Читать онлайн Опасные леди, автора - Фокс Натали, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные леди - Фокс Натали бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные леди - Фокс Натали - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные леди - Фокс Натали - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Натали

Опасные леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Эбби уже раскаивалась, что не решилась открыть Оливеру свое настоящее имя. Если бы… если бы знать, как все далеко зайдет… Ох, но она не знала, действительно не знала.
Она силилась улыбаться и надеялась, что улыбка ее выглядит вполне естественно.
– Почему бы вам не присесть и не отдохнуть, пока я подам на стол?
Он улыбнулся.
– Да, конечно, но еще только одно. Могу я попросить вас о любезности разрешить мне позвонить?
Сердце Эбби екнуло. Может, он решил позвонить жене или подружке и сказать, что задерживается? Ох, Эбигейл Лемберт, неужели ты ему поверила, что у него никого нет?
– Конечно, Оливер. Телефон в холле, в гостиной тоже и… – Она кивнула на аппарат, висящий на стене кухни.
Кивнула и тотчас возненавидела себя за мысль, что, разговаривая со своим абонентом с кухни, он потом не сможет отрицать наличие у себя партнерши. Подавив эту мысль, пришедшую из прошлого опыта общения с мужчинами, она задала себе вопрос: с какой стати стал бы этот красавчик Оливер откровенничать с ней? Ему, должно быть, лет тридцать пять, и женщины наверняка от него без ума… Все так, но сердце ее замерло, когда он предпочел позвонить из холла.
Эбби занялась приготовлением ужина, но все же держала ушки на макушке, а заодно и радовалась, что своевременно догадалась убрать фотографию, где они с Джесс сняты вдвоем. Вот сейчас, разговаривая по телефону, он мог обратить на нее внимание и потом спросить, что это за райская птичка на фотографии рядом с ней. И Эбби пришлось бы с непринужденным видом солгать, мол, это ее дражайшая тетушка Флоренс, живущая со своими кошками в Катманду.
Эбби хихикнула про себя и прислушалась к голосу из холла. Звонил он в два места, она слышала это по отзвонке в настенном аппарате. Когда он звонил в первый раз, то почти не говорил, а во второй говорил, но так тихо, что содержание разговора угадать было невозможно. Она ненавидела себя за эту попытку подслушать, но удержаться не смогла.
Минут через пять Оливер вернулся, снял ливрейный пиджак с эполетами и повесил его на спинку стула. Когда они уселись за кухонный стол и она раскладывала по тарелкам деликатесную осетрину, он спросил ее о Париже. И вот, то ли потому, что шампанское ударило ей в голову и взбудоражило нервы, то ли потому, что она все еще не знала его достаточно хорошо для того, чтобы говорить с ним правдиво, но Эбби решила попытаться прибавить Джесс еще немного шансов.
– Ну, вы же понимаете, Оливер, что на вашем боссе свет клином не сошелся, в море плавает много всякой рыбы, – с важностью проговорила она. – Существуют, я не сомневаюсь, и другие возможности, и всегда полезно держать что-нибудь про запас, продолжала она в стиле обычных разглагольствований своей сестрицы. – Одна компания в Париже заинтересовалась моим предложением, вот я и лечу туда, чтобы встретиться с ними завтра утром. У меня хорошая идея, можете поверить. Оригинальная и в чем-то неповторимая.
Сказав все это, Эбби почувствовала себя в безопасности. Он всего лишь шофер и знает, вероятно, о компьютерных играх и программах не больше, чем она. Достаточно, если он передаст это своему боссу, что будет весьма полезно для Джесс. Возможно, это ускорит их встречу, поскольку он узнает, что ее работой интересуется другая компания. Она имела представление о настроениях, царящих там, где идет торговля чем бы то ни было, а потому не сомневалась в правильности того, что делает.
– Итак, вы предлагаете свои идеи всем подряд, и тем и этим в одно и то же время? – спросил Оливер.
Эбби насторожилась. Плохо это или хорошо? Приняты ли такие правила игры в мире компьютерного программирования? Или у них там есть определенная этика, не допускающая подобного? Она и впрямь не знала, а потому чувство неуверенности вернулось к ней, поскольку она поняла, что может не помочь, а навредить Джессике, с невыгодной стороны представив ее этому Уэбберу. Вся храбрость вмиг оставила ее. Но не показывай виду, крошка! – приказала себе Эбби.
– Еще осетрины? – непринужденно спросила она с видом радушной и простодушной хозяюшки.
Да, она ни в чем не уверена, но надо держаться. Все как-нибудь утрясется. Пожив на этом свете и кое-что повидав, она знала, что еда, сам процесс поглощения пищи, да еще такой вкусной, служит прекрасной разрядкой любой напряженности.
Он не отказался от добавки, что выразил вежливым кивком, а затем сразу же спросил:
– А как насчет Нью-Йорка? Не намерены ли вы и через Атлантику перебросить свою идею?
Ну вот, получи! Да ты своей лихостью, проявленной наугад, видно, закопала и себя, и Джесс, внутренне ужаснулась Эбби, внимательнейшим образом всматриваясь в узоры тарелки. Но почему Нью-Йорк? Почему, в самом деле, он упомянул Нью-Йорк? И именно тогда, когда она решила позвонить в Нью-Йорк и проконсультироваться с сестрой! Странноватое, надо признать, совпадение. От всех этих сомнений и подозрений ей вдруг страшно захотелось спать. Начиная с полудня ей пришлось совмещать хлопоты, связанные с необходимостью помочь сестре с продажей ее пресловутой компьютерной идеи, с собственными заботами о том, как бы не промахнуться с круизами, пока эту работу не перехватили другие. И вот этот домашний прием в доме неизвестно кого, совсем в стиле историй Агаты Кристи… Собиралась устроиться на интересную работу, а вместо этого оказалась вовлеченной в дурацкую чужую историю, выпутаться из которой, возможно, окажется не так-то просто. Да еще и свою поездку во Францию сюда приплела! Все удовольствия морского плавания того и гляди уплывут у нее из-под носа. Взамен великолепного капитана на мостике банальный придворный шофер со смазливой внешностью. Нет, все это надо как-то пресечь, пока не поздно…
– Я упомянул Нью-Йорк, Джессика, вы не слышали меня? И да, осетрины я еще, пожалуй, съел бы.
Эбби заставила себя поднять голову, осторожно взглянула на него через стол и почувствовала, как спазм перехватил горло.
Прежде чем заговорить, она нервно хихикнула.
– Простите, я задумалась и мысленно оказалась очень далеко, – привела она единственное и довольно хилое оправдание своей невнимательности к гостю. – Временами это со мной случается, задумаешься о работе… Ну, вы понимаете, мелькнет какая-то новая идея…
Впрочем, она не лгала здесь.
Он улыбнулся ей, когда она передавала ему тарелку с остатками осетрины. Принимая тарелку, он прикоснулся к ее пальцам, и она опять почувствовала, как вспыхнула ее кровь, и вновь напомнила себе, что она не Джесс.
– Да, наверное, вам приходится много времени проводить со своими компьютерными человечками, снующими по другой планете. Но нельзя ли, Джессика, и мне уделить толику вашего внимания?
Он пристально смотрел ей в глаза, и Эбби почувствовала, что у него на уме. По всему видно, он не сомневался в себе и в том, что ему ничего не стоит привлечь к себе женское внимание.
– Еще раз прошу прощения, не очень вежливо с моей стороны позволить себе задуматься о работе во время приема гостя, сказала она, лихорадочно соображая, как увести разговор от опасной темы. – Давайте не будем говорить ни о моих идеях, ни о вашем боссе. Все это, согласитесь, довольно скучно… Лучше скажите, вы видели последний фильм Тарантино? Мне так очень понравилось…
И, переведя таким образом разговор в другое русло, Эбби окончательно успокоилась. Позже она приготовила кофе, и они произвели глубокое вторжение в десерт Павловой. А когда он перегнулся через стол и легонько стер пальцем крем с уголка ее губ, сердце ее бухнулось несколько раз с гибельной силой.
– Спасибо, – сказала она и нервно рассмеялась. – Я такой неаккуратный едок.
– Ну, нельзя же позволить вам заявиться в Париж с губами, перепачканными кремом, не правда ли?
Так или иначе, но его насмешливый тон раздражающе подействовал на ее нервы, изменив все буквально за секунду. Настроение ее упало, и она поняла, что, наслаждаясь приятным обществом, совсем забыла о времени. Вот уродина! Если она тотчас не начнет вострить лыжи, то запросто опоздает в аэропорт!
Оливер сразу же уловил внезапную перемену и заметил, как она быстро взглянула на часы, стоящие на холодильнике.
– Вы что-то говорили о Париже, боюсь, я злоупотребил вашим временем. Я должен загладить свою вину. Позвольте мне прибрать со стола, пока вы будете собираться в дорогу.
И он встал и начал собирать тарелки.
– О нет. Этого я вам позволить не могу, – быстро проговорила Эбби.
Она поднялась из-за стола и покраснела, ибо сказанное ею прозвучало так, будто она хочет как можно скорее от него отделаться. На самом деле это было совсем не так, но на несколько секунд она пришла в замешательство от собственных мыслей. Самое ужасное, что она не хотела, чтобы он уходил.
Они стояли и смотрели через стол друг на друга. Наступил такой момент, когда кажется, будто само время остановилось. Вечер окончился, и оба понимали это и сожалели об этом. Ладони Эбби стали влажными, она взяла салфетку и крутила ее в руках. Что теперь? Попросит ли он ее о новой встрече? Если да, то она должна объясниться с ним прямо теперь, сказать ему, кто она на самом деле, и извиниться за то, что ввела его в заблуждение, выдав себя за свою сестру. И надо быстро что-то придумать в оправдание своей лжи, чтобы не показаться ему совсем уж бесчестной, хотя что-то ничего не приходит в голову… Впрочем, возможно, ничего и не понадобится. Если она действительно понравилась ему, он вряд ли станет придавать этому особое значение, а простит ее совершенно, даже добродушно посмеется над этим, когда обнимет и губами коснется ее губ…
Она почувствовала слабость, подробно представив себе то, что нафантазировала. Оливер все еще смотрел на нее, будто никак не мог ни на что решиться. или решил покончить с этим, не успев начать? Улыбнуться ему? Или что-нибудь сказать? Она вопросительно выжидала, сделает ли он первое движение.
И он сделал первое движение.
Он прервал этот зрительный контакт и опустил глаза к тарелкам.
– Я все же уберу со стола. Хотя бы в благодарность за приятный и очень интересный вечер.
Что это значит? Эбби пришла в замешательство, разочарование заключило ее в свои объятия, а не он. Видно, она ошибалась, думая, что он очарован ею так же сильно, как она им. Очарован!.. Как бы не так! С чего это она взяла? Купидоновы стрелы и всякая такая чушь…
– Ну, хорошо, – тихо проговорила она. – Раз вы настаиваете…
– О да, Джессика, я настаиваю, – сказал он таинственно.
– Ну, а я пока, – пробормотала она, отступив от стола, – пойду соберу вещи.
И вот здесь, в неприкосновенности спальни, Эбби закрыла дверь и оперлась о нее спиной. Ну и ну, ее сердце колотилось, как паровой двигатель. Оливер едва ли не самый красивый мужчина из всех, кого она встречала, но… но что из этого следует? Смешно сказать, он разволновал ее как… Ну как что? Даже слова не подберешь. Возможно, все так сложилось именно потому, что она прожила этот вечер в обмане. Все дело в том, что она заняла место сестры и, когда Оливер появился в их доме вместо своего босса, позволила себе слишком увлечься. Ах, если бы она созналась ему раньше, сказав, кто она такая. Тогда, вероятно, ей не пришлось бы сейчас так переживать из-за всей этой чепухи.
Огорченная, Эбби сменила шелковое платье на голубые джинсы и удобную для путешествий синюю блузку, упаковала одежду для утреннего парижского собеседования, которое начинало помаленьку занимать ее мысли, и это немного успокоило. Она очень хотела получить эту работу, тем более что семейные финансы требовали существенного пополнения. Нечего сидеть и ждать, что идеи Джесс принесут доход, ведь даже неизвестно, как у нее сложится с этим Уильямом Уэббером, хотя она оптимистично уверяла себя, что все будет хорошо. Не забыть бы отдать Оливеру, прежде чем они расстанутся, пакет. Возможно, он еще скажет ей, что не хочет терять ее и жизнь ему не мила без надежды на встречу.
– Я готова, – сказала она, вернувшись. Но в кухне никого не было.
Багаж она поставила на кафельный пол и осмотрелась. Да, этот человек по ней. Он все убрал со стола, очистил тарелки и сложил их в раковину. Правда, мыть не стал, а у нее для этого не оставалось времени. Ох, Ну, Джесс прилетит и сама все перемоет, а она сегодня и так уж достаточно потрудилась на сестру.
Но неужели он так и уйдет, не сказав до встречи?
Эбби переживала чувство обиды, если не сказать отчаяние. Она отметила, что его пиджак с эполетами все еще висел на спинке стула. Хорошо уж то, что он не ушел, вообще не попрощавшись, подумала она с некоторым облегчением, но брови ее нахмурились. Кстати, а где же он сам?
Она прошла в холл. Может, он зашел в ванную… Она упрекнула себя, что не предложила гостю воспользоваться ванной раньше, так что ему самому пришлось искать, где и что.
Эбби застыла на пороге отцовского кабинета, заставленного книгами. Компьютер Джессики был включен, серебристый экран освещал зашторенную комнату, и на фоне этого слабого света вырисовывался шофер, сидящий спиной к двери.
– Что вы здесь делаете? – холодно спросила она.
То, что компьютер Джесс – домашняя святыня, Эбби знала с того самого дня, как его впервые доставили в дом и подключили к сети. Это была одна из новейших, дорогостоящих моделей. Но даже не это имело для Эбби первостепенное значение, тем более что в моделях она не особенно разбиралась, а то, что в таинственный мирок их домашнего божка вторгся некто чужой.
А Оливер тем не менее даже не обернулся на ее панически нервный вопрос. На экране явилось изображение игры «Пасьянс».
– Великолепно, – ровным голосом сказал он. – Изумительная технология. Семьдесят лет назад Лэуги Беард
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
включил первый телевизор, и посмотрите, как далеко мыс тех пор ушли. – Он обернулся и посмотрел на нее, глаза его сузились. – Кажется просто невероятным, что люди способны на такие вещи, не так ли?
Это что, вместо ответа на вопрос? Ну и ну, подумала Эбби, если так и дальше пойдет… Его отвлеченное замечание своей наглостью будто пронзило ее насквозь, парализовало, как сильнодействующий яд, лишив дара речи. Потрясенная его самовольным вторжением в эту комнату, еще больше она возмутилась тем, что он осмелился включить неприкосновенный компьютер Джессики. Она все еще стояла в холле, возле открытой в кабинет двери, и в какой-то момент ей показалось, что она теряет равновесие, ей даже пришлось отступить на шаг. Он не имеет права так себя вести. Что это такое? Бродит по квартире и, не спросив разрешения, даже посмел зайти в отцовский кабинет.
– Да, просто невероятно, – процедила она сквозь зубы.
Она даже пыталась найти его поступку какое-то оправдание, но ей это плохо удавалось. Тяжесть ситуации усугублялась еще тем, что этот нахальный шоферюга умело управляется с компьютерными операциями и ей придется просить его выключить систему, поскольку сама она не знает, как это сделать. Не стоит даже и пытаться самой выйти из программы и отключить компьютер, поскольку этот малый сразу догадается, что она попросту ничего не умеет. Можно себе представить, как он подаст это своему боссу. Ох, как легко невинный обман может вовлечь тебя в истинный кошмар.
– Может, вы все-таки выключите компьютер? Мне пора уходить.
И тут ее страдающий взгляд упал на стрелки часов. О Боже, теперь ей придется бегом бежать до метро. Может, взять такси, чтобы не опоздать? Да, видно, придется взять такси. .
Она почти уже с яростью смотрела, как он орудует мышью, штучкой, требующей микроскопически малых движений, отчего казалось, что он бездействует. Наконец, выйдя из программы, он отключил компьютер и, пройдя через кабинет, остановился прямо перед ней, очень близко.
Его близость совершенно опрокинула ее. – Вы ничего не забыли? – безмятежно спросил он.
– Паспорт, багаж, раскладушка, нагрудная собачка, – пыталась шутить она сдавленным голосом. – Нет, кажется, ничего не забыла…
Взгляд его, казалось, проникал в самую глубь ее сердца. В тусклом свете, доходящем сюда из прихожей, глаза его из голубых превратились в серые, потеряв часть своего очарования.
– А пакет, Джессика? Цель моего визита? Пакет – самое главное.
Сердце ее уныло сжалось. Конечно, самое главное пакет. А она что себе напридумывала?.
– Ах да, я сейчас. – Она вернулась в кабинет, зажгла там свет. – Здесь, где-то здесь… Куда я положила? – Говоря это, она перерыла стопку бумаг и компьютерных журналов, хотя прекрасно знала, где лежит конверт, о котором говорила Джесс. – Ах, ну вот же он…
Она подошла к нему и с улыбкой передала конверт, который он взял, но ответной улыбкой одарил ее, лишь повертев полученное в руках, после чего на лице его отразилось явное удовлетворение. Он изволил улыбнуться и сказал нечто еще более встревожившее ее. А именно:
– Копию, конечно, вы повезете в Париж.
Она даже не поняла, вопрос это или утверждение, но в одном уверилась твердо: этот Оливер относится к шоферским обязанностям гораздо более серьезно, чем обычный водила, возящий своего босса по городу.
– Разве это вас касается? – спросила она раздраженно, вспомнив его наглый вопрос за ужином относительно ее поездки в Париж.
Он спросил что-то вроде того, предлагает ли она свои идеи всем подряд, направо и налево? Этот вопрос тогда загнал ее в тупик, ведь она не знала правил игры в этом компьютерно-игровом мирке и не нашлась что ответить, поскольку вдруг засомневалась, полезно ли будет для Джесс то, как она отступает, или напротив.
Он, кажется, вновь собирался обидеться, и потому Эбби постаралась вернуть на свое лицо прежнее приветливое выражение. Он это заметил и сразу же улыбнулся.
– Проверьте еще раз, не забыли ли чего, – проговорил он. – Мне неловко, что я отнял у вас так много времени в столь не подходящий момент.
Улыбка его стала шире и обрела то самое неотразимое очарование, которое подкупило ее чуть ли не с первых минут встречи. И затем он сделал то, что повергло Эбби в совершенное оцепенение. Свободной рукой он обнял ее за талию и прижал к себе. Голос его, когда он, вздохнув, заговорил, стал вкрадчивым и томным, как горячий шоколад:
– Это был удивительный вечер, Джессика. Мне жаль, что он обрывается так внезапно, и мне бы хотелось отдалить наше прощание. Смею ли я предложить вам доставить вас в аэропорт?
Прежде чем ответить, она успела подумать, что ее нелепые фантазии становятся, судя по всему, реальностью. Его губы прикоснулись к ее губам нежно и мечтательно, и она почувствовала, как ноги становятся ватными. Он обнимал ее сильно и в то же время невероятно нежно, будто боялся спугнуть неожиданностью сокровенного поцелуя, последовавшего в первый же день знакомства. А Эбби просто растворилась в магии этого поцелуя. Ей хотелось, чтобы это божественное состояние никогда не кончалось. Все мысли ушли из головы, она лишь чувствовала прикосновение его ласковых горячих губ.
Но все когда-нибудь кончается, и вот он слегка отступил назад, а она глядела на него нежно и растроганно.
– Осторожнее, я приму ваш взгляд за знак согласия, – с самоуверенной улыбкой сказал он.
– Да, – пробормотала она тихо, понемногу приходя в себя.
Прежние опасения и тревоги покинули ее. Все как-то сразу объяснилось. Он, видимо, скучал, ожидая, когда она наконец упакуется. Потом просто пошел искать ванную, а попал в кабинет и там не мог устоять от соблазна вытащить на экран монитора пресловутый «Пасьянс». Она сделала из мухи слона. Вреда он никакого не причинил, поскольку прекрасно управлялся с компьютером…
– Так пойдемте. Уже пора.
И Эбби, двигаясь, как в сонном дурмане, прошла на кухню за багажом, а Оливер последовал за ней, облачился в форменный пиджак и взял фуражку с перчатками. Внизу, все еще ошеломленная, Эбби смотрела на длинный черный лимузин, припаркованный возле их дома. Мечтательно сонный вид мерцающей и сияющей машины вывел ее из этого состояния, напоминающего транс, в которое вогнал ее один нежный поцелуй и все, что он сулил в дальнейшем.
М вдруг она взглянула на него с ужасом, нахмурив лоб.
– Я опаздываю и чувствую, что воспользоваться вашим предложением было бы весьма кстати, но… Но вы уверены, что у вас не будет неприятностей? Я хочу сказать, может, вашему боссу не понравится, что вы отвозили меня в аэропорт на его… на этой его штуковине.
– Полагаю, обстоятельства таковы, что нам некогда особенно размышлять.
– Обстоятельства?
– Садитесь, – усмехнувшись, мягко приказал он и открыл для нее заднюю дверцу.
– Ох, я бы лучше села впереди, с… с вами.
Эбби пролепетала это, надеясь, что он не подумает, будто единственная причина ее желания быть поближе к нему. На самом деле намерение сесть впереди было внушено мыслью, что она никогда еще не ездила в таких шикарных авто, да притом с ливрейным шофером… Впрочем, это мало что объясняло даже ей самой. Просто ей действительно хотелось сесть рядом с ним.
Она заметила, что он не спешит закрыть заднюю дверцу и распахнуть для нее переднюю.
– Виноват, Джессика, предосторожность, страховка и все такое…
– О да, конечно, – буркнула она и усмехнулась. – В таком случае я буду смотреть на это как на удовольствие.
Она засмеялась и, быстро проскользнув на черное сиденье, погрузилась в его великолепное кожаное ложе, испустив глубокий вздох удовлетворения. Ну вот она, жизнь в роскоши. И Джесс может жить такой жизнью, почему бы и нет? Жаль, что ее нет здесь сейчас, хотя, если бы она сама принимала своих гостей, то здесь не было бы Эбби, и она не встретила бы великолепного уэбберовского шофера, который вез ее сейчас в Хитроу в сказочном авто.
Оливер бесцеремонно швырнул ее брезентовый портплед на заднее сиденье рядом с ней, чем опустил замечтавшуюся Эбби с небес на землю. Она сомневалась, что он поступил бы так по отношению к УУ. Поделом тебе, никогда не думай, что ты можешь иметь все это.
Когда почти неслышно заработал мотор и мягко защелкнулись дверцы, Эбби поняла, что отрезана теперь от Оливера стеклянной стеной.
Эбби оглянулась на первый этаж своего дома, зная, что баронесса Мэринкэй как всегда наблюдает сквозь тюлевые занавески за жизнью, происходящей вокруг. Так и есть. Старушка на посту! Эбби улыбнулась ей и в тот момент, когда лимузин отъезжал от тротуара, приветствовала легким королевским движением головы.
– Кто это?
Эбби вздрогнула, но тотчас догадалась, что Оливер говорит с ней по переговорному устройству. Это не избавило ее от легкого приступа клаустрофобии, а лишь усилило чувство изолированности и от мира, и от него. Как ей хотелось сидеть рядом с ним! Здесь, на заднем сиденье, она чувствовала себя такой одинокой.
– Ну, это баронесса, – ответила она, оглядываясь в поисках микрофона, не уверенная, что он ее слышит.
До нее донесся смех Оливера, и она поняла, что он видит ее в зеркало заднего обзора.
– Успокойтесь, Джессика. Я слышу все, что вы говорите. Кто такая эта баронесса?
Эбби послушалась его и расслабилась, откинувшись назад. В этот момент они проезжали Кенсингтон Найт-стрит и направлялись к Кенсингтон Гарденс. На улице давно стемнело. «Ей показалось, что из окон роскошного лимузина витрины магазинов выглядели гораздо более яркими и соблазнительными.
Эбби рассмеялась.
– На самом деле она не баронесса. Я, во всяком случае, не думаю, что она баронесса. Она милая, но немного чудаковатая старушка. Живет одна в собственной квартирке и следит за всеми, кто входит и выходит. Я всегда приветствую ее. Она такая одинокая. Вот и сейчас кивнула ей.
– Вряд ли она ЭТО видела: стекла в машине односторонней видимости, – сказал он. – Она знает, что вы направляетесь в Париж?
Эбби взглянула на окна. Да, стекла односторонней видимости. Вероятно, и пуленепробиваемые, подумала она, и ситуация в ее сознании приобрела некую театральную драматичность.
– Нет, откуда ей знать… Я всегда здороваюсь с ней, но и только. Мы вовсе неприятельницы, ничего такого. Почему выспросили?
– Так… для завязки разговора, как говорится.
Она посмотрела в зеркало, он кивнул ей и улыбнулся. И под действием его завораживающей улыбки она постаралась не думать о тех странных вопросах, которые он задавал ей время от времени.
Десять минут спустя Эбби с тревогой взглянула на него. С тех пор как он замолчал, чувство отрезанности от мира, этого одиночества за стеклянной стеной, все более возрастало, но заговорить сама она не решалась, понимая, что они опаздывают, а потому не стоит отвлекать его от дороги. И хотя багаж ее невелик, в сущности, лишь ручная кладь, и оформление не займет много времени, но все же…
Движение вокруг Гайд-парка почти замерло, лишь обычные летние туристы, незнающие, где они и куда им надо, выискивали такси, ибо таксисты точно знали и то, и другое.
Гайд-парк! А собственно, почему они-то здесь оказались?
– Оливер, простите, что отвлекаю вас от дороги, но правильно ли мы едем? встревожено спросила она.
– Доверьтесь мне. У меня радиосвязь с Королевским автомобильным клубом, и они сообщают, что в начале автотрассы M4несколько пробок. Так что я решил объехать это место. Нио чем не беспокойтесь, Джессика. Я доставлю вас куда надо.
Эбби попыталась успокоиться, хотя это оказалось не так просто. Ее удивляло выбранное им направление, он явно двигался в сторону Сити.
– Что это такое? Не понимаю! – проворчала она.
Ладони ее стали влажными, она наклонилась вперед и решила приблизиться к разделяющей их перегородке. Но, недооценив расстояние, чуть не упала с сиденья на колени, на толстый ковер, устилавший пол, отчего пришла в страшное смущение, испугавшись, что он заметил ее неловкость, и сразу же отпрянула назад, упав на спинку сиденья, нервно сцепив влажные пальцы на коленях.
Черт, если так и дальше пойдет, она точно опоздает на свой рейс.
– Оливер, это нелепо наконец! – Выкрикнула она, не в силах больше молчать.
– Хэй, не так громко, сердце мое. Я вас прекрасно слышу, – раздался из невидимого динамика его ласковый голос.
Эбби внутренне вскипела от ярости. Она знала только одно – он сменил направление. И вообще, как он смеет все время одергивать ее и что это еще за сердце мое? Она терпеть не могла всех этих сладких словечек. Все, что было хорошего в начале этого вечера, теперь бесследно испарилось, остался один гнев. Это же любому видно, что они не туда едут.
– Что происходит, Оливер? – жестко спросила она. – Из-за вашей нерасторопности я опоздаю на самолет. Проклятье, шофер называется, а сам не может без радара найти дорогу к аэропорту!
Он рассмеялся. Он действительно рассмеялся.
– Не вижу ничего смешного, – возмущенно фыркнула она. – От завтрашней встречи зависит мое ближайшее будущее. Не хватало еще из-за вас опоздать на самолет.
Ох, это было ужасно. Она сама виновата, что позволила сердцу одержать верх над разумом. Если бы не это, разве она согласилась бы, чтобы он вез ее в Хитроу?
– Остыньте, Джессика, – заговорил он нежно и вкрадчиво. – Я доставлю вас вовремя. Только не впадайте в панику. Лучше выпейте глоток-другой. Бар перед вами. И расслабьтесь, сердце мое.
– Не называйте меня так. Сердце мое, глупость какая! – вскричала Эбби, но он опять впал в молчание, оставив ее в одиночестве.
Выпить, что ли, в самом деле? Где тут что? Она нажала кнопку, торчавшую прямо перед ней, и в спинке переднего сиденья откинулась панель, открыв походный бар. Ну, и что тут? Шампанское! Как на «Титанике»! Пей и тони! Ни о чем не думай! Да, ее нынешнее положение и сравнить, пожалуй, больше не с чем, как только с гибелью «Титаника». Весь вечер происходили какие-то несуразности, и вот теперь это… Черт бы побрал ее сестрицу, заварившую всю эту кашу, и черт бы побрал ее собственную возню с этим дурацким шофером, из-за которого теперь все ее планы летят в тартарары. А она еще чуть не влюбилась в него с первого взгляда, поддалась его чарам, млела от его прикосновений, мечтала, что они вновь встретятся… Никогда теперь не станет она с этим спешить. Слезы обиды и раздражения брызнули из ее глаз. А она-то, дурочка, так радовалась весь вечер его обществу, таяла в его объятиях, от его поцелуя. Да не иначе как она свихнулась. Что это с ней было?
Но вот она увидела, что они выехали на трассу М4, и у нее сразу отлегло от сердца. Слава тебе Господи, наконец-то они на верном пути. Но облегчение, испытываемое ею, продлилось, увы, недолго.
– Ох, ради всего святого, Оливер! – вскрикнула она. – Куда мы опять едем? Вы не туда свернули!
– Прошу простить меня великодушно.
Он поступает так намеренно, осенило вдруг Эбби. Знает, для чего она летит в Париж, и решил сорвать ей поездку и встречу с конкурентами босса.
– Да что происходит? Мы же опять не туда едем! – возмущалась она.
– Ох, простите, боюсь, что сила привычки… Успокойтесь, Джессика. Доверьтесь мне.
Пока он возвращался на нужную дорогу, прошло еще несколько бесценных минут. Эбби уже боялась смотреть на часы. Кошмар какой-то! Только одно важно – ее завтрашний разговор с нанимателями; нужно устроиться на круиз во что бы то ни стало… Черт возьми, она должна, должна быть там!
– Ну, спасибо за такую езду, – прошипела себе под нос разозленная Эбби, когда они подъехали наконец к зданию аэровокзала. Она подергала ручку, но дверца с ее стороны оказалась блокирована, впрочем, как и противоположная.
Паника не на шутку охватила ее уже второй раз за вечер. Она заперта! Ослепленная бешенством, она неистово дергала поочередно то одну, то другую ручку, чувствуя, как скользят по ним ее вспотевшие ладони.
– Оливер, выпустите меня! Боже, где он?
Только сейчас она заметила его отсутствие. Да вон он, стоит возле аэровокзала и разговаривает с полицейским офицером. Они смеются, затем Оливер поворачивается и неторопливо, немилосердно пожирая бесценные минуты, оставшиеся до отлета, возвращается к лимузину, Эбби была так встревожена, так опутана страхом крушения всех своих планов, что стоило ему отпереть и открыть перед ней дверцу, как она, заторопившись наружу, споткнулась обо что-то и чуть не грохнулась на тротуар.
Оливер успел подхватить ее и поддерживал до тех пор, пока она не обрела равновесие.
В бешенстве Эбби оттолкнула его.
– Благодарю, я справлюсь сама, – нетерпеливо проговорила она и фыркнула. Но за то, как вы так бездарно везли меня сюда, благодарить вас не стоит, это был сущий кошмар. И вот вам мой совет: если хотите удержаться на своей работе, хорошенько поштудируйте карту города.
– Но я же привез вас сюда, не правда ли?
Он сказал это с такой глупой ухмылкой, что Эбби разозлилась еще больше и даже с удивлением спросила себя: что она в нем нашла и как умудрилась допустить всякие романтические бредни по отношению к такому круглому идиоту?
– Чтоб вам пусто было! – воскликнула она и как ветер помчалась в здание аэровокзала.
Прочь, прочь от этого кретина, и чем дальше, тем лучше!
Улыбка сползла с уст Оливера Уэббера, когда он бросил свое высокое стройное тело на водительское место лимузина и схватил телефонную трубку.
– Тот номер, что я дал вам раньше, Дэвид, номер, откуда на квартиру Джессики Лемберт поступил последний телефонный вызов. Вы смогли выяснить, чей он? – спросил он своего поверенного, озабоченно морща лоб.
– Да, сэр. Вызов был из Нью-Йорка, абонент – «Корона Стейтс Хоутел».
Оливер крепче сжал трубку.
– «Корона Стейтс Хоутел»? Интересно!
Леди вращается в высших сферах. Есть какая-нибудь возможность узнать, кто звонил?
– Потребуется время, сэр. Я попробую… Но вы не забыли, сэр, что ваш брат остановился в этом отеле? Он сейчас там.
– Как я мог забыть то, чего не знаю?!
Оливер буквально взорвался. Еще бы! Его братец постоянно приводил его в замешательство. Хотя он знал, что Уильям ринулся в последний момент в Штаты и нагрузил его бесславной должностью шофера для контакта с этой опасной Джессикой Лемберт, но вот где он остановился там, в Штатах, одному Богу известно. И это выясняется только теперь, в случайном замечании их поверенного.
– Как вы знаете, сэр, – счел нужным пояснить Дэвид, – его поездка туда вызвана необходимостью присутствия на конференции Хэйтона. Возможно, он сам и звонил мисс Лемберт?
– Никоим образом, – нетерпеливо возразил Оливер. – Он намеревался поужинать с ней, но, когда вместо него прибыл я, это было для нее огорчительной неожиданностью. Если бы он раньше звонил ей из Нью-Йорка, она совсем иначе реагировала бы намой приход, во всяком случае, не удивилась бы. – Оливер нервно прочесал пятерней волосы. – С другой стороны, Уильям общался с ней всего один раз, да и то, насколько я знаю, по факсу. Но это еще более огорчительно. Кто-то звонил ей из «Корона Стейтс Хоутел», и этот кто-то вполне может оказаться компьютерщиком, одним из участников конференции. Если она уже успела связаться с другими компаниями, то мы попусту хлопочем. Встретил ли там Уилл кого-нибудь из серьезных конкурентов? Разве не мог кто-нибудь перехватить мисс Джессику Лемберт, прежде чем мы по-настоящему вошли с ней в контакт?
– Нет, сэр, насколько я знаю, нет. Эта конференция не очень высокого уровня. Возможно, ваш брат, – предположил всезнающий поверенный, – и поехал-то на нее ради того, чтобы развеяться с какой-нибудь американской приятельницей.
– Да уж, скорее всего так и есть. – Оливер уныло ухмыльнулся. – Дэвид, позвоните Уиллу, скажите ему, что я говорил с Джессикой Лемберт, а будут ли дальнейшие переговоры успешными, станет ясно после того, как она успокоится. Сейчас она просто в бешенстве: опоздала на самолет. Из-за меня, кстати. Я вез ее в Хитроу. Она со своей идеей собиралась лететь в Париж, ну а я, как самый бездарный шофер, сорвал ее планы. Так что не получилось у нее покинуть Лондон. Все наше будущее поставлено на карту, и мы не должны позволить этой маленькой хакерше
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
сделать из нас дураков. Я ее тут как раз поджидаю.
– Ну и как она, сэр? Стоит потраченного времени? – спросил Дэвид.
Оливер представил себе Дэвида, упершего язык в щеку, как он всегда делал, бросая многозначительные намеки. Да, и на личном уровне, и на профессиональном леди стоила потраченного времени. И была опасна как в первом, так и во втором смыслах. Она оказалась совсем не такой, какой он ее себе представлял. Весьма привлекательна, если не сказать великолепна, и это обескуражило его. Молодая, красивая, трепетная… Ему нелегко далось все – время сдерживать себя на этом треклятом ужине и после него, и все-таки он не устоял, так замысловато она себя вела, эта маленькая сучка. Даже когда он обнимал ее, ему приходилось напоминать себе о цели визита, а кроме того, постоянно убаюкивать ее, стараясь внушить ощущение надежности и безопасности, ибо он чувствовал, что то и дело возбуждает ее подозрения. При других обстоятельствах он сразил бы ее наповал еще до того, как она успела бы изумительными зелеными глазами сразить наповал его. Но леди опасна еще и тем, что знает слишком много, так много, что это становилось опасным и для нее самой. Кроме того, она слишком горяча в делах сокровенных, и он готов в секунду воспламениться от нее.
– Да, Дэвид, – сказал он натянуто.
Она стоит потраченного времени.
– Смею спросить, сэр, как вы намерены поступить с этой опасной леди?
– Придется умыкнуть, что ж еще? – ответил Оливер и дал отбой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные леди - Фокс Натали



Книга просто супер! Читала не отрываясь. 11 из 10 !!!
Опасные леди - Фокс НаталиВалентина
8.12.2013, 13.13





Боооже, ну и билиберда.
Опасные леди - Фокс НаталиAgaTa
10.12.2013, 12.16





Кто искал книгу про сестёр-близнецов ! Читайте на здоровье!
Опасные леди - Фокс НаталиМэри
23.03.2016, 14.21





Начали за здравие закончили за упокой. 7 баллов.
Опасные леди - Фокс НаталиНюша
24.03.2016, 12.37





Начали за здравие закончили за упокой. 7 баллов.
Опасные леди - Фокс НаталиНюша
24.03.2016, 12.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100