Читать онлайн Упрямая девчонка, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямая девчонка - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Упрямая девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Погодите, — воскликнул Флинн, не в силах сдержать любопытство, — о чем это вы толкуете? Что все это значит?
Лурдс выпрямился и посмотрел на него, но не произнес ни слова. Герцог тоже поднял голову, вглядываясь в его лицо.
— Как долго вы находитесь в Англии?
— Около недели.
— Вы вернулись сюда в первый раз?
— Да.
— Почему вы сделали это именно сейчас?
А вот это был очень опасный вопрос. Флинн оглянулся на Мелисанду, но она потупилась, избегая смотреть на него.
— У меня не было выбора, — начал он. — Я… мой отец не так давно скончался, и моя мать… пожелала, чтобы я вернулся. Я и сам толком не понимаю почему, но я подчинился, чтобы не обижать ее.
— Она все знала, — шепнул герцогу Лурдс. — Возможно, под конец в ней проснулась совесть.
— Она не советовала вам обратиться ко мне?
— К вам? — При одной мысли об этом Флинну стало смешно. — Нет, не советовала.
— Почему вы так развеселились? — Герцог грозно нахмурился, и Флинну сразу стало не до смеха. — В моих вопросах нет ничего смешного!
— Да, я знаю… сэр, но одна мысль о том, что она могла посоветовать мне обратиться к вам, показалась мне забавной. Простите, если я невольно вас обидел.
— А кто-то другой советовал вам обратиться ко мне? Флинн понимал, что играет с огнем, но не удержался и с лукавой усмешкой покосился на Мелисанду:
— Вот она, вчера вечером, после того как получила ваше письмо. Она сказала, что нам следует принять приглашение. И вот я здесь.
Герцог посмотрел на Мелисанду, а потом снова уставился на Флинна.
— Означает ли это, что в противном случае вы не пришли бы сюда?
— Да, я бы сюда не пришел.
Возникшая пауза показалась Флинну особенно зловещей в чопорной обстановке этой роскошной гостиной.
— Мистер Патрик, — осторожно начал герцог, — на протяжении многих лет передо мной прошла целая толпа молодых людей, пытавшихся выдать себя за моего пропавшего сына. Вы ведь знакомы с этой грустной историей? — Он вопросительно поднял брови, глядя на Флинна.
Флинн растерянно посмотрел на Мелисанду, и та ответила многозначительным взором, который он не смог перевести. Или сделал вид, что не смог, потому что не хотел.
— Насколько мне известно, — медленно произнес он, — мальчик умер еще в детстве.
— Мы были вынуждены объявить его мертвым, мистер Патрик. В тот день он играл с Лурдсом и выбежал на террасу. Больше его никто и никогда не видел.
У Флинна в груди оборвалось сердце, а на лбу выступил обильный пот.
— Его похитили? — спросил он непослушными губами.
— Мы не могли в это поверить, по крайней мере сначала. Лурдс был убежден, что слышал громкий плеск, говоривший о том, что мальчик упал в фонтан, но мы так и не нашли никаких следов. — Лорд Мерстан опустил взгляд на свою руку, сжимавшую деревянный подлокотник кресла. — Его звали Норфлин Беллами Гамильтон Арчер, и дома мы звали его Флинном.
Флинну стало трудно дышать, как будто легким не хватало воздуха. Он закашлялся, но все же нашел в себе силы сказать:
— Это… совпадение.
Это было какое-то безумие, даже по сравнению с тем сумасшедшим домом, в котором он существовал последние дни. Однако герцог так не считал.
— Вы в этом уверены? — осведомился он, не скрывая своей иронии.
— Я… да, конечно.
Флинн был в отчаянии. Не дай Бог они поверят в эту чушь! Он не выдержит, это свыше его сил! И тем не менее все совпадало с какой-то дьявольской точностью. Во всяком случае, эти два старика почти поверили в него. Точнее. Лурдс вообще не питал ни малейших сомнений в том, что отыскал давно пропавшего наследника герцога Мерстана.
В отличие от них Флинн отлично помнил одну вещь, о которой вынужден был молчать, чтобы не кончить свои дни в доме для умалишенных. Он угодил сюда 1998 года, а следовательно, никак не мог оказаться тем самым маленьким лордом Норфлином, бесследно пропавшим много лет назад. Он мог быть только собой, Флинном Патриком, штатным помощником сенатора Ирвина Стрэнда с дипломом Колумбийского университета. Словом, простой американский парень до мозга костей.
— Флинн, выслушай их, — взмолилась Мелисанда. При том в ее темных очах светилось такое благоговение, что он едва не поддался искушению. Но стоило взглянуть на лорда Мерстана и Лурдса, двух почтенных старцев, даже на исходе жизни не пожелавших смириться с тем, что их надежды уйдут вместе с ними, как Флинн понял, что у него не хватит совести так нагло воспользоваться их слабостью.
— Мой сын пропал без следа, — продолжал герцог недрогнувшим голосом, — точно шестого сентября, мистер Патрик.
Флинн будто получил удар под ложечку. Он вскочил и отвернулся, не в силах продолжать этот спектакль. Но не тут-то было: он оказался лицом к лицу с портретом матери и сына. Прозрачные голубые глаза темноволосого мальчика смотрели ему прямо в душу.
И из каких-то глубин памяти неожиданно выплыли слова Нины: «У цыгана глаза должны быть темными. А у тебя они слишком светлые, голубые!»
Флинн как можно тверже произнес про себя, что на свете есть множество людей с синими и даже голубыми глазами. Взять, к примеру, самого герцога. Или мать Флинна. Даже у его отца, Нейла Патрика, были бледно-голубые глаза, чей холодный льдистый оттенок он использовал без зазрения совести, когда нужно было нагнать страх на подчиненных.
Не говоря уже о том, сколько событий случается каждый год шестого сентября. Люди рождаются, умирают, переезжают с места на место, женятся. И никому и в голову не приходит считать это не более чем простым совпадением.
— Неужели для вас это такое несчастье, мистер Патрик, — вкрадчиво промолвил Лурдс, — быть признанным наследником Мерстана?
Собственно говоря, а почему бы и нет? В этом мире он только и делает, что изображает из себя кого-то другого. Так почему бы не стать герцогом? Он от этого лишь выиграет. И не только на данный момент, и не только для себя самого. Если его по всем правилам утвердят в качестве наследника герцога, благополучие Мелисанды можно считать обеспеченным. И вдруг он подумал: уж не поэтому ли в галерее Мерстана оказался ее портрет?
Флинн медленно повернулся лицом к собравшимся.
— Конечно, я не вижу в этом ничего плохого, — осторожно произнес он. — Но, если говорить начистоту, происходящее не укладывается у меня в голове. И к тому же, — добавил он чистосердечно, — я не хотел бы стать причиной новых переживаний и лишней душевной боли, разбередив старые раны. Если на поверку все-таки выйдет, что я не этот ваш Норфлин, как вы переживете новый удар? И кстати, как вы собираетесь меня проверять?
— Достойный ответ, — заметил герцог, пристально всматриваясь в своего возможного наследника. Флинн затруднялся сказать, говорит он серьезно или иронизирует. — Вы абсолютно правы: нужна проверка. Однако что касается того, что вам угодно было мягко назвать «душевной болью», то пусть вас это не волнует. Мы готовы на любые жертвы ради возможности передать титул и поместье человеку нашей крови, истинному потомку прославленного рода Арчеров. Я не страдаю женской сентиментальностью и не собираюсь умирать от разбитого сердца, если вы это имели в виду.
Инстинктивно Флинн с опаской покосился на Мелисанду. Нина в подобной ситуации никогда не оставила бы без ответа нелестный отзыв герцога о женской сентиментальности. Однако Мелисанда сидела как ни в чем не бывало, ловя каждое слово из их разговора. Конечно, она все слышала, но даже не подумала обижаться. Как это ни удивительно, но Флинн почувствовал себя обиженным… за нее! И за себя тоже. Он повернулся к герцогу и натянуто произнес: — Мне почему-то всегда казалось, что любовь к сыну не является исключительно женской привилегией.
— Никто не любил своего сына так преданно, как его светлость! — выпалил Лурдс, угрожающе шагнув вперед и меряя Флинна возмущенным взором.
Герцог заставил его замолчать повелительным взмахом руки.
— Рад это слышать, — язвительно ответил Флинн. — Вряд ли на свете найдется человек, добровольно признавшийся в том, что не любит собственного ребенка!
— А вы весьма самоуверенно высказываете свою точку зрения, мистер Патрик, — заметил герцог.
— Вера в себя помогает мне сохранить чувство собственного достоинства, — отвечал Флинн.
Тогда герцог обратился к Мелисанде:
— Уж не это ли его качество вы нашли особенно привлекательным, когда выходили за него, миссис Патрик?
— Я… я… — залепетала Мелисанда, захваченная врасплох тем, что внимание присутствующих внезапно переключилось на нее.
— Конечно, нет, — процедил герцог с леденящей улыбкой. — Вас вообще не привлекает в этом человеке ни одна его черта. Еще бы, ведь этот бессердечный негодяй похитил вас прямо из-под венца!
Мелисанда собралась что-то сказать и в отчаянии посмотрела на Флинна. Тот едва заметно покачал головой. Она послушно сжала губы и неуверенно глянула на герцога.
— Подробности этого похищения, — отрезал Флинн, — не имеют никакого отношения к теме нашей беседы!
— Неужели? — Герцог с надменным видом приподнял бровь. — В любом случае они давно всем известны. И мне кажется, что привычка красть чужих невест вряд ли пристала наследнику герцогского титула.
— Ну, должен признаться, что в тот момент я как-то не подумал о том, что могу стать наследником титула! — парировал Флинн с ехидной улыбкой.
— Вы снова позволяете себе легкомысленные высказывания о чрезвычайно серьезных вещах! — грозно воскликнул герцог.
— Честно говоря, я попросту не знаю, что еще можно сделать в подобной ситуации.
— Возможно, вам лучше было бы просветить нас, по какой причине вы действовали так, а не иначе. Ведь что-то должно было заставить вас похитить чужую невесту прямо из-под носа у жениха?
— Так сложились обстоятельства.
— И это все? Боюсь, что не могу согласиться с вами. Вряд ли человеческую алчность можно считать просто обстоятельством. Ибо я более чем уверен, что именно алчность толкнула вас на преступление — иначе с какой стати человеку без гроша за душой похищать богатую невесту, а потом жениться на ней?
Флинн едва успел подавить в себе очередную вспышку ярости, вызванную надменным поведением герцога. Его чувства не играли в данный момент никакой роли. Он явился сюда, чтобы спасти Мелисанду. Вот о чем ему нельзя забывать ни на секунду.
— Вам никогда не понять, чем мотивированы мои поступки, — отвечал он. — И не надейтесь, что я стану вас просвещать. Лучше давайте вернемся к делу. Насколько я понимаю, вы пригласили меня сюда для того, чтобы определить, не могу ли я быть вашим давно потерянным сыном. Вы уже успели это определить? И если нет, то что еще вы собираетесь с нами проделать?
— А он любит идти напролом, верно? — обратился к Лурдсу герцог, в очередной раз окинув Флинна оценивающим взглядом. При этом у самого Флинна возникло ощущение, как будто он экспонат в зоопарке, и герцог явно это почувствовал.
— Совершенно верно, ваша светлость, — откликнулся Лурдс. — Точно так же, как и вы в его годы.
Хозяин с благодушной улыбкой оглянулся на своего слугу и обратился к Флинну:
— Полагаю, в позиции Лурдса мы можем не сомневаться?
Флинн не собирался отвечать. Он лишь переводил мрачный взгляд с одного старика на другого в ожидании новых каверз.
— И вполне возможно, что Лурдс по-своему прав, — все так же благодушно продолжал герцог. — Он почти все время проводил с мальчиком перед тем, как тот пропал.
Конечно, в доме имелась нянька, но эта парочка явно предпочитала общество друг друга.
— Как вам пришло в голову пригласить меня сюда? — поинтересовался Флинн. — Конечно, я помню, что Лурдс был гостем на нашей свадьбе, но уже тогда он явился к нам неспроста, а с определенной миссией. Почему вы отправили его к нам?
— А вы сами не знаете? — ответил герцог вопросом на вопрос.
Флинну пришлось с шумом перевести дух, чтобы удержать при себе множество замечаний, так и рвавшихся наружу.
— Не знаю, как вы изволили убедиться.
— И вас не удивляет, почему я продолжаю обвинять вас в похищении мисс Сент-Клер из дома ее законного жениха? Ведь я являюсь одним из немногих людей, посвященных в то, что ваше венчание произошло не в местечке Гретна-Грин, как вы поспешили сообщить всему обществу, а здесь, в Лондоне, через несколько дней после исчезновения мисс Сент-Клер из Мерстана…
— Прошу вас не втягивать ее в этот спор, — веско промолвил Флинн. У него не было сил смотреть на то, как Мелисанда вздрагивала от ужаса всякий раз, стоило герцогу обратить на нее внимание.
— Почему же? Неужели она столь невинна?
— Да, — без запинки отвечал Флинн.
— Нет, это не так! — Все в замешательстве посмотрели на Мелисанду. Она вскочила с дивана, отчаянно стиснув кулачки, и звонко воскликнула: — Ваша светлость, умоляю, позвольте мне самой рассказать все, как было!
— Он знает, Мелисанда, — вмешался Флинн. Черт побери, не хватало еще, чтобы эта пигалица его защищала! Быть защитником — его обязанность! Тем более что она понятия не имеет о том, что на самом деле в этом месте и в этом времени ему ничего не грозит.
— Да что он знает? Он же считает тебя бандитом с большой дороги! — запальчиво возразила она. — Хотя на самом деле ты вел себя как герой! — Теперь Мелисанда обратилась к герцогу: — Ваша светлость, я сама, по собственной воле сбежала из Мерстана. Наверное, никакие извинения не окупят того оскорбления, которое я нанесла вашей чести. Но поверьте, я этого не хотела. Я не смогла заставить себя стать женой вашего племянника. И совершила ужасный, непростительный поступок. За это я готова нести наказание и расплачиваться до конца своих дней, но вы должны знать, что мистер Патрик женился на мне исключительно ради спасения моей репутации — или того, что от нее осталось. Он действовал бескорыстно и великодушно и сделал все, чтобы помочь мне справиться с ситуацией.
В комнате повисло гробовое молчание. Флинн ломал голову над тем, как бы найти достаточно правдоподобные и веские объяснения ее поступкам.
— Ваша светлость, она сказала все это исключительно ради того, чтобы выгородить меня и уберечь от вашего гнева, — наконец вымолвил он. Но Флинн слишком хорошо знал, как знал это и герцог, что Мелисанда сказала чистую правду.
— Хотел бы я знать, с какой стати ей понадобилось покрывать своего похитителя, — задумчиво сказал герцог.
На это у Флинна не было ответа. Действительно, причина могла быть только одна. Если бы он на самом деле был ее похитителем и разбойником с большой дороги, она ни за что на свете не вышла бы за него, и уж тем паче не попыталась его оправдать. Это было очевидно. Вот только жертвовала она собой напрасно! Флинн спокойно мог взять вину на себя — ведь когда он вернется в будущее, ему не придется расплачиваться за то, что случилось в этом времени, но она-то этого не знала! Значит, теперь у него оставался единственный способ ее спасти: смириться со всем этим безумием и стать потерянным и вновь обретенным сыном герцога Мерстана. Если, конечно, ему это удастся.
Но что-то в глубине души подсказывало Флинну, что у него все получится. И что для этого ему даже не придется особо напрягаться.
— Родная тетка миссис Патрик написала мне о своих подозрениях по поводу вашей личности, — сообщил герцог, махнув рукой в сторону Лурдса. — Вот я и послал Лурдса убедиться в том, что ее слова не пустая выдумка.
— Тетя… — вырвалось у Мелисанды.
— Фелисити? — вторил ей Флинн, потрясенный до глубины души.
— Миссис Кастербрук, — подтвердил герцог.
— Но как такое могло прийти ей в голову?!
Герцог не соизволил ответить на их вопрос. Он помолчал, а потом сказал:
— Я бы хотел, чтобы вы вместе со мной побывали в Мерстане. И чем скорее, тем лучше.
«Мерстан… — всплыло в мозгу у Флинна. — Мерстан и фонтан!» Ну конечно, ему надо попасть в Мерстан, к фонтану! Если у него и есть возможность вернуться домой, то только через этот треклятый фонтан!
— Ну, допустим, я там побываю. И что вам это даст? — Флинн продолжал упрямиться, понимая, что чересчур быстрое согласие может показаться подозрительным.
— Считайте это своего рода испытанием, — сказал герцог. — Если вам удастся вспомнить там что-то значительное, что-то достаточно определенное, вы и сами удивитесь, как изменится ваша судьба.
— А что именно вы будете считать определенным? — не унимался Флинн.
— Поживем — увидим, мистер Патрик.
В эту ночь Мелисанда не запиралась в спальне. И все равно Флинн открыл заветную дверь со смесью возбуждения и страха. Он понимал, что Мелисанда уже почти поверила в то, о чем говорили Лурдс и герцог, но не считал себя вправе подталкивать ее к окончательному решению. Он не должен пользоваться ее слабостью. Нет, он собирался объяснить ей все как есть и подготовить к возможному провалу. Завтра им предстояло готовиться к поездке в Мерстан. Герцог настоял на том, чтобы поездку не откладывали в долгий ящик. Флинн должен был вернуться туда, где он появился на свет, и попытаться что-то вспомнить. Надо ли говорить, что у него не было особой надежды на то, что он действительно вспомнит нечто убедительное, способное утвердить его в качестве найденного наследника? Но с другой стороны, он твердо решил сделать все, что в его силах ради Мелисанды. А потом ему не составит труда улучить момент, чтобы одному пробраться к фонтану и попытаться вернуться домой.
Однако с некоторых пор мысли о возвращении стали будить в нем смутную тревогу. Он слишком хорошо помнил, что почувствовал, когда думал, что тонет в пруду. И ему не хотелось по собственной воле еще раз заглянуть в глаза близкой смерти. Он до сих пор был уверен, что чудом избежал гибели, когда провалился в эту черную дыру. А ведь это был единственный способ отыскать дорогу назад.
Когда он вошел, Мелисанда лежала в кровати и читала. Может быть, на его настроение повлияли мысли о скорой разлуке, но Флинн совершенно искренне подумал, что никогда не видел более уютной и милой картины.
Свет от лампы бросал золотистые блики на темно-каштановую гриву блестящих волос, и по сравнению с ней ее матовая бледная кожа напоминала светлый морской песок, прогретый ласковым солнцем. Кружевные оборки ночной сорочки не скрывали тонких запястьев изящных рук, державших книгу. Она удобно устроилась на подушках, и вся обстановка в комнате дышала миром и покоем.
Вот Мелисанда подняла взгляд и медленно улыбнулась, причем ее щечки покрыл восхитительный нежный румянец.
— Привет, — произнес он, пересекая комнату и расстегивая рукава сорочки.
— Добрый вечер. — Она проводила его взглядом. — Прости меня за прошлую ночь. Я сама не понимала, что делаю. И… — она потупилась, отчего пушистые ресницы бросили густую тень на чудесные щечки, — и я хотела бы извиниться за то, что не сказала о решении отца лишить меня наследства. Я поступила непростительно, но и ты должен понять, что я не хотела тебя одурачить. Я просто боялась… — Она замялась в поисках слов, заложила страницу пальцем и прижала книгу к груди. — Я хочу быть с тобой абсолютно откровенной.
— Мелисанда, все о'кей, — заверил Флинн, усаживаясь в кресле так, чтобы видеть ее лицо.
— Нет! Я должна это сказать! Я не была уверена, что это совершенно необходимо, и тем не менее обманула тебя! Я знала, что это нечестно, что при желании мне не составило бы труда найти способ поговорить с тобой и сообщить, что я лишена наследства — но я подумала о Джульетте. — Она нетерпеливо взмахнула рукой, пресекая его попытку возразить. — Пожалуйста, дай мне закончить! Если бы ты передумал жениться, с ней действительно было бы все кончено. Но я не собираюсь все сваливать на Джульетту, ведь я поступила так не только пади нее. Я должна была сделать все, чтобы ее спасти, чтобы потом не проклинать себя до конца жизни. Теперь ты понимаешь, что дело не только в моей младшей сестре, но и в моем эгоизме?
Флинн был очарован ею, занимательная речь внесла в милый облик такое оживление, что красота Мелисанды показалась ему ослепительной. Если так пойдет и дальше и он не будет следить за собой, то рано или поздно непременно влюбится в нее по уши.
— Как ты считаешь… — продолжала она, рассматривая свои руки. Флинн видел, каких усилий ей стоило поднять на него виноватый взгляд и посмотреть ему в глаза. — Как ты считаешь, когда-нибудь ты сможешь простить мне эту ложь? Он и сам не помнил, как вскочил с кресла и оказался возле кровати, присел на самый краешек тюфяка и осторожно взял ее за руку.
— Я должен сделать страшное признание, — начал Флинн, делая жалкую попытку улыбнуться.
Мелисанда растерянно нахмурилась.
— Я знал о твоих деньгах, вернее, о том, что их у тебя нет. Знал еще до нашей свадьбы. Фелисити мне сказала. Ты невнимательно слушала меня вчера.
Ее лицо изменилось, словно по волшебству, и Флинн испугался пуще прежнего: ну как в такую не влюбиться? Темные глаза широко распахнулись, влажные губки слегка раздвинулись, и милое личико осветилось таким детским удивлением, таким непосредственным и чистым чувством, что Флинн не выдержал и улыбнулся в ответ.
— Ты знал? — прошептала она. — Ты знал и все равно женился на мне?
Он кивнул, немного стыдясь того, какое удовольствие принес ему этот детский восторг.
— Значит, ты сделал это только ради меня? — Она ласково пожала ему руку. — Ты просто хотел помочь мне и ничего не выгадывал для себя? — В доверчиво распахнутых дивных очах сияла такая благодарность, что Флинну стало неловко. А Мелисанда продолжала: — Все-таки ты хороший человек. Я знала об этом с самого начала, но теперь у меня не осталось никаких сомнений. По тому, как полыхала его кожа, Флинн догадался, что ей все-таки удалось вогнать его в краску. Она подалась вперед, встала на колени и поцеловала его в щеку, потом погладила его по лицу и снова заглянула в глаза.
— Спасибо, — услышал он ласковый шепот, и нежные губки припали к его губам.
Флинн легонько привлек ее к себе, отвечая на поцелуй, и почувствовал, как по жилам растекается жидкий огонь. Не в силах удержаться, он стал целовать ее настойчиво и страстно.
Она покорно раздвинула губы, их языки встретились, и от вспышки желания у Флинна потемнело в глазах. Он до боли хотел эту женщину. Он хотел ее и имел на это все права, ведь она была его женой.
Но Мелисанда отвечала на его поцелуй так же страстно не потому, что любила его, Флинна, а потому, что принимала его за героя, которым он никогда не был. Увы, он отдавал себе отчет в том, что ему недолго осталось играть роль благородного «хорошего человека».
Флинн неловко отстранился, не смея поднять на нее глаза, и заставил себя сложить руки на коленях. Он всей кожей ощущал на себе ее растерянный, ищущий взгляд. Он даже чувствовал на щеке ее разгоряченное, частое дыхание.
— Прости, — с трудом произнес он, — но я не могу спать с тобой, пользуясь тем, что ты принимаешь меня за кого-то другого. Я не герой, Мелисанда. Возможно, мой поступок и выглядит красиво в твоих глазах, но мне он почти ничего не стоил.
— Но ведь ты мог жениться на другой, жениться с выгодой, — тихо, но отчетливо промолвила она, снова беря его за руку. — Ты знал, что у меня нет денег, но все равно женился на мне. А ведь при желании ты мог бы очаровать любую женщину. — Мелисанда бросила на Флинна кокетливый взгляд и лукаво улыбнулась. — В нормальной одежде и с небольшим титулом тебе не составило бы труда найти молодую вдову с приличным состоянием.
— Нет, ты опять меня не понимаешь, — возразил Флинн с трудом удержавшись от улыбки. — Мне ничего не стоило жениться на тебе даже без денег прежде всего потому, что я знал, что рано или поздно вернусь отсюда в свое время. И еще я уверен, — торопливо добавил он при виде знакомой горькой гримасы на ее лице, — что мне удастся сделать это в Мерстане, через фонтан. Тем же путем, каким я попал сюда с самого начала.
С тоскливо сжавшимся сердцем он следил за тем, каким чужим и холодным становится ее лицо.
— Мистер Патрик… — Она запнулась и поправилась: — Флинн! Ты достаточно сообразителен, чтобы понять невозможность того, что ты говоришь о будущем. В конце концов, ради чего ты с таким упорством цепляешься за эту сказку? Ну подумай сам, это не укладывается ни в рамки здравого смысла, ни в рамки религии. Господь дал нам возможность родиться, прожить жизнь и умереть в отпущенные Им сроки. Разве ты сам в это не веришь? Как ты можешь жить до того, как появился на свет?
— Всего неделю назад я полностью согласился бы с каждым твоим словом!
— Ну, хорошо, — недовольно произнесла она, отложив в сторону книгу. — Если ты действительно из будущего, то должен знать что-то такое, что только должно случиться. Предскажи какое-нибудь выдающееся событие, чтобы у меня был повод тебе верить. — Она смотрела на него со снисходительным терпением, как на капризного ребенка.
— Все, что я могу предсказать наверняка, — сокрушенно признался он, — случится через много лет после твоей смерти. Как, к примеру… как машины. Все желающие обзаведутся такими экипажами, сделанными из стали, резины и пластика. Они будут бегать сами, без лошади, и в десять раз быстрее. Намного быстрее поездов, если, конечно, ты уже знаешь, что это такое. — Он помогал себе руками, рассеянно глядя в пространство и вспоминая картины из будущего. — А еще у нас будут самолеты — там, в небе. Мужчины… и женщины, конечно, смогут пересекать океан за несколько часов. И телевидение — такие ящики с картинками… вроде вертепов, маленькие театры на дому. И компьютеры…
Черт побери, ну как прикажете ей объяснять, что такое компьютер?! Но когда Флинн посмотрел на Мелисанду, то понял, что ее совершенно не трогает его отчаянная попытка что-то растолковать. Ей было любопытно — и все.
— Мелисанда, — веско промолвил он, — я не пытаюсь тебя развлекать. Поверь, мне не до шуток. И все эти вещи действительно будут! В 1969 году человек сядет в ракету и полетит на Луну — и провалиться мне на этом месте, если я вру!
— Мистер Патрик! — На этот раз она все-таки не удержалась от смеха. — Вам следует торговать своими историями! Кажется, у нас все-таки будет способ заработать себе на жизнь!
— Я хотел бы только одного — чтобы ты сама дожила до этих дней и увидела все своими глазами! — с горечью воскликнул он. — Жаль, что у меня под рукой нет хотя бы картинки… не нарисованной от руки, а напечатанной по новой технологии. Или фотографии. Впрочем, фотографию ты еще можешь застать.
— Флинн, пожалуйста, перестань. Это зашло слишком далеко. Тебе не следует упорствовать в своих…
— О'кей, погоди! Наполеон еще жив?
— Конечно, он выслан на Эльбу.
— Отлично! — вскричал Флинн. — Потому что я могу предсказать, что с ним будет дальше!
В ту же секунду сочувствия на ее лице как не бывало. Она скептически задрала брови.
— Он скоро сбежит с Эльбы!
— Подумаешь, новость! — рассмеялась она. — Да все только и говорят о том, что он наверняка сбежит!
— О'кей, тогда слушай дальше. Как только он сбежит, начнется еще одна война, и она войдет в историю под названием «Сто дней Наполеона».
— Сто дней Наполеона? — Кажется, Флинну все-таки удалось задеть ее за живое! — Неужели войска союзников окажутся настолько слабы? Или это не мы, а он продержится всего сто дней?
— Он, конечно, он! Его разобьют окончательно, в месте под названием Ватерлоо, а потом сошлют на остров Святой Елены. Вот только я не уверен… какой сейчас год? 1815-й? — Он ненадолго задумался. — Нет, не знаю, но ели его уже отправили в ссылку, то сто дней должны начаться в этом году. Не думаю, что он долго торчал на этой Эльбе. К сожалению, я мало что запомнил из курса по истории, да и школу окончил давным-давно.
— По-моему, тебе ни в коем случае не следует говорить об этом с кем-то еще. Тебя немедленно обвинят в измене. Скажут, что ты составил заговор с целью его освободить.
— Ну да! — расхохотался Флинн. — Кроме меня, его освобождать некому!
— Послушай, такими вещами не шутят!
— Да ладно, я ведь ни с кем об этом и не говорил, кроме тебя. Да и то только потому, что хочу, чтобы ты поверила в мою историю. Давай сделаем так, — он схватил с ночного столика клочок бумаги и сунул ей в руки, — запиши все, что я сказал. И когда это произойдет, у тебя останется доказательство того, что я не врал. Правда, я не уверен, произойдет это в будущем году или в этом. — И он оглянулся в поисках карандаша или ручки. Но Мелисанда отложила бумагу в сторону, откинулась на подушки и с упрямым видом скрестила руки на груди.
— Это может подождать и до завтра, у нас достаточно времени. Ты же сам сказал, что «сто дней» начнутся не скоро. И пока твое предсказание не сбылось — как прикажешь мне тебе верить?
— Ну, не знаю. — Он устало пожал плечами. Наверное, такую же усталость чувствовал сам Господь, когда к нему слишком приставали с бесконечными требованиями сотворить новое чудо. — Наверное, тебе просто придется поверить мне на слово. Прости.
— А больше ты ничего не помнишь? Неужели наша эра оказалась так бедна событиями, достойными сохраниться в анналах истории?
— Пожалуй, что так. Она действительно была бедна событиями. Но впрочем, что с меня взять? Я никогда не был в ладах с историей. — Он внимательно посмотрел на нее, уютно устроившуюся в теплой постели на мягких подушках и не спускавшую с него вопросительного взгляда. Странно, почему он тратит столько душевной энергий на то, чтобы заставить эту девчонку поверить ему? Можно подумать, ее вера или неверие могут как-то повлиять на его возвращение домой.
Скорее всего ему хочется заставить Мелисанду поверить, чтобы она не считала его негодяем, способным бросить ее одну после свадьбы. Особенно теперь, когда она осталась без денег.
— Ах, какая жалость! Ты не можешь вспомнить ничего значительного, чтобы у меня не было выбора, верить тебе или нет.
— Мелисанда, послушай меня. По-моему, это совершенно не важно, веришь ты мне или нет. Как только я исчезну, тебе не о чем и не с кем будет спорить. Вот почему эта поездка в Мерстан так важна.
— Чтобы ты получил возможность вернуться в свой фонтан и оставить меня на произвол судьбы? — колко заметила она.
— Нет, чтобы я смог убедить герцога, что действительно являюсь его сыном, и оставить тебя под его покровительством.
— Значит, ты признаешь, что являешься его сыном? — благоговейно прошептала она, не сводя с него широко распахнутых глаз.
— Это невозможно! — отрезал Флинн, решительно мотнув головой. — Я хотел бы им оказаться, но ведь это неправда. Я же сказал тебе, что попал сюда из двадцатого века!
При виде того, как она выразительно закатила глаза, Флинна охватило тупое отчаяние.
— Да выслушай ты меня, черт возьми! — рявкнул он, встряхнув ее за плечи.
Мелисанда застыла от неожиданности.
— По-твоему, во всем остальном я хоть раз вел себя как сумасшедший? — спросил он с яростью. — Ты сама видела мою одежду, когда я только появился! Она была мокрой до нитки! А еще она была странной, на твой взгляд!
Даже твоя тетка обратила на это внимание, ты помнишь? И еще вот это! — Он вздернул руку так, чтобы открылось запястье. — Ты сама призналась, что никогда прежде не видела ничего подобного! Ты назвала это удобной вещицей! Мелисанда, я не сумасшедший! Каким-то образом я провалился сквозь время! И мне важно, чтобы ты помнила об этом, потому что я не хочу бросать тебя одну! — Стоило этим словам слететь с его губ, как Флинн понял, что сказал правду. Он медленно перевел дыхание и погладил ее по щеке. — Честное слово, не хочу, но боюсь, что у меня нет иного пути.
Она надолго замолчала. Ее взгляд был полон грусти и тревоги.
— Не могу не признать, что во всем остальном ты кажешься вполне нормальным. И я… я помню, как тетя Фелисити восхищалась твоей одеждой. Тем, как она добротно сшита из какого-то удивительного материала. И твои туфли… Они были сделаны отдельно под левую и под правую ногу. Твои вещи свидетельствуют о существовании совершенно иной культуры, с усовершенствованным способом производства одежды.
— Дело не в иной культуре, — уточнил Флинн с тяжелым вздохом, глядя куда-то в сторону.
Бесполезно. Она ни за что ему не поверит. И он ее не винил. Может, оно и к лучшему. Кто знает, не попыталась бы она сделать из него какого-нибудь доморощенного оракула? С его отрывочными знаниями по истории это могло оказаться весьма опасной профессией.
— Флинн, — Мелисанда погладила его по руке, и он ласково сжал ее пальцы, — как ты думаешь, что случится, если ты вернешься в Мерстан, а фонтан не пропустит тебя обратно в будущее? Тогда ты останешься?
Он поднял голову и посмотрел на нее. Не иметь возможности вернуться? Нет, об этом он даже думать не желает! Но когда он сидел вот так, в этой уютной спальне, и смотрел ей в глаза, ему казалось, что он мог бы здесь остаться. На самом деле эта мысль приходила ему в голову уже не в первый раз, хотя Флинн по-прежнему считал необходимым вернуться.
— Если фонтан не сработает, Мелисанда, — твердо ответил он, выдержав ее взгляд, — тогда нам с тобой предстоит быть вместе до конца дней.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямая девчонка - Фокс Элайна



Очень понравилось, не натянуто. Прочитала на одном дыхании.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаАгния
9.10.2010, 15.01





книга супер
Упрямая девчонка - Фокс Элайнасвета
9.12.2012, 20.35





Роман не плохой,но главная героиня меня раздражала,эгоистка весь роман только о себе одной и думала,ни разу она не подмала о Флиннетолько говорила ,что он ничтожество и пустое место. Но как же её отношение к нему изменилось когда выяснилось ,что он наследник герцога,сражу же отношение изменилось...лицемерка rnГл герой потрясающий,только из-за негт дочитала до конца
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаРумиса
18.10.2013, 7.35





Перечитала через 8 лет, уж очень запомнился сюжет, книга потрясающая 10 из 10
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 22.59





мне очень понравился роман.
Упрямая девчонка - Фокс Элайнаелена
12.04.2014, 16.40





Честно давно так не смеялась, прям до слез. Легкий, приятный роман. Стоит потраченного времени..........10 балов
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаКетрин
13.04.2014, 0.33





Читала еще а школе, очень понравился! Сейчас случайно нашла и перечитала с удовольствием. Вроди и женский роман, а немного необычный и другой.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаДарья
9.07.2015, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100