Читать онлайн Упрямая девчонка, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямая девчонка - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Упрямая девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Мелисанда потупилась и коротко взмолилась про себя: «Господи, пусть он хотя бы будет умным!» Еще раз перевела дух и отворила дверь.
— А вот и наша дочь! — воскликнул отец. Он двинулся к Мелисанде, простирая руки и торжествующе улыбаясь. — Ты сегодня прекрасно выглядишь, дорогая! Скажи, Элинор, разве она не красавица?
— Конечно, красавица, — согласилась мать.
— Спасибо, папа. — Мелисанда почтительно пожала отцу руки и благодарно улыбнулась, ободренная его похвалой и гордостью за нее. — Здравствуй, мама!
Девушка обернулась и встретилась глазами с матерью — та тоже сияла от счастья. Мелисанда подумала, что впервые в жизни видит родителей такими довольными. Ловушка захлопнулась, она чувствовала, как ее душит незримая паутина.
Всем своим существом она ощущала присутствие человека, стоявшего у камина. Трудно было сказать, подавляет он ее своим огромным ростом или исходившей от него смутной угрозой, но Мелисанде казалось, что она ослепнет от ужаса, если взглянет на него. Он действительно был очень высок, и при виде его странной неподвижной позы у бедняжки подкосились ноги.
Кажется, мать догадалась, что она сейчас чувствует, и двинулась на выручку, тогда как отец отступил назад, ближе к Беллингему. Холодные руки Элинор крепко стиснули влажные ладони дочери. Она поцеловала Мелисанду в щеку и негромко сказала:
— Иди познакомься с лордом Беллингемом. — Судя по тону, мать действительно понимала ее и сочувствовала. Ведь она тоже познакомилась с отцом в день свадьбы.
Наконец Мелисанда заставила себя обернуться и взглянуть на человека, с которым ей предстояло провести остаток жизни. Из-под седых кустистых бровей на нее холодно смотрели пронзительные черные глаза. Он был высок и строен, его длинные седые волосы слегка завивались возле самых плеч. На суровом аскетическом лице выделялся хрящеватый нос с хищной горбинкой и высоко приподнятые скулы.
Достаточно было одного краткого взгляда, чтобы убедиться в том, что этот человек не урод и не тупица. Однако в его внешности невозможно было отыскать ни малейших признаков доброты и душевного тепла.
На какой-то миг Мелисанда пожалела о том, что неправильно составила свою молитву: наличие ума у будущего жениха больше не казалось ей таким уж важным. Потому что этот тип выглядел как человек, предпочитающий на завтрак живых христианских младенцев.
— Мисс Сент-Клер, — промолвил он. Его голос не был ни особенно низким, ни особенно высоким, но от одних его звуков ее пробрала нервная дрожь. — Вы еще прекраснее, чем я мог позволить себе надеяться!
Почему-то эти слова прозвучали не как комплимент. Он подошел и склонился над ее рукой.
— Добрый вечер, лорд Беллингем. — Мелисанда заставила себя сделать реверанс. Слава Богу, ее голос не дрожал от страха, хотя прозвучал неожиданно низко.
Они выпрямились. Беллингем не спешил отпускать ее руку, хищно сверкая глазами. А от его улыбки душа у Мелисанды моментально ушла в пятки.
— Дорогая, вы выглядите сегодня как настоящая герцогиня, — заявил он, по-прежнему сжимая ее руку и медленно лаская большим пальцем ее ладонь. — Уверен, что его милость останется доволен!
При этом он так жадно разглядывал ее декольте, что Мелисанде стоило большого труда оставаться спокойной и не заслониться от него свободной рукой.
— Надеюсь, милорд. Я с нетерпением жду встречи с сиятельным герцогом Мерстаном!
— Да… я уверен, что ваша красота никого не оставит равнодушным. — Он наконец-то отпустил ее руку и обратился к родителям: — Итак, все в порядке. Что касается меня — то я полностью удовлетворен.
Отец снова просиял, однако его улыбка застыла, стоило графу предостерегающе поднять палец.
— Разве что… — Беллингем выдержал театральную паузу и выразительно задрал бровь.
Отец замер на месте, как оловянный солдатик, а на лице его все еще оставалось жалкое подобие самодовольной гримасы.
— Я бы желал, — продолжал граф, — провести несколько минут наедине с моей суженой. — Он отвесил Мелисанде надменный полупоклон. — Если, конечно, это не вызовет у вас возражений, сэр. Мне кажется, что нам очень важно как можно ближе сойтись друг с другом за этот вечер. Чтобы, как вы понимаете, произвести на всех незабываемое впечатление безоблачного счастья и согласия.
Кровь оглушительно стучала у Мелисанды в ушах, когда она смотрела на родителей, беззвучно умоляя их отвергнуть это возмутительное требование.
Однако ее отец с явным облегчением перевел дух и закивал:
— Конечно, конечно. Вам ведь и так очень скоро предстоит остаться наедине, и не на несколько минут, а на всю жизнь!
— Корнелиус, — осторожно вмешалась мать, — возможно, это не самое лучшее…
— Глупости! — выкрикнул тот, краснея от возбуждения. — Итак, Беллингем, до встречи за обедом!
Беллингем поклонился и посмотрел, как отец с грозным лицом берет мать под локоть и выводит из комнаты. Мелисанда тоже присела в реверансе, когда родители проходили мимо, и беспомощно уставилась на захлопнувшуюся за ними дверь. Задвижка щелкнула, и этот звук показался ей оглушительным.
Она оглянулась. Граф стоял неподвижно, рассматривая ее сверху вниз, как ястреб со своего насеста. Его неподвижность начинала действовать ей на нервы. Мелисанда снова почувствовала себя мышкой в мышеловке.
— Дорогая! — Граф величественно простер к ней руку. — Подойди поближе, дай мне как следует тебя разглядеть!
Она послушно подала руку, и граф отвел ее в сторону, заставляя Мелисанду крутиться то одним боком, то другим. Она нервно стиснула свободной рукой подол платья, не зная, как вести себя в подобной ситуации.
Пока продолжался этот оскорбительный осмотр, Мелисанда успела заметить и роскошный, хотя и несколько устаревший, покрой его костюма, и золотой монокль на шнурке, и тяжелую трость с набалдашником из слоновой кости, прислоненную к камину у него за спиной. Ей так и не хватило смелости прямо ответить на его взгляд. Казалось, эти надменные черные глаза прожигают ее насквозь.
— Прелестно, — буркнул он. — Твоя чистота ласкает взор. — Граф потрогал шелковистый локон, лежавший у нее на плече, и не без издевки спросил: — Хотел бы я знать, так ли ты невинна на деле, как выглядишь?
У Мелисанды перехватило дыхание. Она что, ослышалась?
— Милорд?
— Х-м… да… — Он ухватил ее двумя пальцами за подбородок и снова принялся вертеть так и этак, как будто собирался писать с нее портрет. — Ты наделена классической красотой, как я и ожидал. Классической.
Мелисанда невольно приоткрыла губы, и он как ни в чем не бывало провел по ним пальцем.
— Милорд! — Она отшатнулась, но граф не отпускал ее. Его прикосновение обжигало, а взгляд сделался попросту оскорбительным. Мелисанде стало страшно, хотя она и сама не могла сказать почему.
Содрогаясь от ужаса и отвращения, она постаралась выпрямиться и твердо ответить на его взгляд.
— Прости, — небрежно улыбнулся он. — Я так долго вращался в высшем свете, что напрочь забыл, как уязвимы бывают юные девы, выращенные в тепличных условиях. Отец сказал, что ты провела в Лондоне всего один сезон…
— Это правда, сэр, — ответила Мелисанда и тут же сжала губы. Ей стало не по себе оттого, что он снова ласкал ее ладонь. — Не могу сказать, что Лондон произвел на меня слишком большое впечатление.
— Вот как? И почему же?
Его пальцы медленно заскользили все выше по ее руке. По спине у Мелисанды побежали мурашки. Она вздрогнула всем телом, когда граф поймал ее за локоть.
— Потому что… — Она громко вздохнула и призналась: — Потому что я не люблю, когда меня выставляют, как породистую лошадь на аукцион!
Мрачное пламя его темных глаз прожигало ее насквозь. Он крепко сжимал ее локоть.
— Но теперь у тебя есть хозяин, Мелисанда, — вполголоса произнес граф.
Она открыла рот, чтобы опровергнуть это, и хотела вырваться, но остатки здравого смысла велели ей проявить терпение. Мелисанда застыла. Она не посмеет ему перечить. Даже если ей хватит отваги обратиться к отцу с просьбой расторгнуть помолвку, ей не следует устраивать скандал сейчас.
Мелисанда напомнила себе, что в качестве будущего мужа он может рассчитывать на определенные вольности.
И потому позволил себе некоторые речи и действия, с которыми ей не приходилось сталкиваться ни разу в жизни. Вряд ли это можно считать серьезным поводом для расторжения брачного контракта. И она будет последней дурой, если попытается упорствовать в своем безумии. Вот и сейчас у нее в ушах звенит возмущенный отцовский голос: «Ведь он без пяти минут герцог!» Ей никогда в жизни не найти себе лучшего жениха — никогда! Отец попросту откажется от нее, если она не захочет стать женой Беллингема!
Тем временем лорд Беллингем уже добрался до ее плеча и шеи.
— Кожа мягкая, как соболиный мех, — шептал он, — и нежная, как у ребенка. — Его горячие пальцы и не менее распаленный взор остановились у края низкого декольте.
— Лорд Беллингем, я вас умоляю! — воскликнула Мелисанда, из последних сил сдерживаясь, чтобы не обратиться в бегство. Каким-то чудом ей удалось говорить медленно и внятно. — Мне кажется, вы слишком рано…
— Дорогая, мы скоро станем мужем и женой. — Он больно сжал ее локоть. — И нам предстоит вступить в чрезвычайно… откровенную близость. Надеюсь, ты к этому уже готова. — Он провел пальцем по краю выреза на платье. — Хотя я готов поклясться чем угодно: у тебя очень милый румянец!
— Но пока мы еще не женаты, сэр! — Не в силах больше терпеть эти издевательства, Мелисанда оттолкнула его руку.
— Нет. — Его черные глаза так и впились в ее лицо, пригвоздив к месту. Через минуту он» овладел собой. — Ты совершенно права. И я доволен тем, что твоя невинность оказалась не напускной. Видишь ли, в наши дни следует быть особенно осторожным, — его тонкие губы скривились в холодной усмешке, а голос стал угрожающим, — и я не потерплю, чтобы мне подсунули ведьму, уже познавшую мужчину!
— Ваши подозрения оскорбительны, сэр! — воскликнула Мелисанда, не желая больше думать о последствиях. — Уж не обвиняете ли вы меня?
— Конечно, нет. — Он отряхнул руки с таким видом, как будто хотел избавиться от прилипших к ним следов ее гнева. — Твое возмущение говорит само за себя, дорогая. Можно с уверенностью сказать, что ты прошла неплохую выучку. Ну а теперь хватит обсуждать эти неприятные вещи. Не пора ли нам спуститься в столовую к твоим родителям?
Мелисанда, все еще содрогаясь от возмущения, окинула его оскорбленным взором. Граф повернулся и направился было к двери, но внезапно оглянулся на неподвижно застывшую невесту. Судя по его безмятежному виду, он ни в чем не раскаивался. Он даже не заметил, что оскорбил ее до глубины души. Его совершенно не интересовали ее чувства.
Она заставила себя кивнуть в ответ и поспешила следом за графом. Когда Мелисанда собралась открыть дверь, он неожиданно поймал ее руку, обхватившую дверную ручку, и напугал до полусмерти. Девушка отскочила назад как ошпаренная.
Граф поклонился ей с холодной улыбкой. Однако Мелисанда была уверена, что в глазах у него промелькнуло злорадство.
Она потупилась и переступила через порог. Но стоило ей оказаться в коридоре, как в ушах снова раздался загадочный звук. Она сама с трудом могла описать необычное ощущение. Застыв на месте, Мелисанда прислушалась. Лорд Беллингем остановился рядом.
— Мисс Сент-Клер! Что с вами?
Она предостерегающе взмахнула рукой. Ну вот, опять! Откуда-то издалека снова донесся голос ее принца. Только теперь он не смеялся.
Череда видений мелькала у Флинна перед глазами подобно набору ярких цветных слайдов. Побагровевшая от ярости физиономия его отца. С презрительно кривящихся губ слетают жестокие, оскорбительные слова. Его мать, бледная и безразличная ко всему, неподвижно застывшая на краю отцовской могилы. Он увидел Нину, холодную и недоступную, и своего приятеля Билла, какого-то измученного, с тоскливыми глазами. Он увидел свою квартиру, как будто он идет по комнатам ночью, в полной темноте, нарушаемой только тусклыми бликами света на хромированных поверхностях и стекле.
А еще он почувствовал холод.
Флинн вдруг осознал, что происходит, и отчаянно дернулся. Он и сам не заметил, как сдался! Боже милостивый, неужели он обречен на такую глупую гибель? Стараясь собрать в кулак все оставшиеся силы, он рванулся и понял, что жуткие щупальца водорослей ослабили свою хватку. Медленно, как будто нехотя, липкие плети отпустили его тело, и Флинн оказался на свободе. Он моментально сгруппировался и оттолкнулся ногами.
От удара о дно бассейна у него лязгнули зубы, и в тот же миг он оказался на поверхности. Брызги полетели во все стороны, с плеском падая на плоские плиты двора. Флинн набрал полную грудь воздуха, закашлялся и снова вздохнул, уже более спокойно. Потревоженная вода плескалась у его ног.
Флинн долго кашлял и отплевывался, избавляясь от остатков воды в легких. Наконец он поднял голову и сделал долгий, прерывистый вдох. От этого усилия легкие снова содрогнулись от кашля, и громкое эхо пошло гулять по пустому внутреннему дворику. Флинн хотел осмотреться и встряхнул головой, чтобы откинуть волосы со лба, но сделал это так неловко, что потерял равновесие и стал падать лицом вперед.
Стоило подумать о том, чтобы снова оказаться пленником этих мутных стылых вод, как сердце его болезненно сжалось от ужаса. Руки сами собой обхватили первое, что оказалось поблизости, — мраморную скульптуру в центре фонтана. Он приник к скульптуре всем телом и прижался щекой к холодному мрамору.
Господи, неужели никто в доме ничего не слышал? Вода все еще плескалась, то и дело переливаясь через низкий бортик бассейна. Подышав так несколько минут, Флинн подумал, что, может, оно и к лучшему, что никто из гостей не стал свидетелем этого дурацкого представления. По мере того как он приходил в себя, разрасталось и чувство уязвленной гордости. Каким же надо быть болваном, чтобы свалиться в этот фонтан! Он даже не мог толком припомнить, как это произошло. Чертова лужа наверняка подпитывается из какого-то источника — иначе как она могла оказаться такой глубокой? Между прочим, хозяева могли бы и предупредить об этом. Табличку, что ли, повесить! Раздражение и недовольство собой переполняли его.
Однако Флинн не спешил расставаться с мраморной скульптурой, объясняя это тем, что все еще не отдышался. Тем временем музыка в зале зазвучала еще громче, окончательно перекрыв гул голосов. Можно подумать, у них там целый оркестр!
Флинн заставил себя выпрямиться и дрожащей рукой отвел волосы со лба. Сделал один глубокий вдох, затем второй и взглянул на скульптуру, за которую держался. Кстати, откуда она тут взялась? Что-то он раньше не замечал никакой скульптуры! И Флинн во всех подробностях представил картину, увиденную несколько минут назад: ярко освещенная пустая терраса и пустой бассейн с подсветкой. Не было здесь никаких скульптур. Зато теперь не было света.
Немного отодвинувшись, он рассмотрел изваяние, служившее ему опорой. Писающий мальчик! Ну и дела! Флинн обязательно посмеялся бы над собой, если бы не заметил в ту же минуту, что вода в фонтане едва доходит ему до колен. Испуганно всматриваясь в мутную воду, он осторожно стал нащупывать ногой то предательское место, где дно бассейна уходило на неведомую глубину. Наверное, прежде здесь был естественный водоем, и это объясняет столь странный рельеф дна. Но как он ни старался, так и не смог найти роковую дыру. Дно оказалось абсолютно ровным и прочным.
Флинн заставил себя отвернуться от статуи и сделал робкий шажок к краю воды. Он весь подобрался, как перед прыжком, хотя колени предательски дрожали и подгибались. Стараясь не думать о том, что пару минут назад он чуть не утонул в луже глубиной в полтора фута, Флинн сосредоточился на приятном факте. Дождь все-таки кончился.
Мало-помалу он продвигался вперед — медленно, коротенькими шажками, предварительно прощупывая дно перед собой и убеждаясь, что под водой не скрывается предательская щель. Наконец он оставил статую в покое и сделал последний рывок к бордюру. Оперся на него обеими руками и перекинул ногу на плиты двора. Оказавшись по другую сторону бортика, Флинн рухнул как подкошенный. Он с трудом заставил себя приподняться и привалился спиной к каменной кладке ограждения фонтана. Ему показалось, что воздух стал значительно теплее. Возможно, от того, что ледяной дождь больше не сеял с неба. Он откинул голову назад и закрыл глаза.
Его вечерний костюм промок насквозь, вода с волос стекала на лицо, а лакированные ботинки противно стискивали ноги. И все же, несмотря на абсурдность своего положения, Флинн был безмерно счастлив только потому, что остался жив. Ведь на какое-то мгновение уже поверил, что погибает. Утонуть в луже глубиной восемнадцать дюймов. Пожалуй, больше всего его ужасала сама абсурдность подобной возможности.
Неужели он так опьянел? Господи, еще ни разу в жизни он не напивался до того, чтобы нетвердо держаться на ногах. А вот сегодня и глазом моргнуть не успел, как свалился в фонтан и едва не утонул! От одной мысли об этом Флинна пробрала нервная дрожь. А если бы он и правда погиб?
Флинн представил, как бесится Нина, недоумевая, куда он пропал. Кабби утешает ее, полагая, что Флинн подцепил какую-нибудь сговорчивую бабенку и утюжит ее где-то в гардеробной. Его репутация всегда оставляла желать лучшего, хотя была очень далека от реальности. Один из тех типов, с которыми Нина так самозабвенно флиртовала, непременно предложит ей разделить с ним комнату. Нина начнет ходить вокруг да около — она всегда была большой мастерицей не говорить ни «да», ни «нет»…
Он зажмурился с болезненной гримасой. Может, она все-таки вспомнит, что Флинн собирался выйти на воздух? И даже встревожится настолько, что сама отправится на террасу? Вот она выходит через стеклянную дверь и видит, что в бассейне что-то плавает…
Интересно, что бы она почувствовала, обнаружив его мертвым? Испугалась? Любой нормальный человек испугается, выловив из фонтана труп. Но по мере того как Флинн размышлял над подобной ситуацией, он все больше склонялся к мысли о том, что оплакивать его никто не будет.
Он снова вспомнил, как вела себя мать на похоронах отца — ту самую картину, что посетила его недавно в бассейне. Мертвенно-бледная, скованная, на первый взгляд она могла показаться опустошенной, однако Флинн отлично знал, какое облегчение заполняло ее изнутри.
Он ошалело встряхнул головой. Нет, Нина, конечно, та еще стерва, но вряд ли воспримет его смерть как избавление. Скорее всего она просто слегка растеряется. Он даже улыбнулся. Ведь он сам считал независимость ее главной привлекательной чертой. Очень скоро она успокоится и найдет себе нового друга — состоятельного мужчину с хорошими манерами и полезными связями. И во что бы то ни стало добьется от него того, чего хочет, — ну а если не от него, то от следующего, точно такого же, как он. Флинн отдавал себе отчет в том, что является всего лишь типом мужчины, который ей требуется для обеспеченной жизни, но отнюдь не мужчиной, без которого она не сможет жить. Звучит довольно смешно, на свете нет такого человека, без которого кто-то не смог бы жить. Любовь — это всего лишь одна из функциональных разновидностей физического влечения, и при необходимости объектом такого влечения может стать любое лицо противоположного пола. А чрезмерная подверженность влечению к какому-то определенному индивидууму является не чем иным, как проявлением слабости.
Флинн выпрямился и подумал о том, что пора подниматься. Нет, пожалуй, нужно передохнуть еще одну минуту. Флинна снова пробрала дрожь. И с чего это он взял, будто здесь потеплело? На самом деле, пока он тут сидел, стало совсем холодно. Он даже мог видеть пар от своего дыхания. Хочешь не хочешь, надо возвращаться. Он решительно встал и замер, не отрывая глаз от стеклянных дверей на террасу. Морозные узоры сделали стекло непрозрачным, мешая разглядеть, что творится внутри. Правда, музыка играла громче прежнего, и гости шумели вовсю. Только были они какие-то странные, выглядели необычно. Флинн шагнул вперед и снова замер. Они что, успели переодеться?
Хлопая себя руками по плечам в тщетной попытке хоть немного согреться, Флинн двинулся вперед. Может быть, Кабби пригласил на праздник какую-нибудь танцевальную группу? Он старательно всматривался в толпу в надежде заметить белоснежный туалет Нины.
Разглядев тех гостей, что оказались возле дверей, Флинн раздраженно выругался. И черт его дернул притащиться на эту проклятую свадьбу: теперь выяснялось, что хозяевам приспичило устроить настоящий карнавал!
Он не успел добраться до дверей, когда у него над головой послышалась какая-то возня. Что-то твердое больно ударило его по лицу. Флинн охнул, схватился за щеку и посмотрел себе под ноги. Так и есть: там валялся сухой сучок, отломившийся от плетей дикого винограда, покрывавшего фасад. Он поднял голову, желая выяснить, что там происходит, да так и замер с разинутым ртом.
Из окна второго этажа вылезала женщина в длинном пышном платье. Из-под множества нижних юбок выглядывали ножки в толстых черных чулках. Незнакомка медленно спустила с подоконника сначала одну ногу, нашла опору на ветке дикого винограда, а затем спустила вторую. Флинн следил за ней, не в силах двинуться с места. Она с минуту повисела на животе — видимо, набиралась духу для следующего шага, — затем задрала одну ногу и потянулась за чем-то внутрь комнаты. Через секунду дамочка спихнула с подоконника какой-то массивный предмет, и на землю шлепнулась тяжелая сумка, едва не угодившая Флинну на голову.
Несмотря на то что ночь выдалась довольно темной, с того места, где стоял Флинн, можно было без помех наблюдать за тем, как женщина сползает с подоконника, постепенно перенося всю свою тяжесть на плети винограда. Руками она крепко держалась за край подоконника.
Ради всего святого, что же она собирается делать? Флинну было ясно, что плети винограда являются слишком ненадежной опорой и не позволят ей спокойно добраться до земли.
Женщина осторожно двинулась с места и тут же едва не сорвалась, но в последний миг успела опереться ногой на выбоину в стене. Одна ее рука оставалась на подоконнике, а вторая уцепилась за виноград. На плиты внутреннего дворика обрушился настоящий град из обломанных веток. Она застыла, дождалась, пока все стихнет, и продолжила спуск.
Кем бы ни была эта странная особа, она явно не желала привлекать к себе внимание. Это чувствовалось в каждом ее движении.
Флинн отступил от стены еще на шаг и смотрел, как она отпустила подоконник и ищет новую опору для ног. От ужаса сердце у него билось где-то в горле.
И в конце концов Флинн решил, что она свихнулась.
— Эй! — громко окликнул он ее.
Женщина вздрогнула и застыла. Она судорожно цеплялась за ветки. Одна нога у нее провалилась сквозь путаницу ветвей, но вскоре застряла, наткнувшись на достаточно толстый сучок. Флинн с облегчением перевел дух. Незнакомка, с трудом удерживая равновесие, повернула голову и посмотрела вниз.
— Вы в своем уме? — осведомился он, обмирая от страха за эту ненормальную. — Вы же так убьетесь!
— Молчать! — прошипела она. Ее лицо в обрамлении пышных темных волос смутно белело у Флинна над головой. Поверх платья она нацепила на себя плотный плащ с капюшоном.
Флинн покачал головой, вздрогнул всем телом и раздраженно топнул ногой. Ну и черт с ней, пусть сходит с ума, как хочет, а ему давно пора поискать теплое местечко, желательно возле камина. Но что-то удерживало его на месте, как будто он не имел права покидать эту сумасшедшую, не попытавшись помочь ей по мере сил.
Вот если бы он еще знал, как ей помочь…
— Вы, должно быть, совсем очумели! — воскликнул он и тут же понял, что сморозил глупость. А вдруг ее поведение объясняется как-то более практично? Однако практичные люди не лазают по веткам, как пауки, в средневековом тряпье. — Почему бы вам не вернуться внутрь и не спуститься по лестнице, как все нормальные люди? — поинтересовался он.
Она соскользнула вниз еще на несколько дюймов, отчаянно хватаясь за ветки. Дурацкое платье зацепилось своими оборками за сучок и задралось чуть не до пояса, заодно с дюжиной нижних юбок. Флинн встал возле стены, гадая про себя, что он станет делать, если дамочка рухнет ему на голову.
Однако ей каким-то чудом удалось найти под собой опору и двинуться дальше. Постепенно успокаиваясь, Флинн следил за ее действиями и восхищался. Это же надо: спуститься из окна второго этажа по засохшим плетям винограда и едва заметным выбоинам в стене!
— Не могу я вернуться внутрь, дурак несчастный! — сердито прошептала женщина, как только оказалась достаточно низко. — Ты что, не можешь помолчать?
— С какой стати?
В темноте Флинн не мог рассмотреть толком, но ему показалось, что незнакомка закатила глаза. Что выглядело с ее стороны, мягко выражаясь, не очень-то вежливо. Сейчас отнюдь не он играл роль лунатика, ползая среди ночи по стенам. Флинн провел руками по холодным и липким рукавам своего смокинга.
— Да с такой, безмозглый тупица, — еще «вежливее» продолжала она, — что я не хочу, чтобы меня еще кто-нибудь увидел!
Флинн разглядывал ее то так, то этак. Она как две капли воды походила на героиню одного из тех глупейших романов, которыми зачитывается его мамаша.
— Если бы они заранее вызвали «скорую», — предположил он, — врачи успели бы вовремя, как раз когда ты свалишься и проломишь свою дурацкую башку!
— Да тише ты! — Женщина так разозлилась, что невнимательно посмотрела, на какую ветку переносит свой вес. Сучок оказался ненадежным и обломился. Незнакомка повисла на одной руке.
— Черт тебя по… — Флинн замолк на полуслове и ринулся вперед с протянутыми руками. Она все еще держалась за виноград одной рукой и даже нашла опору для ноги, однако могла упасть в любой момент. Флинн с бешенством подумал, что из-за этой дуры они оба переломают свои проклятые шеи. Она уже уползла слишком далеко от окна, чтобы вернуться, но и прыгать с такой высоты было опасно.
Да уж, ночка сегодня удалась на славу! Сначала он едва не утонул в луже по колено глубиной, а не успел из нее выбраться, как ему на голову из окна свалилась дамочка в чудном наряде. Наверное, если бы не было так холодно, он бы посмеялся.
Флинн в отчаянии оглянулся. Найти бы лестницу, тогда он поможет ей в два счета! Но в таких шикарных поместьях, как это, не принято оставлять на виду сараи с садовым инвентарем: их стыдливо прячут на задворках. Наверное, никто, кроме самого садовника, не в состоянии его отыскать. И уж меньше всего стоило надеяться на то, что Кабби может знать, где его садовник хранит лестницы. Скорее всего он понятия об этом не имеет. Флинн понимал, что в данном случае от Кабби мало проку.
Тем временем ценой невероятных усилий девушке удалось ухватиться за виноград обеими руками и продолжить спуск. Флинн снова замер, затаив дыхание, молча восхищаясь ее ловкостью и самообладанием и в то же время проклиная отчаянную бесшабашность. Едва дождавшись, пока она окажется достаточно низко, он подхватил ее на руки и опустил на землю.
Она оказалась на удивление легкой, с тонкой талией, а главное — теплой. Все это промелькнуло в голове у Флинна, когда его закоченевшие пальцы накрыли край ее плаща. А еще она была одета как знатная дама из исторического сериала.
Стоило ей ощутить под собой твердую почву, как она яростно набросилась на Флинна.
— Кто ты такой, черт тебя побери? — Несмотря на то что незнакомка говорила вполголоса, можно было подумать, что она привыкла повелевать. Наверное, такой эффект достигался благодаря необычайно четкому произношению.
— Флинн Патрик, — машинально ответил он. — А ты кто такая, черт тебя побери?
Она молча уставилась на Флинна и с неподражаемым высокомерием окинула взглядом его фигуру — наверное, обратила внимание на мокрый до нитки костюм. В ее темных волосах застряли сухие виноградные листья, а нежный овал лица показался Флинну необычно бледным. Несмотря на то что подол ее платья все еще был задран чуть не до пояса, взор темных прищуренных глаз казался оскорбительным, как пощечина. Она буквально источала негодование. И мало-помалу Флинн осознал, что его растрепанный вид тут ни при чем.
— Ты из здешней челяди? — осведомилась она.
— А ты что, подружка Бэтмена? — рассмеялся Флинн.
Внезапно его осенила догадка, что это одна из тех певчих пташек, которых можно вызвать телеграммой. Девица является по вызову и поет какую-нибудь песенку, попутно раздеваясь и демонстрируя свои прелести. Но ведь такие штуки принято устраивать на холостяцких пирушках, а не на свадьбах. К тому же вряд ли девица по вызову станет изображать из себя жену лорда. Но здесь не Штаты, а Англия, и кто знает, какие причуды свойственны англичанам?
— Уж во всяком случае, гостем тебя никак не назовешь, — процедила она возмущенно. Похоже, ей было не до шуток.
— И тем не менее я гость. — Флинн приосанился, чувствуя себя весьма глупо в мокром смокинге. — Мы с женихом друзья детства. И я, между прочим, представился, а ты нет! Как тебя зовут? Ты больше похожа на воровку. Может, стоит проверить твою сумку? Что там, украденные бриллианты?
Не в силах скрыть свое смятение, она оглянулась на сумку и снова посмотрела на Флинна.
— Я не воровка! Я взяла только свои вещи! — Девушка выпрямилась и дерзко задрала носик. — И так не принято изъясняться в приличном обществе!
Это незаслуженное оскорбление повергло Флинна в настоящий шок.
— Ну так и что? — парировал он с остроумием, достойным чистокровного бассет-хаунда
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
. — А разве ты ведешь себя так, как принято в приличном обществе? Нет, вы посмотрите на нее! Я только что спас ее чертову шею, и вот что получаю в благодарность!
— Ага, вот видишь? — злорадно прищурилась она. — Ты грубишь на каждом слове! Ни один джентльмен не позволит себе чертыхаться в присутствии леди!
— Ни одна леди не станет покидать дом через окно! — выпалил Флинн.
Отвратительная неблагодарная тварь! Все, с него довольно, он сейчас же вернется в дом и переоденется в сухое! Наверное, он поглупел, пока бултыхался в этом проклятом фонтане. Говорят, такое бывает с людьми, чудом избежавшими смерти.
— Да, конечно, ты прав, — неожиданно смутилась дерзкая незнакомка. — Я не леди, я только ее горничная.
Теперь, когда его не обливали холодным презрением, Флинн смог без помех разглядеть странную особу и был поражен ее красотой. Нежные щечки, оттененные пушистыми черными ресницами, казались удивительно бледными. Высокие приподнятые скулы, изящная шея в обрамлении густых длинных волос — все дышало благородством и грацией. И все же, несмотря на потупленный взор и внешнюю хрупкость, в каждом ее жесте проскальзывали высокомерие и самоуверенность.
— Ах вот как, ты горничная? — язвительно переспросил он.
Девица попыталась отмолчаться, глядя в сторону, но не выдержала и снова вперила в него убийственный взгляд:
— Ты посмеешь встать у меня на пути?
— Эй, успокойся. — Он пожал плечами и примирительно развел руками. — Я всего лишь помешал тебе свернуть шею. А теперь, когда ты стоишь на земле, мне наплевать, что ты собираешься делать. — Он снова вздрогнул и мысленно выругал себя за слабость. Какого черта он торчит здесь и спорит с ней? В том, что она полоумная, можно было не сомневаться. Пусть она хоть трижды красавица — крыша у нее поехала всерьез и надолго. И нечего связываться со всякими свихнувшимися англичанками. Это не доведет его до добра.
Она кивнула и попятилась к своей сумке, не спуская с Флинна настороженного взгляда, как будто ожидала какого-то подвоха.
— Ну, тогда… тогда мне лучше уйти.
Флинн отступил назад, стараясь подавить озноб и не стучать зубами. Как бы она ни пыжилась, он отлично видел, что незнакомка боится его. Ну что ж, Кабби волен наряжать своих горничных как ему вздумается — какая ему, в сущности, разница? И почему он должен переживать из-за того, что одна из этих девчонок решила сбежать из дому среди ночи?
— Вот и отлично, — сказал он. — Не думай, что я буду тебя удерживать и дальше. Я всего лишь хотел помешать тебе расшибиться о камни, не более того. — Он снова окинул взглядом ее платье. Выглядело оно, конечно, жутко и тем не менее было ей к лицу. Подчеркивало изящную талию и пышный бюст. Флинн даже попытался вспомнить, красивые ли у нее ноги, но тут же выругал себя за эти мысли. Он приехал в Мерстан не для того, чтобы заводить интрижки. Незнакомка уже почти скрылась во тьме, когда ему захотелось узнать, с чего бы это гости на свадьбе все как один решили так странно нарядиться. — Постой! Пока ты здесь, ты не могла бы ответить всего на один вопрос? Если тебе не трудно.
Она оглянулась и снисходительно кивнула:
— Я слушаю.
— Почему ты так одета? — Он постарался не подать виду, как раздражает его это необъяснимое высокомерие. Как будто он перед ней в чем-то провинился!
— Я путешествую, а сейчас зима.
— Путешествуешь? — Флинн не выдержал и рассмеялся. — В тележке, запряженной лошадью?
— Полагаю, тебя не касается, как именно. — Она надменно повела бархатной бровью.
— Ты что, все еще боишься, что я натравлю на тебя легавых?
— Легавых? — Ее глаза широко распахнулись от испуга.
— Ну, гончих, или как их у вас называют? Ну ладно, тогда скажи мне вот что. Почему там все одеты так же, как ты? — Он показал в сторону зала. Сквозь стеклянные двери можно было разглядеть танцоров и их странные наряды. — Вы что, решили устроить маскарад? Но почему ничего не сказали мне? Я бы захватил с собой лишние панталоны до колен!
Она медленно улыбнулась, как будто сама не знала, сердиться ей или смеяться, и выразительно окинула взглядом его костюм:
— На твоем месте я бы об этом не болтала. Но по-своему твой наряд очень даже мил. Он тебе идет. И если ты действительно один из гостей — как ты имел смелость утверждать, — то лучше тебе вернуться в зал. Не сомневаюсь, что твой выдающийся наряд оценят по достоинству! Вот только я хотела бы знать, — добавила она с ехидством, — не слишком ли поздно для купального сезона?
— Я поскользнулся, — буркнул Флинн, махнув рукой в сторону фонтана и делая усилие над собой, чтобы не скорчиться от холода.
— Поскользнулся так, что упал в фонтан? — Казалось, от ее мелодичного смеха зазвенел сам воздух, и стены особняка вздрогнули и насторожились. В тот же миг девушка испуганно умолкла и зажала себе рот ладонью.
А Флинн как-то отстранение подумал, что теперь он понимает, что означает выражение «заразительный смех». Он и сам улыбался в ответ и ничего не мог с собой поделать. Наверное, именно благодаря своему нелепому платью эта женщина излучала такое обаяние.
— Что же ты замолчала? — не выдержал он. — Смейся, не стесняйся! Наверняка завтра все графство будет потешаться над тем, как глупый американец чуть не утонул в фонтане!
— Американец? — внезапно помрачнела она. — Так ты из Америки?
— А что, разве не похоже? Или ты нарочно притворяешься, чтобы сделать мне приятное? Большинство англичан распознают американцев в два счета. И не сказать, чтобы это открытие их сильно радовало.
— Это объясняет твой жуткий акцент, — задумчиво процедила она. — И ты прибыл сюда прямо из самой Америки?
— Непосредственно из Ди-Си
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
. — В ее взгляде зажегся такой неподдельный интерес, что Флинн немного приободрился. — Послушай, это несправедливо. Ты выспросила у меня всю подноготную, а сама даже не назвала своего имени.
— Диисии… — повторила она. — Впервые слышу такое название.
— Вашингтон, Ди-Си? — Флинн был поражен ее необразованностью. — Ты что, не знаешь, где находится наша столица?
— Ах, так ты имел в виду округ Колумбия?
— Ага, точно! — Флинну пришлось стиснуть зубы, чтобы не выбивать ими звонкую дробь. Он сам не понимал, почему ему так важно не выглядеть перед этой женщиной безмозглым дураком. — Почему бы нам не войти в дом? Там я расскажу тебе все по порядку. Если я буду торчать здесь, то непременно подхвачу пневмонию. Да и ты могла бы еще немного повеселиться на этой вечеринке.
— Нет. — Девушка вздрогнула и с испугом посмотрела на Флинна. — Я должна идти.
— Всего один бокал на дорожку! — Он постарался изобразить одну из своих самых ослепительных и очаровательных улыбок, способных растопить сердце любой красавицы. Однако на эту женщину его обаяние почему-то не подействовало — видимо, из-за стучавших зубов. Она повернулась и подхватила свою сумку.
— Я должна идти. Пожалуйста, — добавила девушка, глядя на него через плечо и поправляя лямку у сумки, — не говори никому о том, что видел меня.
— Я даже не знаю, кто ты такая, — посуровел Флинн. — Послушай, ты от кого-то скрываешься? У тебя есть автомобиль? Позволь мне хотя бы вызвать для тебя кеб!
В ее взгляде промелькнула признательность.
— В Америке все так ходят? — Девушка кивнула на его промокший смокинг.
— Поверь мне, в сухом состоянии это очень хороший костюм. Стопроцентная шерсть, оригинальный покрой. — Самый надежный способ охмурить любую красотку — похвастаться перед ней своим костюмом. — На самом деле я действительно неплохо в нем выгляжу, — добавил он со смущенной улыбкой.
— Хм-м… — Она снова окинула его задумчивым взором и оглянулась на фонтан. Но на этот раз ее очаровательный ротик приоткрылся, как будто ее осенила какая-то неприятная мысль.
— Что с тобой? — Он машинально шагнул вперед, напугав ее еще сильнее.
— Как, бишь, тебя зовут?
— Флинн, — повторил он. — Флинн Патрик. И я уже два раза напоминал тебе о том, что ты так и не представилась.
— Флинн… — Она потихоньку пятилась, краем глаза карауля каждое его движение. — Имя твое мне незнакомо!
— Как и мне незнакомо твое! — Вот это загнул! Этак он и сам не заметит, как начнет изъясняться витиеватыми округлыми фразами, как актер из классического театра. И все ради того, чтобы пустить пыль в глаза этой девчонке!
— И откуда ты родом? — еще раз осведомилась она. — Из Вашингтона.
Девушка кивнула, явно не удовлетворившись его ответом.
— Ди-Си, — добавил Флинн, и она задумчиво прикусила губу. — Помнишь, округ Колумбия?
— А что ты здесь делаешь?
Судя по виду, его ответы только усиливали ее панику. Флинн попытался было успокоить ее улыбкой, но она смотрела на него так серьезно, что и ему стало не до смеха.
— Я приехал сюда на свадьбу.
— Ты хотел сказать, на помолвку, — поправила она, явно подозревая его во лжи.
— Ну, не знаю, как у вас это принято называть. Мы с Кабби знаем друг друга с самого детства.
— Кабби?
— Ага, Литтон, то есть жених.
Она так и подпрыгнула на месте от испуга.
— Ты сказал — жених? Это с женихом ты знаком с самого детства?
— Верно. — Она что, страдает провалами памяти?
Девушка собралась было что-то сказать, но в эту минуту стеклянная дверь на террасу со скрипом распахнулась, и она застыла на месте, охнув от неожиданности. В следующее мгновение незнакомка метнулась в густую тень возле стены.
Флинн обернулся и увидел, как мужчина в коротких панталонах, с седыми локонами до плеч и тяжелой тростью в руке выводит на террасу женщину в каком-то немыслимом платье из кружева и перьев с чрезвычайно низким декольте.
— Здесь слишком холодно, милорд, — капризно произнесла юная дама. Ее нарочито британский выговор показался Флинну несколько гнусавым.
— Не беспокойся. Ты не успеешь замерзнуть, дитя мое. — Судя по игривому тону, старый похотливый козел откровенно клеился к девчонке. — Иди сюда, позволь мне тебя согреть!
Женщина улыбнулась и поднесла к лицу веер, раскрыв его одним натренированным неуловимым движением.
— Но, милорд, а как же ваша прелестная невеста?
Флинн, разинув рот, смотрел на то, как женщина, несмотря на свои слова, послушно двинулась навстречу старому ловеласу.
— Ей ни к чему об этом знать, — проворковал тот, и при виде его улыбки Флинн невольно пожалел несчастную невесту — кем бы она ни была.
Тесно обнявшись, они пошли по террасе, и Флинн, втихомолку ухмыляясь, собрался перемигнуться с женщиной из окна, но оказалось, что незнакомка исчезла. Он резко обернулся и едва успел заметить, как она бежит по тропинке в сад. Тяжелая сумка хлопала ее по спине, вынуждая нагибаться вперед. Чтобы подол длинного платья не путался под ногами, она ловко подхватила его одной рукой.
— Эй! — воскликнул он и даже сделал в ту сторону два шага, но передумал и остановился.
— Кто здесь? — раздался у него за спиной театральный шепот юной прелестницы.
Флинн не ответил, следя за тем, как ночная тьма поглощает загадочную незнакомку. Его тянуло помчаться следом за ней, но он удержался от этого безрассудного шага и остался на месте. Ему следовало вернуться в дом. Ему нужно переодеться в сухое. Он не может гоняться по полям за какой-то полоумной в мокром смокинге.
Однако желание помчаться за ней оказалось столь неистовым, что сердце готово было выскочить из груди. Даже ноги подергивались, не давая оставаться на месте. И все же он удержался.
Боже милостивый, он же едва не погиб! Он чудом избежал смерти, и у него нет сил на то, чтобы всю ночь таскаться за этой девчонкой. А вдруг ему вообще нужна медицинская помощь?
Флинн всматривался и всматривался в ночную тьму, стараясь уловить ее легкий силуэт, но так ничего и не разглядел. Она исчезла.
Все еще пребывая во власти внутреннего порыва, он сделал шаг во тьму, прежде чем сумел вернуться в настоящее. Господи, он же явился на свадьбу не один! Нужно как можно скорее найти Нину. В каких бы смертных грехах ни обвиняли его на протяжении всей жизни, он еще не опустился до того, чтобы обзаводиться новой пассией, не успев расстаться с прежней.
Нехотя он повернул обратно к дому, сожалея о том, что так и не узнал у незнакомки ее имя, и совершенно неожиданно столкнулся нос к носу с тощим типом в панталонах. То, что этот малый завивал и пудрил волосы и пялился на него через монокль, оказалось не самым странным. Гораздо больше Флинна позабавила его трость. Потому что пижон в коротких штанишках мигом свернул круглый набалдашник, и на свет с легким хищным шипением выскочило не меньше метра полированной острой стали, нацелившейся Флинну прямо в грудь.
— Признавайтесь, что шпионили за нами, сэр! — грозно воскликнул пожилой господин. — Иначе мне придется проткнуть вас насквозь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямая девчонка - Фокс Элайна



Очень понравилось, не натянуто. Прочитала на одном дыхании.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаАгния
9.10.2010, 15.01





книга супер
Упрямая девчонка - Фокс Элайнасвета
9.12.2012, 20.35





Роман не плохой,но главная героиня меня раздражала,эгоистка весь роман только о себе одной и думала,ни разу она не подмала о Флиннетолько говорила ,что он ничтожество и пустое место. Но как же её отношение к нему изменилось когда выяснилось ,что он наследник герцога,сражу же отношение изменилось...лицемерка rnГл герой потрясающий,только из-за негт дочитала до конца
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаРумиса
18.10.2013, 7.35





Перечитала через 8 лет, уж очень запомнился сюжет, книга потрясающая 10 из 10
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 22.59





мне очень понравился роман.
Упрямая девчонка - Фокс Элайнаелена
12.04.2014, 16.40





Честно давно так не смеялась, прям до слез. Легкий, приятный роман. Стоит потраченного времени..........10 балов
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаКетрин
13.04.2014, 0.33





Читала еще а школе, очень понравился! Сейчас случайно нашла и перечитала с удовольствием. Вроди и женский роман, а немного необычный и другой.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаДарья
9.07.2015, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100