Читать онлайн Танцы и не только, автора - Фокс Элайна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцы и не только - Фокс Элайна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцы и не только - Фокс Элайна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцы и не только - Фокс Элайна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Элайна

Танцы и не только

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Что за кислый вид? – удивилась Мелисса, когда Катра вернулась к их месту у стены. – Можно подумать, ты танцевала с каким-то уродом! О чем это вы толковали с мистером Сент-Джеймсом?
– Никогда в жизни не видела такого наглеца! – Катра устало опустилась на соседний стул. – Самоуверенный, надутый всезнайка, который только и умеет, что издеваться над людьми!
– Ну, надо же, какая досада! – Чтобы скрыть улыбку, Мелиссе пришлось поспешно уткнуться в свой бокал с пуншем. – А на вид такой красавчик! И к тому же не дурак! Разве он не знает, что у нас не принято являться на бал с таким умным видом? Кому нужны мозги на балу? А он вдобавок осмелился развлекать тебя настоящей беседой – вместо того, чтобы пороть светскую чушь, как и положено приличному джентльмену! Какое издевательство!
– Ты все сказала? – сердито уставилась на подругу Катра. Мелисса не выдержала и рассмеялась:
– Господи, Кэт! Я уже не помню, когда встречала такого интересного собеседника, как он! С какой стати ты на него взъелась? Разве не о таком знакомом мы с тобой мечтали сегодня вечером? – И Мелисса оглянулась, стараясь высмотреть в толпе гостей предмет их беседы.
– Ох, право же, я и сама не знаю! – призналась Катра с тяжелым вздохом. – Просто он подавляет своей… своей излишней самоуверенностью. И постоянно пытается продемонстрировать свое превосходство, поставить меня на место, понимаешь? Одно дело – быть умным человеком, и совсем иное – пытаться самоутвердиться за счет других! Он меня раздражает одним своим видом!
– Да, в нем есть что-то вызывающее, – тоже вздохнула Мелисса. – Он не такой легковесный весельчак, как твой Феррис. И, по-моему, это лишний раз доказывает, что Феррис – самая подходящая для тебя партия. Пожалуй, потребуется немалая сила воли, чтобы постоянно общаться с таким, как мистер Сент-Джеймс. Во всяком случае, для меня он явно слишком хорош, это точно.
Катра озабоченно нахмурилась. Неужели за годы общения с простодушными недалекими провинциалами она стала такой же ленивой недотепой? А ее остроумие и сообразительность – не что иное, как результат самообмана и слишком высокого мнения о себе? Она развернула веер и принялась обмахиваться. В зале по-прежнему было душно, однако от недавней скуки не осталось и следа. Ее терзали смутная тревога и неудовлетворенность. Как будто ей хотелось получить еще один, последний шанс, еще одну возможность доказать, что она ничем не хуже – а может быть, даже лучше его!
– Пойду в сад, немного отдышусь, – заявила она, решительно поднимаясь со стула. – Не хочешь прогуляться?
– Очень хочу. Но танец уже почти кончился, а следующий я обещала Хорасу Ван Кампу. Может, встретимся в саду попозже? Я буквально умираю от духоты!
Катра кивнула и через стеклянные двери вышла на террасу, радуясь возможности побыть одной. Вечер выдался на диво теплый даже для октября. Сквозь распахнутые двери музыка проникла следом за ней в темный внутренний двор. По краям мощенной камнями террасы стояли широкие скамьи, и слуга в белой ливрее разносил прохладительные напитки устроившимся там парочкам.
Катра с наслаждением набрала полную грудь напоенного сладкими ночными ароматами свежего воздуха и, повинуясь внезапному порыву, направилась по тропинке к летнему павильону в глубине сада. Здесь, в укромном местечке под сенью старого дуба, стояла чугунная скамья.
Сильно пахло самшитом и свежескошенной травой на лужайках. Катра удобно уселась на скамье, приподняла волосы, подставляя шею прохладному ветерку, и зажмурилась от удовольствия. Как хорошо хотя бы на миг вырваться из этой душегубки! «Вы снова улыбаетесь, и это так приятно!» Она задумчиво улыбнулась. Возможно, этот Сент-Джеймс уже конченый человеку.
Даже Мелисса признает, что он ведет себя вызывающе. Вот именно, вызывающе! И оттого Катра в его присутствии делается косноязычной дурой! «Это лишний раз доказывает, что Феррис – самая лучшая для тебя партия». Но ведь Катру всегда беспокоило именно то, что Феррис слишком покладист! Он никогда не идет наперекор и старается угодить окружающим – и в особенности ей, Катре. Не притупило ли это остроту ее ума? Неужели какой-то шутливый словесный поединок, в котором Катре пришлось встретиться с достойным противником, заставит ее искать спасения в привычном безоговорочном обожании Ферриса? Не очень-то приятная мысль!
Ей пришлось напомнить себе, что мистер Сент-Джеймс держался не просто вызывающе – он вел себя неприлично! Но вместо того чтобы вспомнить хотя бы одну его грубость, Катра представила себе его глаза и словно наяву почувствовала твердую руку, уверенно обнимавшую ее за талию… Ах, как он танцует! Катра еще долго не могла отделаться от ощущения, будто ее по-прежнему ведет эта горячая большая рука… будто она снова кружится в его объятиях…
Громкий треск сухой ветки мигом вернул ее к действительности. Катра распахнула глаза и увидела прямо перед собой мистера Сент-Джеймса собственной персоной – как будто в ответ на свои мысли.
– Простите, мисс Мередит, – сдержанно произнес он. Судя по всему, эта встреча была для него такой же неожиданной, как и для Катры. – Я вышел подышать свежим воздухом и позволил себе выбрать эту тропинку в надежде хотя бы ненадолго уединиться. Не смею вам мешать. – Окаменев от неожиданности, Катра молча смотрела на Райана, не веря своим глазам. – Простите, если я вас напугал. – Он повернулся и хотел уйти.
– Нет-нет, что вы! – воскликнула она, стараясь скинуть с себя оцепенение. – Вы мне совсем не помешали… Это ведь наши дамы заставили вас спасаться бегством? Пожалуйста, отнеситесь к ним великодушно, ведь у нас так редко появляются новые лица, а уж свободные кавалеры для танцев и вовсе ценятся на вес золота! – Она выпалила это все единым духом и умолкла, собираясь с мыслями. Вот он, желанный шанс доказать, что она ничуть не хуже этого господина! Катра освободила часть скамейки и приглашающе похлопала по ней рукой. – Прошу вас, присядьте! Я буду только рада вашему обществу. Иначе меня снова одолеют разные мысли…
Райан приблизился, небрежным жестом откинул фалды строгого черного фрака и опустился на скамью. Какое-то время они просто сидели молча и смотрели в темноту. Но вот Катре удалось взять себя в руки, и она почти спокойным голосом сообщила что-то о прелестях осенней ночи. Он вежливо согласился, и снова повисло неловкое молчание. Катра судорожно пыталась найти достойную тему для разговора, но отметала их одну за другой: все казались ей то глупыми, то избитыми. Как ни горько было это признавать, но Мелисса совершенно верно отозвалась о тех разговорах, что принято вести на балу.
Наконец она отважилась исподтишка глянуть на мистера Сент-Джеймса и с удивлением обнаружила, что его это затянувшееся молчание нисколько не смутило. Конечно, что еще взять с этого неотесанного янки! Раздражение нарастало, и вот уже Катра решила, что он молчит не просто так, а нарочно, с умыслом, что он опять взялся за свое и пытается ее унизить. Он, поди, и в сад потащился именно за этим! Сумерки были не настолько густыми, чтобы нельзя было разглядеть его четкий профиль и изящные, но сильные руки, спокойно лежавшие на коленях.
Ее взгляд задержался на небольшом шраме, белевшем на его левом виске. Руки так и чесались от желания осторожно потрогать этот шрам – но ничего подобного Катра, конечно, не могла себе позволить.
– Какой у вас любопытный шрам, мистер Сент-Джеймс. Вы не обидитесь, если я спрошу, как вы его получили? – Катра понимала, что позволяет себе лишнее – приличной даме не позволено приставать к джентльмену с такими вопросами, – но уж очень ей хотелось хоть немного сбить спесь с этого задаваки!
– Я расскажу вам о своих шрамах с великим удовольствием – но лишь в том случае, если вы так же откровенно расскажете мне о своих! – ответил он с добродушным смехом.
– О каких моих шрамах? – пролепетала Катра. Она так растерялась, что даже прижала пальцы к виску, как будто собиралась пощупать несуществующий шрам, но тут же опомнилась и опустила руку.
– Ни о каких! – Он виновато улыбнулся: – Я просто… глупо пошутил. Но ведь и вы не брезговали подобным образом подшутить над Делией, не так ли?
Теперь Катра не сомневалась: он снова издевается над ней, – но постаралась обуздать свой гнев и дать обидчику достойный ответ.
– Объектом моей шутки являлись вы, а не Делия. На нее я давно не обращаю внимания.
– Я?! – Он отшатнулся, изображая комический ужас. – Помилуйте, чем же я заслужил столь плачевную участь?
– У вас отвратительные манеры, – без обиняков заявила Катра. – Вот я и решила проверить, насколько хватит вашей воспитанности!
– И мне удалось пройти испытание? – Он так и подскочил на месте, возбужденно сверкая глазами.
– Вы показали превосходный результат, – призналась Катра, недовольно передернув плечами. – Вы вели себя как настоящий развязный самоуверенный джентльмен. Даже не верится – откуда что взялось?
И тут мистер Сент-Джеймс снова огорошил свою собеседницу. Он расхохотался от всей души.
– Браво, мисс Мередит! Браво! Отлично сказано! Удар попал точно в цель! И, тем не менее, я позволю себе возразить, что «развязный» – слишком грубый эпитет. Я скорее назвал бы себя забавным джентльменом. Ну, в крайнем случае, циничным.
Катра не могла не отдать должное его откровенности. Она даже позабыла о том, что минуту назад была готова прибить его на месте. Вспомнив начало разговора, она спросила:
– И все же вы почему-то заговорили о моих шрамах. Что вы имели в виду?
Райан отвел взгляд и ответил:
– Это вырвалось как-то само собой. Вот именно: само собой! Я слишком плохо вас знаю и не могу претендовать на то, что понимаю вас.
Но для Катры было в новинку уже то, что кому-то могло прийти в голову хотя бы попытаться ее понять!
– Но ведь вам показалось, что вы что-то поняли? Что же именно?
– Наверное, дело в том, что я чувствовал, пока следил за тем, как вы ведете себя с другими людьми. Ну, прежде всего, конечно, с мисс Честер и с Феррисом. – Он задумался, подбирая нужные слова. – У меня сложилось впечатление, будто вы нарочно опускаетесь до их уровня. И при этом стараетесь скрыть от них нечто важное.
– Какие поразительные наблюдения за столь короткое время! – Катра уже пожалела, что напросилась на излишне откровенный ответ. Янки не без основания принял ее за грубую, заносчивую сумасбродку, а она весь вечер только и делала, что укрепляла его в этом мнении!
– Поймите, это всего лишь догадки, ощущения. Я вполне мог ошибиться. Прошу вас, меня извинить.
Катра шумно перевела дух и ответила:
– Нет. Это вы должны меня извинить! Прошу вас, продолжайте! – Но Райан надолго умолк, и Катра не выдержала первая: – Вам, конечно, уже известно, что мы с Феррисом помолвлены. – Она сама не понимала, что заставило ее выдать эту «новость». Как будто он мог об этом не знать! Катра всей кожей ощутила на себе его долгий пристальный взгляд.
– Да, – наконец ответил он. – Мне это известно.
В замешательстве она далеко не сразу заметила, что крутит и крутит на пальце кольцо, преподнесенное ей Феррисом в день помолвки. Да что это с ней?
– Мы выросли вместе – Феррис и я. Пожалуй, отец в душе предпочел бы считать своим сыном Ферриса, а не моего брата. Возможно, Феррис говорил вам о том, что Джимми получил тяжелую родовую травму, и это повлияло на его умственные способности. Да и меня никто не знает так, как Феррис. Вот почему меня так удивили ваши слова о том, что я могу от него что-то скрывать. – Катра подняла на Райана взгляд, но он смотрел куда-то в темноту. Она с любопытством и трепетом разглядывала его внушительную фигуру.
Кто для нее этот чужак? Этот незнакомец, случайно попавший в их края? С какой стати она торчит столько времени на скамейке в темном парке и пытается найти с ним общий язык? Он обыкновенный бизнесмен, партнер мистера Честера. Грубый, неотесанный янки. О каком понимании может идти речь? Катре вдруг захотелось оказаться снова в бальном зале, чтобы его рука лежала у нее на талии, а ее сердце сладко замирало от тревоги под насмешливым взором прозрачных серых глаз.
– Ну и кто же это к нам пожаловал? – вдруг нарушил молчание мистер Сент-Джеймс. Его голос прозвучал на удивление мягко.
Катра догадалась, что он улыбается, и сперва посмотрела на Райана, а потом проследила за его взглядом. Так и есть: из-за края живой изгороди осторожно выглядывал Джимми. Малыш так крепко стиснул своего любимого игрушечного щенка, что побелели костяшки пальцев. В сумерках, окутавших сад, он казался таким бледным и худым, что никто не дал бы ему больше семи лет. А ведь совсем недавно ему исполнилось десять!
– Джимми! – Катра кинулась навстречу брату. – Почему ты до сих пор не спишь?
Джимми сначала отшатнулся, как будто хотел убежать, но передумал и с неловкой улыбкой принялся раскачиваться взад-вперед.
Катра как можно ласковее улыбнулась в ответ. Подчас улыбка служила единственным способом общения. Малыш был очень молчалив и лишь иногда с неохотой произносил одно-два слова. Но это не мешало окружающим понять, чего он хочет. Во всяком случае, Катра не испытывала ни малейших затруднений. Отец почти не обращал внимания на Джимми, позволяя ей воспитывать брата на свой лад, а у Ферриса вечно не хватало времени, чтобы заняться малышом по-настоящему.
– Тебе нравится слушать музыку в зале, верно? – Мистер Сент-Джеймс встал с места и шагнул к кустам.
Катра резко обернулась: как ему удалось так быстро обо всем догадаться? Сент-Джеймс не вынимал руки из карманов брюк и двигался намеренно медленно, однако Джимми испугался и ухватился за юбку сестры. Катра погладила малыша по спине, и одного прикосновения к его острым худым лопаткам было достаточно, чтобы в ней проснулся материнский инстинкт.
– Мистер Сент-Джеймс, боюсь, мой брат слишком стесняется посторонних, – начала она, желая оправдать упорное молчание мальчика. Джимми закивал головой в подтверждение ее слов. Оказывается, он широко улыбается, разглядывая огромного янки.
– Я тоже иногда стесняюсь. – Райан улыбнулся и лукаво глянул на Катру. – Но я бы ни за что не стеснялся, будь у меня такая штука!
Джимми резко прижал к себе своего замызганного щенка, как будто боялся, что незнакомец может отнять игрушку, и снова уставился на северянина.
– Нет, я не его имел в виду, – отрицательно качнул головой Райан. – Хотя, конечно, это чистокровный породистый гончак. – Сент-Джеймс осторожно поднял руку. Джимми испуганно дернулся и замер. Тогда Райан неуловимым движением подался вперед и извлек из-за уха у Джимми блестящий мраморный шарик. – Вот! – провозгласил он с торжествующей улыбкой. – Если я не ошибаюсь, эта штука должна приносить удачу!
Джимми, разинув рот, таращился на отливавший голубым шарик. Мистер Сент-Джеймс протянул ему безделушку.
На миг Катре показалось, что даже время остановило свой бег. У нее не укладывалось в голове, что Джимми до сих пор не удрал от незнакомого мужчины, с которым он столкнулся в саду. Феррису достаточно было одного неосторожного взгляда иди неловкой шутки, чтобы обратить малыша в паническое бегство, а ведь ее жениха он знал всю жизнь!
– Возьми его, – сказал мистер Сент-Джеймс. – Это твой шарик. Я нашел его у тебя за ухом.
Джимми не очень-то верил в эту сказку, однако Катра видела, как ему хочется взять шарик.
– Ну же, бери, – ласково прошептала она.
– Хочешь, я отдам его твоей сестре? Она подержит его у себя, а потом передаст тебе. Как по-твоему, можно ей доверять такие вещи?
Джимми покосился на Катру с таким откровенным подозрением, что Сент-Джеймс громко рассмеялся. Катра посмотрела на Джимми и чуть не расхохоталась вместе с ним. До сих пор ни одному человеку в мире не удавалось понять, когда Джимми шутит, и оценить его шутку по достоинству.
– Ну что ж, Джимми, если ты мне не доверяешь, то придется тебе взять шарик самому! – И Катра осторожно высвободила подол своей юбки. – Или ты хочешь оставить шарик мистеру Сент-Джеймсу?
Джимми еще раз оглянулся на сестру и повернулся к Сент-Джеймсу, протянув руку. Тот осторожно опустил шарик в маленькую ладошку и промолвил с дружеским кивком:
– Вот, получай. Может, как-нибудь мы сыграем с тобой в шары. Между прочим, когда-то я очень любил эту игру. Ты не против составить мне компанию?
Катра не верила своим глазам: Джимми медленно кивнул! А потом сделал жест, понятный, как ей казалось, ей одной: он как будто сгреб рукой все шары и ткнул пальцем себе в грудь. Малыш улыбался, чрезвычайно довольный собой.
– Он хочет сказать… – начала было Катра.
– Я знаю, что он хочет сказать, – перебил ее Райан, скрестив руки на груди. – Он хочет сказать, что в два счета оставит меня без моих лучших шаров. Ну что ж, поживем – увидим, не так ли?
И вот тогда Джимми рассмеялся. Это был самый настоящий, громкий и искренний детский смех. У Катры буквально отвисла челюсть. Нет, Джимми вовсе не был букой и смеялся довольно часто. Он был веселым, жизнерадостным малышом. Но до сих пор он смеялся только при ней, при своей старшей сестре. Незнакомцы вгоняли Джимми в такое замешательство, что ему становилось не до смеха.
– Джимми! Куда ты пропал, малыш? – раздался из-за живой изгороди тревожный пронзительный шепот. – Сию же минуту иди сюда! Твоя ванна уже остыла!
– Он здесь, Бетти! – окликнула Катра.
Джимми одной рукой снова поймал ее за юбку, а второй – к немалому удивлению Катры – обхватил ногу мистера Сент-Джеймса.
Она все еще не опомнилась от неожиданности, когда из-за живой изгороди показалась ее старая няня и сердито воскликнула, подбоченясь:
– Господь свидетель, я с ног сбилась, пока искала этого сорванца! Вы уж простите меня, мисс Катра, не уследила. Готовила ванну и глазом моргнуть не успела, а уж его и след простыл! Хорошо хоть я его до этого не раздела, не то выскочил бы на улицу нагишом, вот как Бог свят!
Сент-Джеймс снова рассмеялся, и Бетти уставилась на чужака с нескрываемым интересом. Хотя Джимми старательно прятался за взрослыми, от служанки не укрылось, за чью ногу он держится в поисках поддержки.
– Ничего страшного, Бетти, – заверила Катра. – Мистер Сент-Джеймс как раз показал Джимми маленький фокус, прежде чем вернуться в зал.
Бетти перевела недоверчивый взгляд с незнакомца на Катру и уточнила:
– Показал ему фокус? – Было совершенно очевидно, что почтенную служанку гораздо больше взволновала необычайная общительность Джимми, нежели двусмысленное положение, в котором она застала молодую госпожу.
– Да, – кивнула Катра. – Кажется, у Джимми появился новый друг. Джимми, ты покажешь Бетти, что мистер Сент-Джеймс нашел у тебя за ухом?
Малыш с явной неохотой отцепился от панталон Сент-Джеймса и показал няне шарик.
– Ну и дела! – Бетти покачала головой и воскликнула: – Надо же, какая красота! А ты не хотел бы его вымыть? Возьми его с собой в ванну, а уж я наведу чистоту на вас обоих!
Джимми подал Бетти руку и позволил служанке – увести себя из сада, крепко прижимая к себе любимого щенка и чудесный мраморный шарик. Забавная парочка уже огибала край живой изгороди и должна была вот-вот скрыться из виду, когда малыш оглянулся и послал своему новому другу прощальную улыбку.
Мальчик с няней давно ушли, а Катра все еще стояла, глядя им вслед. Наконец она повернулась к гостю.
– Вы были к нему очень добры, – с признательностью промолвила Катра.
– Я люблю детей, – ответил он, пожимая плечами с таким видом, будто не находил в этом ничего необычного.
– Да, но вы вдобавок… поняли его! До сих пор это удавалось очень немногим!
– Вот как? – Катре показалось, что в его пристальном взгляде не осталось и следа былого тепла и мягкости.
– Да, это правда.
Янки и впрямь проявил редкостный талант воспитателя. Он не пытался ни давить на Джимми, ни опускаться до его уровня – он вообще не сделал ни одного неверного шага, способного напугать малыша и помешать их общению, – и в то же время добился расположения Джимми при помощи самого незамысловатого фокуса. Этот человек был настоящей загадкой.
– А откуда у вас взялся этот мраморный шарик? – поинтересовалась Катра, внезапно вспомнив о необычном подарке, сделанном ее брату.
Сент-Джеймс рассмеялся и потупился.
– Так я и знал, что вы об этом спросите! – Он поднял глаза на Катру и пожал плечами. – Я недавно подобрал его на улице. Сам не знаю, с какой стати мне захотелось положить его в карман. Наверное, просто было жалко выбросить.
Катра живо представила себе, как это все происходило. Как он заметил шарик и заинтересовался им настолько, что не поленился подобрать и спрятать в карман. И как потом он носил этот шарик с собой в смутной уверенности, что эта смешная вещица сослужит ему службу. А ведь при первом знакомстве никому и в голову не пришло бы, что этот солидный, уверенный в себе джентльмен способен не просто обратить внимание на какой-то шарик, но и догадаться подарить его маленькому мальчику, отчаянно нуждавшемуся в друге.
Тем временем бал продолжался, и в саду снова зазвучала музыка. Это сразу же вывело Катру из задумчивости.
– Мне пора возвращаться в зал, – сказала она. – Пожалуйста, не стесняйтесь и наслаждайтесь одиночеством в свое удовольствие. Я была очень рада с вами побеседовать.
– Боюсь, что теперь мое одиночество покажется мне чересчур тягостным! Может, вы все же останетесь?
Катра смущенно улыбнулась. Она действительно была бы не прочь остаться.
– Это моя любимая мелодия, – пояснила она, махнув рукой в сторону ярко освещенного зала, откуда лились звонкие аккорды. – И я еще ни разу в жизни не пропустила этот танец.
– В таком случае вы окажете мне честь и станцуете его со мной? – Он напряженно смотрел, как Катра кивнула и ответила:
– С удовольствием. – Она повернулась, желая вернуться в зал, но Райан осторожно придержал ее за локоть.
– Нет. – Он обнял Катру за талию. – Если вы хотите научиться танцевать вальс, мы могли бы устроить первый урок прямо здесь!
Катра хотела было возмутиться, но не проронила ни звука. Райан медленно сделал первые шаги. Он оказался так близко, что Катра чувствовала его горячее дыхание у себя на щеке. Впервые в жизни она так отчетливо могла ощущать каждое движение сильного мужского тела, каждый его вздох, каждый толчок сердца в груди. Она подняла взор и обнаружила, что Райан не сводит с нее глаз. Ее алые губки приоткрылись от волнения, а дыхание стало частым и неровным.
– Вам здесь не место, Катра, – низким, колдовским голосом промолвил он. – И Феррис вам не пара.
– Разве? – Она была так зачарована, что даже не успела рассердиться. Вместо этого она ждала, что же будет дальше, – как будто смотрела на сцену со стороны. Райан глянул на нее из-под полуопущенных век – ни дать ни взять кот, следящий за канарейкой, – и повторил:
– Он вам не пара.
Катру бросало то в жар, то в холод. Не веря своим глазам, она смотрела, как его лицо склоняется над ней все ниже. И хотя ей уже было ясно, что сейчас произойдет, легкого прикосновения его губ было достаточно, чтобы по всему ее телу пробежала нервная дрожь! Она едва успела ответить на первый нерешительный поцелуй. Но в следующий миг он поцеловал ее так, что Катра почувствовала себя на седьмом небе от блаженства. Она зажмурилась и обняла его за плечи, чтобы не упасть.
Это не шло ни в какое сравнение с детскими поцелуями в саду, которыми она обменивалась с соседскими мальчишками, – ведь тогда Катра сама провоцировала их и прерывала игру, как только ей становилось скучно. Сегодня и речи не могло быть о том, чтобы самой контролировать ситуацию, – да ей этого и не хотелось. Она с восторгом подчинялась уверенным ласкам Райана, и это разбудило во всем ее теле такие ощущения, о которых Катра не смела и мечтать. Охватившая ее жаркая истома растопила последние остатки здравого смысла, и она позабыла обо всем, кроме всепоглощающего желания приникнуть к нему как можно теснее, вобрать его в себя целиком, без остатка.
Словно в бреду, Катра вцепилась в лацканы его фрака, чтобы привлечь поближе, а потом что было сил обхватила за шею. Ее пальцы запутались в густых шелковистых волосах, а ноздри щекотал запах дорогого табака и мыла. Она обнимала Райана так крепко, что пуговицы у него на рубашке больно врезались ей в грудь.
Вихрь острых, доселе неведомых ощущений подхватил и закружил Катру, и где-то далеко-далеко, в ином мире, осталось эхо отчаянных голосов, моливших ее остановиться, положить конец этому безумию и опомниться ради себя и ради Ферриса. Нет, это было так восхитительно, так чудесно, что Катра, не привыкшая отказывать себе ни в чем и весьма высоко ценившая собственные удовольствия, готова была провести в этом саду целую жизнь, наслаждаясь волшебным, божественным поцелуем.
– Кэтрин Мередит! – Раздавшийся у нее за спиной свирепый окрик прозвучал словно безжалостный удар бича. Райан обернулся так резко, что Катра наверняка бы упала, не подхвати он ее за талию. Шок от неожиданности моментально превратился в смертельный ужас при виде белого как мел лица.
– Отец! – сдавленно прошептала она, как будто это слово разрослось в тугой комок, перекрывший горло.
– Мистер Мередит, – сдержанно произнес Райан.
– Ни слова больше, ты, развратник! – взревел Теодор Мередит. Его массивная фигура сотрясалась от праведного гнева, а лицо пошло алыми пятнами, особенно заметными из-за седой шевелюры.
Катру шокировала столь недопустимая грубость – даже с учетом того положения, в котором их застали, – и она сделала отчаянную попытку исправить положение:
– Отец, это же партнер мистера Честера…
– Я и сам знаю, откуда взялось это чертово отродье! – бушевал ее отец. – И только из уважения к своему старому другу, Бернарду Честеру, я не вышвырну тебя сейчас пинком под зад, мистер Сент-Джеймс! Ты сейчас же вернешься в зал и пробудешь там до тех пор, пока твои друзья не соберутся домой. Но впредь ноги твоей не будет в этом доме, понятно? Даже и не надейся, что я потерплю твое присутствие у себя под крышей! – Мистер Мередит разъярился настолько, что сам не заметил, как принял боевую стойку, словно готовясь к поединку.
Райан выслушал его с непроницаемым лицом, но не выказал при этом ни малейших признаков страха. Он стоял совершенно неподвижна, по-прежнему придерживая Катру за талию. Она не сразу опомнилась и отодвинулась от Сент-Джеймса на пару шагов, отчаянно надеясь, что ей удастся удержаться без его поддержки на непослушных ногах.
Кажется, прошла целая вечность, пока, наконец, Райан повернулся и обратил на нее серьезный, вопросительный взгляд. Он будто ждал, что она что-то скажет. Но Катра молчала, и тогда янки молча поклонился ее отцу. Медленно, не теряя достоинства, он покинул лужайку под старым вязом.
У Катры снова потемнело в глазах от ужаса: ведь теперь она осталась наедине с отцом! С отцом, не помнящим себя от бешенства. Никогда в жизни она не видела его в таком гневе.
– Тебя ищет жених, – отчеканил он, не сводя многозначительного взгляда с массивного кольца на ее безымянном пальце. – Идем со мной.
Отчаянным усилием воли Катра вновь обрела дар речи, однако то, что сорвалось с ее уст, стало неожиданностью даже для нее самой.
– Папа! – пискнула она отцу в спину. Тот замер на месте и оглянулся. – Папа, я не люблю Ферриса! – Она снова онемела, ошеломленная собственной дерзостью, но почувствовала при этом, как с души свалился огромный груз.
– Кэтрин, мне наплевать на то, любишь ты его или ненавидишь! – заявил отец. – Сейчас ты вместе со мной вернешься в этот чертов зал, к своему жениху. Сент-Джеймс – ничтожество, грязный развратник, недостойный даже пыли с моих сапог, и я прикончу его на месте, если он еще раз хоть пальцем посмеет коснуться тебя! Учти, Кэтрин, я не шучу!
– Папа! – вырвалось у Катры. Никогда прежде отец не позволял себе высказываться в ее присутствии подобным образом, и это оказалось сильнее всех потрясений, что уже случились с ней за нынешний вечер.
– Ты понятия не имеешь о том, что это за тип! – продолжал отец все тем же надменным тоном. – Ты не понимаешь, в чем состоит твоя собственная польза! И пока я жив, тебе лучше держаться как можно дальше от такого мерзавца, как Райан Сент-Джеймс!
Катра не успела прийти в себя от его жестокого, презрительного голоса – не говоря уже о том, что он говорил, – как отец грубо схватил ее за руку и буквально поволок за собой. Едва соображая, что происходит, спотыкаясь на каждом шагу, она волей-неволей была вынуждена вернуться в дом.
Стоило им снова оказаться в зале, как Катра принялась высматривать в толпе Райана. Господи, хоть бы он ушел! Ей было страшно даже подумать о том, на что сейчас способен ее отец.
Не скрывая своей тревоги, к ней уже спешила Мелисса.
– Феррис вон там. – И отец ткнул пальцем в ту часть зала, где располагался оркестр, – Отправляйся к нему!
Катра послушно двинулась в ту сторону, не чуя под собой ног. Мелисса семенила следом.
– Что стряслось? – поинтересовалась подруга на ходу. Но Катра как заведенная шагала вперед. Она все еще едва дышала. Ей было не до разговоров. Где-то в уголке сознания мелькнула мысль, что от духоты она вот-вот упадет в обморок.
– Сент-Джеймс только что вернулся в зал, и лицо у него было мрачнее тучи, – упрямо нашептывала ей Мелисса. – Это имеет какое-то отношение к нему? Катра, да что с тобой?
В эту минуту толпа немного раздалась в стороны, и в противоположном конце зала Катра увидела Райана Сент-Джеймса. Одного его взгляда было достаточно, чтобы у нее помутилось в глазах, а ноги стали ватными и непослушными.
Откуда ни возьмись у нее в руке вдруг появился бокал шампанского. Возникло такое ощущение, словно спертый воздух в этом зале душит ее, как тяжелое одеяло, закручивая в тугой непроницаемый кокон. Кажется, Катра даже услышала, как из его плотных складок со свистом вылетает вытесняемый воздух. Все звуки внезапно куда-то пропали, и последнее, что она видела, прежде чем потерять сознание, были лица Райана и Делии, уставившейся на нее с откровенной ненавистью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцы и не только - Фокс Элайна



Очень скучная, неинтересная, на троечку. Прямая противоположность, книга этого автора Упрямая девчонка - очень советую
Танцы и не только - Фокс ЭлайнаMarika
11.04.2014, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100