Читать онлайн Опасные леди, автора - Фокс Натали, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные леди - Фокс Натали бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные леди - Фокс Натали - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные леди - Фокс Натали - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фокс Натали

Опасные леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Оливер, почему вы ничего не хотите объяснить мне? – уже не в первый раз спросила Эбби, сидя на краю кровати в розово-белом гостиничном номере. – Вы заставляете меня чувствовать себя преступницей, а я не сделала ничего плохого. Поверьте, я ни в чем не виновата.
Ей и самой не верилось, что она находится в Майами, в отеле, где они должны переночевать перед утренним вылетом на Гренаду. Истощенная как физически, так и морально, не находя ответа на самые существенные вопросы, она не знала, на каком она свете, так стремительно все происходило.
Еще с вечера Оливер заказала такси на утро, чтобы из «Бруклендз» ехать в аэропорт. Очевидно, если бы он поехал на лимузине Уэббера и правил сам, они никогда бы не добрались до Хитроу. При таксисте Оливер просил ее сохранять молчание, и весь путь она проделала, сжав зубы и мучительно размышляя о событиях последних дней. В аэропорту в ожидании рейса на Майами они пребывали в небольшом зале ожидания для высокопоставленных лиц, но там они поговорить не смогли, поскольку времени до вылета оставалось немного, а Оливер к тому же на все ее беспокойные вопросы отвечал только, что все будет о'кей, и просил не расспрашивать его, поскольку он не имеет права сказать ей больше. Они летели первым классом, и Эбби заключила, что Уильям Уэббер полагает дело достаточно серьезным, чтобы позволить своему шоферу путешествовать с ней таким исключительно комфортабельным образом.
И хотя Оливер заботился о ней и относился к ней с пониманием, у нее возникло ощущение, что это продлится недолго. Он погружался в себя, подолгу молчал, морща лоб, и несколько раз раздражался, когда она проявляла особую настойчивость в расспросах и заверениях в своей невиновности. Она не знала, что ей делать дальше, оставалось только следовать за ним туда, где находилась ее сестра. Тогда и выяснится, к чему тут адвокаты и в чем их с сестрой обвиняют. В самолете она помалкивала, поскольку Оливер большую часть пути спал.
Что натворила Джесс в Нью-Йорке? Оливер сказал, что Уильям Уэббер понес от нее урон и взял ее под стражу. Можно понять так, что Джесс арестована, но Уэббер компьютерный магнат, а не ФБР какое-нибудь. И вообще, как вышло, что Джесс встретилась с ним в Америке, когда эта встреча должна была произойти в Лондоне? Что на этот раз натворила ее беззаботная сестрица? Эбби так боялась за нее, что едва осмеливалась расспрашивать Оливера, хотя и не оставляла таких попыток. Он оказался в сложной ситуации человека, обязанного выполнять распоряжения нанимателя, и заметно было, что делает это без особого энтузиазма. Теперь, когда он понуро ходил по номеру туда-сюда, она смотрела на него с искренним сочувствием. Должно быть, нелегко работать на такого человека, как Уильям Уэббер.
– Я уже сказал вам, дорогая моя, что мистер Уэббер не позволил мне ничего объяснять. Я не могу нарушить его распоряжение, – в который уже раз тихо повторил Оливер.
– Вы уже говорили это; – чуть не плача сказала Эбби, уронив голову на руки и уставясь вниз, в бело-розовый ковер. – Я не знаю, что все это значит. Вы упомянули адвокатов, и это меня напугало. Я понимаю, что это имеет какое-то отношение к моей… к Джессике Лемберт, но я знаю ее, она не способна ни на что худое, здесь какое-то страшное недоразумение. Это связано с ее компьютерной игрой? Ох, как мне хотелось бы знать, что произошло. Я просто не понимаю, что мне дальше делать.
Оливер подошел и развел ее руки. Она посмотрела на него, а он поднял ее и нежно прижал к себе.
– Бедная моя девочка, моя невинная крошка, я верю тебе. И понимаю, что напугал тебя там, в «Бруклендз», но обещаю, что позабочусь о тебе, не сомневайся в этом. Все прояснится, когда мы окажемся там…
– Где хоть это, Оливер? – пробормотала она, уткнувшись ему в плечо. – Вы говорили, где-то на Карибском море…
– Мы… Уильям Уэббер владеет там островом, местом, куда мы… куда он уезжает, когда хочет тишины и покоя. – Вдруг он резко отстранил ее. – Послушайте, Эбби, я действительно не имею права говорить о…
– Я понимаю, дорогой мой, понимаю, – прервала она его и через силу улыбнулась. – Мне кажется, он оказывает на вас страшное давление. От этого вам не сладко. Ах, как он мне не нравится. Но скоро все это, надеюсь, кончится. – Она устремила на него взгляд, полный сострадания. – Ох, Оливер, я даже вокруг себя ничего не вижу, ни полет в первом классе не доставил мне удовольствия, ни этот роскошный гостиничный номер, я просто не в состоянии чему бы то ни было радоваться. Мне так тревожно.
Оливер улыбнулся.
– Я не хочу, чтобы вы тревожились, Эбби. – Его улыбка преобразилась в усмешку. – Ждать осталось недолго, мы даже не будем распаковываться. Просто пойдем и где-нибудь славно поужинаем, а утром, до вылета, успеем купить вам кое-что из одежды, что-нибудь более подходящее для тропического климата. Да, так мы и сделаем, с утра пораньше отправимся в магазин, у меня с собой кредитная карточка Уэббера, и…
– О нет, Оливер, не глупите.
– Но я настаиваю, – решительно сказал Оливер. – А теперь пойдемте, должен же я покормить свою Эбби, да и сам не прочь съесть что-нибудь вкусненькое. Здесь отменный ресторан. – Он обхватил ее лицо и заглянул в глаза. – И помните, дорогая моя, я не допущу, чтобы с вами случилось что-нибудь плохое. Эта Джессика пусть сама отвечает за свои действия, и я хочу, чтобы вы знали: я на вашей стороне, я верю, что вы ни в чем не виноваты, хотя сначала у меня и возникли кое-какие подозрения. Но, узнав и полюбив вас, я понял, что эта женщина просто использовала вас с дурными целями. Она пыталась так же поступить и с Уэббером, но он раскусил ее, догадался, но она не та, за кого себя выдает. Она играет в такие игры, о которых вы, я убежден, и понятия не имеете. – И тут он поцеловал ее в кончик носа. – Я пойду и приму душ, а вы пока отдохните. Потом мы пойдем ужинать. Вы почувствуете себя гораздо лучше, набив животик всякой вкуснятиной.
И Эбби, когда он ушел в ванную, плюхнулась в кровать своим особым способом плюханья. Что бы все это значило? И в чем он подозревал ее с самого начала? Почему он продолжает так плохо говорить о Джесс? А если сказать ему, что они сестры? Может, тогда он будет с ней откровеннее?
Она терзалась из-за того, что открыла ему не всю правду и все еще продолжает обманывать его. Но тот ли сейчас момент, чтобы сознаться Оливеру, что они с Джесс сестры? Ведь он так настроен против Джесс, что… Впрочем, пусть даже ложь, лишь бы по неведению не навредить сестре. Потом все разъяснится. Но ох, как, однако, тягостно. Нет, нет, все будет хорошо. Раз Оливер так говорит, значит, так и будет. Джесс никакая не интриганка, и Уильям Уэббер поймет это, когда узнает, кто она и что. Не сможет не понять.
И Оливер… Кстати, что за странные отношения у него с боссом! Он знает о деловой жизни Уильяма Уэббера очень много, гораздо больше того, что полагается знать шоферу. И этот великолепный дорогой бело-розовый номер в отеле, хотя он и не в ее вкусе… Разве шоферам полагаются такие удобства?
Она заметила, что для оплаты всех путевых расходов Оливер пользовался кредитными карточками компании Уэббера, так что сразу было видно, что, хотя он просто шофер, но облечен особым доверием. Он распоряжался чужими деньгами совершенно свободно – взял, к примеру, и предложил купить ей одежду. Она, конечно, не может принять этого. Как-нибудь обойдется.
Устав тревожиться, Эбби сама не заметила, как глаза ее закрылись. Во всей этой истории так много непонятного, и все это так огорчительно. Одно утешение, что Оливер с ней, верит ей и поможет в критической ситуации, какой бы сложной она ни оказалась. Эбби доверяла ему, верила, что он готов защитить ее, и думала о том счастливом дне, когда тучи развеются, недоразумение прояснится, и они просто будут счастливы вдвоем.
Позже Эбби проснулась от поцелуя Оливера и, тихо пробормотав имя, нежно его обняла. От него исходил восхитительно тонкий аромат лимонного мыла, и она почувствовала, как он приятен ей и желанен. В его объятиях она забывала о теперешних неприятностях и тревогах. Каждое его прикосновение убеждало ее, что все будет хорошо.
После страстных поцелуев и нежных взаимных ласк он овладел ею, и все огорчительное просто испарилось. Она обвилась вокруг него и забыла обо всем на свете. Он удивительный любовник, прекрасно знающий, как доставить ей удовольствие, такой опытный, что любая его ласка возносит ее на вершину счастья. Он знал все местечки ее тела, прикосновение к которым доставляло ей истинное наслаждение, но главное было даже не в этом, а в том, что он любил ее и она любила его.
– Ох, Оливер, – вздохнув, проговорила Эбби. – Я и не предполагала, что Уильям Уэббер такой богатый.
Она стояла на берегу, глядя на ослепительно прекрасную белоснежную яхту, пришвартованную к молу. Им предстояло совершить последний этап путешествия, доплыть на этой яхте до острова Уильяма Уэббера. У Эбби такое неслыханное богатство просто в голове не укладывалось. Роскошный особняк в графстве Кент и сам по себе уже достаточно выразительно говорило преуспевании его владельца, но личный остров… Тьфу!..
Хотя она почти валилась с ног, изнуренная тропическим зноем и охмелевшая от ромового пунша, предлагаемого в самолете, но все же старалась держаться, хотя бы ради Оливера. Она очень тревожилась за него. Во время полета до Гренады он все более мрачнел. Она выпила не только свой пунш, но и его тоже, поскольку он сказал, что лучше ему держать голову свежей. Езда в такси от аэропорта до моря показалась им обоим сущим кошмаром, и он тоже выглядел теперь изнеможденным, заметно побледневшим.
И вновь она сердилась на Уильяма Уэббера за то, что тот втравил во все это Оливера, но должна была признать, что он переносил изнурительные трудности путешествия достойно. Маршрут, по всему видно, ему хорошо известен, он и сам говорил, что не впервые проделывает этот путь, да и вообще поездил по свету. Становилось понятно происхождение его великолепного загара, хотя он уже и начинал помаленьку сходить.
– Красивая яхта. Хотя название дурацкое – «Уэбберс Уондер». Чавкает, как… . мягко выражаясь, как мокрый латук. – Она хихикнула, надеясь, что и он немного развеселится.
Прежде чем ответить, он сердито взглянул на нее.
– Да, возможно… Но босс настолько богат, что может называть свою яхту, как ему заблагорассудится, тут ему и черт не указчик!
– Простите, это, конечно, не мое дело пробормотала Эбби, вздохнула и замкнулась в себе.
Оливер далеко не всегда оставался любезным. Вот и сейчас его раздраженность как рукой сняла неожиданно возникшую в ней приподнятость, вызванную созерцанием изумительных пейзажей этого удивительного острова, Гренады. Оливер может думать себе, что хочет, хоть конец света вообразить, но Эбби не может не видеть красоты этого мира, как бы подавлена она ни была, просто потому, что жизнь прекрасна, а здесь так хорошо, жаркое солнце, изумрудная пышная зелень, и можно чувствовать себя счастливой ни от чего, просто от того, что ты это видишь и этим дышишь. Мгновения жизни… Да и может ли в таком экзотическом месте случиться что-нибудь плохое?
Вся эта история – сплошное недоразумение, и если бы сейчас из-за бананового дерева появился сам Джереми Бидл
type="note" l:href="#FbAutId_21">[21]
, она бы ни капельки не удивилась. Конечно, Джесс вряд ли подверглась аресту в полном смысле этого слова. Более чем вероятно, что этот Уильям Уэббер просто влюбился в нее по уши, вот и уволок на Карибское море, замыслив нечто вроде свадебного уик-энда и… Ох, видно, я и вправду малость перебрала этого ромового пунша, подумала она, если на ум взбрело такое… Что за дурацкие фантазии в самом деле!.. Еще галлюцинаций не хватало!
Оливер взошел на борт яхты и с непререкаемым авторитетом отдал экипажу какое-то распоряжение. Эбби решила не спешить за ним следом. На борту явно шел спор, сопровождаемый отчаянной жестикуляцией. Оливер казался раздраженным. Такое впечатление, что он не может договориться с командой, члены которой подчас отвечали на его аргументы смехом.
Неторопливо прогуливаясь по молу, Эбби подумала, что солнце, пожалуй, слишком сильно припекает ее ничем не защищенную голову. Она с удовольствием купила бы в Майами соломенную шляпку. Собственно, она даже хотела бы, чтобы Оливер, как и предлагал, купил ей всю необходимую для тропиков экипировку, но гордость не позволила ей согласиться на это. И потом, ей неприятна была сама мысль, что она приобретает вещи по кредитной карточке человека, пусть и богатого, но совершенно ей не знакомого. Нет, чувство собственного достоинства превыше всего.
Но чувство собственного достоинства мало помогает от перегрева на солнцепеке, с горестной иронией заключила она. Ее голубые джинсы слишком плотны и тесны для такого климата, а шелковая рубашка липла к спине, создавая мерзкое ощущение неопрятности, да и на кожу действуя раздражающе… Интересно, сколько он намерен торчать на этой яхте, бросив ее здесь, на берегу?
– Что там у вас? – спросила Эбби, когда он покинул наконец палубу и, подойдя к ней, взял их багаж.
– Кажется, поступило штормовое предупреждение, и экипаж отказывается выйти вморе раньше завтрашнего утра.
– По мне, так это мудрое решение, прокомментировала Эбби.
– Да посмотрите на небо, Эбби, – взвился Оливер, – ни облачка не видно. Просто здесь, на острове, нынче ночью карнавал, вот они и не хотят упустить возможность повеселиться. Пойдемте, поднимемся на борт.
Эбби не понаслышке знала о непредсказуемой тропической погоде, а потому плелась за ним без особый охоты.
– Постойте, подождите минутку, Оливер. Если экипаж не хочет выходить в море, на то наверняка есть основательные причины.
Он удивленно повернулся к ней.
– Вдруг откуда ни возьмись – авторитет по мореплаванию! Вот это да! Вы, наверное, в этом такой же эксперт, как и в компьютерном деле? – саркастически спросил он.
– Ох-ох! И кто это говорит? – отбила она удар. – Это говорит шофер! Ах да, я и забыла, ведь шоферы, как известно, первые специалисты по мореплаванию, особенно те, которые не умеют ориентироваться на суше. Но не забывайте, я работала в пароходных круизах и знаю, как быстро может измениться погода, особенно в тропиках. Полагаю, этим морякам известно, что такое встретиться с тайфуном, – закончила она уже не так уверенно.
Оливер запустил пятерню в свою растрепанную шевелюру.
– Приберегите ваш пыл.
– Приберечь для чего? – спросила она несколько удивленно и, отступив на шаг, стояла теперь, уперев в руки бока.
– Для встречи со своей сообщницей и с Уильямом Уэббером, которому вам придется внятно изложить причины своего обмана, – мрачно сказал он.
Глаза Эбби расширились. Вся ее уверенность вмиг улетучилась.
Я… я не понимаю, что вы имеете в виду, – жалобно прошептала она.
Оливер издал тихий стон, выпустил из рук багаж и обнял ее. Но Эбби сейчас не могла принять его как бы извиняющуюся ласку. Она вырвалась из его объятий.
– Вы все время так делаете, Оливер, сначала взбодрите меня, утешите, а потом снова сбрасываете в провал неизвестности и тревоги. Я понимаю, вы устали, раздражены вызовом босса и тем, что вам приходится возиться со мной, но ведь и я тоже устала. Я уже по горло сыта вашими дикими подозрениями. Джессика вовсе мне не сообщница, и…
– Ох, зря вы это! – внезапно проревел он.
Эбби вздрогнула, но обернулась и с облегчением увидела, что его рев направлен не на нее.
Команда яхты покидала судно.
– Вернитесь на борт! – властно приказал Оливер и побежал к яхте.
– Нет, сэр, – сказал один из членов экипажа, казавшийся старшим. – Я слишком высоко ценю свою работу, чтобы так рисковать. Я уже сказал вам, получено штормовое предупреждение. Мистер Уэббер наверняка не…
– Сейчас я здесь приказываю, и я говорю вам, если…
– А я, сэр, говорю вам, – взбурлил вест-индеец, – ни одна страховая компания в мире не станет, случись что, платить, если мы выйдем в море, несмотря на штормовое предупреждение. Этот бот вам не QE2
type="note" l:href="#FbAutId_22">[22]
, ему ничего не стоит перевернуться, если мы попадем в шторм. Нет, сэр, как хотите, а я забираю свой экипаж.
– Мой экипаж! Мой, черт возьми! – закричал Оливер. – Если уйдете, считайте, что вы все уволены!
– Оливер! – возмущенно воскликнула Эбби.
Нет, этот шофер действительно берет на себя слишком много.
– В таком случае, сэр, согласен, увольняйте нас.
Старший в экипаже сказал это спокойно, после чего вместе с другими матросами неторопливо направился по причалу к берегу.
– Ну и черт с ними! – раздраженно пробурчал Оливер себе под нос.
– Ох, Оливер, – огорченно проговорила Эбби. – Вы не должны были так делать. Мистер Уэббер придет в бешенство, когда узнает, что вы уволили весь экипаж его яхты. Он этого не поймет…
Оливер, все еще не отошедший от перебранки с экипажем, повернулся к ней и смотрел с каким-то странным непониманием, будто до него не доходил смысл ее слов. Но ярость его пошла на убыль, он смущенно улыбнулся, пожал плечами, снова поднял багаж и ответил:
– Он поймет. Учитывая крайнюю серьезность дела, он предоставил мне cart bIanche
type="note" l:href="#FbAutId_23">[23]
, так что… – Вдруг Оливер замолчал и взглянул на нее довольно беспомощно. – Ох, Эбигейл, дорогая. Я просто не в силах больше выносить это. Решил ничего не говорить, пока мы не соберемся все вместе, но нет больше сил терпеть, чувствую себя просто больным… Психика не выдерживает. Я должен был бы сказать прежде… Я и собирался… Эбби! Что с вами? С вами все в порядке?
Нет, она не стала бы утверждать, что с ней так уж все в порядке. Голова ее вдруг закружилась, а солнечный свет померк в глазах…
– Ох, дорогая моя, вы совсем зеленая, – откуда-то издалека донесся до нее голос Оливера.
Поддерживая ее за плечи, он помог ей выйти на борт яхты.
– Вам надо полежать. Держитесь, Эбби, я помогу вам.
Со мной все хорошо, Оливер, пробормотала она, – просто я немного перегрелась на солнце.
– Скорее всего, опьянела.
Она попыталась засмеяться, но ничего у нее не получилось.
– Что… что вы хотели мне сказать? Вы хотели сказать мне что-то. Ох, Оливер, – вздохнула Эбби, опираясь на него, когда он помогал ей спуститься на несколько ступенек.
Она попыталась сконцентрировать взгляд на каком-нибудь предмете в роскошной каюте, куда они вошли, но все плыло перед ее глазами. Все же она кое-как осмотрелась.
– Ох, здесь так красиво и… и с таким вкусом…
Она не могла поверить своим глазам.
Роскошь, настоящая роскошь.
Но он не дал ей возможности рассмотреть великолепную обстановку и дорогостоящий декор, вывел в коридор и открыл дверь в спальню.
– Ох, силы небесные! – изумленно прошептала Эбби, желая только одного – поскорее лечь на эту белоснежную свадебную кровать и заснуть навеки. Голова ее все еще кружилась и была тяжела.
– Входите и позвольте мне помочь вам раздеться, – заботливо сказал Оливер. Я не должен был разрешать вам пить столько ромового пунша в такую жару, этого для вас оказалось слишком много.
– Оливер, мы не должны заниматься здесь любовью… я имею в виду, это было бы не очень хорошо, и… не очень…
Она хихикнула, повалилась на кровать и опять хихикнула, когда Оливер стягивал с нее джинсы и расстегивал блузку. А затем она испытала наслаждение совсем иного сорта: – обнаженное тело овевали прохладные струи воздуха. Она заснула почти сразу же.
Оливер стоял над постелью и смотрел на нее. Наклонившись, он убрал с ее лба выбившуюся прядку волос и легонько поцеловал в губы. В эти минуты он просто обожал ее, она так невинна и так прекрасна. Она не заслужила таких напастей, которые обрушились на ее голову, но потом, возможно, все окупится несказанным блаженством. Блаженством для них обоих. Но как он умудрился не проговориться, не сказать ей, кто он на самом деле? Просто чудом этого не произошло. Он не должен ничего говорить ей до конца путешествия. Признание было бы величайшей ошибкой. Уилл в этом смысле непреклонен. По его убеждению, чем меньше она будет знать, тем меньше у нее шансов уйти от ответственности. Нет, пусть дожидается конца путешествия.
Она просто маленькая дурочка, позволившая этой Джессике Лемберт использовать себя. Он все еще уверен, что она не знает, в чем участвует. Уилл считает, что она виновна так же, как и та, другая. И обе слишком опасны, чтобы доверять им хоть в чем-то. Возможно, Джессика Лемберт и опасна, но не его Эбби. Она только несчастная жертва. Обещая защитить ее, он не сомневался, что выполнит обещание, даже если ему придется для этого пойти против брата. Хотя подобная мысль удовольствия доставить не могла. Они с Уиллом так успешно работали вместе, что разрыв этого братского и делового партнерства был бы катастрофой. Но если он окажется перед выбором, то…
Он запустил пальцы в волосы и сжал голову. Как ему тогда поступить? Никогда не встречалась ему женщина, подобная этой, лежащей сейчас перед ним. Мысль о выборе привела его в такое смятение, что он потерял последнее представление о том, что ему совсем этим делать. Она перевернула всю его жизнь вверх дном.
Все еще глядя на нее, он задал себе вопрос: а что, если он ошибается? Ошибается во всем? Она казалась ему сейчас Спящей красавицей, волосы ее разметались по подушке, нежный румянец едва тронул щеки, а красиво очерченные губы будто ожидали поцелуя.
А что, если… Он подавил желание, возникшее у него от лицезрения невинной спящей красавицы. Актриса! Она говорила, что хотела стать актрисой. А вдруг это величайшее представление в ее жизни? Премьера, так сказать… Нельзя же совсем исключать, что она вполне в курсе дел Джессики Лемберт и так же, как та, опасна! Но он узнает правду, когда они прибудут на место, ибо на свете не существует таких женщин, которые смогут одурачить братьев Уэбберов, когда они вместе.
Мысль эта тотчас преобразовалась в желание действовать. Экипаж может проваливать ко всем чертям! Разве он так уж нуждается в них, это он-то, опытный яхтсмен? Даже если и сбудутся штормовые предупреждения, он справится с судном. Яхта практически может идти на автопилоте, поскольку оснащена аппаратурой новейших технологических разработок, так что…
Тихо закрыв за собой дверь спальни, он направился в кубрик, откуда по судовой рации связался с Уиллом и сообщил ему, что он на пути к острову.
Проснувшись, Эбби какое-то время никак не могла понять, где она находится и что это за шум, что за странные шлепающие звуки. Застонав, она обхватила живот. Да нельзя же, в самом деле, пить столько ромового пунша! Вот и расплата – ее тошнит, и все внутренности ходуном ходят…
Вдруг она перекатилась через кровать, и если не упала с нее, то лишь потому, что успела вцепиться в ее край.
Да это не внутренности ее ходят ходуном, а яхта! Она вспомнила, что находится на борту сказочного судна Уильяма Уэббера, экипаж которого Оливером уволен!
Быстро натянув джинсы и рубашку, Эбби почувствовала, что сон отлично взбодрил ее. Яхта качалась так, что она поняла: они не у пристани, а в открытом море, в синем Карибском море. Работая в круизах, она хорошо научилась различать разновидности качки.
Через портплед, лежащий на полу, она просто перешагнула. Мрачный метеопрогноз начинал сбываться. На небо наползли темные тучи. Порывы ветра разволновали море, и гребни высоких волн достигали иллюминатора. Эбби выбралась на палубу. Где же Оливер? Неужели решил вести яхту сам?
О Господи! Если он не способен доехать на своем лимузине от Лондона до Хитроу, то как он справится с яхтой, да еще в штормовую погоду?
– Эбби, вам лучше вернуться вниз, – сказал Оливер, заметив ее на пороге рубки.
При виде аппаратуры, которой было напичкано это небольшое помещение, Эбби в изумлении замерла. И вдруг вообразила, как тайфун завертит их суденышко, поволочет по океану и сбросит где-нибудь в районе Бермудского треугольника, после чего никто, никогда и нигде больше их не увидит.
– Что это? Тайфун или шторм?
– Ни то ни другое. Просто шквал, слишком порывистый ветер.
Оливер усмехнулся, причем выглядел настолько уверенным, что она почувствовала себя в полной безопасности. У нее отлегло от сердца. С таким оборудованием яхта и сама прекрасно доберется до цели.
– Ничего страшного, – добавил он, берясь за штурвал. – Когда мы приблизимся к местному рифу, я переведу яхту на ручное управление.
– Риф? – Эбби не на шутку испугало само это слово.
– Да есть тут один, маленький. Не беспокойтесь. Я знаю, как его обойти. Вы слышали про «Американский Кубок»?
type="note" l:href="#FbAutId_24">[24]
– Да, но здесь совсем другое…
Она собралась было объяснить ему разницу, что, мол, там совсем другие яхты, но эта – для небольших путешествий, но слова вдруг замерли у нее на устах. «Американский Кубок»? Он сказал «Американский Кубок»?
– Я бы выпил чашечку кофе, – бросил он, не оборачиваясь.
Эбби отступила назад. Просто невероятно! Как это он думает о чашечке кофе, ведя судно в такую непогоду, когда вот-вот можно врезаться в коралловый риф, после чего им обоим скучно не станет!
Она поняла, что если он способен в такой обстановке шутить, значит, испытывает явное удовольствие от того, чем занят. Нет, он совершенно спокоен, никаких признаков тревоги, хотя море расходилось не на шутку. Казалось, он точно знает, что делает, а для неумелого шофера это совсем не так уж плохо.
Приободрившись и почувствовав, что она находится в надежных руках, Эбби отправилась на поиски кухни, вспомнив, что она называется камбузом. Но подумать только, «Американский Кубок»! Спорт для особо привилегированных людей. В поисках кофе она пыталась это хоть как-то осмыслить. Ей так мало известно о его жизни… Возможно, Уильям Уэббер увлекается парусным спортом, и Оливер раньше работал у него в экипаже или еще у кого-то, кто имеет яхту.
– Все идет распрекрасно, воистину по-бристольски
type="note" l:href="#FbAutId_25">[25]
, так что покидать судно на спасательной шлюпке нет никакой необходимости, – пошутил он, когда она возвратилась с двумя чашками кофе, причем умудрившись не пролить по дороге ни капли.
Поднявшись наверх, Эбби испытала истинное облегчение, увидев, что яхта в полном порядке, а небеса опять сияют невозмутимой голубизной. В иллюминаторы можно было разглядеть цепь небольших островков, показавшихся на горизонте. Все они выглядели, как райские уголки, – белые берега и зеленые, покачивающие листьями пальмы. Глаз просто отдыхал на столь великолепной картине.
– Ох, как красиво, Оливер! – восхищенно воскликнула она. – Который из них принадлежит Уильяму Уэбберу?
Он кивнул в сторону того, который был прямо перед ними и выглядел просто драгоценной игрушкой.
– Еще несколько минут, и мы будем там. Вы как? Чувствуете себя получше? – спросил он.
Эбби сконфуженно улыбнулась.
– Простите, что я так расклеилась. Столько ромового пунша и в такую жару. – Она попивала кофе и наблюдала, как стайка дельфинов, сопровождающих яхту, выпрыгивала время от времени из аквамариновой воды. – Ох, гляньте! Ну, разве они не прелесть? Да, кстати, а что вы хотели сказать мне до того, как у меня закружилась голова?
– С этим можно подождать, дорогая, пробормотал он, и Эбби заметила, что он помрачнел и сосредоточенно принялся за кофе. И вдруг улыбнулся: – Помните только одно, я люблю вас.
Эбби ответила ему улыбкой и крепко сжала в пальцах кофейную чашку. Она вдруг почувствовала себя удивительно спокойно, все тревоги исчезли, будто их и не было. Оливер, несмотря на непогоду, прекрасно справился с яхтой – он такой отважный, такой удивительный. Скоро они встретятся с Джессикой и Уильямом Уэббером, и все обязательно уладится, все будет хорошо. Что бы там ни было, но это всего лишь ошибка, какое-то нелепое недоразумение, и УУ очень скоро убедится в этом. Джесс наверняка очаровала его, хотя он и подозревал ее в чем-то, что до сих пор остается для Эбби загадкой. Но уж такова Джесс, она просто жить не может без всяких сложностей и недоразумений. Вот и на этот раз, очевидно, она сказала или сделала нечто такое, что и подняло весь этот ужасный переполох, в результате чего они обе оказались в Карибском море, на маленьком волшебном острове. Возможно, скоро все они будут сидеть на берегу, попивая шампанское и посмеиваясь над этой дурацкой историей, возникшей из ничего.
Эбби вдруг нахмурилась. Нет, все далеко не так просто. Ведь Оливер до сих пор не знает, что они с Джесс сестры, и лучше сообщить ему сейчас, чем дожидаться, когда он услышит об этом от Уэббера или Джесс. Он бы мог узнать об их родстве и сам, заглянув в ее паспорт при покупке билетов, если бы по паспорту она была Эбигейл Лемберт, но там она значилась как Эбигейл Саммерс. Ох, как он обидится, поняв, что, признавшись в одном обмане, она умолчала о другом. Бедный, бедный дорогой Оливер, он так уверен в ней, а она… Нет, все зашло слишком далеко, и очень скверно, что она продолжает что-то от него скрывать.
– Оливер, я хочу кое-что сказать вам, заговорила она серьезно, и от перемены в ее тоне глаза его сразу стали жесткими и недоверчивыми. – Вы должны простить меня, прошептала она, опустив глаза, потому что чувствовала себя страшно виноватой перед ним. – Я хотела признаться вам раньше, но… но вы своими обвинениями все время вынуждали меня повременить… А потом я решила, что лучше и вообще пока ничего не говорить, поскольку не знала, хорошо ли это будет для Джесс, не сделать бы ей хуже. Подчас она совершает такие безумные поступки, никто не знает это лучше меня, но… Но она просто прелесть, очарует любого, сами увидите. Так вот, я решила сказать все теперь же, до того, как мы сойдем на берег. Она перевела дыхание и взглянула на него. – Я хочу сказать вам правду, Оливер. Я не была до конца честна с вами и…
Глаза Оливера сузилась, теперь в них появилась тревога, а на щеках легкий лихорадочный румянец.
– Я ничего не стану слушать, не желаю! – раздраженно выпалил он и выпустил из рук чашку, которая разбилась возле его ног.
Плотно сжав челюсти, он отвернулся и сосредоточил все свое внимание на рулевом управлении, подводя яхту к причалу и выбирая место для швартовки.
– Но вы должны выслушать меня, Оливер, – настаивала Эбби, впадая в панику, поскольку они уже прибыли и она опасалась, что не успеет со своим признанием. Поверьте, это важно, и я не хочу, чтобы вы услышали это от Джессики или мистера Уэббера…
– Оставьте это для адвокатов, – процедил он сквозь зубы.
– Долго еще вы будете пугать меня адвокатами?
– Идите, соберите свои вещи, – сухо приказал он, даже не оглянувшись на нее. В чем бы вы там ни собирались признаваться, лучше сделать это в присутствии законника, потому что, если вы скажете мне, это не поможет вам спасти свою шкуру. Господи, я, должно быть, совсем сбрендил, если позволил вам дурачить себя.
Он еще продолжал бурчать что-то себе под нос насчет Джессики, ее самой, о каком-то коварном плане их действий, который они замыслили, и о чем-то еще, чего она разобрать уже не могла.
Сжав до побеления губы, Эбби покинула рубку, и отправились за своими вещами в спальню, приготовленную непонятно для какой невесты. Глаза ее наполнились слезами негодования и обиды. Он просто невыносим. Даже не захотел ее выслушать! И опять заговорил о чем-то, смысла чего она никак не может взять в толк. Силы небесные, что за всем этим кроется?
Поднявшись на палубу, Эбби сразу же увидела сестру. Гул мотора стих, яхта, легко скользя, приблизилась к причалу, и Оливер, тоже появившийся на палубе, собирался отдать швартовы. Эбби подошла к борту и помахала сестре.
– Джесс! Джесс! – крикнула она, щурясь от слепящего солнца.
Джесс бежала от берега по длинному молу, босая, с развевающимися на ветру волосами, легкие складки алого саронга на нем увивались следом за ней. Ох, как здорово снова увидеть ее, это такое облегчение после всех пережитых злосчастий!
Сердце Эбби почти остановилось, когда Джесс приблизилась. Нет, она выглядела совсем не так жизнерадостно, как показалось Эбби издали. Она разгневана. А следом за ней на причал примчался человек, и выглядел он совсем как безумный.
Эбби сузила глаза и твердо взглянула на него. Лицо показалось ей знакомым, хотя она точно знала, что никогда прежде его не встречала. В белых шортах, серой футболке и тоже, как и Джесс, босиком. Хотя Эбби глядела на него с опаской, почти как на сумасшедшего, но не могла не отметить его поразительной привлекательности. Он настиг Джесс, когда она уже добежала до того места, где Оливер, сойдя на причал, пришвартовывал яхту.
Человек резко повернул Джесс к себе, мрачное выражение его лица не предвещало ни чего хорошего.
– Нет, стойте, нет! – Прорычал он. До прибытия адвокатов вы не получите возможности сговориться!
Джесс вырвалась от него, но человек схватил ее за талию, прежде чем она успела вскочить на борт яхты.
– Я уже вами по горло сыта, негодяй! – закричала на него Джесс. – Вы сумасшедший, самый настоящий сумасшедший! Двадцать четыре часа на этом чертовом острове лоб в лоб с вами, да еще готовя вам пищу, это кого угодно доведет до бешенства. Меня уже просто тошнит от вас с вашими криками и обвинениями. И если я узнаю, что этот безумец, этот идиот, ваш братец, хоть пальцем тронул мою Эбби, если хоть один волос упал с ее головы, вот тогда вам действительно понадобятся адвокаты, потому что я убью вас!
Эбби в ужасе закрыла лицо руками. Зачем Джесс говорит то, что способно разъярить кого угодно? Тем временем Джесс, вырвавшись из рук того человека, повернулась к Оливеру, который наблюдал всю сцену с крайним удивлением.
– А вы!.. Как смели вы похитить мою сестру? Как вы посмели удерживать ее против воли?
Эбби с ужасом увидела, как Джесс замахнулась и… О нет, она не могла глазам своим поверить… Джесс ударила Оливера кулаком в скулу! Удар был столь неожиданным и сильным, что тот, все еще ничего не понимая, отступил назад. Незнакомец, гнавшийся за Джесс, вновь настиг ее, но было уже поздно. Оливер, потеряв равновесие и какую-то долю секунды покачавшись на краю причала, плюхнулся в море.
Разъяренная Джесс, явно не удовлетворившись своим подвигом, подбежала к человеку, пытавшемуся схватить ее за руки.
– Вы тоже негодяй!
Она опять замахнулась и повторила то же самое, то есть заехала ему кулаком в челюсть. Он был настолько ошеломлен ее свирепостью, что, отшатнувшись, тоже свалился в воду.
Крайне потрясенная невероятностью происходящего, Эбби молча смотрела на сестру, которая подошла к краю причала и наблюдала, как эти двое, приняв водные процедуры, появились на поверхности и теперь выбирались из воды в крайнем смущении.
– Пусть это послужит вам уроком, братцы Уэбберы! – крикнула Джесс купающимся. – Нет ни людей, никаких других чертовых тварей, способных разлучить сестер Лемберт. Вы слишком много берете на себя, но теперь знайте, что мы не дадим себя запугать и запутать. Вы хотите кровавой войны, и вы ее получите!
Затем Джесс посмотрела на побледневшую Эбби, которая все еще стояла на палубе яхты, вцепившись в борт. Широкая улыбка победительницы появилась на лице Джесс, но вдруг она сморщилась от боли и поднесла ко рту костяшки пальцев.
– Черт, как больно! В кино это выглядит так легко и просто.
Эбби разразилась слезами, и это будто разбудило ее, выведя из столбняка. Она тотчас бросилась к сходням, но не успела с них спуститься, как сестра оказалась рядом, заключив ее в крепкие объятия.
– Ох, Джесс, – всхлипывая, бормотала Эбби, прижимаясь к сестре. – Что ты наделала! Кто этот человек? И о каких это братьях Уэбберах ты говорила? Ты не должна была бить Оливера, он здесь совсем ни при чем. Он шофер и так добр ко мне, что…
Джесс отстранилась от Эбби и уставилась на нее каким-то странным, ничего непонимающим взглядом.
– Шофер? Какой еще шофер? Этот тип, которого я только что отправила купаться вместе с Уильямом Уэббером, – его брат и деловой партнер Оливер Уэббер.
Если бы Джесс не поддержала сестру, та могла бы грохнуться на том же месте, где стояла. Голова у Эбби закружилась, колени подогнулись, а все внутренности, казалось, поднялись к самой глотке. Нет, это не может быть правдой. Этого вообще просто не может быть. Она смотрела и смотрела на Джесс и вдруг поняла: это правда, хотя бы потому, что при всех недостатках ее сестра не была лгуньей.
Сердце Эбби оледенело, а мысли пришли в такой беспорядок, что она с трудом сумела сосредоточиться. Оливер… Уэббер. Вдруг до нее дошло, как она одурачена, и удивлялась она теперь только одному – как это раньше она ничего не заподозрила? Ох, негодяй! Господи, как подло он обманул ее, и какой тупицей она оказалась, скушав все это. Однако теперь разъяснилось все, что было ей непонятно. Ведь в его словах, поступках, во всем его поведении постоянно концы с концами не сходились, а она ничего не замечала, идиотка, влюбленная дурочка!
С этой минуты ее сердце, где раньше царила любовь, наполнилось гневом и испепеляющей жаждой мщения. Она бросилась к сестре и, прижав ее к сердцу, решительно спросила:
– Джесс, что ты там говорила насчет объявления войны?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные леди - Фокс Натали



Книга просто супер! Читала не отрываясь. 11 из 10 !!!
Опасные леди - Фокс НаталиВалентина
8.12.2013, 13.13





Боооже, ну и билиберда.
Опасные леди - Фокс НаталиAgaTa
10.12.2013, 12.16





Кто искал книгу про сестёр-близнецов ! Читайте на здоровье!
Опасные леди - Фокс НаталиМэри
23.03.2016, 14.21





Начали за здравие закончили за упокой. 7 баллов.
Опасные леди - Фокс НаталиНюша
24.03.2016, 12.37





Начали за здравие закончили за упокой. 7 баллов.
Опасные леди - Фокс НаталиНюша
24.03.2016, 12.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100