Читать онлайн Упрямая девчонка, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямая девчонка - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямая девчонка - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Упрямая девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Мелисанда ничего не могла поделать. У нее перед глазами все стоял мистер Патрик в той одежде, которой ссудила его Фелисити. Еще прежде, когда он оставался в своем странном наряде, Мелисанда считала его привлекательным, но привычный для ее глаза костюм так преобразил его, что у девушки буквально захватило дух от восторга.
И от этого ей сделалось не по себе.
Мелисанда понимала, что в данный момент ей следовало думать о том, как она будет встречать родителей, которые должны были появиться с минуты на минуту. И она действительно волновалась и сгорала от нетерпения в ожидании этой встречи. Но любая попытка представить себе их разговор приводила к тому, что она начинала мечтать о свадьбе и гадать, так ли хорош будет мистер Патрик во фраке и лосинах, каким он был в камзоле мистера Кастербрука.
Если он действительно дьявол во плоти — а Мелисанда все больше укреплялась в этой мысли, — то с какой стати ему соблазнять ее теперь, когда им все равно предстоит пожениться? А то, что он возбуждает ее одним своим видом, не вызывало никаких сомнений. Вчера вечером, когда он отвел ее в дальний угол гостиной и принялся убеждать Мелисанду, что желает только того, чего хочет она, — честное слово, она готова была в него влюбиться! Ей пришлось заставить себя выложить ему всю правду, а заодно и вспомнить о том, что этот проходимец наверняка женится на ней ради денег и ни за что не позволил бы ей отказаться от свадьбы, если бы она передумала. Просто он понимал, что его жертва загнана в угол, а потому мог позволить себе сыграть в благородство и предложить ей решать самостоятельно.
Она уже успела в очередной раз погрузиться в волнующие воспоминания о том, как выглядел вчера мистер Патрик, и даже дерзнула представить хотя бы в общих чертах, какой будет их первая брачная ночь, когда возле парадного крыльца остановилась карета. Услышав топот копыт и звяканье уздечек, Мелисанда поспешила к окну и увидела, как из кареты вышел ее отец. Лакей помог спуститься Джульетте и ее матери. Последней появилась Дафна.
При виде отца внутри у Мелисанды все сжалось от страха. Она ничего не могла прочесть по его лицу, хотя оно, несомненно, выглядело мрачным. Ей пришлось убедить себя, что родные так поспешно скрылись за дверью теткиного дома исключительно из-за холодной погоды, а не из-за опасений лишний раз показаться на глаза сплетникам, следившим за появлением в городе семейства «пропавшей невесты».
Парадная дверь закрылась, и Мелисанда отошла от окна. В гостиной было слышно, как ее родным помогают снять верхнюю одежду в просторном холле внизу.
Она в последний раз поправила прическу и платье и встала возле камина, стараясь держаться с достоинством.
Но как только дверь распахнулась, все ее планы встретить родных холодно и сдержанно полетели кувырком, потому что первой в гостиную ворвалась Джульетта и бросилась к старшей сестре.
— Мелли! — визжала она, обнимая ее изо всех сил. — Ох, как же я рада, что ты жива и здорова! Представляешь, все как сговорились и считали тебя умершей! Но я все равно каждый вечер молилась долго-долго о том, чтобы ты осталась жива! И вот смотри, как Господь ответил на мои молитвы!
— Джульетта, я так рада тебя видеть! — отвечала Мелисанда, едва справляясь с тугим комком, возникшим в горле, и с горячими слезами, готовыми пролиться при виде такой бескорыстной, щедрой любви. — Поверь, мне очень жаль, что вы из-за меня так волновались.
— Слава Богу, это не ты! — Девочка немного отстранилась, чтобы окинуть Мелисанду преданным, полным восхищения взглядом. — Это все тот ужасный человек! И вот теперь… ох, Мелли, подумать только… тебе придется стать его женой!
— Довольно! — не выдержал их отец. — Джульетта, кажется, тебе ясно было сказано не лезть не в свое дело и особенно не обсуждать свадьбу твоей сестры! Ты не настолько мала, чтобы не понимать всей сложности ситуации!
— Да, папа. — Джульетта притихла, потупилась и спрятала руки за спину. — Прости меня. Я подумала, что когда мы одни, без посторонних…
— Мы все равно ни при каких обстоятельствах не станем обсуждать эту свадьбу. Мы должны постоянно помнить о том, что для окружающих это «свадьба с похищением», понятно?
— Да, конечно, — согласилась Джульетта.
— Хорошо, — важно кивнул отец. — От твоей сознательности зависит твое будущее, заруби это себе на носу.
Мелисанда, холодея от страха, следила за тем, как отец смерил Джульетту суровым взором и лишь после этого соизволил обернуться к ней. Никогда в жизни он не вел себя так надменно.
— Элинор, пожалуй, тебе следовало с самого начала отвести Джульетту в ее комнату. — Отец глянул на мать исподлобья и выразительно кивнул в сторону двери.
Мелисанда посмотрела на мать в поисках поддержки, но наткнулась на непроницаемый холодный взгляд. В следующую минуту Элинор покинула гостиную.
Отец лично проследил, чтобы дверь за ними была плотно закрыта, и снова обернулся к Мелисанде. Он медленно шагнул вперед, не спуская глаз с непокорной дочери. Мелисанда подумала, что он наверняка заметил, как она дрожит от страха.
— Я даже не желаю слушать никаких объяснений, — надменно процедил он. — Полагаю, что не ошибусь, если предположу, что тебе ни с того ни с сего расхотелось выходить за лорда Беллингема. И теперь благодаря твоим своевольным и необдуманным поступкам мы оказались вовлечены в самый грандиозный скандал в городе. Я правильно угадал?
Мелисанда громко закашлялась, стараясь преодолеть судорогу, схватившую горло, и на миг ей показалось, что она вообще лишилась дара речи. Никогда в жизни Мелисанда не видела отца в таком гневе. Она перевела дух и ответила:
— Честное слово, я и представить себе не могла, что все обернется таким кошмаром.
Он прикрыл глаза и кивнул.
— Значит, ты признаешь, что это так называемое похищение произошло по твоей собственной воле?
— Все получилось случайно, — чуть слышно пролепетала она.
— Что? — загремел отец. — Изволь объясниться!
Она вскинула отчаянный взгляд, и впервые в жизни ей стало страшно, что отец разлюбил ее навсегда. Тот снисходительный, добродушный человек, которого она знала с детства, исчез без следа. И сейчас перед ней стоял суровый, надменный незнакомец, чье презрение ранило ее в самое сердце.
— Я не собиралась путешествовать с мистером Патриком. Это просто так вышло… — Даже упоминание его имени не вернуло ей образ мистера Патрика и не принесло желанной поддержки. Слишком жесток был приговор, читаемый ею в глазах отца. Она — конченый человек, ничтожество, недостойное его имени и уважения в глазах общества.
— И как следствие, — все тем же леденящим тоном продолжал отец, — моя старшая дочь вынуждена стать женой безродного незнакомца без земли, без положения в свете, без образования, без каких-либо достойных занятий, с репутацией преступника и бродяги, спасшегося от тюрьмы только благодаря тому, что его прочат тебе в мужья!
— Это все исключительно ради Джульетты, папа! — слабо пыталась обороняться Мелисанда. — Неужели ты подумал, что я действительно хочу стать его женой?
— А что еще я должен был подумать — после всего, что ты натворила?
Мелисанда буквально онемела от внезапной догадки: отец неспроста сделал так, чтобы они остались вдвоем! Присутствие родных не стало бы помехой простому родительскому внушению — пусть даже такому суровому и гневному. И вот сейчас, в эту минуту, он скажет нечто важное, то, что перевернет всю ее жизнь.
— Мелисанда, ты всегда была смышленой девочкой, — продолжал отец, глядя в пол и заложив руки за спину, — и не можешь не понимать, что в данной ситуации я не могу дать тебе то, что должно было достаться тебе по праву рождения. Учитывая все, что произошло с тобой в последние дни… — он замялся на секунду, но все же продолжил: — я отдал распоряжение мистеру Клементу, нашему стряпчему. Теперь в моем завещании упоминается только Джульетта. Она одна получит все состояние. У Мелисанды душа ушла в пятки. Отец прокашлялся и добавил:
— Она пока ничего об этом не знает, и я буду признателен, если ты тоже промолчишь. Мы сообщим ей об этом позднее.
Мелисанда застыла ни жива ни мертва.
— Значит… я… нищая? — Каждое слово давалось ей с таким трудом, что голос дрожал и прерывался, как у древней старухи. Ноги подгибались. Казалось, шевельни она хоть пальцем — и тут же без памяти рухнет на ковер.
Но в то время, когда ее тело оставалось парализованным, мозг продолжал работать с лихорадочной быстротой. И некуда было деться от горьких, отчаянных мыслей. Она действительно будет влачить жалкое существование, подобно Мери Клайд. Им не на что было рассчитывать, кроме ее наследства! Мистер Патрик не в состоянии обеспечить семью — это совершенно очевидно. Но даже если бы у него была профессия, кто даст работу какому-то полоумному чужестранцу? Привычный, устоявшийся мир рушился у нее на глазах. Она больше не сможет жить так, как жила до сих пор.
— Я распорядился о небольшом содержании, которое будет выплачиваться тебе и твоему мужу, — продолжал отец, по-прежнему не решаясь поднять на нее глаза. И же ему тоже нелегко далось это решение, одним махом разрушившее ее прежнюю жизнь. — На эти деньги вы сможете снимать небольшой домик где-нибудь в городе, если не предпочтете уединенное существование в провинции. На этот случай твоя мать уже присмотрела вполне приличный дом в Дербишире. Мы могли бы его арендовать. Он располагается на земле какого-то баронета, кажется, его зовут сэр Томас Кромли.
У Мелисанды потемнело в глазах и закружилась голова, от потрясения она забыла о том, что надо дышать. Она покачнулась, сделала два неуверенных шага куда-то в сторону, споткнулась и потеряла равновесие. Комната поплыла перед глазами, и девушка провалилась в беспамятство.
Она как раз ударилась об пол и пришла в себя от боли в ушибленном плече и колене, когда дверь в гостиную распахнулась. Мелисанда сделала слабую попытку подняться, но ей все еще не хватало воздуха. В глазах снова потемнело, и она бессильно обмякла.
— Ради всего святого, приятель, почему ты ей не поможешь? — раздался возмущенный голос, и не успела Мелисанда собраться с силами, чтобы посмотреть, кто пришел, как послышались торопливые шаги. Сильные руки подхватили ее и прижали к теплой широкой груди. Мелисанда оказалась в объятиях своего будущего супруга.
На секунду ей захотелось прижаться к нему и выплакаться. Флинн держал ее уверенно и в то же время с удивительной нежностью. Прохладная ладонь легла ей на лоб. Мелисанда слабо удивилась. Он не отдернул руку, хотя наверняка мог обжечься, такой жар охватил все ее тело. Девушка буквально сгорала от стыда за свои поступки и за то, что проявила перед отцом непростительную слабость.
Придя в себя, Мелисанда оттолкнула от себя непрошеного спасителя. Она не смела поднять на Флинна глаза, но больше всего ее смущало присутствие отца.
— Ты что, так и собирался оставить ее валяться на полу? — продолжал возмущаться Флинн. — Господи, неужели тебе совсем нет до нее дела?
Мелисанда готова была умереть от унижения. Как он смеет повышать голос на ее отца и в чем-то его укорять? Ведь их судьба, их будущее находится сейчас в его руках!
— Мистер Патрик! — начала она, предпочитая сразиться с ним, нежели снова увидеть гнев и презрение на физиономии собственного родителя. — Пожалуйста, умерьте ваш пыл. Ничего страшного не случилось. Боюсь, вы не отдаете себе отчета в том, с кем говорите…
— Да знаю я, кто это, — отвечал Флинн более спокойно, но по-прежнему без малейшего намека на учтивость. — Тот самый мужик, который втравил тебя во всю эту заваруху с ублюдком Беллингемом.
— Мистер Патрик! — Мелисанда, вне себя от ужаса, что было сил вцепилась в его руку. — Пожалуйста! Я умоляю вас остановиться!
Флинн медленно обернулся и посмотрел на нее — огромный и яростный, переполненный скрытой мощью — ни дать ни взять сам Люцифер, готовый вступить в бой за невинную душу. Его стальные глаза пригвоздили бедняжку к месту, хотя в них не было заметно и следа гнева.
— Как ты себя чувствуешь? Принести тебе воды? По-моему, тебе не мешало бы прилечь.
Столь неожиданная забота так подействовала на Мелисанду, что она едва не разрыдалась. Еще бы, доброта всегда была самым безотказным оружием!
— Позвольте познакомить вас с моим отцом, — тихо произнесла она, из последних сил сохраняя выдержку. — Это мистер Сент-Клер. Отец, позволь познакомить тебя с мистером Патриком.
Мужчины долго смотрели друг на друга, как два взбешенных жеребца, которым было слишком тесно в гостиной миссис Кастербрук.
— Поклонись! — прошипела Мелисанда на ухо Флинну, Он снова посмотрел на нее — на этот раз с таким выражением, как будто ему предложили встать на голову.
— Ну пожалуйста! — взмолилась она, чуть не плача. Он глубоко вздохнул, повернулся к ее отцу и слегка склонил голову. Отец ответил таким же сдержанным кивком.
Мелисанда безуспешно ломала голову над тем, что делать дальше. Слава Богу, в эту минуту двери распахнулись, и в гостиную вошли ее мать и Джульетта. Мелисанда видела, что ее мать не находит себе места от тревоги, и была несказанно благодарна Флинну за то, что тот весьма учтиво раскланялся с обеими дамами. Они ответили ему реверансами, после чего Джульетта, не спуская с Флинна широко распахнутых от испуга глаз, метнулась к старшей . сестре и взяла ее за руку.
Мать постаралась разрядить напряженную обстановку и пригласила всех присесть. Только теперь Мелисанда обратила внимание на то, что сегодня Флинн выглядит еще наряднее. Ну что ж, спасибо и на этом. По крайней мере ей не придется краснеть за его внешний вид. Вот если бы еще заставить его замолчать…
Скорее всего это Брэйль помог Флинну советом при выборе костюма, потому что он вполне соответствовал предстоящей вечером церемонии. Но даже сейчас, невольно любуясь своим женихом, Мелисанда не могла не прикинуть про себя, сколько это стоит. Наверняка гораздо больше того, что может позволить себе нищее семейство, живущее на «небольшое содержание». Как только церемония закончится, об этих шикарных нарядах придется забыть. Хорошо, если Фелисити проявит щедрость и оставит Флинну хотя бы те два костюма, которые он уже надевал.
Разговор не клеился и состоял из каких-то вежливых беспредметных фраз, которыми пытались обмениваться ее мать и сама Мелисанда. Вскоре вернулась Фелисити, разъезжавшая по городу с утренними визитами, и застала всю компанию в гостиной. Наверное, они были похожи на сборище едва знакомых родственников, приглашенных на чтение завещания богатого дядюшки.
— Так-так, я вижу, вы уже успели познакомиться! — как ни в чем не бывало воскликнула миссис Кастербрук, быстро входя в гостиную и целуя брата в щеку. С таким же успехом она могла поцеловать мраморного Давида, изваянного когда-то Микеланджело, столь холодным был его ответ. — Элинор, очень рада тебя видеть.
— Спасибо, дорогая, — отвечала мать Мелисанды, и дамы вежливо расцеловались. — Жаль только, что наша встреча происходит при столь печальных обстоятельствах.
— Ну, я бы так не сказала, — возразила Фелисити, устраиваясь напротив Флинна и посылая ему ободряющую улыбку. — Ты ведь прекрасно знаешь, что все могло закончиться гораздо хуже.
— А могло бы быть и лучше, — вставил отец, сверля Флинна ненавидящим взглядом.
— Ах, Корнелиус, — немедленно отозвалась Фелисити, — ты у нас всегда был оптимистом!
— Нечего вилять! Ты знаешь, что я хотел сказать! — рявкнул мистер Сент-Клер.
Пока Фелисити пыталась вести светскую беседу с ее родителями, причем говорить по большей части приходилось ей самой, а Флинн молчал, погруженный в неведомые думы, бродившие в его помутненном мозгу, Мелисанда сидела в каком-то оцепенении, с ужасом представляя то, что должно произойти через пару часов. Они обменяются взаимными обетами и станут мужем и женой. Фелисити заверила ее, что церемония будет краткой — и на том спасибо. Затем им подадут скромное угощение, и все разойдутся по своим спальням. Фелисити обещала отвести для новобрачных золотую комнату, и вещи Мелисанды — ее наряды и туалетные принадлежности, привезенные родителями, — уже будут ждать ее.
Мелисанда попыталась представить, как она ложится в постель с этим чужестранцем. Затем представила, как раздевается у него на глазах. И чем беспорядочнее и туманнее делались ее видения, тем тяжелее ей давался каждый вздох. Бедняжка опять оказалась на грани обморока.
Неожиданно Джульетта больно пихнула ее локтем в бок. Мелисанда охнула и сердито посмотрела на младшую сестру, недовольная столь бесцеремонным вмешательством в свои мысли.
— Чего тебе? — шепнула она.
— Он точь-в-точь как твой принц, — отвечала девочка, показав тоненьким пальцем на Флинна.
Мелисанда взглянула на него и не могла не признать, что в сером с искрой изысканном фраке и черных панталонах он действительно выглядит достойно. И вполне мог бы сойти за принца, если бы не был умалишенным. О чем никогда не следовало забывать.
— Ты только посмотри, какие у него глаза! — не унималась Джульетта. Как будто Мелисанда сама этого не заметила! — Как благородная сталь. Ты говорила как раз про такие. Мелли, разве ты до сих пор не заметила сходства? А вдруг он и есть твой принц?
— Да, я заметила определенное сходство, — отвечала Мелисанда, осторожно подбирая слова. — Только до принца ему далеко!
— Но ты должна знать, Мелисанда, что сны не могут в точности совпадать с явью. — Джульетта объяснялась с таким трогательным терпением, как будто это она, а не Мелисанда была старшей сестрой. — Кое-что приходится додумывать самой!
Мелисанда хотела улыбнуться, но онемевшие губы не слушались. Похоже, она навсегда утратила способность улыбаться и радоваться жизни… Нет, так нельзя! Девушка мысленно встряхнулась и выругала себя за то, что поддалась желанию оплакать свою незавидную долю. Живая и деятельная, она никогда не понимала тех, кто готов был без конца убиваться из жалости к себе.
— Хотя на самом деле он наверняка ужасно противный, — продолжала Джульетта, брезгливо морща носик. — Какая гадость: утащить тебя ночью, тайком, как будто ты старинная картина или драгоценное ожерелье! Разве ты вещь, чтобы тебя похищать?
Флинн, словно услышав эти слова, неожиданно посмотрел на Джульетту. Девочка испуганно поежилась и прижалась к старшей сестре, стиснув до боли ее руку. Затем Флинн перевел взгляд на Мелисанду, и в стальных загадочных глазах промелькнула какая-то искра.
Портрет! Это слово точило и точило плотину памяти, словно упрямые капли воды, пока не прорвалось наружу. Ну конечно, в его настоящей жизни, в доме у Кабби, его внимание привлек портрет юной красавицы, соблазнившей Флинна одним своим взглядом! Теперь он вспомнил: на портрете была изображена она, Мелисанда! Он мог вспомнить картину до мельчайших деталей. Это несомненно была она!
Осенившая его догадка повлекла за собой множество новых мыслей. Если в современном особняке в Мерстане висит портрет Мелисанды Сент-Клер, значит, ей каким-то чудом удалось восстановить утраченную репутацию. Трудно было предположить, что этот портрет уже написан, да и с какой стати владелец Мерстана стал бы украшать им стену своего дворца? Впрочем, все равно следует спросить у самой Мелисанды, не позировала ли она для портрета. Если нет — значит, запомнившемуся ему полотну только предстоит быть написанным и занять свое место в галерее Мерстана.
Флинн припомнил, что на картине Мелисанда выглядела немного старше, чем в данный момент. Он даже постарался восстановить в памяти фасон ее платья — это также иногда помогает уточнить время создания полотна. Не то чтобы он разбирался в модах, но ведь и об этом можно спросить у самой Мелисанды. Кажется, платье было довольно ярким — то ли зеленым, то ли красным.
Флинн перевел взгляд на ее младшую сестру. Можно было спорить на что угодно, что в будущем эта малышка станет настоящей красавицей. Сейчас ей не дашь больше десяти лет. В отличие от Мелисанды Джульетта была блондинкой, хотя со временем ее волосы могли потемнеть. И все же она не настолько походила на старшую сестру, чтобы Флинн мог спутать их на портрете.
Судя по всему, девочке было не по себе под его пристальным взглядом. Она все время ерзала на месте и шепталась о чем-то со старшей сестрой. Флинн подкараулил момент, когда Джульетта исподтишка посмотрела на него, и улыбнулся. От смущения она покраснела до корней волос, но все же заставила себя робко улыбнуться в ответ.
Ну что ж, по крайней мере в этом семействе есть хоть один человек, не пылающий к нему ненавистью. Флинн снова вернулся мыслями к портрету. Вывод напрашивался сам собой: по прихоти судьбы Мелисанда все же заняла подобающее ей место в доме герцога.
Это не могло не утешить Флинна. Судя по всему, его невероятное приключение не повлекло за собой слишком больших потрясений, и судьбы мира не пошли по иному пути после его невольного вмешательства в прошлое. Впрочем, ему и до этого верилось с трудом, что он способен как-то изменить мировую историю. Однако тот факт, что Мелисанда в итоге получит то, что должно было принадлежать ей по праву, и удостоится вполне приличного портрета, сохранившегося в веках, окончательно развеял душевную тревогу, терзавшую его с той самой минуты, когда зашла речь о свадьбе.
Возможно, последствия его поступков окажутся не столь уж необратимыми. Просто в какой-то момент история дала незначительный сбой, завязав едва заметный узелок на необъятном полотне. Скорее всего, как только Флинну удастся найти способ вернуться домой, здесь его объявят умершим, и тогда Мелисанда получит возможность снова выйти замуж — на сей раз за того, кого ей прочили с самого начала. Чем дольше Флинн размышлял над этим, тем легче становилось у него на душе.
Отсидев положенные приличиями полчаса, Сент-Клеры решили, что им пора подняться наверх и привести себя в порядок перед церемонией венчания. Мелисанда и Джульетта тоже ушли, чтобы переодеться, и Флинн снова остался в гостиной вдвоем с Фелисити.
— Я слышала, о чем вы говорили вчера с моей племянницей, — сообщила миссис Кастербрук.
Флинн, все еще смотревший вслед своей невесте, обернулся к ней:
— Ну что ж, спасибо и на том, что не стали вмешиваться.
— Ваша снисходительность произвела на меня приятное впечатление, — промолвила Фелисити.
— При чем тут снисходительность? Я просто не хотел, чтобы она снова делала что-то против своей воли!
— Мелисанде следует винить в своих бедах только себя. Но сейчас я веду речь не о ней, а о вас, мистер Патрик. Вы сами уверены, что не… пожалеете? — Она слегка улыбнулась.
Флинн с досадой повел плечами. Ну как ей объяснишь, что для него это всего лишь приключение, небольшой отпуск перед тем, как он вернется в свое время? Что его действия никак не повлияют на конечный результат — хотя окружающие воспринимают их совершенно серьезно.
— Полагаю, вам следует знать кое-что, — продолжала Фелисити, — прежде чем вы решитесь участвовать в сегодняшней церемонии.
— И что же это такое?
— Отец лишил Мелисанду наследства, — отчетливо произнесла Фелисити, не спуская с Флинна проницательного взгляда. — Он написал мне об этом заранее и, судя по виду Мелисанды, только что поставил ее в известность.
— Господи Иисусе… — вырвалось у Флинна. Ну конечно, вот почему он застал ее в полуобморочном состоянии на полу! Папаша лишил ее наследства, и она чуть не умерла от горя! — А он у вас парень не промах, верно?
— Кто? Мистер Сент-Клер?
— Ага! Этот, с позволения сказать, отец невесты! — выпалил Флинн, небрежно взмахнув рукой. — Сначала он пытается пристроить ее за этого скользкого типа, Беллингема. А потом, когда она посмела этому помешать, лишает ее наследства. И это после всего, через что ей пришлось пройти. Ну и подонок! — Он почувствовал, как в его груди проснулся знакомый гнев. Все-таки у них с Мелисандой оказалось нечто общее: эгоистичные жестокие отцы, мечтающие о том, чтобы весь мир плясал под их дудку. — Ах, как жаль, что я не врезал ему хорошенько, пока была возможность! Он что, совсем ее не любит?
— Во-первых, я была бы признательна, если бы вы помнили, что речь идет о моем брате. Во-вторых, он любит ее очень сильно. И именно поэтому он так мечтал выдать Мелисанду за наследника герцогского титула. Это до конца дней обеспечило бы ей достойную жизнь и положение в обществе.
— Ну, насчет этого можете не волноваться! — заверил Флинн, чувствуя свое превосходство. Ведь только одному ему была известна тайна ее портрета! — Помяните мое слово — у нее будет и достойная жизнь, и положение. Она займет то место, которое заслужила. И если захочет, даже напишет дневник или воспоминания о том, как добилась этого, несмотря на происки своего хитроумного папаши.
Его равнодушие к сообщенной новости поставило миссис Кастербрук в тупик.
— Мистер Патрик, надеюсь, вы не слишком разочарованы известием, что сегодня вечером вашей супругой станет женщина без гроша за душой?
Флинн открыл было рот, чтобы воскликнуть, что не взял бы у старого негодяя ни пенни, даже если бы он умолял его на коленях, когда до него дошло, что Фелисити затеяла весь этот разговор неспроста. Хозяйка нарочно выпроводила остальных гостей и задержалась здесь, чтобы потолковать с ним с глазу на глаз. Она устроила ему очередную проверку. Фелисити желала убедиться в том, что он женится на Мелисанде не ради денег. Презрительно кривя губы, Флинн окинул ее взглядом с головы до ног и сказал:
— А вы сильно рискуете, начиная этот разговор, не так ли?
— Неужели? — Фелисити выжидательно наклонила голову.
— Конечно, рискуете! Если я окажусь проходимцем и похитителем богатых невест, то уже через минуту сбегу отсюда. Вы ведь об этом подумали, верно?
— А вы действительно проходимец? Профессиональный охотник за приданым?
— Нет. — Флинн улыбнулся и почесал затылок. — Думаю, я все-таки не заслуживаю звания проходимца. И я все равно на ней женюсь.
— Я так и знала! — Фелисити не считала нужным скрывать свою торжествующую улыбку. — Вы вызвали у меня расположение с самой первой минуты.
— Ну что ж, должен признать, что в проницательности вам не откажешь! — сказал Флинн.
Фелисити не обманула Мелисанду: преподобный Вилли закончил церемонию чрезвычайно быстро.
На протяжении двух часов, в течение которых им полагалось готовиться к свадьбе, Мелисанда мучилась от сознания того, что ей следует поговорить с Флинном. Он должен знать, что отец лишил ее денег. Честь и порядочность требовали предоставить ему свободу выбора. В конце концов, это не его, а ее ошибки стали причиной столь трагической развязки. Флинн ни в чем не виноват и не обязан до конца дней расплачиваться за свое великодушие.
Но с другой стороны, если Мелисанда все-таки ошиблась в нем и он откажется жениться, страшно даже подумать о том, какой разразится скандал. И хотя сама Мелисанда готова была смириться с участью старой девы, доживающей свои дни в Богом забытой глуши, она не смела обречь на ту же участь свою младшую сестру.
Она все еще спорила с собой, когда в дверь постучала Фелисити и сказала, что пора начинать. У Мелисанды еще оставалась надежда улучить минуту и перекинуться парой слов с мистером Патриком, но тут в комнату вошла Джульетта. При виде этого невинного создания, такого трогательного в белом кружевном платьице, Мелисанда поняла, что сожгла за собой мосты. Счастье этой милой девочки стоило того, чтобы принести любую жертву. Стараясь заглушить угрызения совести, Мелисанда подумала о том, что мистер Патрик должен быть благодарен даже за те жалкие гроши, что достанутся ей по условиям нового завещания. Сумасшедший, бездомный — без нее он наверняка кончил бы свои дни где-нибудь в канаве!
Итак, она выдержала, она прошла через все до конца. С Божьей помощью ей удалось внятно, хотя и еле слышно, произнести все обеты. Теперь она жена этого человека. В присутствии ее родных и нескольких самых доверенных слуг они с мистером Патриком поклялись друг другу в верности до конца своих дней. Чернила на ее подписи под этим жутким брачным контрактом едва успели подсохнуть. И теперь она застыла над тарелкой с угощением, не в силах проглотить ни кусочка.
Мелисанду охватило странное оцепенение. Она с отвращением смотрела на предлагаемые ей деликатесы и думала, что больше никогда в жизни не сможет радоваться пище.
Казалось, прошло немало времени, когда она заставила себя поднять голову, услышав знакомый голос. На другом конце стола ее муж вполголоса беседовал с Джульеттой. Он наклонился к девочке совсем близко и рассказывал что-то ужасно забавное, потому что она весело хихикала. От этой беспечной пары ее взгляд перешел на остальных участников трапезы. За столом сидели ее мать, мистер Кастербрук, ее отец Фелисити и пожилой лысый незнакомец. Этого человека по правую руку от себя Мелисанда приняла за кого-то из слуг, но для слуги он держался слишком свободно и достойно. Вдобавок он беседовал с Фелисити с таким таинственным видом, что Мелисанде стало любопытно, даже несмотря на ее подавленное состояние.
Она принялась следить за тем, как старик о чем-то шепчется с ее теткой, то и дело поглядывая на Флинна. Фелисити, как всегда, оставалась совершенно невозмутимой, чего нельзя было сказать о ее соседе по столу. Мистер Лурдс — да, теперь Мелисанда вспомнила, как его зовут, — выглядел не на шутку взволнованным.
Внезапный взрыв смеха в том конце стола, где расположились Джульетта и Флинн, заставил вздрогнуть от неожиданности всех присутствующих. Флинн с неподражаемым апломбом окинул собравшихся взглядом и произнес:
— Простите. — Судя по всему, его совершенно не смутила собственная выходка, и он извинялся исключительно из вежливости.
Мелисанда злорадно подумала, что ему наверняка станет не до шуток, когда он узнает, что женился на нищей. И хотя при мысли о предстоявшем объяснении ей делалось не по себе, она с нетерпением ждала, когда получит возможность бросить ему в лицо ужасную правду. Какое он имеет право так веселиться, когда у нее на душе кошки скребут?
— Мистер Патрик! — громко окликнула она. Все как по команде посмотрели на нее.
— Слушаю, миссис Патрик? — немедленно отозвался он с веселой улыбкой.
— Я… — Она поперхнулась, сообразив, что отныне это и ее имя! У нее в груди оборвалось сердце, а в мыслях возникла такая сумятица, что старательно подготовленная язвительная фраза моментально вылетела из головы. Да как у него язык повернулся?! Назвать ее «миссис Патрик», да еще при всех! Это же просто… возмутительно! Как будто он гордится тем, через что они только что прошли! И через что по их милости пришлось пройти всем остальным! Она уставилась на него, онемев от неожиданности. Гости, будучи воспитанными людьми, не стали заострять внимание на ее оплошности и вернулись к прерванной беседе. А Мелисанда так и сидела не шелохнувшись, не в силах отвести глаза от улыбчивой физиономии своего новоиспеченного супруга.
— Это все? — Он даже подался вперед, чтобы она могла обратиться к нему, не повышая голоса.
Мелисанда усилием воли вырвалась из-под его колдовского взгляда, вонзила вилку в кусок ветчины и запихнула ее себе в пересохший от волнения рот. Прожевала, не чувствуя вкуса, проглотила и только после этого сказала: — Не обращай внимания. Он кивнул, возобновляя разговор с Джульеттой.
Старик, занимавший Фелисити разговором на протяжении всего обеда, удалился из-за стола вместе с дамами. Свой уход он обставил весьма скромно, но при этом умудрился проявить удивительное достоинство. Флинн и сам не мог понять, отчего этот человек так ему понравился с первых же минут — ведь они едва обменялись со странным гостем парой слов. Наверное, дело в том душевном тепле и доброте, которые излучало морщинистое, по-отечески серьезное лицо. Интересно, кто это такой и почему его пригласили на свадьбу?
Вскоре за столом остались одни джентльмены — точнее, он сам, мистер Сент-Клер и мистер Кастербрук. Для Флинна не стало неожиданностью, когда мистер Кастербрук — седой худощавый немногословный мужчина — вежливо откланялся и удалился в свой кабинет, чтобы заняться делами. В итоге Флинн снова оказался наедине с отцом Мелисанды.
Флинн следил за Сент-Клером на протяжении всего обеда и размышлял о том, какого труда ему стоило не поддаться искушению размазать по стенке нахального типа, «похитившего» его дочь. Флинн прекрасно понимал ход его мыслей. Фелисити объяснила ему, что мистер Сент-Клер считает именно Флинна виновным в «падении» своей старшей дочери, хотя по здешним меркам само отсутствие в течение трех суток делало ее падшей, и не важно, была ли она при этом с мужчиной или нет. И все-таки Флинну казалось, что Сент-Клер мог бы почаще вспоминать о том, что Флинн не обязан был жениться на Мелисанде ради спасения девичьей чести.
Сент-Клер казался довольно симпатичным парнем, испорченным ошибочным убеждением в том, что он один является властелином вселенной. К сожалению, при этом он не имел понятия ни о законах, по которым вселенная существует, ни об особенностях человеческой натуры. Флинн предположил, что Сент-Клеру впервые в жизни довелось столкнуться с действительно серьезной проблемой и теперь он растерялся, разрываемый искренней родительской любовью и искушением поддаться праведному гневу.
И вот теперь отец Мелисанды сидел напротив него за столом и испепелял его взглядом, как будто прикидывал про себя, какой именно казни заслуживает человек, только что ставший его зятем, и не следует ли для полноты правосудия прежде подвергнуть его пыткам, а уж потом казнить.
— А знаете, — начал Флинн, решив нарушить молчание, — вы могли бы взглянуть на ситуацию и с другой стороны — вместо того чтобы видеть все в черном свете, как делали это до сих пор. Я понимаю, что вас не устраивает мое вмешательство в ваши семейные дела, но если бы вашей дочери пришлось топать до Лондона одной, без моей помощи, то сейчас она как раз занималась бы поисками мужа — вместо того чтобы иметь его под рукой. И насколько я понимаю, это было бы нелегкой задачей после всех пересудов по поводу ее исчезновения.
Сент-Клер так прищурился, что у Флинна не осталось никаких сомнений: тесть решил его четвертовать, но сначала подвергнуть еще какой-нибудь экзотической пытке.
— Вы совершенно правы в одном, мистер Патрик, — надменно процедил он, — по поводу того, что меня не устраивает ваше вмешательство в наши семейные дела. Вот почему я предпочел объясниться с вами наедине.
— Валяйте, я слушаю, — кивнул Флинн. Сент-Клер прокашлялся с важным видом, как будто собирался выступать в парламенте.
— Не осталось никаких сомнений в том, что сегодняшняя свадьба — настоящая трагедия. Трагедия для всех, кто так или иначе к этому причастен. Как вы уже могли понять, Мелисанда по праву рождения могла рассчитывать на блестящее будущее и обеспеченную жизнь, соответствующую ее общественному статусу и красоте. Но обо всем этом следует забыть с той минуты, как она вышла замуж за вас. И не думайте, что это стало причиной несчастий только для Мелисанды и ее семьи. Вам также придется пострадать наравне со всеми. — Тут этот надутый тип не удержался от злорадной ухмылки. — Видите ли, если вы надеялись благодаря стесненным обстоятельствам Мелисанды улучшить свое материальное положение, то вы сильно просчитались!
Флинн сделал добрый глоток портвейна, сосредоточившись на приятном тепле, разливавшемся по внутренностям и помогавшем совладать с острой вспышкой гнева. Его родная дочь только что чудом осталась жива и вернулась к нему целая и невредимая, а этот мерзавец только и думает, что о своих денежках и о том, как бы их у него не отобрали. У Флинна чесались руки отвесить негодяю пару оплеух.
— Уж не изволите ли вы намекать на тот факт, что из-за неприятностей, в которые угодила ваша дочь, вы решили лишить ее наследства и тем самым усугубить ее и без того тяжелое положение? — осведомился Флинн, не спуская с собеседника леденящего взора. — Я не ошибся, вы ведь к этому ведете?
Кажется, это немного сбило с Сент-Клера спесь, но он очень быстро вернул присущую ему самоуверенность. Однако шутка не удалась — не он первым сообщил жениху плохую новость. И Флинн мысленно поблагодарил Фелисити за предусмотрительность.
— Так, значит, вы уже знаете об этом, верно? — спросил отец Мелисанды.
Флинн не спеша кивнул, приподнял одну бровь и небрежно улыбнулся.
— Знаю, — промолвил он и сделал еще глоток портвейна.
— И тем не менее вы на ней женились. Почему? — Сент-Клер готов был рвать и метать, взбешенный его невозмутимостью.
— Потому что если бы я отказался, — рассудительно отвечал Флинн, не спуская с Сент-Клера брезгливого взгляда, — Джульетту тоже стали бы считать конченой личностью, и Мелисанда корила бы себя за это до конца своих дней. И хотя Мелисанде эта свадьба так же отвратительна, как и вам, она решилась принести себя в жертву, чтобы спасти младшую сестру.
— Вы уж простите великодушно, — прошипел Сент-Клер, кривя губы в безобразной гримасе, — если я все же не поверю, что вы действовали абсолютно бескорыстно.
— Да, у меня также были определенные причины пожертвовать личной свободой. — Флинн кивнул, задумчиво разглядывая вино у себя в бокале. В этом чуждом, незнакомом мире ему просто некуда было больше податься.
— Вы не обидитесь, если я спрошу, какие именно?
— Обижусь, я не намерен их с вами обсуждать. — Флинн поднял на Сент-Клера тяжелый взгляд. Выдержать эту безмолвную дуэль оказалось гораздо легче, чем взгляд пресс-секретаря президента, уличенного им в профессиональной несостоятельности.
Естественно, столь категоричный отказ не обрадовал мистера Сент-Клера.
— Но позвольте мне указать вам на некоторые обстоятельства, — продолжал Флинн. — Я глубоко убежден, что всей этой неприятной ситуации можно было избежать, если бы один человек действовал немного по-другому. И этот человек — вы, мистер Сент-Клер. Если бы у Мелисанды была хоть малейшая надежда встретить понимание и сочувствие у собственного отца, он был бы первым, кому она призналась в своих сомнениях относительно Беллингема. Но она слишком хорошо знает вас, сэр. — Флинн нажал на последнее слово, вложив в него все свое презрение. — Она понимала, что ничто не помешает вам пожертвовать ею в погоне за деньгами.
— Я не гонялся за деньгами! — рявкнул Сент-Клер, побагровев от ярости. — Она должна была стать герцогиней! О таком триумфе не всякий может даже мечтать, но где вам, американцу, понять, что это значит! Не говоря уже о том, что как бы вы ни пытались свалить на меня всю вину — именно она, Мелисанда, принимала решение и давала согласие на этот брак! Я ни к чему ее не принуждал! — Он подался вперед, злобно прищурившись и вколачивая каждое слово в стол ударом кулака. — Но она была права, когда не рассчитывала на мое сочувствие, ни с того ни с сего решив пойти на попятный. Дав слово Беллингему, она сама сожгла за собой мосты, и ей оставалось лишь одно — выполнить свой долг. Но слово было нарушено — и вот, извольте видеть, к чему приводит такая ветреность.
— Но ведь они еще не успели пожениться! — возразил Флинн, тоже подавшись вперед и стиснув в руке бокал с портвейном. — Она не давала обетов перед алтарем, а значит, ничего не нарушила!
— Она обещала лорду Беллингему стать его женой. — Сент-Клер с такой силой грохнул кулаком по столу, что подпрыгнула посуда. Не спуская с Флинна яростного взора, он медленно выпрямился и откинулся на спинку стула. — А это равнозначно обету перед алтарем.
— Вот уж не думаю! — упрямо фыркнул Флинн. — Почему-то мне кажется, что главная ее вина состоит в том, что она разочаровала лично вас, мистер Сент-Клер. Ну как же! Подумать только, какая честь! Ваша родная дочка выбилась в герцогини! — пропел он с издевкой и мрачно продолжил: — Но посмотрите сами, что бывает с тем, кто глупеет от алчности и пытается загрести слишком много. Он непременно получает по рукам. А кое-кому приходится стать миссис Патрик вместо того, чтобы быть леди Беллингем! Сент-Клер вскочил так неожиданно, что его стул с грохотом опрокинулся.
— Ах ты, скотина! — вскричал он. — Безмозглое, грязное животное!
— Я — ваш законный зять, — спокойно ответил Флинн.
Сент-Клер, злобно оскалившись, смерил его взглядом с головы до ног.
— Я хочу сказать тебе еще одну вещь, прежде чем ты отправишься к моей дочери! Мелисанда родилась и выросла в приличном доме, окруженная заботой и лаской. И она была предназначена для изысканной, красивой жизни. Оказаться замужем за таким грубым, невоспитанным, грязным отродьем, как ты, — для нее ужасное потрясение. И потому я прошу тебя… — он поперхнулся на полуслове и вынужден был отдышаться, — прошу тебя быть осторожным… когда… — он взмахнул рукой, ожидая, что Флинн закончит фразу за него, но Флинн молчал, и Сент-Клер с трудом процедил: — когда окажешься на брачном ложе! Я прошу тебя отнестись к ней с сочувствием и лаской.
— О чем это ты тут лопочешь? — Флинн уставился на Сент-Клера так, словно не верил своим ушам. Но нет, его новообретенный тесть говорил совершенно серьезно, потому что действительно опасался за судьбу своей драгоценной Мелисанды, и это оскорбляло Флинна больше всего. — Ты что, боишься, что я буду крыть ее, как племенной бык?
Сент-Клер снова побагровел, вперив в него убийственный взор.
— Насколько я тебя знаю — да.
— Ну, я даже не знаю, что тебе на это ответить. — Флинн в недоумении покачал головой, стараясь дышать глубоко и ровно. — Твое чванство — нет, это слишком мягко сказано — зашло слишком далеко. Твое бесстыжее зазнайство, твоя жестокая самоуверенность окончательно лишили тебя способности нормально воспринимать окружающее. То, что я вырос в другой стране и мои привычки, и моя речь не похожи на ваши, еще не делает меня скотиной! Но раз уж ты вдруг решил воспылать к Мелисанде родительской любовью, позволь тебя заверить, что она сама решит, спать ей со мной или нет! И если она меня не захочет, то я действительно буду последней скотиной, принуждая ее…
— Никогда! — Новая вспышка Сент-Клера застала Флинна врасплох. — Мелисанда имеет супружеские обязанности и обязана их выполнять. Она не должна даже думать о каком-то там выборе!
— Обязанности? Обязанности спать со мной?! Ну уж нет, дудки! Надо быть законченным подлецом, чтобы заставлять женщину лечь с тобой в постель! Или ты нарочно придумал это для нее в качестве дополнительного наказания? Ну, Сент-Клер, ты, оказывается, еще хуже, чем я думал! — Флинну действительно стало тошно. Неужели они вообразили, будто он просто пойдет и возьмет ее, как животное, не обращая внимания на то, хочет она его или нет?
— У нее есть обязанности перед родом. — Сент-Клер гнул свое, как будто и не слышал Флинна. — Наша линия не должна угаснуть. Хоть это ты понимаешь? И как бы ты ни был мне отвратителен, а я не собираюсь это скрывать, может так случиться, что именно твои отпрыски унаследуют все, что есть у меня, что я скопил путем неустанных трудов ради процветания семьи. Если Джульетта окажется бесплодной или, Боже упаси, умрет бездетной, все перейдет к твоим детям — твоим и Мелисанды. И ты можешь быть ей благодарен за это, мистер Патрик из Америки!
— Плевать я хотел на твои деньги! — осклабился Флинн.
— Ну, именно ты их и не получишь!
Флинн промолчал. Пожалуй, ему не следовало продолжать этот спор, поскольку в словах Сент-Клера забрезжило смутное решение проблемы с утраченным наследством. Стало быть, если Мелисанда забеременеет, не все окажется так уж плохо!
— Ну, ладно, хорошо, — буркнул он, желая как можно скорее закончить этот разговор. На протяжении всей истории человечества люди старшего поколения считали молодежь невоспитанной и аморальной, и с этим ничего не поделаешь. Но как ни велико было его желание отделаться от Сент-Клера, предстоявший за этим разговор пугал Флинна еще сильнее. Ведь он собирался объясниться с Мелисандой и дать ей возможность выбора. А мистер Сент-Клер пусть катится ко всем чертям со своими советами.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямая девчонка - Фокс Элайна



Очень понравилось, не натянуто. Прочитала на одном дыхании.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаАгния
9.10.2010, 15.01





книга супер
Упрямая девчонка - Фокс Элайнасвета
9.12.2012, 20.35





Роман не плохой,но главная героиня меня раздражала,эгоистка весь роман только о себе одной и думала,ни разу она не подмала о Флиннетолько говорила ,что он ничтожество и пустое место. Но как же её отношение к нему изменилось когда выяснилось ,что он наследник герцога,сражу же отношение изменилось...лицемерка rnГл герой потрясающий,только из-за негт дочитала до конца
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаРумиса
18.10.2013, 7.35





Перечитала через 8 лет, уж очень запомнился сюжет, книга потрясающая 10 из 10
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 22.59





мне очень понравился роман.
Упрямая девчонка - Фокс Элайнаелена
12.04.2014, 16.40





Честно давно так не смеялась, прям до слез. Легкий, приятный роман. Стоит потраченного времени..........10 балов
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаКетрин
13.04.2014, 0.33





Читала еще а школе, очень понравился! Сейчас случайно нашла и перечитала с удовольствием. Вроди и женский роман, а немного необычный и другой.
Упрямая девчонка - Фокс ЭлайнаДарья
9.07.2015, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100