узнал, и почти все деньги потратил на дорогу, а тут еще это ограбление… ну в общем, дальше и так все ясно. Короче, я был бы очень признателен, если бы вы отнеслись к ней немного… снисходительно, вот и все. — И Флинн с трогательной улыбкой еще раз пожал хозяйке руку.
— Так-так-та-ак, — протянула Мери, и на ее физиономии впервые за весь вечер появилось что-то вроде сочувствия. — Ну так и быть, на этот раз я ее прощу, коли ты за нее так переживаешь. Только учти, за такими, как она, нужен глаз да глаз. Не ровен час — распустит язык, где не следует, и подведет тебя под монастырь, а ведь ты умный парнишка. Ты бы далеко пошел, коли не эта обуза! — И она выразительно подмигнула. — И красавчик хоть куда. Таким завсегда везет!
Флинн улыбнулся, потупился и даже пару раз шаркнул ножкой. Он так самозабвенно изображал пай-мальчика, что едва не сказал: «Ах, право, вы мне льстите!»
— Я очень благодарен вам, мэм!
Толстуха покровительственно потрепала «парнишку» по щеке мозолистой дланью и двинулась мимо него к двери, приказав по дороге:
— Вы двое, ступайте со мной! — При этом она не удержалась от сурового взгляда в сторону Мелисанды. — Покажу вам ваши постели на эту ночь!
— Наши постели? — благоговейно выдохнула Мелисанда.
Как только Мери отвернулась, Флинн одной рукой крепко обнял свою спутницу за плечи, а другой зажал ей рот.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямая девчонка - Фокс Элайна



Очень понравилось, не натянуто. Прочитала на одном дыхании.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаАгния
9.10.2010, 15.01





книга супер
Упрямая девчонка - Фокс Элайнасвета
9.12.2012, 20.35





Роман не плохой,но главная героиня меня раздражала,эгоистка весь роман только о себе одной и думала,ни разу она не подмала о Флиннетолько говорила ,что он ничтожество и пустое место. Но как же её отношение к нему изменилось когда выяснилось ,что он наследник герцога,сражу же отношение изменилось...лицемерка rnГл герой потрясающий,только из-за негт дочитала до конца
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаРумиса
18.10.2013, 7.35





Перечитала через 8 лет, уж очень запомнился сюжет, книга потрясающая 10 из 10
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 22.59





мне очень понравился роман.
Упрямая девчонка - Фокс Элайнаелена
12.04.2014, 16.40





Честно давно так не смеялась, прям до слез. Легкий, приятный роман. Стоит потраченного времени..........10 балов
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаКетрин
13.04.2014, 0.33





Читала еще а школе, очень понравился! Сейчас случайно нашла и перечитала с удовольствием. Вроди и женский роман, а немного необычный и другой.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаДарья
9.07.2015, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100