Читать онлайн Танцы и не только, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцы и не только - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцы и не только - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцы и не только - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Танцы и не только

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Вот уже неделю Катра пребывала в Ричмонде, однако это нисколько не помогло избавиться от душившей ее смертельной тоски. Единственным утешением было то, что никто не знал о ее разбитом сердце. Слава Богу, ее увлечение небезызвестным Райаном Сент-Джеймсом прошло не замеченным местными кумушками и не стало предметом сплетен.
В городе по-прежнему оживленно обсуждали незавидную судьбу Кэндис Фэрчайлд. И хотя по большей части ей сочувствовали, кое-кто утверждал, что этого следовало ожидать и что своевольный нрав упрямой девицы не довел ее до добра. Конечно, это нисколько не оправдывало Сент-Джеймса, но ведь он не изнасиловал Кэндис, он даже пальцем ее не тронул, и не позволь она сама ему лишнее, вместо подмоченной репутации вполне могла бы иметь приличного мужа и семью!
От этих речей Катре делалось совсем тошно, и не только потому, что обвинения чаще всего были надуманными и несправедливыми. Она начинала ненавидеть саму себя. Ведь она проявила почти такое же своевольное упрямство, как пресловутая девица Фэрчайлд, и только счастливая случайность уберегла ее от позорной участи. Вряд ли ее возмутительное легкомыслие было бы встречено с большим снисхождением, чем поведение Кэндис. Вот почему всякий раз, когда речь заходила о мисс Фэрчайлд, в душе у Катры все замирало от сознания собственной подспудной вины. Эта мрачная тайна совершенно лишила Катру душевного покоя и преследовала ее. повсюду.
Венди все же удалось однажды вытащить ее в лавку модистки. Известная на весь город мадам Жанвилль давно устала от капризов избалованных богатых девиц, часто требовавших от нее настоящего чуда. Однако при виде мисс Мередит француженка с великим облегчением воскликнула, что впервые за долгие годы видит объект, достойный ее таланта. Катра была настолько подавлена, что едва согласилась заказать два туалета и поспешила покинуть ателье, дав обещание непременно побывать здесь снова, когда у нее будет хорошее настроение.
Венди, в свою очередь, лезла из кожи вон, стараясь услужить свой драгоценной гостье. Ожидая приезда Катры, она даже не поленилась спросить совета у кое-кого из знакомых по поводу развлечений, достойных этой молодой особы. Все как один сошлись на том, что в честь гостьи необходимо устроить как минимум званый обед, а лучше – настоящий бал.
Венди отнеслась к этой затее с восторгом: еще бы, впервые в жизни она станет хозяйкой бала! Не откладывая дела в долгий ящик, она принялась готовить торжество и рассылать приглашения, в суете не потрудившись хотя бы справиться, получила ли Катра ее письмо и собирается ли она вообще приехать в Ричмонд.
Вечером того дня, когда они посетили мадам Жанвилль, Венди все-таки сообщила девушке о предстоящем торжестве и добавила, что Катра просто обязана быть довольной, поскольку бал дается в ее честь.
– Бал? – Катра вначале подумала, что ослышалась. – Но, Венди, это для меня слишком большая честь! Ради Бога, откажись от этой затеи! Мне вполне достаточно твоего общества! Лучше мы посидим вдвоем и поболтаем! – У бедной Венди сделался такой несчастный вид, что Катра не выдержала. – Хотя, впрочем, почему бы и нет?
Надо же мне где-то появиться в том платье из желтого атласа, что мы купили у мадам Жанвилль?
– Ну конечно! – просияла Венди. – То, что все в оборках? Ох, Катра, все кавалеры будут у твоих ног, вот увидишь! И мы повеселимся от души!
Катра криво улыбнулась и едва дождалась, пока Венди оставит ее одну. Она без сил рухнула на кровать и подумала о том, что ей не стоило являться в Ричмонд. Вот если бы можно было лежать так, не двигаясь, до самой свадьбы…
Она как-то не задумывалась о том, что должно произойти после свадьбы и как она будет жить дальше. Она просто убедила себя, что если ей удастся дожить до этого дня, все ее тревоги и печали развеются сами собой. Вот выйдет она за Ферриса – и избавится от снедавшего ее тайного стыда и тоски. Ведь он будет ее обнимать, и целовать, и даже займется с ней любовью, и тогда она, окончательно выкинет из головы постыдные воспоминания и страх быть опозоренной в глазах всего света. Да, ее желание забыть о Райане Сент-Джеймсе было настолько велико, что на время вытеснило все сомнения по поводу брака с Феррисом.
Райан Сент-Джеймс. Ее бросало в дрожь от одного его имени. Господи, хоть бы он умер, что ли! Катра не представляла, как будет принимать его у себя в доме в качестве делового партнера Ферриса.
А вдруг Феррис пригласит его на свадьбу?! Катра судорожно попыталась вспомнить список гостей. Кажется, мистер Сент-Джеймс там не значился… Впрочем, ему самому хватит ума не являться… или нет? Катра так разволновалась, что не нашла в себе сил подняться и провалялась в кровати весь остаток дня.
Но мало-помалу живая и деятельная натура молодой девушки брала свое, и, хотя в глубине души по-прежнему жила тайная тревога и страх, Катре скоро прискучило добровольное затворничество. Она уже не сердилась на Венди за то, что та собиралась устроить бал. Ей самой захотелось развлекаться и танцевать, и она с охотой приняла участие в предпраздничной суете. Ее хорошее настроение не пострадало даже из-за Делии Честер, свалившейся на них как снег на голову. До Делии дошли слухи о том, что Томпкинсы устраивают бал, и она примчалась в Ричмонд на почтовом дилижансе. Правда, у Венди не нашлось для нее свободной комнаты, и Делии пришлось остановиться у Лотропов, старых друзей ее семьи.
Она привезла с собой новости о Райане и Феррисе. После того как друзья побывали на свадьбе у Уэстбруков, им пришлось срочно отправиться в Вашингтон. Кажется, что-то случилось с их драгоценным бизнесом – Делия никогда не была сильна в такого рода делах и не помнила, что там стряслось, – и ее, бедняжку, бросили совсем одну. Вот она и не удержалась и приехала в Ричмонд. Делия готова была без конца жаловаться на своего жестокого кузена. Дескать, если бы не он, Райан тоже приехал бы в Ричмонд, он так и собирался сделать, но Феррис его отговорил.
Утром долгожданного дня Венди окончательно изменила выдержка. Она металась между своей и спальней Катры, как девчонка перед своим первым балом. Следя за тем, как Бетти укладывает Катре волосы, она трещала без умолку, заваливая подругу бесполезными новостями и слухами.
– Ох, а еще на балу будет Сирил Поттер. Ну, у которого жена в прошлом году сбежала с цыганским табором. Никогда не могла понять, почему она так сделала, – ведь Сирил такой душка! Уж во всяком случае, он всегда выбрит и чисто одет – не то что эти цыгане. Да вдобавок у него денег куры не клюют, а ей теперь и надеть-то небось нечего! Малькольм говорит, что мистер Поттер сказочно богат благодаря своим складам. А Милли Поттер все считали белой швалью и нищенкой, и он женился на ней только потому, что она была молоденькая и хорошенькая, и ей было все равно, за кого идти – даже за такого старика, как Сирил! Так, погоди, кого же еще я пригласила… Ага, Пенни Уортингтон! Ты наверняка про нее слышала. Все считают ее сногсшибательной красавицей и говорят, что Бейкер Мэнсфилд стрелялся из-за нее с Генри Стивен-сом! Бейкер Мэнсфилд все отрицает, а Генри Стивене пропадал где-то две недели, а теперь появился, но хромает на одну ногу! – И Венди многозначительно кивнула отражению Катры в зеркале.
Бетти хмыкнула, аккуратно сворачивая пышные волосы молодой хозяйки в тугой узел на затылке.
– Вполне похоже на проделки нашего Бейкера, не так ли, мисс Катра?
Катра сердито скривилась в ответ, и Бетти снова хмыкнула.
– Еще я пригласила Джуниора Бересфорда… – забормотала Венди, но тут в комнату вошла служанка и сказала, что если ее хозяйка хочет успеть уложить волосы, то лучше заняться этим не откладывая. Однако Венди не спешила уходить и шепнула Катре на прощание: – Ты сегодня такая бледная – просто ужас. Если хочешь, я могу поделиться с тобой румянами. Понимаешь, мне пришлось обзавестись ими после медового месяца. Я тогда была бледной, как привидение, и все, кто приходил к нам с визитами, начинали охать и причитать – ну я и решила накраситься! Только не проболтайся Малькольму! —…
Катра не могла не согласиться, что выглядит довольно бледной, а под глазами – у нее залегли темные круги. За эти две недели от нее остались кожа да кости, и теперь скулы сильно выступали на ее лице. Даже платье, приобретенное всего пару дней назад у мадам Жанвилль, пришлось ушивать в талии, чтобы оно сидело точно по фигуре. Разозлившись на себя за то, что все еще переживает из-за Райана, она решительно обернулась к Венди и сказала:
– Спасибо, это будет очень кстати!
Завершая свой туалет, Катра надела массивное ожерелье из ониксов в золотой оправе. Если бледность замаскировать при помощи румян, у нее будет вполне приличный вид.
Ее светлые пышные локоны спереди обрамляли нежное выразительное лицо, а сзади образовывали тяжелый тугой узел, украшенный золотой сеткой с шестью великолепными ониксами. Платье из золотисто-желтого атласа казалось еще более пышным из-за кружевных воланов по подолу. Глубокий вырез и рукава были отделаны роскошным черным бархатом, сочетавшимся с пышным веером из черных страусовых перьев.
Венди не уставала восхищаться нарядом Катры и клялась и божилась, что она покорит сердца всех мужчин на балу. Даже Малькольм изменил своей обычной сдержанности и настоял на том, что сам проводит леди к гостям.
Первым, кого Катра заметила в зале, был юный мистер Форсайт, с которым ей пришлось познакомиться по дороге в Ричмонд. Он не спускал с нее глаз, но осмелился подойти поближе лишь после того, как Катра поощрила его милостивой улыбкой. Наверное, он все еще робел перед ней – ведь она молчала на протяжении всего пути!
– Мисс Мередит, как я рад вас видеть! – радостно воскликнул он. – Вам нравится Ричмонд?
– Да, здесь очень мило, только слишком холодно! Мистер Форсайт, боюсь, что в прошлую нашу встречу я вела себя не совсем учтиво. Простите, если я чем-то вас обидела!
– Ах, ну что вы, право, какие тут извинения! Напротив, я был очень встревожен, узнав о вашем нездоровье! – с чувством возразил Форсайт. – Надеюсь, вас уже осмотрел наш уважаемый доктор Вестин?
– Все было не настолько серьезно, чтобы обращаться к врачу. – Катра улыбнулась, ощущая, как от простого человеческого сочувствия ей делается легче на душе. – А что ваш брат и его жена? Они будут сегодня на балу?
– Ну конечно, а как же, они непременно будут здесь! – Юноша расцветал на глазах, тронутый ее вниманием. – Аннабел слишком любит танцевать, чтобы позволить Стюарту пропустить такой великолепный вечер! – Он добродушно рассмеялся, и Катра подумала, что тоже не прочь иметь такого брата. – А вы, мисс Мередит? Вы окажете мне честь?
– Благодарю вас, мистер Форсайт, я с удовольствием приму ваше приглашение! – отвечала она. Через миг они оказались среди кружащихся пар, и Катра с упоением отдалась во власть музыке. Кровь быстрее побежала у нее по жилам, на сердце стало совсем легко, и через минуту она уже не понимала, как позволила какому-то мужчине довести ее до такого подавленного состояния, в котором она пребывала последние дни.
Ну что ж, урок получен и усвоен. Отныне Катра будет мудрой и закроет свое сердце для бесполезных страстей. Порукой тому станет ее собственный горький опыт.
Приняв такое решение, она с интересом оглянулась на гостей, собравшихся в зале. Между прочим, мистер Форсайт весьма гордился тем, что заполучил в партнерши первую красавицу на этом балу. Сам он вряд ли мог похвастаться особой привлекательностью, однако Катре нравились его дружелюбие и учтивость. Она посмотрела на своего кавалера и мигом вспомнила о том, как любила кружить головы молодым людям. Этому не могло помешать даже массивное кольцо у нее на пальце.
– Ах, мистер Форсайт, я так рада, что снова вас встретила! – начала она, с удовлетворением отметив, каким восторгом вспыхнули его глаза. – Это настоящий подарок судьбы – сегодня именно с вами! Мне до сих пор стыдно за то, какой букой я была тогда в карете!
Впервые за две недели в ней проснулась былая уверенность в себе. Кажется, ола все-таки не утратила своей власти над мужчинами! Вот только этой власти не хватило, чтобы удержать одного-единственного… От этой мысли у Катры снова упало сердце.
Ну и пусть! Она будет наслаждаться жизнью как ни в чем не бывало, и Райан Сент-Джеймс никогда не узнает, что своим предательством он разбил ей сердце! Катра больше не намерена трусливо отсиживаться по углам, предаваясь тоске и унынию!
Тем временем танец закончился. Мистер Форсайт поблагодарил Катру почтительным поклоном и подал ей руку:
– Не желаете выпить пуншу?
Они не спеша направились к буфету, и Катра не могла нарадоваться на своего нового знакомого, такого доброжелательного и учтивого, да вдобавок наделенного потрясающим чувством юмора! Развлекаясь в обществе мистера Форсайта, Катра уже решила, что готова осилить любую утрату и душевную боль, как вдруг к ним подошел еще один джентльмен:
– Джозеф, старина! – услышали они вкрадчивый голос. – И Кэтрин Мередит с тобой! – пропел Бейкер Мэнсфилд, когда Катра обернулась. – Что за приятная неожиданность, кузиночка, видеть тебя на этом балу!
Бейкер смерил ее масленым взглядом из-под полуприкрытых тяжелых век и отвесил шутовской поклон. Он показался ей намного старше своих сорока пяти лет. Наверняка это было следствие его распущенной, порочной жизни. Катра отвечала на его поклон учтивым реверансом, брезгливо рассматривая хлипкую фигуру с отвислым брюшком и редкие сальные волосы до самых плеч. Несмотря на роскошный наряд и внешне безупречные манеры, взгляд у кузена Бейкера оставался таким же лукавым и двусмысленным, каким запомнился Катре еще с детства.
От нее не укрылось, что появление мистера Мэнсфилда вовсе не обрадовало Джозефа Форсайта.
– Бейкер, – отвечал он, стараясь выглядеть достаточно учтиво, – рад тебя видеть. Я и не знал, что ты уже в городе. Как дела в Балтиморе?
– Ну, если уж на то пошло, я приехал сюда не из Балтимора, – сообщил Бейкер, склоняясь к руке Катры. – Я только что прибыл из Брайтвуда и счастлив сообщить, что твой отец пребывает в добром здравии. – Он не спешил поднимать голову, откровенно любуясь тем, как конец ониксового ожерелья спускается к самому краю выреза ее платья, в ложбинку на груди.
– Рада это слышать, – отвечала Катра.
– Пока я гостил в Брайтвуде, мне стало известно, что ты помолвлена с молодым Феррисом Честером. Это правда? – Блудливые глазки Бейкера уставились прямо в лицо девушки.
– Да, это правда. – Катра покосилась на мистера Форсайта в надежде, что тот поможет ей отделаться от настырного кузена, но молодой человек уже разговаривал с кем-то из гостей.
– Какая жалость! – вздохнул Мэнсфилд. – Как неосмотрительно с моей стороны упустить возможность стать претендентом на твою прелестную ручку! Но в последнюю нашу встречу ты была еще совсем пигалицей в коротких штанишках. Какой удар: увидеть тебя в расцвете красоты и знать, что я сам прошляпил такой смачный кусок! – Его тяжелые веки внезапно приподнялись, а взгляд стал холодным и пронзительным.
– Не убивайся понапрасну! – Катра решила, что имеет полное право ответить грубостью на грубость. В конце концов, он начал первый. – Вряд ли бы тебе повезло!
– А вот это еще как сказать! Насколько мне известно, в данное время ваш брак под угрозой. Кажется, нашего петушка успели обставить и в курятнике побывала лисица? – От неожиданности Катра широко распахнула глаза и покраснела. Бейкер следил за ней с откровенным злорадством.
Только этого не хватало! Конечно, она будет делать вид, что не понимает его намеков, но откуда, скажите на милость, этот мерзавец мог все разузнать? Неужели проболтался кто-то из домашних? Вряд ли ее отец пустился в откровения со своим племянником…
И вдруг ей на память очень кстати пришла история, рассказанная недавно Венди. Насчет дуэли из-за дамы.
– Ах, мистер Мэнсфилд, вы, как всегда, говорите загадками, и я ума не приложу, что они означают! Может, вы спутали меня с какой-то другой юной леди? К примеру, с приятельницей Генри Стивенса? Как, бишь, ее зовут… Нет, не припомню. Вылетело из головы. – Она жадно следила за Бейкером в надежде смыть с его физиономии это мерзкое злорадство. – Но скорее всего вы вспомнили о ней, а не обо мне!
И тут Бейкер ее ошарашил, разразившись громким хохотом. Его влажные пухлые губы раздвинулись в хищном оскале, обнажив мелкие острые зубы.
– Туше, мисс. Мередит! Я побежден! Похоже… похоже дурная слава бежит далеко впереди меня!
– Вот именно. – Катра надменно вздернула нос. – И рано или поздно это не доведет вас до добра!
– И уже не раз не доводило! – Бейкер откровенно паясничал, изображая раскаяние. – Но я должен извиниться за свою ошибку. Видите ли, я подумал, что в ваших лесах промышляет мой старый приятель, Райан Сент-Джеймс, а ведь ему тоже сопутствует слава определенного рода, не так ли? Ну а если так, то нет ничего удивительного, что в этих сплетнях упоминается и ваше имя – ведь вы принадлежите как раз к тому типу женщин, от которых у Райана кружится голова, – увы, ненадолго…
– Простите, мисс Мередит, вы не желаете немного подышать свежим воздухом? – Это мистер Форсайт наконец-то отделался от своих знакомых и поспешил на помощь Катре, угодившей под обстрел кузена Бейкера.
– Да, благодарю вас, это очень кстати, – заверила юная леди и оперлась на локоть учтивого кавалера. – Вы можете не сомневаться, мистер Мэнсфилд, что ошиблись самым роковым образом, – сухо сообщила она на прощание. – Советую вам впредь быть осторожнее, прежде чем сочинять истории подобного рода. Желаю приятно повеселиться! – И Катра окинула Бейкера надменным взором.
– Кузина! – Он поклонился в ответ, глядя на нее все с той же кривой двусмысленной ухмылкой.
– Что за несносный тип! – пожаловалась Катра, как только они отошли достаточно далеко. – Всякий раз при виде его удивляюсь, что он приходится мне родственником!
– Мисс Мередит, простите меня, ради Бога, за то, что я оставил вас с ним вдвоем, – воскликнул потрясенный Форсайт, – но я не мог освободиться раньше! Мэнсфилда и правда нельзя назвать приятным компаньоном, но уверяю вас, никому и в голову не придет, что вы с ним родственники, если об этом не знать! Увы, мы не вправе выбирать себе родных.
– А это правда, что он стрелялся на дуэли? – поинтересовалась Катра. Вообще-то у нее не было привычки смаковать сплетни, но встреча с кузеном Бейкером выбила ее из колеи.
– Понятия не имею. – Судя по всему, Форсайта самого удивила эта новость. – Кажется, о нем действительно что-то говорили, и не так давно, но я совершенно забыл, с чем это было связано. – Он задумался и добавил: – По-моему, упоминались его отношения с некой юной леди, проявившей… так сказать, излишнюю мягкость характера… но про дуэль я не слышал. Ведь дуэли давно запрещены законом, хотя, конечно, еще случаются время от времени. Наверное, их устраивают тайком от властей.
Мистер Форсайт предупредительно распахнул перед Катрой двери во внутренний двор. Здесь был устроен шатер, чтобы желающие дышать свежим воздухом не страдали от порывов холодного ветра.
– Он сам рассказал вам про дуэль? – спросил молодой человек.
– Так, упомянул мимоходом, – неопределенно отвечала Катра. Улыбнулась и добавила: – Но в любом случае я очень благодарна вам за то, что пришли мне на выручку!
Мистер Форсайт смиренно поклонился. Тут их окликнули с одной из скамеек, и через минуту они оживленно беседовали с супружеской парой Форсайтов-старших.
Райан Сент-Джеймс спускался по лестнице в бальный зал, ведя под руку Пенелопу Уортингтон. Его появление в Ричмонде откладывалось и откладывалось без конца: то нужно было непременно явиться на эту чертову свадьбу, то у Ферриса начались неприятности в Вашингтоне. Им пришлось угощать обедом важных чиновников из правительства, чтобы Честеры получили налоговые льготы на вывоз своих товаров и по-прежнему пользовались услугами корабельной компании Сент-Джеймсов. Райан с трудом сдерживал раздражение. Ему не терпелось отправиться на встречу с Катрой, и он утешался лишь тем, что у нее будет достаточно времени для принятия взвешенного и зрелого решения.
Как только сделка состоялась и бизнесмены ударили по рукам, Райан без промедления помчался в Ричмонд. Прежде он останавливался у Уортингтонов, старинных приятелей отца, не теперь у него в Ричмонде имелся свой особняк, и Сент-Джеймс отправился туда. Однако мисс Уортингтон взяла на себя заботу о том, чтобы молодой человек развлекался в приличном обществе, и пригласила его в качестве своего кавалера на бал к Томпкинсам.
Райан заметил Катру в ту же секунду, когда она вернулась в зал. Золотистое платье и светлые волосы бросались в глаза на фоне строгих вечерних мужских фраков. Впрочем, ее трудно было бы не заметить и среди одних дам.
Сент-Джеймс буквально пожирал ее глазами. Ему стоило большого труда не ринуться напрямик через толпу, чтобы заключить Катру в объятия. А ведь всего каких-то две недели назад ему казалось, что это возможно! Он верил, что вдвоем им удастся сломить упрямство Теодора Мередита. Но проявленная ею слабость усложнила их путь к счастью, и теперь Райану приходилось сдерживаться и осторожничать. Он по-прежнему не спешил принимать решения, но не мог отделаться от смутной тревоги, терзавшей сердце. Впервые в жизни он искренне захотел жениться – и впервые в жизни был так уязвим для женских капризов.
Катра ослепительно улыбнулась своему кавалеру, глазевшему на нее с явным обожанием, и тревога Райана сильно возросла.
– Мисс Уортингтон, вы позволите мне отлучиться на минуту? Я должен кое с кем поздороваться. – И Райан учтиво поклонился.
– Конечно, мистер Сент-Джеймс. – Пенни Уортингтон милостиво улыбнулась и пожала Райану руку. – Но возвращайтесь поскорее! Вы обещали мне танец!
Райан не спеша двинулся к выходу во внутренний двор. По дороге он потерял Катру из виду, но вскоре наткнулся на джентльмена, которого заметил возле нее, и обратился к нему:
– Добрый вечер! Меня зовут Райан Сент-Джеймс. – И он подал руку.
– Рад познакомиться, мистер Сент-Джеймс. – Юноша улыбнулся и ответил на рукопожатие. – Джозеф Форсайт.
– Я искал мисс Мередит и заметил, что вы только что с ней говорили. Вы не подскажете, где она сейчас?
– Она вышла погулять с другими леди, но собиралась скоро вернуться. – В глазах Форсайта зажегся явный интерес. – А вы и есть ее жених?
– Нет, – сухо отвечал Райан. Его больно уколола мысль о том, что ему не хватило какого-то шага, чтобы занять место Ферриса. Однако собеседник ждал пояснений с терпеливым добродушием, и он добавил: – Я его деловой партнер и только что приехал с их плантации. Он просил передать кое-что своей невесте.
Мистер Форсайт кивнул и оглянулся на дверь.
– А вот и она! – И он приподнял свой бокал с пуншем. Райан резко обернулся и увидел, как Катра вошла в зал в шелесте пышных золотистых оборок, тускло поблескивавших в свете люстры. Она весело болтала с какой-то знакомой леди. В одной руке Катра держала пышный веер из страусовых перьев, а другой пожимала руку своей собеседнице. Райан почувствовал, как у него в жилах закипает кровь. Он затаил дыхание и ждал, когда она его заметит.
Вот она замолчала на полуслове, покраснела и поднесла руку к лицу. При виде того, как ожесточился ее взгляд, у Райана все перевернулось в груди.
Катра отвернулась от Сент-Джеймса и направилась к Форсайту.
– Простите, что заставила вас ждать, – промолвила она, по-прежнему игнорируя присутствие Райана.
– Мисс Мередит, мистер Сент-Джеймс утверждает, что вы знакомы, – растерялся Форсайт. – Кажется, у него есть для вас новости от вашего жениха, не так ли, сэр? – И он беспомощно уставился на Райана, мечтавшего лишь о том, чтобы этот молокосос исчез сию же минуту и дал ему объясниться с Катрой.
– Совершенно верно. Я только что приехал из Уэйверли. – Райан не спускал с ее лица напряженного взгляда, но не видел ни малейших признаков радости. Только холод и отчуждение.
– Вот как? Вам прискучили прелести сельской жизни? – В голосе Катры прозвучало столько ехидства, что мистеру Форсайту стало совсем неловко.
Райан сурово прищурился. Стало быть, она все-таки передумала! Интересно, что она чувствует в его присутствии? Решится ли на откровенную грубость ради того, чтобы избавиться от его общества?
– Честно говоря, в последние две недели я совершенно разочаровался в этих прелестях, – заявил Сент-Джеймс, намекая на ее скоропалительное бегство. Он все еще не мог смириться с тем, что утратил Катру навсегда.
– Ах вы, бедняжка! – презрительно скривилась она. – Ничего не поделаешь, придется вам вернуться в Бостон! – И Катра обратилась к Форсайту: – Будьте добры, угостите меня пуншем. Я просто умираю от жажды!
– Как пожелаете! – отвечал Форсайт.
– Прощайте, мистер Сент-Джеймс, – процедила Катра и удалилась с самым гордым видом, опираясь на руку юного Форсайта.
Райан провожал ее взглядом, готовый лопнуть от ярости. Значит, вот что было у нее на уме! Ну что ж, если Катру так тревожит безупречность ее репутации, она еще десять раз пожалеет, что обошлась с Райаном Сент-Джеймсом как с игрушкой!
В ту же секунду возле него откуда ни возьмись появилась Делия и с радостным визгом повисла у Райана на локте.
– Помилуйте, мистер Сент-Джеймс! – капризно прощебетала она. – Отчего у вас лицо мрачнее тучи? Вас кто-то обидел? – И она многозначительно глянула в сторону невесты своего брата.
– Мисс Честер. – Райан заставил себя оторвать взгляд от Катры и учтиво поклонился. – Я понятия не имел о том, что вы сейчас в Ричмонде. Вы давно приехали?
– Как раз сегодня! Вы обиделись на мою будущую кузину? – без обиняков осведомилась Делия. – Она кого угодно сведет с ума своими капризами! Да вы спросите хотя бы у ее отца, сколько седых волос он нажил из-за этой взбалмошной девицы! Она же совсем не соображает, что можно, а что нельзя! Чего стоит хотя бы эта история с их конюхом! Ну, скажу я вам, тут бы и конец ее репутации как порядочной девушки – если бы не доброта и снисходительность моего дяди. Дядя Джордж не пожалел для нее своего единственного сына – а не то ей в жизни не найти себе мужа! По крайней мере приличного человека! Вы же знаете: наше общество никогда не прощает даже малейших оплошностей!
Райан в жизни не опускался до того, чтобы вникать в подробности пошлых сплетен, однако Делия вела речь о прошлом Катры. Все еще пребывая в смятенных чувствах, он не смог преодолеть искушение и переспросил:
– Что это за история с конюхом?
– Да они же сбежали вдвоем из дома! – выложила Делия, захлебываясь от восторга. – А я-то думала, об этом все знают! Ей было всего двенадцать, когда это случилось, но лиха беда начало! Она всю жизнь только и делала, что строила глазки всем подряд, без разбору! Просто чудо, что отцу удалось сохранить ее девственность для жениха! Теперь вы понимаете, отчего такая спешка со свадьбой? Ему не терпится спихнуть ее Феррису, чтобы спасти от собственной глупости. Ох, вы только не подумайте, я терпеть не могу рассказывать про Катру всякие гадости… мы же дружим с самого детства и все такое… но раз все равно об этом знает каждая собака… а вы теперь друг нашей семьи… разве я не могла с вами поделиться?
– Да, безусловно, – буркнул Райан. – Я рад, что вы обо всем мне рассказали.
Катра позволила себе перевести дух только после того, как убедилась, что они убрались от Райана достаточно далеко. Она запретила себе думать о нем, она запретила себе оборачиваться, а главное – она запретила себе плакать. Чтобы взять себя в руки, она постаралась дышать размеренно и глубоко.
– Простите, мистер Форсайт, за то, что я сделала вас невольным участником этой сцены, – наконец произнесла она. – Теперь вы наверняка сочтете меня невоспитанной особой.
– Я более чем уверен, что вы вели себя так не без причины. И меньше всего хочу быть вам судьей.
– Спасибо. – Катра взяла со стола бокал шампанского. – Этот человек действительно является деловым партнером моего жениха. Однако мне он сразу пришелся не по душе и вел себя так вызывающе, что у меня не оставалось иного способа поставить его на место.
– Он позволил себе по отношению к вам что-то неподобающее? Может, лучше попросить его вообще удалиться? – тут же насторожился Форсайт.
– Ох, нет, что вы!
Не хватало еще скандала из-за нее! Если Райан просто будет распускать язык, у нее есть надежда оправдаться, обвинив его во лжи. Но если Форсайт попытается выставить его из зала и начнется драка… Катра нервно вздрогнула и принялась усиленно обмахиваться веером.
– Не думаю, что он так уж опасен.
– Успокойтесь, прошу вас, – хлопотал вокруг нее Форсайт. – Присядьте. Я принесу вам холодной воды.
– Да, будьте так добры…
Форсайт отправился искать воду, и Катра едва успела подумать о том, что ей следует как можно скорее покинуть этот бал, как возле нее оказался Бейкер Мэнсфилд.
– Кузиночка, какая вы заброшенная и одинокая! Хотите, я вас спасу? – Он осклабился, без сомнения, воображая, будто его гримаса может сойти за обаятельную улыбку. Катру передернуло от отвращения, но она предпочла промолчать. – Я готов на любые жертвы ради того, чтобы обелить свою репутацию в глазах света и заслужить ваше прощение за нескромные и неуместные вопросы! Я нисколько не сомневаюсь в том, что вы были правы и что я спутал вас с другой девушкой, чья судьба достойна самого глубочайшего сожаления! Не окажете ли вы мне честь и не отдадите ли этот танец в знак нашего примирения?
Катра уже набрала воздуха в грудь, собираясь отшить приставалу самым суровым образом, но краем глаза заметила Райана. Он стоял возле Пенни Уортингтон и не сводил глаз с Катры. Под его холодным взглядом душа у нее ушла в пятки, однако девушка не подала и виду, что ей не по себе, и отвечала на его взгляд с величайшим презрением.
– Да, мистер Мэнсфилд, я буду с вами танцевать. – И она решительно поднялась с места.
Мэнсфилд подхватил свою даму и закружил ее в вальсе. Стараясь не думать о Райане, Катра мимоходом отметила, что Бейкер одет с величайшим тщанием и по последней моде. В отличие от Райана, отдававшего предпочтение длинным пышным жабо и манжетам. Прямо как старик какой-нибудь. Или пират!
Оказывается, Райан тоже не стоял на месте и танцевал с Пенелопой Уортингтон. Он громко смеялся в ответ на ее шутки, заставляя сердце Катры болезненно сжиматься от тоски. Судя по всему, эта Уортингтон чувствует себя просто превосходно в обществе столь учтивого кавалера. Девушка невольно вспомнила, какие у него сильные, уверенные руки, и брезгливо покосилась на потную пухлую лапу, тискавшую ее ладонь.
– Не могу не обратить внимания на ваше кольцо, – заговорил Мэнсфилд. – Полагаю, это и есть знак вашей помолвки с нашим симпатягой Честером?
– Да, – буркнула Катра – Она все еще была не в силах оторвать взгляд от Райана.
– Феррис Честер, – продолжал Бейкер, – всегда был самым славным парнем в округе! И на какой же день назначено это выдающееся событие, позвольте спросить?
– На седьмое ноября. – Катра чувствовала, что долго не выдержит. От одного вида Райана и его прелестной партнерши у нее темнело в глазах.
– Так скоро… Ну что ж, это вполне приличная партия, не так ли? Ваш отец должен быть доволен! Такой удачный союз! Честеры и Мередиты… Потрясающе! – В его вкрадчивом голосе было столько издевки, что Катра воскликнула:
– Это я выхожу замуж, а не мой отец, мистер Мэнсфилд! И я сама приняла решение!
– Вот-вот, это совершенно очевидно. – И Бейкер гнусно ухмыльнулся и подмигнул, указывая глазами на Райана и Пенни. Катра покраснела и скрипнула зубами от досады.
– Мистер Мэнсфилд, если меня и заинтересовала та пара, то исключительно из-за вас. Кажется, вы хорошо знакомы с мисс Уортингтон?
– О чем это вы, дорогая? – как ни в чем не бывало поинтересовался кузен. Катра окинула его холодным взглядом и спросила:
– Разве мистер Стивенс не пришел сегодня на бал? Или он больше вообще не танцует?
Бейкер расхохотался так громко, что на них стали оборачиваться. Катра готова была провалиться сквозь землю. Боже, какой стыд! Еще подумают, что она заигрывает с этим негодяем!
– Вам нечего опасаться конкуренции, мисс Мередит, – по-свойски шепнул ей на ухо Мэнсфилд. – У нее мозгов меньше, чем у курицы!
– Не пойму, о чем вы! Какая мне разница, сколько у нее мозгов? – фыркнула Катра.
Как он посмел подступиться к ней со своими гнусными намеками? Райан Сент-Джеймс волен заигрывать с кем угодно! Тем вернее он кончит свои дни на какой-нибудь тайной дуэли…
– А вот вас, между прочим, это должно волновать, – продолжала она. – Похоже, мистеру Сент-Джеймсу сопутствует удача! Боюсь, что вам не на что рассчитывать там, где появился такой мастер с заслуженной репутацией! Вы, наверное, нарочно заговорили о куриных мозгах, чтобы оправдать свое фиаско?
Бейкер снова расхохотался, и снова на них стали оглядываться.
– Не надейтесь, что ради вас я возьмусь за отстрел отвергнутых вами кавалеров! Ни за что на свете! Я не боюсь рисковать, но только в том случае, если меня должным образом об этом попросят и убедят, что иного выхода нет. Мисс Уортингтон была со мной более чем убедительна, что и послужило причиной гнева бедного мистера Стивенса. Вот, судите сами! – И он кивнул в сторону очаровательной пары.
Мисс Уортингтон как раз подняла руку и провела пальцем по щеке своего кавалера. Катра отлично помнила, что там у Райана шрам. Ее сердце тоскливо сжалось при виде того, как Райан что-то сказал, как Пенни удивилась и улыбнулась в ответ.
– Что, боитесь оказаться не у дел? – ехидно прошипел Бейкер, буравя ее своими сальными глазками.
– Нет, не я, а вы боитесь этого, сэр, – яростно парировала Катра. – Похоже, на этот раз вы проиграли бой, мистер Мэнсфилд. Причем без единого выстрела. – Она вырвалась и пошла прочь, хотя это было не слишком вежливо – оставить своего партнера посреди танца.
Ей нужно было срочно найти Венди. Кажется, та только что вошла в зал из внутреннего сада. Катра поспешила в ту сторону. Танец кончился почти сразу же после того, как она оставила Бейкера. Ей пришлось просить извинения у гостей, чтобы увести Венди в сторону и поговорить без свидетелей.
– Венди, прости меня, ради Бога, но я больше не могу выдержать этот шум и суету. Бал удался на славу, и я тебе очень благодарна, но у меня так разболелась голова, что я непременно должна прилечь.
Венди отнеслась к подруге с пониманием и сочувствием и не стала ее удерживать. Бал действительно удался, и ему не помешает даже то, что почетная гостья удалится раньше времени к себе в комнату. От предложения Венди проводить ее наверх Катра решительно отказалась. Хозяйка не имеет права покидать гостей, а Бетти сделает все, что нужно.
Однако у дверей кто-то остановил ее, взяв за локоть. Ну, если это опять ее настырный кузен – пусть пеняет на себя! Катра резко повернулась, готовая дать отпор, – и наткнулась на суровый взор Райана. От неожиданности у нее захватило дух.
– Я должен с тобой поговорить.
– Нам не о чем говорить! – задыхаясь, прошипела она.
– Не надейся, будто я все забыл! – Он так стиснул ее руку, что Катре стало больно. – Хорошенькую же шутку ты со мной сыграла! Позволь напомнить, что ты играешь с огнем и твое положение более чем уязвимо!
Катра не верила своим ушам. Он что, действительно готов исполнить свою угрозу? Мало того, что он разбил ей сердце, – он собрался заодно лишить ее репутации? Ну уж нет, не на такую напал! Если сначала она ему верила и оттого проявила непростительную слабость, то теперь сумеет за себя постоять! В ее синих глазах полыхнул воинственный огонь.
– Прибегая к шантажу, вы лишь доказываете свою полную несостоятельность! – отчеканила она, стараясь не подать и виду, что отчаяние и боль готовы поглотить ее онемевшее сердце, как морской прилив разрушенную дамбу. – Вам не удастся помешать моей свадьбе, и меньше всего в том помогут ваши смехотворные лживые обвинения!
– Обвинения – изволь! Они не смехотворные и не ложные, и ты отлично это знаешь! Каждое слово будет правдой, и каждое разобьет вдребезги твой искусно вылепленный фасад! – Он стоял так близко, что Катра почувствовала запах разгоряченного сильного тела. Она всем сердцем потянулась к нему, но, с трудом спохватившись, осталась неподвижной.
– На вашем месте я не спешила бы бросать камни в мой огород! Потому как скелет Кэндис Фэрчайлд все еще спрятан в вашем шкафу, мистер Сент-Джеймс! – Катра смерила его взглядом – как она надеялась, полным холода и презрения. – Даже если Феррис вам поверит – а этого попросту не может быть, – неужели вы надеетесь, что честь ему позволит продолжать сотрудничать с типом, не постеснявшимся посягнуть на его невесту? Одумайтесь, мистер Сент-Джеймс, и ведите себя прилично! Попробуйте только упрекнуть меня хоть словом – и я отвечу ударом на удар! Ради своей любимой женушки Феррис сделает что угодно. Не забывайте, на восточном побережье найдется немало судовладельцев получше вас!
Райан не выдержал и со звериной грацией схватил ее за запястье. Его пальцы сжались со страшной силой, однако Катра не чувствовала боли: ее жгло прикосновение его руки.
– Думай, кому ты грозишь, милочка, – процедил он вполголоса, приподнимая ее подбородок. – Нажить себе врага легко – а вот отделаться от него очень непросто! – Райан легонько ущипнул ее за подбородок и небрежно оттолкнул от себя, махнув рукой. Отступив на шаг, он низко поклонился: – Доброй ночи, мисс Мередит!
Катра выскочила из зала, не чуя под собой ног.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцы и не только - Фокс Элайна



Очень скучная, неинтересная, на троечку. Прямая противоположность, книга этого автора Упрямая девчонка - очень советую
Танцы и не только - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100