Читать онлайн Танцы и не только, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцы и не только - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцы и не только - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцы и не только - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Танцы и не только

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда Катра пришла в себя на следующее утро, первым ощущением было чувство неясной грызущей тревоги – как будто она позабыла нечто важное. Прошло несколько томительных минут, прежде чем ей удалось окончательно скинуть дремоту. Она уже выпростала из-под одеяла руки, чтобы с наслаждением потянуться всем телом, и замерла неподвижно, внезапно вспомнив все, что случилось вчера на балу. От одной мысли о поцелуе Райана Сент-Джеймса ей стало жарко. Но если с этим воспоминанием она еще как-то могла справиться, то искаженное гневом лицо отца упорно маячило перед глазами, лишая ее остатков самообладания.
Не в силах оставаться на месте; Катра резко привстала, и в эту минуту дверь в ее спальню распахнулась. Вошла Люси – ее горничная – с завтраком на подносе. Следом за ней с таким же подносом явилась Бетти. Катра выросла у Бетти на руках, и старая нянька по-прежнему относилась к ней так, будто имела дело с несмышленой девчонкой.
– Ага, мисс Засоня наконец-то соизволили открыть глазки! – пропела Бетти, ловко пристраивая у Катры на коленях тяжелый поднос. Тем временем Люси поставила свой поднос на столик у окна и принялась хлопотать над чаем.
– Бетти, что вчера случилось? – отважно спросила Катра. Она понимала, что играет с огнем, но ее слишком тревожило то, что ей не удается вспомнить, что было после инцидента в саду, когда она вернулась в зал.
С удовольствием пригубив горячий чай, Катра подумала, что выпила вчера слишком много шампанского.
– Дак в обморок вы упамши, миз Катра! – без обиняков брякнула Люси. – Прямо хлопнулись на пол аккурат посередке зала, и все ваше миленькое платье оказалось в шампанском! Подол-то насквозь промок, и…
– Да тише ты! – вмешалась Бетти. – Доктор ясно сказал, что это все из-за духоты! Оно и понятно: весь вечер было не продохнуть! А вы все плясали да плясали – тут кто хочешь свалится… Ох, позвольте мне еще чуток полюбоваться этим кольцом! Уж как он надел его вам на пальчик – я до сих пор глаз оторвать не могу! – Бетти поправила за спиной у Катры подушки и склонилась над ее рукой. – М-м… – вырвался у нее восхищенный вздох, – сразу видно: обручил так обручил! Теперь только слепой не увидит, что вы уже клейменая лошадка!
Катра слишком хорошо знала свою няньку, чтобы принять этот восторг за чистую монету.
– Говоришь, я упала в обморок? – с недоверием уточнила она. – Но со мной в жизни не случалось ничего подобного! И духота тут ни при чем… – Она умолкла, вспомнив о том, как помутилось у нее в глазах и с какой ненавистью пялилась на нее Делия…
– Ну, стало быть, вы слишком устали, – отрезала Бетти, делая вид, что поправляет одеяло в изножье кровати. – Не вы первая, не вы последняя. Только еще ни у одной барышни не было столько спасителей. Ваши кавалеры чуть не подрались из-за того, кому нести вас наверх, в спальню! – Бетти резко выпрямилась и с подозрением уставилась на Катру, как будто это она была виновата в том, что старая нянька сболтнула лишнее. – Люси, ну куда ты засунула этот букет? Пусть стоит вот тут, около кровати, чтобы миз Катра могла любоваться им вволю! – Люси послушно перенесла вазу, полную белых орхидей, на столик у кровати и даже сделала вид, будто поправляет букет. – Это вам от мистера Ферриса! – со слащавой улыбкой сообщила Бетти. Но Катре было не до цветов.
– Кто отнес меня наверх? – спросила она.
– Как кто? Мистер Феррис, как и полагается, а уж следом за ним шел ваш папенька… ну и все прочие. – И Бетти сделала попытку скрыться в гардеробной.
– Ага, только сначала они делили вас, ровно тряпичную куклу, с тем здоровым чертенякой, который вроде как ихний друг! – Бетти выскочила из гардеробной с удивительным проворством, и Люси пришлось проявить чудеса ловкости, чтобы увернуться от оплеухи.
– Что еще за чертеняка? – Кажется, Катра начинала прозревать.
– Да этот ваш мистер Сент-Джеймс, – сердито буркнула Бетти. – С такими, как он, вечно позору не оберешься! Он и впрямь стал страшнее черта, когда вы упали, а все кинулись вам помогать. Встал над вами и закричал, чтобы все пошли прочь и не застили вам воздух! Можно подумать, это он ваш суженый! А он подхватил вас на руки, ровно перышко, и спросил, куда нести. И кабы ваш папенька не вмешался и не велел делать все так, как положено, мистер Феррис шел бы впереди да показывал ему дорогу! – Тут Бетти не удержалась и хмыкнула, несмотря на все старания продемонстрировать праведный гнев. – Что есть, то есть, милая: стоит какому джентльмену на вас глянуть – и пиши пропало, околдовали вы его навек! Ну да вашего папеньку этим не проймешь. Он сразу приказал этому негоднику вас отпустить – не то, дескать, вышвырнет его из дому на глазах у всего честного народа!
– Он не негодник, – машинально возразила Катра. Это моментально привело Бетти в негодование.
– Да что вы про него знаете, мисси? Ничегошеньки, вот как Бог свят! И послушайте, что я вам скажу! Вы теперь обрученная барышня, невеста, и негоже вам строить глазки всяким проходимцам. А уж тем паче такому опасному типу, как мистер Сент-Джеймс!
Катра задумалась, откинувшись на подушки, и откусила кусочек печенья.
– Джимми ему поверил, – пробормотала она. – Но в одном ты права. Я действительно ничего о нем не знаю. – «И не желаю знать», – с горечью добавила она про себя. Это было бы смешно, если бы не было так стыдно. Ее застали врасплох, когда она целовалась с человеком, которого совсем не знала, будучи обрученной с другим, которого совсем не любила. Да, Бетти подобрала очень точное слово: она – клейменая лошадка!
Конечно, она знала о том, что не любит Ферриса, еще до того, как дала согласие выйти за него замуж. Так же, как знал это он. Они просто заключили сделку. Это было выгодно всем – и его семье, и ее. Каждый получал все, что хотел, а между собой Феррис и Катра заранее оговорили, что предоставят друг другу полную свободу жить так, как кому нравится. До сих пор Катра считала, что брак с другом детства можно считать вполне приемлемой платой за ту свободу действий, о которой незамужней девице нечего и мечтать.
Кроме того, ей требовалось выйти замуж, чтобы уберечь отцовское наследство от жадных лап своего кузена. Джимми – очень милый малыш, но в умственном развитии он так и останется шестилетним несмышленышем до самой смерти, а значит, не получит права считаться наследником, и если Катра не выйдет замуж, то плантация отойдет к следующему родственнику по мужской линии – Бейкеру Мэнсфилду. Катра ни минуты не сомневалась в том, что, когда отца не станет, их с Джимми выставят за порог еще до того, как тело Теодора Мередита предадут земле. Как не сомневалась она и в том, что не далее чем через неделю их достойный кузен спустит отцовское наследство в первом же игорном доме.
«Райан», – снова и снова повторяла она про себя. Да, как это ни печально, ей снова придется встретиться с этим человеком. А как иначе убедиться в том, что вчерашний поцелуй был мороком, наваждением, мимолетной вспышкой чувственности, разбуженной их внезапной встречей наедине? Но тогда почему до сих пор Катра не испытывала такого блаженства в объятиях других мужчин? Почему именно Райану удалось околдовать ее одним поцелуем? Ее до сих пор охватывает трепет при воспоминании о том, что она чувствовала в те минуты…
Впрочем, Катра все равно еще с ним увидится – хочет она того или нет. Ведь он гостит у Честеров, и его пригласили на свадьбу к Уэстбрукам. Вот и получается, что встреча с ним неизбежна. От предвкушения у Катры сладко замерло сердце. Надо только заранее решить, как она будет себя вести. Ну конечно, она сделает вид, будто ничего такого не было. Райан наверняка достаточно опытен в этих делах и не станет делать трагедию из какого-то пустякового поцелуя в саду! Уж он-то лучше других должен представлять, что творится в темных углах, к Примеру, на званых балах в Париже… И все же… и все же было бы очень приятно убедиться, что она хоть немного небезразлична мистеру Сент-Джеймсу. Ведь если бы не явился ее отец – кто знает, чем закончился бы их поцелуй?
Ее отец… Как же она могла забыть! Ведь отец запретил Райану появляться у них дома. Да уж, он рассердился не на шутку. И даже может отказаться принять мистера Сент-Джеймса, если тот явится с извинениями. И все из-за одного поцелуя! Можно подумать, это лишило Катру невинности – или еще что похуже!
Пока Бетти и Люси готовили для нее ванну в гардеробной, Катра глубоко задумалась, рассеянно вертя на пальце обручальное кольцо. Она так и не решила, почему все-таки Райан захотел ее поцеловать. Уж не собрался ли он за ней приударить? Нет, не может быть, ведь у нее уже есть жених! Тогда с какой стати этот неотразимый джентльмен, да вдобавок холостяк, не пожалел времени на даму, уже предназначенную в жены другому? Он даже не побоялся рискнуть дружбой своих партнеров по бизнесу! Ведь если бы вместо отца на них наткнулся Феррис или Бернард Честер…
Катра решительно отодвинула в сторону поднос с недоеденным завтраком и спустила ноги со своей высокой кровати под балдахином. В соседней комнате Бетти опять за что-то отчитывала неуклюжую Люси. Катра еще раз взглянула на свое кольцо, сняла его и положила на туалетный столик.
Утром того же дня, когда Катра с Джимми сидели в гостиной и играли в шахматы, их навестил Феррис. Он давно считался своим в доме Мередитов и появлялся запросто, без приглашения. Несмотря на принятое накануне решение выкинуть из головы ненужные мысли о Райане, Катра невольно вздрогнула: а вдруг Феррис привел его с собой? Но за спиной у ее жениха никого не было.
А что, если Сент-Джеймс все-таки явится, пренебрегая запретом ее отца? Как он объяснит Феррису то, почему ее отец на него злится? И как прикажете человеку извиняться, если его не пускают в дом? Но Феррис пришел один.
Слегка порозовев от волнения, Катра сделала вид, что целиком поглощена ситуацией на шахматной доске, хотя делала при этом ошибку за ошибкой, жертвуя Джимми одну фигуру за другой. Нет, она не думала, что Райан проболтался о поцелуе, и все же не могла не смутиться при виде добродушной физиономии Ферриса. Интересно, узнай он обо всем, что бы он сказал? Как ни странно, у Катры не возникало ощущения, что она обманула доверие жениха – хотя до сих пор их отношения носили исключительно платонический характер, – скорее, его вид лишний раз напомнил о том, что Феррис совершенно не похож на Райана. Между этими двумя людьми лежала такая же пропасть, как между детской привязанностью, что Катра питала к Феррису, и бурей страстей и желаний, разбуженной поцелуем Райана Сент-Джеймса.
– Нет, Джимми, – заметила она, – ты сделал ход моей пешкой. Ты же играешь черными!
Но Джимми продолжал двигать фигуры по своему усмотрению, и Катра беспомощно улыбнулась: малышу никогда не хватало упорства довести партию до конца.
– Ты как раз вовремя! – обратилась она к Феррису. – Джимми обыграл меня уже в третий раз. Может, тебе повезет больше?
Но Феррис покачал головой и возразил:
– Как будто ты не знаешь, что у меня не хватит терпения!
На секунду Катра представила Райана: он наверняка не отказался бы сыграть вместо нее. Она со вздохом встала из-за стола и выругала себя за слишком поспешные выводы. То, что Райан однажды проявил чуткость по отношению к ее брату, вовсе не говорит о том, что Феррис относится к Джимми недостаточно хорошо. Просто он воспринимает мальчика совершенно по-другому.
Феррис устроился на диване рядом с невестой и поинтересовался с искренней заботой:
– Как ты себя чувствуешь?
– Прекрасно! – без колебаний заверила она. – Вчерашний случай – просто какое-то недоразумение. Наверное, сказалась духота и лишний бокал шампанского.
– Вот и я так считаю. И все же нам повезло, что там оказался Райан, правда?
– Что ты имеешь в виду? – насторожилась Катра.
– Я имею в виду то, что из-за твоего обморока поднялась страшная паника и никто не знал, что делать. К своему позору, должен признаться, что я и сам здорово перетрусил. Слава Богу, что среди нас нашелся хотя бы один человек, не потерявший выдержку! – Феррис добродушно рассмеялся. – Ты бы только видела, как все кудахтали над твоим бесчувственным телом, пока он не взял все в свои руки!
Однако Катре эта картина почему-то вовсе не показалась забавной.
– Если уж на то пошло, Феррис, ты бы и сам мог догадаться, что меня надо отнести в спальню. Папе нельзя поднимать тяжести, у него боли в спине. По-твоему, меня так и следовало бросить на полу?
– Об этом и речи быть не могло! Но только откуда мне было знать, что для тебя лучше? – И Феррис небрежно пожал плечами. – Может, тебе нужно было сначала полежать, чтобы остыть? Или сначала очнуться, прийти в себя, а уж потом подниматься наверх? Честное слово, я совсем потерял голову, и если бы не Райан…
Краем глаза Катра давно заметила, что Джимми украдкой передразнивает жестикуляцию и мимику Ферриса. Даже повторяет движения его губ. Она чуть не прыснула со смеху, когда малыш откинулся на стуле и скрестил свои короткие ножки тем же самым вальяжным жестом, что подсмотрел у Ферриса, а потом закинул руку на спинку соседнего кресла. Не желая поощрять баловство брата, она отвернулась с нарочито серьезным видом и сказала:
– Ну, во всяком случае, спасибо тебе и на том, что ты не позволил мистеру Сент-Джеймсу тащить меня до самой спальни. У Бетти наверняка сделался бы удар при виде такого непотребства! Она и без того пилит меня целое утро!
– Ну и напрасно! – великодушно улыбнулся Феррис. – Райан – настоящий джентльмен и не причинил бы тебе ни малейшего вреда! Между прочим, Кэт, он явно к тебе неравнодушен!
Нет, это уж слишком!
– Джимми, перестань! – не выдержала она. Феррис следом за ней оглянулся на Джимми, не заметил ничего подозрительного и продолжал с завидной беспечностью:
– Да-да, кто бы мог подумать! Он только и говорил о том, какая ты умная и рассудительная. Он даже признался, что завидует мне, представляешь? Чтобы он – завидовал мне!
– Завидует? – пробормотала Катра, машинально вертя в руках шахматные фигурки.
– Вот именно, завидует! Он сказал, что вообще-то не собирается жениться, но уж если до этого дойдет, то только на такой невесте, которая похожа на тебя. Вот почему я считаю, что сумел произвести на него впечатление, – ведь неспроста именно мне удалось тебя стреножить, ну и все такое!
– Феррис, Феррис! – добродушно рассмеялась Катра. – Уж кому, как не тебе, знать, что никто меня не стреножил, так же как и я не стреножила тебя! Просто мы заключили сделку, не так ли? А теперь перестань важничать и сыграй с Джимми в шахматы. Мне уже надоело проигрывать!
– Это невозможно. – Феррис поднялся и бросил через плечо: – Прости, Джим!
Едва он успел отвернуться, как Джимми потешно передразнил каждое его движение.
– Сегодня мы с Райаном едем во Фредериксберг. Ему нужно купить новое ружье, и я, как верный товарищ, не мог отпустить его одного. – И Феррис направился к двери.
– Ну да, конечно, ради друга ты готов на любые жертвы! – усмехнулась Катра. – Не забудь передать привет господам из городской таверны!
– Что за глупые намеки? Можно подумать, мы едем туда пьянствовать! Ну, разве что пропустим стаканчик-другой. Да, кстати, Райан просил извинить его за то, что не пришел справиться о твоем здоровье вместе со мной. Сказал, что должен напирать несколько писем, чтобы сегодня же сдать их на почту. Но он будет рад снова встретиться с тобой при первой же возможности.
– Он так и сказал? – с нажимом переспросила Катра. Вот так новость! Судя по всему, Феррис ни сном, ни духом не ведает о том, что отец запретил Райану появляться у них дома. Как интересно!
– А что тут такого? Во всяком случае, я рад видеть тебя в добром здравии, Катра. Я должен был своими глазами убедиться в том, что ты поправилась и пришла в себя, и теперь со спокойной душой могу заниматься другими делами.
– Да, я поправилась, – подтвердила она, провожая жениха до двери.
– Тогда до завтра! – Феррис отвесил небрежный поклон да и был таков.
Катра опустилась в кресло, рассеянно глядя ему вслед, и надолго задумалась. Временами ей казалось странным, что этот беспечный молодой человек – ее суженый и скоро они станут мужем и женой.
Джимми вылез из своего угла и прошелся до двери, подражая размашистой походке Ферриса. На пороге малыш развернулся, изобразил небрежный поклон – и они с Катрой так и прыснули со смеху.
Утро следующего дня выдалось пасмурным и прохладным. Влажная почва тихонько чмокала под копытами лошади, когда Катра направила ее к западной границе владений Мередитов. Легкие завитки утреннего тумана плыли над травой как дым. Вокруг царила полная тишина, которую нарушало лишь приглушенное дыхание Юпи, молодой серой кобылы.
Резвым кентером
type="note" l:href="#n_3">[3]
Юпи вынесла свою хозяйку на вершину пологого холма и устремилась вниз во весь опор. Катра не пыталась сдержать порыв благородного животного – напротив, она с радостью отдалась скачке, остро чувствуя каждое движение мощных тугих мускулов, так и ходивших под седлом. Встречный ветер мигом растрепал Катре прическу и громко хлопал подолом ее амазонки. Она понимала, что ведет себя слишком беспечно, но ничего не могла с собой поделать – так велико было наслаждение от быстрой езды.
Чем больше Катра размышляла над поведением Райана Сент-Джеймса, тем сильнее становилось ее разочарование из-за того, что он не сделал вчера попытки извиниться. Любой воспитанный джентльмен на его месте первым делом постарался бы уладить отношения с ее отцом – не говоря уже о самой Катре, – и ее раздражало проявленное Райаном равнодушие. Вдобавок ей не терпелось самой разобраться в чувствах, которые она испытывала к этому странному янки. Должен же он проявить к ней хоть каплю уважения? Однако Райан и не подумал нанести им визит, и весь день Катра оставалась наедине со своими мыслями.
Она отправилась на прогулку верхом по чудесным берегам Раппаханнока, чтобы развеяться и вернуть себе душевное спокойствие.
Постепенно замедляя бег своей кобылы, Катра заставила ее остановиться на лесной опушке. Река была совсем близко – оставалось только пересечь узкую полосу густого леса по проложенной здесь тропинке. Живой поток сверкал и переливался подобно огромному самоцвету в темной оправе из болотистых берегов. В этом уединенном месте, надежно укрытом от любопытных глаз высокой стеной деревьев, река делала крутой поворот и разливалась на широкой песчаной отмели.
Катра не спешила трогаться с места и с наслаждением вдыхала прохладный влажный воздух. Где-то позади приглушенно застучали конские копыта. Она обернулась, не сходя с лошади. Кто-то спускался с холма легким галопом. Отсюда невозможно было разглядеть лицо всадника, однако Катре почему-то ужасно не хотелось, чтобы им оказался Феррис. Она совсем запуталась в своих мыслях по поводу Сент-Джеймса и меньше всего хотела бы обсуждать его с женихом.
Тем временем всадник приблизился, и у нее тревожно екнуло сердце: такой мощный разворот плеч и густая темная шевелюра могли быть только у Сент-Джеймса!
Он ехал на рослом чалом жеребце. Судя по легкому неутомимому бегу, этот жеребец был не менее чистых кровей, чем тот, на котором ездил Феррис. И направлялся он как раз туда, где остановилась Катра. Еще минута – и конь загарцевал на месте, повинуясь уверенной руке всадника, а Райан с улыбкой приветствовал свою новую знакомую. Холодный прозрачный воздух только подчеркивал атмосферу тепла и благожелательности, что витала над этой парой.
– Мисс Мередит, какой чудесный сюрприз! – Сент-Джеймс поклонился с преувеличенной вежливостью. По его лицу трудно было судить, вспоминает ли он сейчас об их поцелуе. Зато радость по поводу встречи выглядела вполне искренней.
– Доброе утро, мистер Сент-Джеймс, – холодно отвечала Катра, изо всех сил надеясь, что ее щеки не заливает предательская краска.
– Что привело вас сюда в столь ранний час?
– Желание немного размяться, – как можно-любезнее сообщила она и направила лошадь по тропинке в лес. Райан тронул поводья, и они шагом поехали рядом.
– Катра… – начал он вкрадчиво, как бы пытаясь намекнуть, что их встреча на опушке была не случайной. Услышав это фамильярное обращение, девушка напряглась и посмотрела на него так холодно, что Райан с виноватой улыбкой продолжил: – Мисс Мередит! Я бы хотел побеседовать с вами о том, что произошло позавчера вечером.
– Ах вот оно что! – Она небрежно фыркнула и вздернула нос. – Право, я совсем об этом позабыла! Но вы, наверное, решили воспользоваться случаем и дать должную оценку своему проступку?
– Позвольте вам напомнить, – с сокрушенным вздохом заметил Райан, – что мне строго-настрого запретили появляться в вашем доме.
– Никто не мешал вам объясниться письменно. Насколько мне известно, как раз вчера вы собирались отправить несколько писем.
Райан рассмеялся и воскликнул с торжествующей улыбкой:
– Ага, значит, вы все-таки думали об этом! Отлично!
– Мистер Сент-Джеймс, – начала Катра, окинув Райана надменным взором, – воображение, не отягощенное правилами простой человеческой морали, оказало вам плохую услугу! Я не принадлежу к той породе женщин, что готовы направо и налево расточать свои милости на семейных балах! И то, что на меня нашло минутное помрачение разума, вовсе не дает вам повод собой гордиться. – Тут Катра опомнилась и прикусила язык. Кажется, кто-то собирался сделать вид, будто ничего не случилось… С самой первой минуты их встреча пошла не так, как она себе представляла. По правилам игры Райан должен был явиться с повинной, давая ей возможность проявить великодушие и снисходительность. А вместо этого он на протяжении всей отповеди глазел на Катру как ни в чем не бывало и не скрывал при этом своего любопытства.
– Ну, коль скоро вы сами не отрицаете, что все же удостоили меня кое-какой милости – причем должен заметить, что отнюдь не считаю это ни минутным помрачением разума, ни поводом для гордости, – то к какой же породе женщин прикажете вас отнести?
Катра резко натянула поводья и оглянулась. У нее чесались руки закатить этому типу увесистую оплеуху, чтобы смыть с его физиономии издевательскую ухмылку и заставить воспринимать себя всерьез.
– Мистер Сент-Джеймс, зачем вы поехали за мной? – наконец спросила она. – Решили немного поиздеваться?
Его губы скривились в усмешке, но глаза оставались на удивление серьезными.
– Нет, мисс Мередит. Я поехал, чтобы обсудить нашу встречу на балу, – если вы хотя бы ненадолго перестанете строить из себя недотрогу и позволите мне объясниться.
Катра уставилась на него, не веря своим ушам. Наконец ей удалось преодолеть оцепенение и отвести взгляд. Оказывается, она так вцепилась в лошадиную гриву, что побелели костяшки пальцев.
– Я… я готова вас выслушать, – пролепетала она, – хотя тот вечер уже послужил причиной некоторых неприятностей.
– Нисколько в этом не сомневаюсь.
Она подняла глаза, но не заметила на его лице и тени издевки.
– Вон там нам никто не помешает. – И Катра указала на едва заметный просвет между деревьями.
Райан легко соскочил с седла наземь, взял под уздцы Юпи и помог Катре спешиться. Она перекинула через левую руку длинный шлейф своей юбки и кое-как пригладила волосы, взлохмаченные ветром. Чувствуя себя довольно неловко под пристальным взглядом Сент-Джеймса, Катра поспешила выйти на тропу.
– Ведите лошадей за мной, – кинула она через плечо. – Там, дальше, будет место, где их можно привязать.
Лес был густой и темный, а тропинка – узкая и извилистая. По ней не так-то просто было провести сразу двух лошадей, но Катру нисколько не волновала эта проблема. Она уверенно шагала по тропинке, пригибаясь под низкими ветками и следя лишь за тем, чтобы не зацепиться юбкой за какой-нибудь сучок. Тропинка привела их на лужайку, поросшую мягкой травой и лютиками. Райан привязал лошадей. Не говоря ни слова, Катра двинулась дальше в лес и не останавливалась, пока не вышла на край чистого песчаного берега. Слева от нее росла огромная кривая ива. Ее низко склоненные ветки окунались в воду, как будто хотели попробовать, очень ли она холодная. Прозрачные струи с легким журчанием разбивались о камни, рассыпанные у самой кромки воды.
Катра исподтишка покосилась на своего спутника и заметила, с каким удовольствием он любуется этой первозданной красотой. Сквозь утренний туман пробился луч солнца и заиграл на поверхности реки яркими бликами. Райан с наслаждением вздохнул и поднял голову, следя за полетом диких гусей.
Катра перешагнула через старую корягу и встала у самой воды. Оба не спешили начинать разговор. Наконец она напомнила:
– Ну что ж, говорите, здесь вас никто не услышит.
– Значит ли это, что меня просто не станут слушать? – уточнил Райан, подойдя вплотную. Катра догадалась, что он улыбается, и чуть было не улыбнулась в ответ.
– Я вас слушаю. Вы отлично все поняли.
– Катра, – вдруг окликнул он, – взгляните на меня! – Она медленно повернулась, так что под башмаками громко захрустел песок. – Я не в состоянии дать должную оценку своему поступку! Я не могу оправдать его тем, что не имел понятия о вашем положении. Ведь Феррис рассказал мне о своей невесте еще до того, как привез сюда.
– И это все? – растерялась Катра. – Вам больше нечего сказать?
Он долго молчал, сосредоточенно хмурясь, и наконец сокрушенно пожал плечами.
– Наверное, мне следовало бы извиниться. Но дело в том, что я ни о чем не жалею.
– Вы ни о чем не жалеете, – машинально повторила Катра, чувствуя, как в груди снова вскипает гнев. – Может, вы хотя бы соблаговолите объяснить причину своих поступков? Я имею определенные обязательства перед своим женихом, и вам это известно. А как насчет ваших собственных обязательств перед Феррисом?
Судя по всему, Райана нисколько не смутил и этот вопрос. Он стоял совершенно спокойно, расслабленно, засунув руки в карманы.
– Между прочим, я мог задать те же самые вопросы и вам, мисс Мередит. Почему вы позволили мне так поступить? Разве вы забыли об определенных обязательствах перед Феррисом – ведь вы отвечали мне довольно пылко!
Катра выпрямилась с надменным видом.
– Вы – скотина! Вы низкое, грязное, бесстыжее…
– Катра, – перебил он, – поверьте, вам скоро самой надоест ругаться!
– Как… вы… – Она задохнулась от возмущения. Райан нахмурился и скрестил руки на груди.
– Вечером третьего дня вы были отважной, полной жизни и страсти женщиной. Сегодня вам угодно играть школьницу-недотрогу и испепелять меня праведным гневом. Позвольте уточнить, которая из двух настоящая Кэтрин Мередит?
Она не знала, что и сказать. В глубине души Катра понимала, что отчасти Райан прав. Ведь тогда, в саду, она и не думала сопротивляться. Если уж на то пошло, она наслаждалась его поцелуем – так же, как собиралась насладиться искренним покаянием и последующим за тем ни к чему не обязывающим легким флиртом (а почему бы и нет?). Но Райан вовсе не собирался играть по правилам. Он все поставил с ног на голову, и теперь она не знала, как ей быть.
– Итак? – с нажимом произнес он. Катра приосанилась и постаралась напустить на себя тот самоуверенный, надменный вид, что так любил принимать Райан.
– А что, если обе Кэтрин Мередит настоящие? Вам не приходило это в голову, когда вы собирались унизить меня в очередной раз и строили свои гнусные планы? Ну так вот, отныне вам придется сначала решать, с какой Кэтрин Мередит вы сегодня встретились, а уж потом выбирать манеру поведения!
Он прищурился и смерил ее взглядом с головы до ног, как будто и правда пытался прикинуть, с какой ее ипостасью имеет дело. А потом хмыкнул и отвернулся к воде, проведя пальцами по волосам и запрокинув голову к небу.
– Должен признаться, Катра, что вы крепкий орешек!
– Как это ни грустно, но я вовсе не добивалась вашего признания.
Черт побери, она во что бы то ни стало выиграет эту игру! Игру, в которой привыкла сама устанавливать правила! По ее губам скользнула едва заметная азартная улыбка.
– А чего же вы добивались?
– А разве вы сами не знаете? Райан задумчиво покачал головой.
– Знаете, когда я познакомился с вами… нет, еще до этого, Феррис прожужжал мне о вас все уши, и я отправился на бал, твердо зная, что я познакомлюсь с вами и тут же уйду. Ничего больше. У меня и в мыслях не было посягать на невесту Ферриса. Просто было интересно, какая вы на самом деле. – И он смущенно улыбнулся. – Понимаете, все так расхваливали вашу красоту, что волей-неволей начнешь относиться к этому с недоверием. – Райан умолк, не спуская с Катры внимательного взгляда. Ей стоило большого труда сохранить при этом достойную мину. – Но когда я увидел вас… – Он поджал губы, как будто не мог найти нужных слов, и скрестил руки на груди. Повисло неловкое молчание.
– Поверьте, я посетил великое множество балов во многих городах, – с возрастающим волнением продолжал Сент-Джеймс. – Многие матроны пытались свести меня со своими дочками. Я флиртовал, меня пытались обольстить, а иногда не стеснялись даже прибегать к угрозам – и все оттого, что некоторым дамам уж слишком хотелось лишить меня холостяцкой свободы.
Райан вдруг умолк, шагнул вперед и робко коснулся ее руки. Катра застыла, едва дыша, не в силах отвести взгляд от его серьезного, взволнованного лица.
– Но никогда в жизни я не встречал такую, как вы. – Он отвел с ее щеки непослушную прядку волос. – Вы отважны и откровенны, вы полны жизни и страсти, вы остроумны и проницательны – сочетание, крайне редкое в наши дни. И я попросту растерялся. Я ничего не мог с собой поделать, вы не шли у меня из головы. Вы правы, я собирался написать вам, но что бы я сказал в этом письме? Я не могу извиняться, потому что не жалею о содеянном. И не могу объяснить, что меня толкнуло на этот поступок. – Он снова провел пятерней по волосам. – Все, что я знаю наверняка, – вы совершаете великую ошибку, собираясь замуж. И я обязательно должен был вам об этом сказать. Стоит Феррису завести речь о вас и о предстоящей свадьбе… – Райан оборвал себя на полуслове и покачал головой: – Нет, я и так сказал слишком много.
– Мистер Сент-Джеймс, – несмотря на все усилия, в голосе Катры не было и следа праведного гнева: она всегда ценила в людях искренность, и ее не оставила равнодушной эта исповедь, – вы не находите, что это слишком напоминает вступительную речь к предложению руки и сердца? – Столь неожиданный для Райана вывод поверг его в такой откровенный ужас, что Катра мигом пожалела о своих словах.
У него и в мыслях не было ничего подобного, хотя Кат-ре действительно не раз приходилось слушать подобные речи, и всякий раз они завершались трогательным предложением выйти замуж. Однако Сент-Джеймс имел в виду нечто другое. Но что же? Что он хотел предложить Катре взамен брака с Феррисом? И вдруг ее словно окатило холодной водой: да ведь он просто пытается ее соблазнить!
Неужели он вообразил, будто все его красивые слова убедят ее продолжить – или, Боже упаси, усугубить! – те неприличные поступки, до которых они опустились тогда, на балу? Да, именно так и приходится его понимать! Катра содрогнулась от гнева. Этот янки глубоко заблуждается, если считает, будто приличная девушка с радостью прыгнет в постель к любому проходимцу, лишь бы не выходить замуж без любви и по расчету! Ярость была столь велика, что Катра на миг онемела.
Райан отдавал себе отчет в том, что каждое его слово только усиливает ее гнев, и продолжал с таким видом, будто с головой нырял в омут:
– Катра, я очень переживаю из-за вас. Вы и сами понимаете, что моя тревога небеспочвенна. А я желаю лишь одного: удержать вас от непоправимой ошибки. Ведь я видел вас с Феррисом… Неужели вы его любите?
– Люблю? – Катре удалось наконец совладать с дыханием, хотя она знала, что наверняка стала красной от гнева. – Да разве любовь имеет какое-то отношение к браку? – Она буквально плевалась словами, как будто обращалась к круглому идиоту. – Феррис – мой старинный друг, но даже если бы он хоть вчера свалился с луны, я все равно вышла бы за него, потому что этого хочет мой отец! Так, и только так сейчас заключаются браки, или вы об этом не знали? Любовь и вздохи при луне хороши для романов, а не для реальной жизни! И меньше всего я могла предположить, что именно вам – такому независимому и светскому джентльмену – потребуются разъяснения по этому поводу! – выпалила Катра с ехидной гримасой. – Вы, должно быть, считаете меня самой безмозглой простофилей на всем Юге, если вообразили, что я поддамся на ваши уговоры и откажусь от достойной, приличной партии ради сомнительных похождений в вашем обществе!
Райан слушал ее, изумленно распахнув глаза, и горько рассмеялся, когда понял, к чему она ведет.
– Итак, на деле вы оказались совершенно такой же, как прочие благовоспитанные барышни из приличного общества, имя которым – легион. Я ошибся, когда решил, что вы достойны чего-то большего, чем обычный брак по расчету с нелюбимым человеком. Женщина, показавшаяся мне исключением, не заслуживала столь жалкой участи, но стоило мне сделать попытку ее спасти – и передо мной предстала опытная расчетливая кокетка. – Он снова коротко хохотнул. – Нет, милочка, при всем желании я не смог бы назвать вас простофилей, но если вы так яростно открещиваетесь от сомнительных похождений – то чем же тогда, скажите на милость, вы занимались со мной в саду?
Катра не сразу нашлась что ответить.
– Это вы приставали ко мне с самыми гнусными целями! – наконец заявила она. – И имейте в виду: попробуете еще раз, и об этом непременно узнает не только Феррис, но и все ваши знакомые! Подумать только, ведь я была… и я остаюсь ею… невестой, предназначенной вашему другу! Советую вам об этом не забывать!
– Ну да, в точности так же вы не забыли об этом позапрошлой ночью! – Несмотря на презрительный, холодный тон, весь его облик выдавал бушевавшую в груди ярость. Однако мало-помалу Райану удалось овладеть собой, и он продолжал более сдержанно, но с прежней надменной издевкой: – Помилуйте, Катра, что с вами стряслось? Два дня назад вы производили впечатление самостоятельной женщины, отлично понимавшей, чего она хочет. Вы не тратили время на своих недалеких товарок, готовых без конца болтать всякие глупости и строить глазки таким же недалеким кавалерам. Вы были полны жизни и страсти, вы не боялись бросить вызов светским условностям – и я проникся к вам самым искренним уважением. Но сегодня вас словно подменили. Меньше всего я ожидал услышать от вас столь пошлый и банальный ответ! Я слишком хорошо помню, как вы вели себя в прошлый четверг, а потому у вас нет никаких оснований в чем-то меня обвинять. Вы получили то, что хотели, и сами это знаете. Как знаете и то, что ваши сегодняшние ужимки не обманут ни меня, ни вас. Однако… – тут он умолк на секунду, чтобы перевести дух, – если вам так необходимо услышать мои извинения – что ж, извольте. Мисс Мередит, я прошу прощения за свой поступок. – И Райан отвесил ей короткий шутовской поклон. – Скажем так: я обознался и принял вас за другую.
Столь острая, болезненная вспышка ярости стала неожиданностью даже для самого Райана. Он попытался объяснить это тем, что слишком разочаровался в своей новой знакомой. Не то чтобы Сент-Джеймс надеялся с легкостью склонить ее к любовной интриге – но он и не ожидал столкнуться с разъяренной недотрогой-южанкой. Райан был готов смириться с простым отказом продолжать их связь, однако на месте обворожительного создания, пленившего его всего пару дней назад, он увидел перед собой особу совершенно определенного склада. Именно таких, как она, Райан старательно избегал на протяжении последних десяти лет.
Не в силах скрыть свое отвращение, он резко повернулся, собираясь уйти, но Катра остановила его, с неожиданной силой дернув за руку. Этого было достаточно, чтобы кровь вскипела у него в жилах, а перед глазами возникла памятная картина, не дававшая покоя в последние дни. Перед ним снова стояла отважная красотка с дерзким пылающим взором и розовыми от волнения щечками.
– А теперь вы послушайте то, что я вам скажу! – прошипела она, больно тыча пальчиком его в грудь. – Что бы вы там ни вообразили, когда потащились сюда следом за мной, – это не более чем плод вашей больной фантазии. И если вы считаете, что для того, чтобы доказать свой ум и независимость, женщина должна отдаться вам без вздоха, принеся в жертву и свое положение, и надежды на будущее благополучие, – вас ждет более чем печальная участь в обществе безмозглых вертихвосток! И я не позволю вам уйти отсюда с убеждением, будто вы можете манипулировать моими поступками благодаря своей наглости и умению загадочно улыбаться! Наверное, впервые в жизни в минуту слабости до вас снизошла женщина, наделенная умом и достоинством! Я искренне раскаиваюсь в том, что так легко поддалась искушению там, в саду. Я получила прекрасный урок. Большое вам спасибо. – И она молча смерила его с головы до ног уничижительным взглядом. – А вот теперь извольте убраться отсюда! Мне больше нечего вам сказать!
Она отступила назад, высоко держа голову и не спуская с него надменного взора. Весь ее вид излучал отвагу и уверенность в себе, и Райан невольно подумал, что никогда не встречал женщину прекраснее.
А еще он подумал, что Катра сказала истинную правду. Что это он пошел на поводу у собственных заблуждений, а не она. Сначала он собирался завести ни к чему не обязывающую интрижку с опытной светской дамой – но наткнулся на оскорбленную невинность. Затем он был готов принять ее за расчетливую маленькую кокетку – и снова ошибся! Ее раскаяние в собственной слабости и гнев на Райана не были игрой, и оставалось только дивиться тому, как такой юной особе удалось дважды озадачить его на протяжении какого-то часа. Его, почитавшего себя знатоком человеческой натуры!
Райан не выдержал и широко улыбнулся. Только бы она не восприняла его улыбку как очередное оскорбление!
– Вы правы, – признался он, глядя прямо в глаза девушке и разводя руками. – Простите меня. Я раскаиваюсь, честное слово.
Столь полное смирение привело Катру в замешательство. Наконец она позволила себе немного расслабиться и почти миролюбиво заметила:
– Значит, мы поняли друг друга.
– Мы начали друг друга понимать, – медленно кивнул Райан. – Хотя вы раскусили меня раньше, чем я вас. – И добавил с лукавой улыбкой: – Должен признаться, что вел себя как последний невежа. Наверное, я просто надеялся, что вы этого не заметите.
С губ Катры слетел неуверенный смешок.
– Пожалуйста, не медлите больше и уходите, – честно попросила она, – я не хочу, чтобы вы мне понравились!
Райан не выдержал и рассмеялся, и на этот раз Катра позволила себе сдержанно улыбнуться.
– А я был бы не прочь вам понравиться! – заверил он, пряча руки в карманах. – Сам не знаю почему, но я отчаянно хотел бы заслужить ваше хорошее мнение!
– Сомневаюсь, что вы вообще имеете понятие о том, что такое отчаяние, мистер Сент-Джеймс.
– Вы недооцениваете меня, мисс Мередит! Напротив, если бы не мое отчаянное упорство – я никогда не добивался бы того, чего хотел! Но я знаю, что больше не могу здесь оставаться. Позвольте поблагодарить вас за этот… урок. Я рад, что нам удалось достичь полной ясности.
Она милостиво улыбнулась, кивнула и направилась к тропинке.
– Катра, – внезапно вырвалось у него, – мы увидимся с вами здесь завтра?
– С какой стати? – опешила она.
– Вам нечего бояться, прекрасная девица! – ухмыльнулся он. – Я не стану покушаться на ваше целомудрие, тем более после того, как вы разоблачили все мои заблуждения на ваш счет. Но мне бы все-таки хотелось знать, что будет, если женщина ваших достоинств снизойдет до меня… в минуту силы!
Катра потупилась и не сразу отважилась на достойный ответ.
– Боюсь, мистер Сент-Джеймс, – начала она, глядя на него из-под ресниц, – что в вашем присутствии я не могу похвастаться особой силой. Прощайте. – Она ушла и ни разу не оглянулась.
На следующее утро Катра проснулась чуть свет и не сразу пришла в себя после странного, тревожного сна. Они с Феррисом уже как будто бы поженились и жили в убогой хижине, больше напоминавшей хлев. Как ни странно, Катра не считала себя особенно несчастной. Сначала она сидела в хижине на земляном полу и держала в руках клубок веревки и нож. Потом она оказалась снаружи, у дверей, под мелким дождем, сыпавшимся с серого неба. Ей нужно было зазвать в дом черного кота, гулявшего по опушке густого леса. Кот мелькал среди деревьев и не обращал на нее никакого внимания. Катре захотелось кинуть что-нибудь в упрямое животное, но нож мог убить кота, а веревки в клубке слишком туго переплелись вокруг ее пальцев. Катра постаралась освободить руку и так рванулась, что содрала с пальцев кожу. Кот наконец-то оглянулся, но сзади, за спиной, раздались шаги Ферриса. Она хотела поторопить кота, чтобы впустить его в дом до того, как заметит Феррис, но опоздала. Феррис пинком отогнал кота от двери и завизжал, чтобы тот убирался, но кот и не думал убегать и стоял совершенно спокойно, повернувшись к дому спиной. Катра метнулась к запотевшему от дождя окну и попыталась протереть его, чтобы разглядеть кота на опушке. Внезапно кот повернулся, посмотрел на Катру светло-серыми прозрачными человеческими глазами… и скрылся среди деревьев.
А потом Катра проснулась. Все еще вздрагивая от тревоги, она зябко закуталась в одеяло. Робкий серый рассвет навевал уныние. Хоть бы скорее выглянуло солнце!
Два дня спустя Катру навестила Джейн Атертон. Она была девушкой из простой семьи и жила и работала в городе. Они подружились с Катрой еще в детстве, когда мать Джейн работала горничной в Брайтвуде, особняке Мередитов. Теперь, когда их жизненные пути разошлись, дружба девушек была уже не такой тесной, как прежде.
Катра сделала это неприятное открытие еще пару лет назад, когда после долгой разлуки они снова оказались с Джейн вдвоем и обнаружили, что им не о чем разговаривать. Джейн не знала почти никого из ее новых знакомых и вряд ли могла себе позволить те же мечты, что лелеяла в душе Катра. Впервые в жизни ей стало неловко из-за своего богатства, ведь Джейн вела чрезвычайно скромную жизнь.
И все же, несмотря на некоторое удивление, Катра была искренне рада видеть свою старую подругу.
– Джейн! Как хорошо, что ты решила меня навестить! Ты просто потрясающе выглядишь! – Восхищение Катры было совершенно искренним. Из милой, симпатичной девочки Джейн выросла в настоящую красавицу. Гладко убранные густые каштановые волосы превосходно подчеркивали ангельскую чистоту ее лица. Правда, Катра была готова поклясться, что Джейн немного подвела углем пушистые ресницы, но от этого большие карие глаза только выигрывали. В сочетании с полными чувственными губами они делали Джейн буквально неотразимой.
– Ты, как всегда, слишком добра ко мне, Кэт, – с улыбкой ответила гостья. – Ты же знаешь, что не мне с тобой тягаться! Тем более когда на тебе такое чудесное платье!
Катра покраснела от неловкости, исподтишка глянув на простой наряд Джейн, нисколько не умалявший ее красоту. Ни одной живой душе она не призналась бы, что нарочно наряжается в последние дни в слабой надежде, что Райан Сент-Джеймс все-таки явится к ним домой, – хотя понимала, что напрасно забивает себе голову несбыточными мечтами.
– Ах, ты об этом… – Она с деланной небрежностью махнула рукой на свой туалет. Интересно, удалось бы ей сохранить свою несравненную красоту, если бы пришлось носить такие же убогие платья, как Джейн? – Наверное, мне просто хотелось хоть немного оживить этот унылый день! Лучше сядь и расскажи, как ты живешь! Хочешь, я прикажу подать чай?
– Честно говоря, я думала, что мы прокатимся с тобой верхом, – предложила Джейн с теплой улыбкой, обведя взглядом богато обставленную комнату, – как делали это прежде!
Катра догадалась, что Джейн чувствует себя неловко среди этой роскоши, и не стала возражать. Она бегом поднялась к себе в гардеробную, чтобы переодеться в амазонку. Хорошо бы еще подобрать для такого случая достаточно скромный наряд! В конце концов ее выбор пал на самый простой костюм безо всякой отделки, но и его вряд ли можно было назвать скромным. Чего стоил один жакет из темно-синего бархата с золотыми пуговицами…
Легким галопом они направились к реке, всегда служившей излюбленной целью их прогулок, и Катра так увлеклась разговором, что впервые за последние несколько дней совсем перестала думать о Райане Сент-Джеймсе.
– Я слышала, у тебя скоро свадьба, – говорила Джейн. – Я ужасно за тебя рада. Сколько раз мы втроем с Феррисом отправлялись на поиски приключений! Мне уже тогда следовало догадаться, что вы останетесь вместе навсегда!
– Господи, да мне самой все еще в это не верится! Вернее, я понимаю, что это скоро произойдет, – и все же продолжаю надеяться, что это какое-то недоразумение! – Она весело рассмеялась и лишь потом сообразила, что выдала свои сокровенные мысли.
– То есть ты не хочешь выходить замуж? – воскликнула Джейн. – А я всегда считала вас идеальной парой! Ваша дружба казалась такой трогательной! Должна признаться, я не без ревности восприняла новость о вашей помолвке. Твоя жизнь еще в детстве была для меня образцом совершенства.
– Ну, значит, ты заблуждалась, – с неожиданным раздражением заявила Катра. – По крайней мере решение уже принято, и обратного пути нет. Господи, знала бы ты, как мне надоело отшивать настырных кавалеров! Впрочем, ты натерпелась от них не меньше меня, Джейн.
Кажется, в прошлый раз ты жаловалась, что не можешь отделаться от какого-то типа, который не дает проходу твоей сестре? Чем кончилась эта история?
– Ах эта! – Джейн невольно рассмеялась. – Моя сестра все-таки вышла за того парня, Томаса, и они вполне счастливы. Они ждут уже второго ребенка. Первой родилась девочка.
– Второго ребенка! Но ведь твоя сестра моложе нас?
– Ей было пятнадцать, когда играли свадьбу. Сейчас ей семнадцать лет.
– Ну а как ты? Наверное, родителям не терпится и тебя пристроить замуж? – Катра просто хотела пошутить, но Джейн так резко покраснела, что стало ясно: она невольно угодила по больному месту. Ничего удивительного: родители Джейн были не в состоянии содержать взрослых дочерей.
– Именно это и заставило меня искать встречи с тобой, Кэт. Я помолвлена, – вполголоса произнесла Джейн. – Его зовут Фредерик Пиншон, и он англичанин.
– Англичанин? Да где ты его выкопала?
– Он подмастерье у отца. – Джейн направила лошадь в сторону владений Честеров. – Мне остается надеяться, что он хороший человек.
– Но ты его не любишь, – уверенно заявила Катра.
– Нет. Но меня тревожит не это. Понимаешь, он как две капли воды похож на моего отца. Значит, и моя жизнь будет лишь повторением жизни моих родителей. Он намерен остаться в Америке и со временем унаследовать отцовское дело. Конечно, мама считает, что лучшего и желать нельзя. А мне кажется, что моя жизнь превратилась в огромный рулон материи. Он будет крутиться и крутиться без конца, до самой смерти – ни новизны, ни перемен. Ничего.
– Я знаю, что ты хочешь сказать, Джейн. – Катра наклонилась и ласково пожала подруге руку. Их лошади мягко задели друг друга боками. – Я слишком хорошо тебя понимаю.
И в эту секунду и всадницы, и лошади вздрогнули от выстрела. Животные нервно загарцевали на месте. Катра оглянулась, стараясь определить, откуда донесся этот странный звук. Где-то справа от них невидимый стрелок нажал на курок еще два раза подряд.
– Похоже, кто-то упражняется в стрельбе, – определила Джейн.
– Давай посмотрим, кто это, – предложила Катра. Джейн молча заставила лошадь повернуть налево. Они миновали небольшую рощицу и на краю луга увидели двоих мужчин.
Катра узнала их с первого взгляда. Блондин и брюнет: Феррис и Райан. Кажется, они выбрали своей целью росшее на отшибе дерево, много лет назад сожженное молнией.
Оба оглянулись, услышав топот копыт, и приветствовали дам улыбкой. Феррис, как всегда, беззаботно сиял, а Райан с несомненным интересом разглядывал Джейн.
– Мисс Джейн Атертон! – воскликнул Феррис. – Где вы пропадали столько времени?
– Вам следует чаще бывать в городе. Я работаю в модной лавке. Надеюсь, теперь мы будем видеться чаще – ведь вы с женой непременно захотите нас посетить!
– Мисс Мередит! – Райан поздоровался с Катрой и обернулся к Джейн.
– Мистер Сент-Джеймс, я с удовольствием представляю вас своей близкой подруге, мисс Джейн Атертон. – Катра не могла подавить вспышку ревности при виде того, как Райан кланяется Джейн и целует ей руку. – Джейн, это мистер Сент-Джеймс.
– К вашим услугам, – еще раз поклонился Райан. – Позвольте помочь вам спуститься – или вы просто ехали мимо?
Катра подумала, что Сент-Джеймс просто неотразим в широкой белой рубашке и коричневых бриджах.
– Думаю, мы могли бы задержаться здесь на минутку, – со смущенной улыбкой отвечала Джейн.
В ответ она получила проникновенный взор светло-серых глаз и ослепительную улыбку. Янки подхватил Джейн за талию и как перышко опустил на землю.
Тем временем Феррис зашел с другой стороны, чтобы помочь сойти с седла своей невесте, но Катра даже не обратила на него внимания и сама соскочила с лошади. Феррис едва успел убраться в сторону, чтобы не попасть ей под ноги, но это его нисколько не смутило. Улыбаясь, он взял Катру за руку.
– Мы с Райаном решили поупражняться в стрельбе. Между прочим, он оказался отличным стрелком. Я и в подметки ему не гожусь, хотя всегда стрелял неплохо. Хотите увидеть сами?
– Ах, ну конечно! – воскликнула Джейн. Она все еще опиралась на руку своего галантного кавалера, который вел ее к месту стрельбы.
– Я уверена, что у мистера Сент-Джеймса была возможность набить руку в этом искусстве, – ехидно заметила Катра. Она не сомневалась: этот тип только и делает, что дерется на дуэлях с родными обесчещенных им невинных девиц. Впрочем, никто из присутствующих так и не понял ее прозрачного намека – кроме самого Райана, пославшего Катре загадочный взгляд. Она подобрала длинный шлейф своей юбки и последовала за остальными.
– Вы, наверное, с Запада? – уточнила Джейн, на свой лад оценив реплику Катры.
– Нет. – Сент-Джеймсу все-таки пришлось отпустить ее локоть, чтобы зарядить пистолет. – Похоже, мисс Мередит имела в виду то, что я ввез в страну, довольно много оружия, в основном винтовок, когда торговал с Англией.
– Я имела в виду совсем другое, – возразила Катра. Райан снова многозначительно посмотрел на нее и ухмыльнулся. В следующую секунду он обернулся к Джейн, изобразив искреннее недоумение.
– Итак, посмотрите вон туда! – предложил Феррис. Он не заметил ничего особенного – в отличие от Джейн, не спускавшей с подруги пристального взгляда. – Вон, видите ту ветку, самую нижнюю справа? Она идет совершенно горизонтально, и только на конце один сучок торчит вверх?
Катра и Джейн послушно оглянулись и в один голос ответили:
– Да!
– Валяй, Райан! – предложил Феррис.
Райан поднял пистолет, и тут Катра заметила, как он подмигнул Джейн. Выстрел снес сучок с ветки. Феррис рассмеялся и хлопнул приятеля по спине.
– Выстрел что надо, правда? – спросил Феррис у Катры.
– Выстрел что надо, – машинально повторила она, больше всего на свете мечтая убраться отсюда куда подальше.
– Боже мой! – вырвалось у Джейн. Она обратила на стрелка восхищенный взор.
– Увы, я сумел удивить лишь половину аудитории! – в притворном отчаянии воскликнул Райан, обращаясь к Феррису. – Как ты думаешь, что могло бы удивить такую бывалую особу, как мисс Мередит? Должен ли я отстрелить брюшко у стрекозы? Или хоботок у комара? – Он обернулся к Катре, и в его глазах засверкало мрачное веселье. – А может, волосок с ее прелестной головки? – И Райан медленными шагами двинулся к ней.
Катра невольно отшатнулась, не скрывая своего возмущения. Однако Райан подошел вплотную и улыбнулся с таким видом, будто они были близкими друзьями и вместе хранили некую общую тайну.
– Вы мне доверитесь? – вкрадчиво спросил Сент-Джеймс, осторожно высвободив из ее прически длинный светлый волос. – Если вы будете держать его вот так, – он поднял одну руку и опустил другую, вертикально натянув волос сбоку от себя, – и натянете его как следует, я выбью его у вас из пальцев. – Янки не скрывал, что ужасно доволен своей глупой шуткой. Феррис неуверенно рассмеялся и подошел поближе.
– Довольно, пошутили и хватит! Катра же от одного звука выстрела упадет в обморок! Да и ты, между прочим, запросто можешь ее ранить!
– Что я слышу?! Мой преданный союзник сомневается в моих силах? Феррис, неужели я не заслужил твоего доверия?
– Что ты, что ты, конечно, заслужил, – скороговоркой заверил Феррис. – Я верю, что ты ее не заденешь, но вовсе не хочу пугать ее до полусмерти! Господи, да Катра сама на это не пойдет! Я не могу… вот именно, я просто не имею права позволить ей так рисковать!
– С каких это пор у тебя есть право мне позволять? – мгновенно вскипела Катра.
– Катра, ты же не собираешься и правда лезть под пули? – взмолилась Джейн. – Успокойся, нам давно пора возвращаться. Мне нужно домой.
– Но ведь у нас скоро свадьба… И ты станешь моей женой! Разве я могу подставить тебя под выстрел? – Феррис явно оробел при виде столь яростной вспышки.
– Боже правый, да ты же сам заявил, что веришь в искусную стрельбу своего приятеля, который ни за что не промахнется! Куда прикажете мне встать, мистер Сент-Джеймс?
Райан молча отвел ее в сторону и повернул лицом к себе.
– Только оставайтесь совершенно неподвижной, понятно? И держите волос как можно крепче и как можно дальше от себя. – Он посмотрел ей в глаза и без тени смеха добавил: – Хорошее испытание. – Надеюсь, оно не будет стоить вам жизни.
Катра уставилась на него, не в силах вымолвить ни слова, но он лишь едва заметно улыбнулся и пошел прочь. Катра смотрела ему вслед и думала, в своем ли она уме. Этот человек собирается стрелять в нее из какой-то невообразимой дали… Похоже, она совсем рехнулась. Они с Райаном едва знакомы. И то немногое, что ей известно об этом типе, вряд ли должно располагать к доверию. Одно дело – отстрелить сучок на ветке, и совсем другое – попасть в волос, натянутый дрожащими человеческими руками!
– Готовы? – окликнул он, и Катре показалось, что Райан обращается к ней с другого края земли. – Готовы? – повторил он.
Катра увидела, как Феррис что-то говорит приятелю, и тут же вообразила, как жених умоляет пощадить ее, безуспешно пытаясь разбудить жалость в черном сердце этого беспринципного бандита. Нет, ни за что на свете она не ударит в грязь лицом перед каким-то бесноватым янки! Собрав в кулак остатки мужества, она отвела в сторону руку и натянула волос. Ее сердце было готово выпрыгнуть из груди, и Катре даже показалось, что рука у нее вздрагивает в такт этим отчаянным толчкам. Испуганно пискнула какая-то пичуга, и снова повисла тишина, нарушаемая лишь шорохом ветра в траве да хриплым дыханием самой Катры. Пальцы стали скользкими от пота, и ей пришлось стиснуть их что было сил, чтобы не упустить волос.
Она подняла глаза и увидела, как Джейн, не в силах подавить волнение, закрывает ладонями лицо. Райан заряжал пистолет и не обращал внимания на то, с каким отчаянием обращается к нему Феррис. Катра была уверена, что тот до последнего будет уговаривать приятеля отказаться от жестокой затеи.
Наконец Райан покровительственно похлопал Ферриса по плечу и повернулся к Катре. Он поднял пистолет с таким небрежным видом, что у девушки душа ушла в пятки. В воздухе сухо щелкнул выстрел. И в тот же миг что-то вырвало у нее из пальцев туго натянутый волос. Ее рука бессильно повисла. С трудом переводя дух, она поднесла ее к самым глазам. Волос пропал.
Облегчение было столь велико, что она готова была рыдать от восторга. Она смеялась и смеялась без конца. К тому времени как все остальные оказались рядом, Катра успела покраснеть от хохота. Она подняла на своего истязателя сияющий взор и воскликнула, не скрывая счастливых слез:
– Вы действительно выдающаяся личность, мистер Сент-Джеймс!
– Ага, – довольно хмыкнул он. – Наконец-то вы соизволили это заметить!
– Не могу отрицать очевидное! – улыбнулась она.
– Великий Боже! – восклицал Феррис, заикаясь от восхищения. – Сент-Джеймс, это самое потрясающее из всего, что мне доводилось видеть! Самое потрясающее!
– Катра, ты так отважно держалась! Ты даже не дрогнула! – вторила ему Джейн. – На твоем месте я бы десять раз упала в обморок! Как ты себя чувствуешь?
– Честное слово, я чувствую себя прекрасно! – И Катра снова посмотрела на Райана.
Мало-помалу возбуждение стало стихать, и все направились к лошадям. Феррис и Джейн ушли вперед, громко обсуждая несравненный талант мистера Сент-Джеймса и удивительную отвагу Катры, но Райан нарочно замедлил шаги. Катра немного удивилась:
– Вы не идете с нами?
Сент-Джеймс сделал вид, что полностью поглощен чисткой своего пистолета. Он дождался, пока Феррис и Джейн окажутся достаточно далеко, и медленно поднял на нее сияющий взор.
– Вот видите? Вы все-таки мне верите! Вы верите мне, хотя сами этого не хотите! – И он как ни в чем не бывало пошел с ней рядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцы и не только - Фокс Элайна



Очень скучная, неинтересная, на троечку. Прямая противоположность, книга этого автора Упрямая девчонка - очень советую
Танцы и не только - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100