Читать онлайн Особенный мужчина, автора - Фокс Натали, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Особенный мужчина - Фокс Натали бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Особенный мужчина - Фокс Натали - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Особенный мужчина - Фокс Натали - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Натали

Особенный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 8

— Поездка в Париж не пошла тебе на пользу, дорогуша. Уже неделя, как ты вернулась, а я еще ни разу не видел твоей солнечной улыбки.
Фрэн бросила на хозяина бара благодарный взгляд. Солли убирал ящики с вином под стойку, а она отмечала их в накладной. Он впервые заговорил о ее недавней поездке. Вряд ли это случайно: наверно, намекает, что ей следовало бы почаще улыбаться, у нее слишком угрюмый вид, а это плохо для бизнеса.
— Просто я очень разочарована, вот и все, — ответила она. — Я ведь ездила по делу, выполняла поручение сестры. Отвезла шефу Хелены портфель с документами, а заодно помогла ему в работе. И я рада возвращению домой. Здесь жизнь кипит, не то что там. Что касается Парижа, он не оправдал моих ожиданий.
Бар постепенно наполнялся вечерними завсегдатаями. Фрэн обвела глазами побагровевшие лица, глупые улыбки, прислушалась к громким голосам. И это жизнь? Если бы только эти люди знали, что ей пришлось пережить в Париже! Ее обвинили в промышленном шпионаже; художник-наркоман, с которым она когда-то училась в колледже, обокрал ее; она влюбилась, испытала невероятное счастье, а потом ее сердце разбилось. Вдобавок ей довелось столкнуться с собственной сестрой в такой ситуации, что она была готова убить ее. Во всяком случае, отношения их вконец испортились.
В тот памятный день Фрэн выбежала из отеля «Клермон», находясь на грани истерики. Она буквально обезумела от горя. До последней минуты ей казалось, что Джордан примчится за ней. Увидит, что уносящий ее самолет выруливает на взлетную полосу, и бросится под колеса, требуя, чтобы ее немедленно высадили, потому что он не может без нее жить… Когда самолет взвился в небо, горячие слезы обожгли глаза: никто не воспрепятствовал взлету, Джордан не появился.
С тех пор она тысячу раз убеждала себя: он мог сделать хоть что-нибудь. Например, прийти к ней в номер, когда она собирала вещи, или позвонить и сказать, что Хелена солгала, повторить, что любит только ее одну. Его молчание послужило лучшим доказательством правоты Хелены. Ее действительно использовали. Слова любви оказались ложью. Она испытала двойное унижение: и Джордан, и сестра предали ее. В довершение всего ей пришлось просить Хелену заказать ей билет на самолет и взять у нее деньги на такси, чтобы добраться до аэропорта.
— Бутылку шабли и два стакана, Фрэн. Выше нос, девочка, у тебя такой несчастный вид, что у меня сердце разрывается.
У стойки сидел постоянный посетитель бара Мэттью Бейтс. Фрэн изобразила улыбку и поспешно вытащила пробку из горлышка бутылки. Вот уж без этого я точно могла бы обойтись, угрюмо подумала она. Приходится разливать французские вина, напоминающие ей о Джордане, отчего у нее всякий раз болит душа. А тут еще Мэттью, наверняка опять будет к ней приставать.
— Как насчет того, чтобы пойти со мной на вечеринку после работы? Все наши ребята собираются в квартире Аинабель. Я тебя приглашаю.
Здравый смысл подсказывал Фрэн, что ей следует принять приглашение. Разве это не лучшее лекарство от разбитого сердца? Броситься в бурные волны жизни, выплыть или утонуть. Мэттью хороший парень, но он не Джордан, которого Фрэн не могла забыть, как ни старалась.
— Извини, Мэтт. — Она мило улыбнулась. — Сегодня я буду купать крокодила.
— Ох уж этот твой крокодил! — засмеялся Мэттью, привыкший к ее эксцентричным шуткам. — Лучше сказала бы, что хочешь посидеть дома и вымыть голову, как другие девушки. — Он взял бутылку, стаканы и сел за столик, оставив Фрэн наедине с ее горем.
А торе было настоящее. Ничего подобного Фрэн раньше не испытывала. Какая-то изощренная пытка для сердца и тела. Все, чем она занималась, напоминало ей о Джордане. Картины в галерее, где она работала днем, вызывали в памяти посещение галереи «Дельфина». Она снова видела Джордана, разглядывавшего вместе с ней прелестную акварель, изображавшую яблоневый сад. На подоконнике в квартире Хелены расцвели розы — называл ли он Хелену утренней розой? Конечно, нет, сестра больше похожа на орхидею или гладиолус. Что касается французских вин, то они также служили постоянным напоминанием об их первой встрече. Джордан тогда очень удивился, что она не любит французские вина. Откупоривая очередную бутылку, Фрэн словно вытаскивала пробку из собственного сердца, и оно опять начинало кровоточить.
После закрытия бара она помогла Солли привести все в порядок, и он предложил подвезти ее до дома на своем «ягуаре». Он всегда это делал, хотя ему было не по пути, но у Солли было три дочери, которым он ни за что не разрешил бы бродить ночью по городу, и он считал своим долгом проявлять такую же заботу о Фрэн.
— Зря ты не пошла с Мэттью на вечеринку, — сказал он, выруливая на Кингз-Роуд.
— От вас ничего не скроешь, да, Солли? — сухо» спросила Фрэн.
— Это точно, — хмыкнул тот с довольным видом. — Ей-Богу, зря. Мэтт звезд с неба не хватает, но он относится к тебе с уважением, не то что парижский ловелас, из-за которого ты так переживаешь.
Фрэн потупилась, опустила глаза и уставилась на свои руки, сжатые на коленях. Она ничего не рассказывала ему о своей злосчастной поездке в Париж, но Солли сам обо всем догадался — он обладал незаурядной интуицией.
— Неужели это так заметно? — тихо спросила она.
— Еще бы. Ты прямо как королева из какой-нибудь трагедии. Бледное лицо, глаза полны слез — вот-вот расплачешься.
Фрэн невольно рассмеялась.
— Вы преувеличиваете, Солли. Уж не так плохо я выгляжу, а?
— Ты выглядишь просто ужасно. У тебя все из рук валится. Налила сегодня старому Роджерсу алжирского вина вместо французского.
— Правда? Ну, он был так хорош, что не почувствовал разницы, — засмеялась Фрэн. Солли тоже расхохотался, но через секунду посерьезнел.
— Если я могу чем-то помочь — скажи. — Он притормозил у дома в стиле регентства, на первом этаже которого находилась квартира Хелены. — Если захочешь выговориться, обращайся ко мне. Я тебя выслушаю, может, что-нибудь посоветую.
Кусая губы, Фрэн повернулась к нему. — Когда-нибудь я так и сделаю, Солли. Но пока мне слишком больно. — Она порывисто потянулась к своему патрону, тронула за плечо, чмокнула в щеку. — Спасибо большое. Вы замечательный начальник и настоящий друг. — Выскочив из машины, Фрэн захлопнула дверцу и помахала рукой, провожая глазами удаляющегося Солли.
— Взялась за старое? — злобно проговорил кто-то у нее за спиной.
Побледнев как полотно, Фрэн повернулась и увидела Джордана. Он спускался по ступенькам, направляясь к ней. За прошедшую неделю Джордан Перри сильно изменился: похудел, осунулся, под дымчато-серыми глазами чернели темные круги от усталости и тревоги. Не из-за нее, конечно. Она регулярно просматривала разделы ежедневных газет, посвященные бизнесу, и знала, что руководство фирмы «Перри Фармасьютикалс» вылетело в Чикаго для продолжения переговоров с компанией «Юнимет». Нет, из-за нее он не страдал бессонницей.
— Что ты хочешь этим сказать? — спросила она, хотя и знала ответ: он видел, как она поцеловала Солли.
— Этот немного староват для тебя, не так ли? — Джордан вплотную приблизился к ней. — По некотором размышлении я прихожу к выводу, что Жан-Клод тебе больше подходит.
Руки Фрэн сжались в кулаки. Сколько раз она воображала себе эту встречу, представляла, как они бросятся в объятия друг друга и все снова будет прекрасно. Безнадежная мечта….
— Солли мой начальник, — сообщила она сухо. Джордан приподнял брови, и это напомнило ей, что он начальник Хелены. — Как прошла поездка? Успешно? — вежливо спросила она. Надо же, они разговаривают как малознакомые люди.
— Очень успешно. Я прилетел сегодня вечером. Привез Хелену из аэропорта.
— Ах, ну да, как же это я сразу не догадалась. Вполне естественно, не так ли? — Она пожала плечами и отвернулась. — Ну что ж, спокойной ночи.
Джордан порывисто развернул ее лицом к себе, его глаза отливали стальным блеском.
— Фрэн, и это все, что ты можешь мне сказать? Ну и ладно, раз так, спокойной ночи. Ты уехала, не сказав ни слова, даже не потрудилась объясниться.
— А что, тебе требовалось объяснение? — парировала Фрэн. Как он смеет упрекать ее? Ведь он собирается жениться на ее сестре! — Я в состоянии понять, когда во мне больше не нуждаются.
— Больше не нуждаются? — эхом отозвался он.
Она посмотрела ему прямо в глаза.
— Хелена же вернулась, зачем я тебе? — холодно спросила она.
— Затем! — взорвался он.
— Очень разумный ответ. Впрочем, я понимаю, что ты хочешь сказать, — отрезала Фрэн и побежала по ступенькам к входной двери. Ключ дрожал у нее в руке, она никак не могла попасть в замочную скважину. Дверь вдруг открылась сама, на пороге стояла улыбающаяся Хелена. Не замечая Фрэн, она смотрела поверх ее головы на Джордана.
— Ты забыл свой портфель!
Фрэн воспользовалась случаем и проскользнула мимо сестры в квартиру. Войдя к себе в комнату, она захлопнула дверь и прислонилась к стене, затаив дыхание.
— Фрэн! — крикнула Хелена спустя несколько минут. — Я приготовила кофе. Выйди, нам нужно поговорить.
Фрэн нехотя покинула свое убежище и направилась в просторную, но какую-то неуютную гостиную с высоким потолком. Даже в жаркие дни здесь было холодно и мрачно. Комната была обставлена дорогой мебелью, стилизованной под старину, — Хелена во всем следовала моде. Гостиная похожа на свою хозяйку, думала Фрэн, такая же холодная, строгая, ничто здесь не радует глаз, не греет сердце. Фрэн и раньше терпеть не могла это помещение, а сейчас особенно.
— Дорогая, — холодно произнесла Хелена, — при данных обстоятельствах, я думаю, тебе лучше подыскать другое жилье.
Взяв чашку кофе из рук сестры, Фрэн спокойно ответила:
— Я уже позаботилась об этом. Нашла квартиру с мастерской недалеко отсюда. Договор об аренде будет готов к концу месяца. Боюсь, тебе придется потерпеть еще некоторое время.
Фрэн занялась поисками жилья сразу после возвращения в Лондон: внимательно просмотрела газетные объявления о сдаче внаем свободных помещений и наконец обнаружила то, что нужно. Квартирная плата несколько превышала финансовые возможности Фрэн, но это был единственный выход из создавшегося положения. Не такая уж большая цена за свободу от сестры и Джордана.
— Расходы по переезду я возьму на себя, — предложила Хелена, чем несказанно удивила Фрэн.
Она взглянула на старшую сестру, сидевшую в кресле напротив, вгляделась повнимательнее в ее лицо. Вокруг светло-карих глаз прорезались тонкие морщинки от усталости. Хелена совсем не казалась холодной и недоступной, как обычно. Как ни странно, именно усталость делала ее моложе и беззащитнее.
Фрэн опустила глаза. В глубине души шевельнулось странное чувство. Вроде бы она должна была ненавидеть свою сестру, ведь та собирается выйти замуж за человека, которого любит Фрэн, однако никакой ненависти она не испытывала. Естественнее было пожалеть ее — нелегко любить такого незаурядного мужчину, как Джордан Перри, но Хелена сильная женщина, она справится с любыми трудностями. Уж скорее Фрэн следовало пожалеть себя: она единственная проигравшая в этой истории.
— Пойду спать. — Фрэн поставила чашку на поднос.
Когда она была уже у двери, Хелена остановила ее.
— Ты поступила правильно, — проговорила она с такой горечью, что у Фрэн сжалось сердце. — Вовремя вышла из игры. А мне вот не хватило сил сделать то же самое. Теперь слишком поздно.
Пояснений Фрэн не требовалось. Всю ночь она думала над словами сестры. Хелена не производит впечатления счастливой женщины, вновь соединившейся со своим возлюбленным. Напротив, она выглядит печальной и разочарованной, словно проиграла соперничество. Странно, ведь Хелена была твердо уверена, что выйдет замуж за Джордана, так почему же она так несчастна? В сердце Фрэн вспыхнула надежда: может, Джордан все-таки любит ее, а не Хелену?
Она лежала, откинувшись на подушку, не в силах уснуть от обуревавших ее мыслей. Джордан не остановил ее, когда она уезжала из Парижа, и даже не позвонил. Почему? Потому, что ему все равно. Он любит Хелену. Фрэн зарылась лицом в подушку и тихо заплакала.
На следующий день после переезда на новую квартиру Фрэн попался на глаза заголовок в ежедневной газете. Компания Джордана присоединила к себе фирму «Юнимет». Переговоры закончились успешно.
Фрэн купила газету по пути в галерею и во время утреннего перерыва на кофе жадно прочитала интересующую ее статью, уединившись в служебной комнатке.
В «Юнимет» приняли условия, выдвинутые Джорданом Перри. В заметке много говорилось о самом Джордане, и Фрэн внимательно все прочла, напрасно стараясь унять бешено колотящееся сердце. Журналист превозносил президента «Перри Фармасьютикалс» до небес, и глаза Фрэн наполнились слезами. Доктор Джордан Перри, высококвалифицированный врач-терапевт, пожертвовал своим призванием и возглавил фармацевтическую компанию после того, как его отец перенес инсульт несколько лет назад и, будучи прикованным к инвалидной коляске, отошел от дел. Вскоре Роберт Перри скончался, и его сын, молодой Джордан Перри, взял бразды правления в свои руки. Поначалу он испытывал некоторые трудности, но со временем вывел отцовскую фирму в число ведущих фармацевтических предприятий в стране.
Быстро пробежав глазами подробности состоявшейся сделки, Фрэн сосредоточилась на описании нового препарата, разработанного «Перри Фармасьютикалс», всю документацию на который она сама привезла Джордану в Париж. В то время как он заработал на нем миллионы, она не получила ничего, кроме разбитого сердца.
Препарат предназначался для лечения бесплодия у женщин. Стрессы, убыстряющийся ритм жизни… психологические причины… этот препарат может помочь тысячам бездетных женщин обрести радость материнства. Фрэн сложила газету, чувствуя, что ее глаза наполняются слезами и она вот-вот разрыдается.
Как она могла подумать, что в Джордане нет ничего человеческого? Даже его отрицательное отношение к болезни Жан-Клода (а наркомания — это болезнь) вполне объяснимо. В то время Джордану хватало собственных проблем, а тут еще Жан-Клод… Не следовало обременять его лишними заботами. Однако его отношение к ней непростительно. Он все сделал, чтобы она в него влюбилась.
Фрэн глубоко вздохнула. Нет, она несправедлива — он ни к чему не принуждал ее, во всем следует винить только себя. С самого начала она знала, что Джордан Перри никогда не будет принадлежать ей. Тихое позвякивание колокольчика, укрепленного над входной дверью в галерею, вывело ее из задумчивости, и она направилась в зал.
— Сайлас!
— изумленно воскликнула Фрэн. — О, Сайлас… — Сердце у нее забилось быстрее. — Что-нибудь случилось? Авария? С Джорданом?..
— Да что вы, Господи, нет, конечно. — Сайлас ухмыльнулся и подошел к ней, протягивая руки. — Хотя ваши слова для меня звучат как музыка, поскольку показывают, что вам не все равно, что с ним происходит. — (Фрэн нахмурилась.) — Значит, вы к нему неравнодушны, — прибавил он и взглянул на часы. — На ленч не пора? Я хотел бы с вами поговорить.
— Сейчас только половина двенадцатого! — засмеялась Фрэн. — Я как раз пила кофе. Хотите чашечку? — предложила она. Зачем он пришел? Когда она работала у Джордана в Париже, они с Сайласом подружились, но она никак не думала, что их отношения продолжатся после окончания конференции.
— С удовольствием, если это вас не затруднит. Но мне хотелось бы поговорить с вами с глазу на глаз, чтобы нам никто не мешал. — Он огляделся. — Вы здесь одна?
— Да. Эшли, владелец галереи, сейчас на аукционе и вернется не скоро. Я запру дверь и повешу табличку «Закрыто».
— А вдруг придет покупатель?
— Вряд ли. А если и придет, то подождет немного.
Пока Фрэн готовила Сайласу кофе в служебной комнате, он, устроившись в кресле, просматривал каталоги. Фрэн присела напротив. Несколько минут они вели светскую беседу, потом Сайлас приступил к тому, ради чего пришел.
— Мне никогда не приходилось делать ничего подобного, — вздохнул он.
— Вы о чем? — дрожащим голосом спросила Фрэн. Внезапно она испугалась. Каким-то образом этот неожиданный визит связан с Джорданом, другой причины быть не может.
— Выступать в роли свахи. Так больше не может продолжаться, Фрэн. Не могу смотреть, как двое упрямцев страдают из-за собственной глупости. — Он наклонился вперед и взял ее за руку. — Когда вы уехали, Джордан ужасно расстроился.
Не мигая, Фрэн уставилась на Сайласа. Конечно, от его внимания не укрылся их роман с Джорданом, но он ничего не знает о роли Хелены, об их любовном «треугольнике».
— Так расстроился, что даже не попытался связаться со мной, — усмехнулась она.
— Но ведь это вы бросили его, Фрэн. Уехали, не сказав ни слова. Что должен думать мужчина в такой ситуации?
Фрэн пожала плечами.
— Какая разница, что он думает, Сайлас. — Внезапно ее глаза затуманились слезами, ресницы задрожали. — Я люблю его — вот почему мне пришлось уехать. Для Джордана я ничего не значу. Спасибо за желание помочь, но соединить нас невозможно. — Она с трудом улыбнулась, пытаясь скрыть свои истинные чувства. — Я не могу соперничать с собственной сестрой, это было бы нехорошо. Прежде чем приходить сюда, Сайлас, вам следовало бы выяснить, как обстоит дело.. Джордан и Хелена собираются пожениться.
Слова Фрэн, казалось, нисколько его не удивили.
— О, именно это я и сделал: все выяснил, а уж потом разыскал вас. Знаю, что вы так думаете, но вы ошибаетесь. Не будет никакой свадьбы. Джордан не собирается жениться на вашей сестре. Бедная Хелена, она так уверовала в собственную значительность, так убедила себя в том, что Джордан без нее жить не может, . — Он наклонился вперед и приподнял подбородок Фрэн. — Подумайте над этим, Фрэн. Вы же успели хорошо узнать Джордана. Вспомните, как я гонялся за вами по всему Парижу, потому что он с ума сходил от страха за вас. Подумайте о том, что он сделал для вашего друга…
— Жан-Клода? О чем вы? — Ее глаза широко раскрылись.
Сайлас вздохнул.
— Так вы ничего не знаете? — печально покачал он головой. — Выходит, Хелена вам не сказала. Видимо, она очень страдает. Она должна бы понять, что у нее нет никакой надежды.
— Сайлас! — воскликнула Фрэн. — Не говорите загадками, я ничего не понимаю. Он улыбнулся.
— Извините, я вас совсем запутал, да? — (Она кивнула с несчастным видом.) — В то утро, когда вы уехали, Джордан договорился с владелицей картинной галереи — ее, кажется, зовут Стелла? — чтобы она устроила ему встречу с вашим другом, тем художником, и кое-что ему предложил. А точнее — обещал помочь устроиться на лечение в Центр наркологической реабилитации на окраине Парижа. За счет Джордана.
Фрэн зажала рот рукой.
— О Сайлас… — выдохнула она. К горлу подкатил тугой комок.
— Это частная клиника, Фрэн, самая дорогая. Мне известно, что ваш друг с готовностью согласился и сейчас он уже там. Похоже, лечение идет успешно. Джордан сделал это ради вас, а вы утверждаете, что ему нет до вас никакого дела!
Фрэн вздохнула и смахнула со щеки слезу.
— Я же ничего не знала, Сайлас. Хелена об этом ни словом не обмолвилась. — Ее голос упал до шепота. — О, Сайлас, как… как благородно он поступил… Из-за Жан-Клода я причинила ему столько неприятностей. Но… но объясните, пожалуйста, что вы имели в виду, когда сказали, что Хелена должна бы понять, что у нее нет никакой надежды?
Сайлас откинулся на спинку кресла.
— Хелена влюбилась в Джордана с той минуты, как только появилась в нашей конторе год назад. Она превосходная секретарша, лучшая из всех, кто у нас когда-либо работал. Джордан оценил ее работу по заслугам, часто хвалил ее, и я думаю, она приняла его похвалы слишком близко к сердцу, настолько близко, что решила: со временем он полюбит ее. — Сайлас покачал головой. — Однако Джордан не испытывал к ней никаких чувств, он жил лишь своей работой. Хелена во всем помогала ему, всегда была рядом. Думала, что, когда спадет напряжение, он увидит в ней женщину, а не только прекрасного секретаря. Потом Париж… Джордан тяжело переживал ваш уход. Наблюдая его мучения, Хелена поняла, что у нее нет ни малейшей надежды. После возвращения в Лондон Джордан страдал все больше, и это очень сильно на нее подействовало. В конце концов она не выдержала и обо всем рассказала мне. О своих чувствах к Джордану, о своем разочаровании… Между прочим, Хелена страшно сожалеет о ссоре с вами.
Минуту или две Фрэн не могла произнести ни слова: она была слишком потрясена. Потом медленно встала, убрала кофейник и чашки. Голова Фрэн кружилась от счастья — Джордан любит ее! В то же время она испытывала острую, щемящую жалость к Хелене.
— Помогите ей, Фрэн, — будто прочитав ее мысли, мягко сказал Сайлас. — Ее гордость уязвлена, вы сейчас очень нужны ей, чтобы помочь прийти в себя. Попробуйте простить ее.
— Судьба моей сестры вам не безразлична, правда? — дружелюбно заметила Фрэн. Слава Богу, вот и есть кому утешить Хелену в трудную минуту, подумала она.
— Я влюбился в нее сразу же, но Хелена увлеклась Джорданом, — признался Сайлас.
— О, бедняжка, и что же вы будете делать? — с тревогой спросила она.
— Сдаваться я не собираюсь, — подмигнул он Фрэн. Знакомый озорной огонек вспыхнул в его глазах. — Сейчас ей нужен верный друг, и она найдет его во мне.
После ухода Сайласа Фрэн никак не могла успокоиться. Она бродила по залу, смотрела на картины, висевшие на стенах, но ничего не видела. От счастья ей хотелось плакать и смеяться. Как в жизни все непросто! Теперь она не сомневалась в любви Джордана, но Сайлас не подсказал ей, как им наладить отношения. Может, ей следует позвонить Джордану, заверить его в своей любви и попросить прощения? Так как во всем виновата она. Слушала не Джордана, а Хелену. Но сначала, пожалуй, нужно поговорить с сестрой.
В тот вечер она отправилась к Хелене, открыла дверь своим ключом — он пока еще оставался у нее. Хелена, говорившая по телефону, с удивлением повернула голову и уставилась на вошедшую Фрэн.
А та не представляла, что скажет сестре, — знала только, что так больше продолжаться не может, они же сестры и должны быть друзьями.
— Фрэн…
— Хелена…
Одновременно они назвали друг друга по имени, и наступило молчание. Первой отреагировала Фрэн. Она подошла к сестре и взяла ее руки в свои, ощутив, какие они холодные и слегка дрожащие. Хелена гордо подняла голову. На ней почти не было косметики, волосы слегка растрепаны. Это была не та Хелена, которую знала Фрэн, перед ней стояла бледная страдающая женщина. Внезапно напускное спокойствие Хелены исчезло, ее лицо исказила гримаса боли, и Фрэн не выдержала: обняла сестру и заплакала.
— О, Хелена, я не знала… Я не хотела… Прости меня. — Ее сердце трепетало от любви к сестре. Ей так много хотелось сказать, найти слова утешения.
— Фрэн, я вела себя ужасно. Сможешь ли ты простить меня?
Они сдвинули кресла, стоявшие у камина, сели, обняв друг друга за плечи. Впервые в жизни они заговорили как близкие, родные люди.
— Когда я вошла в спальню Джордана и увидела тебя в его постели, во мне что-то перевернулось. Ты выглядела такой юной, невинной, отсвет разделенной любви все еще озарял твое лицо.
Фрэн смотрела на огонь в камине, вспоминая ласки Джордана, его поцелуи, наслаждение, которое он дарил ей. Наверно, в то незабываемое утро Хелена все поняла по ее лицу. Это открытие причинило ей невыносимую боль.
— Я все понимаю, Хелена. Окажись я на твоем месте, моя реакция, наверно, была бы точно такой же.
Хелена покачала головой.
— Нет, Фрэн, ты совсем другая, в тебе нет ни капли жестокости. Я всегда ревновала тебя, — призналась она.
— Папа говорил мне об этом, — кивнула Фрэн. — Но раньше я ничего не могла сделать, ведь я была еще слишком мала. А когда подросла, поняла, что родители были не правы. Наверно, они не ведали, что творят, нанеся тебе глубокую душевную рану. Я рада, что наконец-то мы заговорили об этом: между нами не должно быть недомолвок, ведь мы остались одни на всем белом свете.
— Сколько лет потеряно, Фрэн!.. Как долго мы не понимали друг друга. Но теперь все будет иначе. — Хелена вздохнула. — Старшие сестры должны быть мудрее и опытнее младших, хотя обо мне этого не скажешь. Из-за Джордана я совсем потеряла голову. — Она пожала уз(сими плечами. — Но теперь все будет иначе. Я сумею забыть его. Ты дала ему то, чего я не смогла бы ему подарить. Ты заронила искру любви в его душу, пробудила его к жизни, а когда ушла, он угас, как свеча на ветру. Просто не представляю, как ему удалось довести до конца переговоры в Чикаго, он был в ужасном состоянии. Как я рада, что Сайлас пришел на помощь всем нам. Он и меня вразумил, заставил понять, что вы с Джорданом созданы друг для друга.
— Сайлас к тебе неравнодушен, — тихо сказала Фрэн.
— Знаю. Он мне тоже очень дорог. — Хелена вздохнула. — Жаль, что я не осознавала этого раньше. Может быть, когда-нибудь я сумею ответить на его любовь. Пришло наше время. — Она взглянула на большие напольные часы в углу комнаты. — Тебе пора домой, Фрэн. — Она рассмеялась, увидев на лице Фрэн удивление. — Нет, я тебя не выгоняю, но тебе лучше вернуться в свою студию — тебя там ждут. — Обе встали, и Хелена обняла сестру:
— Перед твоим приходом я позвонила Джордану, все ему рассказала, ничего не скрыла. Теперь он знает, почему ты так поспешно уехала из Парижа.
— Как ты решилась? — ахнула Фрэн. Хелена рассмеялась.
— Трудно поверить, что я больше боялась встречи с тобой, нежели со своим шефом, да? Он хочет тебя видеть, я дала ему твой новый адрес.
— Значит, он придет ко мне? — воскликнула Фрэн, не помня себя от радости. Ее глаза заблестели.
— Только не говори мне, что оставила в квартире жуткий беспорядок, — улыбнулась Хелена.
— А, это неважно. Хелена, что я ему скажу? Ведь я бросила его, уехала, не попрощавшись… Не поверила ему…
— Не волнуйся, — успокоила ее Хелена. — Веди себя естественно, будь сама собой, и все образуется.
Ничего не образуется, волновалась по дороге домой Фрэн. Она ожидала увидеть Джордана у подъезда, но его там не было. Может, оно и к лучшему, мелькнуло у нее в голове, хоть убраться успеет. Пулей влетев в просторную комнату, к которой примыкала небольшая кухня, она начала лихорадочно приводить все в порядок. Убрала одежду в шкаф, подмела пол, взбила подушки на диване, переставила цветочные горшки на подоконнике. На минуту присела, тут же вскочила и заходила по комнате, не в силах успокоиться. Когда раздался звонок в дверь, она вздрогнула всем своим существом.
Джордан выглядел великолепно. Высокий, смуглый, потрясающе красивый, в черных вельветовых брюках, свитере с высоким воротом и кожаной куртке, он стоял на пороге и смотрел на нее потемневшими от усталости и тревоги дымчато-серыми глазами. В руках у него был сверток.
Не говоря ни слова, Фрэн увлекла Джордана в комнату, обвила руками его шею и нежно поцеловала, прижавшись к нему так крепко, как только могла. Все свои чувства она вложила в поцелуй.
— Моя утренняя роза, я так люблю тебя!.. — охрипшим от волнения голосом произнес он.
— Джордан, мне столько нужно тебе сказать…
Он закрыл ей рот поцелуем, таким долгим и страстным, что у нее закружилась голова. Ах, если бы можно было остановить время… Наконец она отстранилась, задыхаясь от счастья. Ее глаза сияли, щеки горели нежным румянцем.
— Я так люблю тебя, что у меня просто сердце разрывается. — Она улыбнулась. — Прости, Джордан, прости, ради Бога, за то, что я тебе не поверила…
— Не извиняйся, Фрэн. Во всем виновата Хелена.
— Не сердись на нее, Джордан, — взмолилась Фрэн. Ее зеленые глаза потускнели от боли. — Она не знала, что делает, не помнила себя от обиды и разочарования. Ведь она любила тебя… В ней заговорила ревность, и она…
— ..чуть было не разрушила наше счастье, — закончил за нее Джордан, качая головой.
— Да нет же! — воскликнула Фрэн. Джордан снял куртку. Она повесила ее на вешалку у двери и повернулась к нему. Он протянул руки, и она скользнула в его объятия. — От нее это не зависело, Джордан, мы бы все равно встретились снова. Ничто не может разлучить нас. Наша любовь слишком сильна, она не может угаснуть из-за чьей-то лжи.
Джордан рассмеялся, ласково глядя на нее.
— Все такая же фантазерка…
— Да, я мечтаю о яблонях в цвету и венчании в церкви, — напомнила она с лукавой улыбкой.
— Раз так, твоя мечта непременно осуществится, любимая. Только подожди немного. — Он направился к двери и взял сверток, который оставил на стуле, когда вошел. — Это тебе.
Фрэн развернула плотную бумагу и, увидев знакомую акварель, вскрикнула от восхищения.
— О, Джордан! Яблоневый сад! Какой замечательный подарок! Я люблю тебя! — Она бросилась ему на шею.
— Я купил эту картину в тот вечер, когда впервые сделал тебе предложение, — пробормотал он, касаясь губами ее волос.
Фрэн непонимающе посмотрела на него и, растерянно улыбнувшись, спросила:
— Впервые сделал предложение?
— Помнишь тот вечер, ну, наше первое свидание? Мы пообедали в маленьком ресторанчике, потом отправились в галерею «Дельфина». Когда мы подъехали к отелю, я попросил тебя выйти за меня замуж, но ты не расслышала. Крикнула, что я тебя оскорбляю, и скрылась за дверью.
Фрэн недоверчиво покачала головой, еле удерживаясь от смеха.
— Я тебе не верю!
— Тем не менее так оно и было. Правда, наутро я передумал.
— Передумал?
— Да. Решил, что рехнулся. Поэтому и хотел, чтобы ты уехала домой. В тот вечер, в ресторане, а потом в галерее у Стеллы я испытал совершенно новые чувства. Встретил сумасшедшую девчонку, влюбился в нее по уши и в довершение всего чуть не сошел с ума от ревности, узнав, что у нее в Париже живет бывший любовник.
— Но я же сказала, что это не так. Я вообще не хотела возобновлять дружбу с Жан-Клодом, — запротестовала Фрэн.
— А я, как и ты, дорогая, не поверил ни единому твоему слову. — Он притянул ее к себе, и она положила голову ему на грудь. — Мы так мало знали друг о друге, — продолжал он шепотом, — что просто не успели научиться доверять.
— О, Джордан, вот это верно! Все произошло очень быстро. — Она подняла голову. В ее глазах мелькнула озабоченность. — А что теперь? Все будет в порядке? Ну, я хочу сказать, что мы ведь знакомы очень мало. Можем ли мы быть уверены в наших чувствах? Джордан поцеловал ее в кончик носа. — В одном я совершенно уверен, Фрэн. Не хочу вновь пережить то, что творилось со мной в эти последние недели. Я чуть было не бросил все дела. Хотел уехать из Чикаго, не дожидаясь окончания переговоров, вернуться в Лондон, чтобы выяснить, почему ты меня бросила. Меня удержало только сознание важности этих переговоров для нашей фирмы. От моего безрассудства пострадали бы сотни людей. Я не мог их подвести, потому и остался.
— Почему ты мне не позвонил, Джордан? Так просто — набрать номер… — прошептала она, чувствуя к нему огромную жалость.
— Меня остановил страх. Я ведь не знал, каких ужасных вещей наговорила тебе Хелена. Боялся, что между нами все кончено, что ты меня разлюбила.
— И несмотря на это, ты все-таки помог Жан-Клоду. Сайлас рассказал мне, что ты устроил его в хорошую клинику. Меня уже не было в Париже, а ты все равно позаботился о нем.
— Это все из-за тебя, Фрэн. Ты была полна решимости сделать для него все, что в твоих силах, простила ему кражу. Подумав, я понял, что ты права. Его поступки объяснялись отчаянным положением, были своеобразным криком о помощи. Поэтому я и сделал для него все, что мог. — Он снова припал к ее губам, а когда поцелуй прервался, заглянул ей в глаза с неожиданной тревогой. — Фрэн, ты не ответила на мой вопрос.
— Какой? — она смотрела на него.
— Ты выйдешь за меня замуж?
— О, мой дорогой Джордан, конечно, да! Я выйду за тебя замуж. — Она ласково погладила его по лицу. — Жаль, что я не услышала твоего первого предложения. Я бы сразу согласилась, ведь я полюбила тебя с первого взгляда, с той самой минуты, когда впервые увидела. Ты снимал и надевал свои новые очки и смотрел на меня с откровенным подозрением. Ты показался мне ужасно надутым и высокомерным, и я тут же поняла, что очень нужна тебе.
Он схватил ее и прижал к себе с такой силой, что Фрэн пронзило неистовое желание.
— Ты действительно очень нужна мне, утренняя роза! — Джордан взял ее на руки и направился к кровати. — Мы посадим перед домом много роз, и ты будешь рисовать их сколько твоей душе будет угодно. — Он опустил ее на покрывало и начал целовать в шею, щеки, губы. — Розы будут символом нашей любви, — шепнул он ей на ухо в промежутке между поцелуями.
— А где этот дом? — слабым голосом спросила она, запуская руки ему под свитер.
— Я купил для моей розы дом за городом. — Джордан начал расстегивать пуговки на ее блузке. — В Хертфордшире, — продолжал он, касаясь губами душистой ямочки у нее на шее.
— Джордан… — простонала Фрэн, выгибаясь ему навстречу. Огонь жгучего желания охватил все ее существо.
— Что, дорогая? — С дразнящей чувственностью он снял с нее блузку, прижался губами к ее горячим плечам.
— Ничего… Не надо больше говорить, — пробормотала она.
Он приподнялся на локте и улыбнулся, отводя с ее лица прядку золотистых волос.
— Видишь, я перенял твою ужасную привычку. Я очень волнуюсь, мне страшно: вдруг через секунду ты исчезнешь.
— Не бойтесь, доктор Джордан Перри. Я больше никогда не убегу от вас, никогда. — Она прильнула к нему всем телом, покрывая легкими поцелуями его лицо. Из его груди вырвался беспомощный стон. — Так где, ты говоришь, этот дом? — тихо спросила она, возбуждаясь все больше с каждой секундой, с восторгом отдаваясь ласкам его сильных рук. — Хертфордшир… нет, я никогда там…
— Замолчи, Фрэн, — перебил ее Джордан, продолжая гладить ее трепещущее тело. И она умолкла.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Особенный мужчина - Фокс Натали

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Особенный мужчина - Фокс Натали



Особенный мужчина книга прикольная
Особенный мужчина - Фокс Наталилюбовница
11.11.2009, 15.53





Книга-супер!
Особенный мужчина - Фокс Наталиелешка
30.04.2013, 15.19





Не понравился ни сюжет, ни характеры героев. И герой совсем не особенный!!!!
Особенный мужчина - Фокс НаталиЮлия
5.05.2013, 17.51





Книга интересная и смешная. Добрая, наивная сказка.
Особенный мужчина - Фокс НаталиСиний Чулок
17.01.2015, 19.07





Милый романчик. Один раз прочитать можно. Как-то слишком быстро все у героев завязалось....утром познакомились а к вечеру любовь неземная.
Особенный мужчина - Фокс Наталиив
19.01.2015, 20.31





Милый романчик. Один раз прочитать можно. Как-то слишком быстро все у героев завязалось....утром познакомились а к вечеру любовь неземная.
Особенный мужчина - Фокс Наталиив
19.01.2015, 20.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100