Читать онлайн Похищенное сокровище, автора - Флинт Катриона, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Похищенное сокровище - Флинт Катриона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Похищенное сокровище - Флинт Катриона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Похищенное сокровище - Флинт Катриона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Флинт Катриона

Похищенное сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

По двум причинам Кэт Стюарт прибыла в отель «Орндорф» задолго до назначенной встречи с Эметом Вестоном Йорком Вторым. Во-первых, она постоянно стремилась поставить на место мужчин, которые полагали, что женщины всегда опаздывают, и выработала в себе привычку всегда приходить раньше на встречу с ними. Во-вторых, она, выигрывая время и готовясь к схватке, предпочитала ждать противника на его территории.
В том, что Эмет Йорк был ее врагом и представлял опасность, Кэт не сомневалась. Два месяца назад Йорк с двумя друзьями приехал в ее дом, расположенный недалеко от озера Панан на юго-востоке от Таксона. Он сообщил, что его отец скончался и что половина золотого прииска с романтическим названием «Фэнси Леди» соответственно перешла в его владение. Йорк также представил документ, подтверждающий права совладельца.
Сначала все шло чинно и спокойно. Конечно. Йорк не предполагал, что ему придется вести деловой разговор с женщиной, он рассчитывал вести дела с давним другом своего отца Джоном Стюартом. Кэт объяснила, что Стюарт по случайному недоразумению обвинен в убийстве и заключен в Юмскую Территориальную тюрьму.
Последнее сообщение сразу же нарушило установившееся равновесие и согласие. Подобно свирепому хищнику, Йорк почуял добычу. Он самонадеянно решил, что Кэт находится теперь в его власти. Внезапно он набросился на нее, на ходу расстегивая одежду.
Ошеломленная его вероломством, Кэт на долю секунды окаменела. Поток грязных вульгарных слов обрушился на нее. Жесткие пальцы грубо схватили и сильно сжали ее грудь. Боль мгновенно отрезвила Кэт. Придя в себя, она размахнулась и сильно ударила Йорка в рыхлый живот. От неожиданности он пошатнулся и попятился назад.
В следующий момент, однако, Йорк опять подскочил к Кэт, схватил воротник блузки и резким движением разорвал ее до талии. Женщина попыталась прикрыть грудь, но ничего не получилось.
— Можешь не стараться, — прорычал Йорк. — Я все равно доберусь до тебя. Вместе с друзьями.
Но Кэт Стюарт была не робкого десятка и не собиралась добровольно приносить себя в жертву мужской похоти. Выхватив из-под висевшего отцовского плаща ружье, она, немного поводив стволом перед носом Йорка, приставила дуло к бугорку между его ног. Ни один из друзей не рискнул усомниться, что она доведет задуманное до конца. Без лишних слов они пулей вылетели из дома. Вне себя Кэт последовала за обидчиками. Желая преподать им урок, женщина несколькими выстрелами под ноги погнала их через двор. Друзья уже почти добрались до ожидавшей коляски, когда одна из пуль вдруг попала в каменный выступ и рикошетом угодила Йорку в ягодицу. Это послание он не сможет ни забыть, ни простить.
Йорк поклялся отомстить, когда коляска увозила его в Таксон, и публично повторил угрозу в городе, в то время как врач извлекал дробину из его белоснежного тела. Слухами земля полнится, и Кэт не один раз была предупреждена о нависшей опасности. Это ее не удивляло: Йорк не из тех, кто забывает оскорбления.
Таким образом, причиной сегодняшней встречи была жажда мести. Это как нельзя лучше устраивало Кэт. Она хотела раз и навсегда решить вопрос о владении Фэнси Леди: прииск должен принадлежать ей. Решительно настроенная, Кэт была готова вырвать жало у этой белокурой змеи, предательски напавшей на нее. И доказать, что шотландская женщина знает, что такое месть. Она клятвенно обещала сохранить рудник до возвращения Джона. Прииск должен работать, пока отец сам не приступит к делам. Фэнси Леди был смыслом жизни Джона Стюарта, его мечтой и гордостью. И Кэт, готовая на самопожертвование, решила идти до победного конца, защищая прииск. В противном случае она ни за что не согласилась бы сегодня встретиться с Эме-том Вестоном Йорком Вторым. Пусть его подлая душонка горит в аду!
Именно поэтому Кэт верхом прискакала в Таксон к отелю «Орндорф» за час до условленного времени, собрав перед битвой все мужество и всю гордость своих воинствующих предков.
Кэт нравилась толкотня и суматоха Олд Пабло (так называли город местные жители), и, проезжая по центральной улице к отелю, она с удовольствием смотрела по сторонам, наблюдая за шумным подвыпившим людом.
И днем и ночью на улицах и дворах стоял оглушительный шум. Таксон был единственным поселением в этой части южной Аризоны, которое по праву называлось городом. Его звуки ласкали слух фермеров, ковбоев, солдат и рудокопов, которые стекались сюда изо всех отдаленных, Богом забытых глухих местечек, из которых собственно и состояла Аризона.
Простуженно скрипели ветряные мельницы. Колокола на церкви святой Августины монотонно звонили весь день и заунывно стонали во время похорон. В Таксоне много хоронили. Слишком часто споры разрешались единственным способом: за людей говорили ружья. Случались также вспышки оспы и малярии, оставлявшие многочисленные трупы. Список жертв пополняли мертворожденные. Словом, мало кому удавалось дожить до преклонного возраста — смерть предпочитала забирать молодых.
Салоны, игорные залы и бордели гудели ночи напролет, смолкая лишь с первыми лучами солнца, когда уличные торговцы водой, хворостом и овощами заполняли город. Сладкозвучными индейскими, мексиканскими и китайскими напевами они зазывали покупателей, расхваливая на все лады свой товар.
Оглушительные крики возниц, погоняющих буйволов, запряженных в почтовые дилижансы и грузовые повозки, которые то и дело громыхали вниз и вверх по Мейн Стрит, постоянно сопровождались лаем собак, ржанием лошадей и истошным ослиным криком. До появления в здешних местах американцев улица называлась Эль Камино Рил. Это была королевская дорога из Вера Круза в Мексико Сити и Таксон — путь, проложенный знаменитыми конкистадорами.
Строительство железной дороги не принесло существенных перемен, а лишь добавило к городской разноголосице пронзительный паровозный свист. В Аризоне все еще оставалось достаточно отдаленных мест, куда невозможно было добраться на поезде, поэтому количество колясок и повозок с лошадьми не уменьшилось.
Недалеко от конюшен Литервуда Кэт окликнул старик Авинг.
— Приветствую тебя, девочка! Великолепное утро, не правда ли? А когда я увидел тебя, оно еще больше посветлело!
Кэт остановила свою кобылу, поджидая старика.
— Так, так, Нэт. Похоже, ты собираешься вскружить мне голову комплиментами! — поддразнила она его.
Старик покраснел, густой румянец просвечивался сквозь редкую щетину на его лице. Он смущенно стянул с головы видавшую виды шляпу.
— Нет, вот те крест, чистейшая правда. Я очень рад тебя видеть. Моя бедная старая лысая головушка вчера чуть не сгорела до тла и не обуглились после того, как это дьявольское отродье (я говорю о моем вороном жеребце) съело мою соломенную шляпу.
— Так ты ж его, наверно, держишь в черном теле?
Нэт возмутился.
— Ему дают отборное зерно. Это он из вредности. Несносное животное. Моя любимая шляпа, почти совсем новая… Так трудно найти шляпу, которая бы подобающим образом сидела на голове. А этот мошенник взял и съел ее.
Кэт, не сдержавшись, рассмеялась. Она хорошо знала, более того, даже помнила запах хваленой шляпы Нэта.
— А ты случайно не захватила с собой чудодейственной мази, которая лечит ржоги, а, девочка? Мне бы она сейчас очень пригодилась, — с надеждой спросил старик.
— К сожалению, нет. Но в следующий раз я обязательно привезу, — пообещала Кэт. Затем отвернулась, пытаясь скрыть печаль, нахлынувшую вместе с воспоминаниями об отце, который любил подшучивать над ее «змеиной» мазью. Однако лекарство уже спасло жизнь четверым. Боже, как ей хотелось, чтобы отец оказался сейчас здесь, рядом! Услышать бы его веселый, дразнящий голос…
Слезинки заблестели в бирюзовых глазах Кэт. Заметив их, Нэт смущенно кашлянул и попытался отвлечь ее от горьких мыслей, предложив присмотреть за кобылой, пока Кэт будет находиться в городе. Но девушка молча решительным движением руки отказалась от услуги и продолжила свой путь к «Орндорфу». Ее появление в Олд Пабло утром не осталось незамеченным. Головы, повернувшиеся ей вслед, были ярким свидетельством проявленного интереса. Отчасти потому, что в месте, где на добрых две сотни мужчин приходилась одна женщина, любая симпатичная особа привлекала живейшее внимание. Еще и потому, что русоволосая обладательница огромных выразительных глаз считалась самой видной красавицей Таксона с тех самых времен, когда ее мать пела в салоне Вита. Но, пожалуй, наибольшее любопытство вызывала одежда девушки.
Уезжая из дома ранним утром, Кэт, спасаясь от сильного февральского мороза, была закутана в красочный разноцветный шерстяной сирап. Но к тому времени, когда она достигла города, яркие солнечные лучи прогрели воздух и заметно потеплело.
Поэтому тяжелый мексиканский плед, привязанный позади седла, болтался, как попона.
Сейчас на ней был любимый повседневный горчичного цвета костюм из хлопчатобумажного твида. Свободную полуприлегающую блузку незамысловатого покроя дополнял черный кожаный жилет. Рукава блузки были высоко закатаны, верхние пуговицы расстегнуты, обнажая тело. Костюм явно предназначался для верховой езды. Серединный шов юбки плавно превращал ее в широкие брюки, из-под которых виднелись черные дорожные ботинки без каблуков, доходившие до середины икры.
Остановившись в проулке Мейн Стрит напротив «Орндорфа», Кэт привязала лошадь к перекладине. На ходу стягивая с рук перчатки и небрежно бросая их на плоское дно своей черной фетровой шляпы в испанском стиле, она прошла через входную дверь лучшего отеля Таксона и остановилась у стойки портье в холле.
— Мне нужен столик в патио
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
под мимозой, рядом с фонтаном, — объяснила она. — Принесите чай. И убедительно прошу: как только появится мистер Эмет Вестон Йорк, дайте мне знать. У меня с ним встреча.
Девушка очаровательно улыбнулась. Портье показалось, что он растворился в глубине ее глаз, которые поразительно сочетались с бирюзовыми сережками, украшавшими изящные мочки ушей Кэт. Но он взял себя в руки и поспешил выйти из-за стойки.
— Как вам будет угодно, мисс. Все будет исполнено.
Портье проводил ее во внутренний дворик. Его поразило явное несоответствие между мелодичной женственной речью и небрежной манерой одеваться. Однако непроницаемое лицо хорошо вышколенного служащего не выдало удивления.
Когда-то этот величественный отель был первым и единственным каменным строением на станции Оверланд Стейдж, где могли поселиться приезжие. Сейчас, следуя духу времени и запросам посетителей, он значительно разросся, внутреннее убранство стало богаче. Роскошно обставленные номера были заполнены состоятельными клиентами всех разрядов.
Тот же самый портье повел Кэт к выбранному столику и церемонно усадил в кресло.
— Официант через секунду принесет вам чай. Будьте любезны подождать. Я непременно сообщу о приезде мистера Йорка.
Размышляя в ожидании, девушка не в первый раз возвращалась к тревожившему ее вопросу: что сейчас понадобилось от нее Эмету Вестону Йорку? Она задела его самолюбие, точнее будет сказать, расстреляла оное из дробовика прямо на глазах закадычных друзей. Такой самовлюбленный и тщеславный человек, как Йорк, вряд ли забудет нанесенную обиду. Нужно следить за каждым его движением. От этого подлеца можно ожидать всего. Но его беда в том, что он думает не головой, а тем, что находится между ног. Поэтому Кэт ни капли не сомневалась, что сумеет охладить его пыл и обвести вокруг пальца. Еще в ранней юности Джон научил ее с помощью железной логики противостоять похоти. Сейчас нервы девушки были напряжены в предчувствии схватки.
Внезапно Кэт почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Ни один мускул не дрогнул, когда она медленно подняла глаза. Но попытка сохранить невозмутимый вид потерпела крах. И было от чего. Нескрываемый дьявольски загадочный интерес сквозил в голубых глазах, приковавших ее внимание. Щуплый рыжеволосый мужчина с морщинистым лицом, одетый в опрятный костюм-тройку, очень напоминал развращенного колдуна. Его движения, когда он потягивал шампанское и апельсиновый сок из сверкающих хрустальных бокалов, и написанные на его лице непристойные мысли усиливали это впечатление.
Этот обожатель расположился в другом конце патио, как раз напротив столика Кэт. Он с заметным удовольствием поглощал запоздалый завтрак. Кэт отвела глаза, когда официант подал чашку чая и плетеное блюдо с ломтиками ароматного сдобного хлеба, прикрытыми салфеткой.
— Любопытно, кто этот старый ловелас? — подумала Кэт.
Быстро возрастающее население Таксона не превышало, однако, семи тысяч человек и состояло преимущественно из мексиканцев. Человек, обратившись на себя ее внимание, выделялся среди местных жителей, подобно золотым прожилкам в пласте руды. Должно быть, приезжий, причем очень состоятельный. И себе на уме!
Шевельнувшееся подозрение насторожило девушку. Неужели этот тип как-то связан с Эметом Вестоном Йорком? Два месяца назад его не было рядом с Йорком. Но, похоже, он из той же породы безжалостных людей с каменным сердцем.
Громкий скрип передвигаемого по кафельному полу кресла и шарканье ног заставили Кэт поднять глаза. Старик встал, слегка поклонился в ее сторону и подмигнул, направляясь к выходу. Наглец!
Кэт глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и приготовилась к встрече с Йорком.
Как раз в этот момент в патио появился Эмет Вестон Йорк, который шествовал по залу. За ним неотступно следовали те двое, которые сопровождали его в декабре во время памятного посещения. Кэт хорошо помнила неразлучных друзей: и смуглого господина с густыми усами, и мордастого с бакенбардами. Видимо, Йорк нуждался в их присутствии.
Он остановился у стола и склонил голову.
— Мисс Стюарт?
Она кивнула.
— Разрешите вам напомнить — мои деловые партнеры и компаньоны: мистер Джонсон и мистер Вестман.
Кэт по очереди кивнула каждому.
— Портье сказал, что вы выбрали столик во дворе и отказались от гостиной. Значит, вы приехали заранее? — Он отодвинул кресло и сел, его спутники присоединились к нему.
— Я родилась в этом отеле. Он принадлежал Стивенсам и в свое время являлся штаб-квартирой политической кампании Гирома Стивенса. Миссис Орндорф продала его в прошлом году. С тех пор я здесь ни разу не была.
Ее невольные слушатели удивленно переглянулись. Неужели эта стерва не понимает, что они откровенно издеваются над ней?
Йорк прокашлялся и первым подал голос.
— У вас новый партнер, Кэт. Моя доля в Фэнси Леди перешла во владение Симаса Блейда, грубого и невежественного ирландца.
Ошеломленная, она застыла как статуя. Собрав все свое мужество, с бесстрастным выражением лица она ждала дальнейших разъяснений.
— Надеюсь, вы получили хорошую цену.
Разочарованный ее реакцией, Йорк передернул плечами.
— Он выиграл у меня прииск в покер.
— Нечестная игра! — воскликнул Вестман.
— Вам попался шулер? Где это произошло? — Кэт поразило, что Йорк признал себя одураченным.
Глаза Эмета сузились от бешенства. Он не собирался публично оглашать, что его провели как мальчишку.
— Не было никакой игры. Его величество случай и раскрытая карта решили все. Ничего страшного. Я потерял прииск, который был для меня обузой.
— Но старый прохиндей был уверен в выигрыше!
— Заткнись, Джонсон!
Кэт давилась от смеха. Как бы она хотела посмотреть, как Йорка обставили.
— Итак, мой новый компаньон — некий ирландский интриган?
— Тупой папаша с очаровательным сынком, — ядовито процедил сквозь зубы Йорк.
— Я бы даже сказал, чересчур женоподобным сынком, — язвительно добавил Джонсон.
— А я так не думаю, — Вестман пощипывал бачки. Он с детства был знаком с Йорком и знал его достаточно хорошо. Йорк всегда при первой же возможности подставлял его под удар и никогда особо не церемонился. И вот сейчас появился великолепный шанс вернуть долг и отплатить тем же. Вестман с удовольствием вспомнил, как бедному Эмету всадили пулю в зад.
— Я полагаю, они далеко не так просты, как кажется на первый взгляд. Может, старик и был ирландским голодранцем, когда тридцать лет тому назад вытянул счастливый билет. Но для того чтобы сколотить состояние, каким он обладает сейчас, необходим ясный ум.
— Или достаточно быть вором, — прошипел рассвирепевший Йорк.
Ему не нравились разглагольствования Вестмана.
— Рыбак рыбака узнает издалека, — отметила про себя Кэт. Йорк о всех судил по себе. Она ненавидела и презирала Эмета за то, что он опрометчиво сделал ставку на прииск в игре. Но в то же время была несказанно рада, что он проиграл. Хуже партнера не найти.
— Блейд, возможно, захочет выкупить у тебя прииск, — продолжал Йорк. — Но ты много не получишь, уверяю. У него скверная репутация.
— Да уж, — закурив сигару, подхватил Джонсон. — Если Блейд решит, что игра стоит свеч, он выкрадет шахту прямо из-под твоего носа. Ничем не побрезгует. Может, и горло тебе перережет.
Кэт в напряжении обвела взглядом всех сидевших за столом. Неужели она в безвыходном положении? Страх перед незнакомым Симасом Блейдом терзал ее, отзываясь ноющей болью в животе. Но всем своим видом она выражала спокойствие.
— Спасибо за внимание, господа. И за предупреждение. Мне и раньше приходилось встречаться с негодяями. И как только я сталкиваюсь с ярко выраженными представителями этого отвратительного племени, у них возникают неприятности! — Она в упор посмотрела на Йорка. — Никто не посмеет выкупить Фэнси Леди, и я никому не позволю украсть ее.
— Твой отец проведет в Юме не один год, если вообще выберется оттуда. Насколько я знаю, многие заключенные умирают просто в результате несчастного случая.
Кэт стиснула зубы.
— Я осведомлена об ужасных условиях в этой проклятой дыре. — Она поднялась, — Приношу свои извинения, джентльмены. Меня ждут срочные дела, прощайте. — Она выпрямилась, расправила плечи и с высоко поднятой головой удалилась.
Губы Йорка злобно изогнулись.
— Стерва! Надеюсь, что этот хитрый проходимец хорошенько проучит ее. И выбьет из нее спесь. Джонсон, окажи услугу: пока мы не ушли отсюда, отправь анонимное письмо коменданту Юмской тюрьмы. Извести его, что заключенный Джон Стюарт готовится к побегу. Когда я разделаюсь с семейкой Стюартов, они проклянут день, когда появились на свет.
Кэт отвязала свою лошадь и подождала, пока очередная повозка с мулом не проедет по улице.
— Синьорита, — раздался рядом детский голосок. Кэт повернулась и увидела троих ребятишек вдовы Педрозы, сбившихся в кучку за углом отеля и отчаянно пытавшихся привлечь ее внимание. По их загадочным взглядам девушка поняла, что они только что выбежали из отеля, и улыбнулась. Роскошь всегда производила неизгладимое впечатление на малышей.
Кэт подвела лошадь к месту, где ее терпеливо поджидали дети. Они были в возрасте четырех, пяти и шести лет, безукоризненно чистые и неправдоподобно опрятные. И в данный момент очень сосредоточенные. Младший, Джулио, сжимал в руках несколько лоскутков выбеленной материи.
Спустя несколько секунд Кэт рассмотрела, что мальчик держал мешочки для соли, отбеленные и украшенные причудливой вышивкой.
— Купите, — попросил старший, Джордан.
— Por favor,
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
— прошептала Нормита.
Кэт заглянула в огромные карие глаза девочки и поняла, что не от хорошей жизни они находятся здесь. Она кивнула и достала из кармана кошелек с мелочью. Джулио, не в силах сдерживать ликование, обвил руками ее ногу и крепко прижался всем телом.
— Gracias,
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
синьорита!
Дети бросились прочь — каждый сжимал в кулачке десятицентовую монетку. В руках же у Кэт осталось полдюжины маленьких вышитых мешочков. Аккуратно сложив их в сумку, пристегнутую к седлу, девушка задумалась о том, зачем купила их и что с ними делать. Впрочем, Луз наверняка для чего-нибудь их приспособит.
Затем Кэт взобралась в седло и поехала по направлению к железнодорожной станции. Нужно было узнать о прибытии снаряжения, которое она заказала в Мосант Кемикл Кампани в Сан-Луисе.
— Добрый вечер, мисс Кэт, — поприветствовал ее Элайджи Томас, станционный служащий, когда она подъехала. — А где же ваш груз?
— Не знаю. Я надеялась, что глицерин и бура, которые я с нетерпением жду, уже прибыли из Сан-Луиса.
— Конечно, мы уже получили ваши коробки. Эрни Смитсон с час назад отбыл с двумя посылками. Снаряжение же будет, вероятно, позже. А разве вы не встретили его по дороге?
— Нет, я приехала в город очень рано. Благодарю за приятное известие, мистер Томас. До встречи.
Клубы пыли вились над главной проезжей дорогой, поэтому Кэт свернула на юго-восток и направила свою кобылу через безбрежную пустынную местность. На севере, позади покинутых жилищ форта Лувел, виднелись размытые очертания горного хребта Санта Каталина, покрытые снегом вершины которого были окутаны туманной дымкой. Впереди на фоне бледно-голубого неба ослепительно сверкали лучи зимнего солнца, высвечивающие застывший массив Рикон и окрашивающие его в серый цвет. Из-под копыт лошади выпорхнула потревоженная семейка перепелов и легко понеслась над песчаной вербеной.
Сейчас, в период обильных зимних дождей, простирающаяся вокруг земля была однообразно скудной. Но в считанные дни пустынная поверхность весной преобразится и покроется ярким разноцветным ковром из цветов, буйные краски которого совсем не похожи на обычные нежно-пастельные тона, характерные для весны в других частях света. Разнообразные кактусы, привычно усыпанные рядами колючек, внезапно выпустят великое множество шелковистых чашеобразных бутонов, окрашенных в белые, алые и пурпурные цвета На утренней заре к солнцу потянутся яркие головки мака. Кудрявые макушки испанского лука устремятся к небу из своих серо-зеленых колыбелей.
Как и в любой недолговечной красоте, можно было отметить что-то пугающе роковое в этом изобилии красок. Тем не менее Кэт с нетерпением ждала прихода весны. Она всем сердцем любила этот суровый и неблагодарный край. Все лучшее в нем было божественно, худшее, казалось, поднялось из преисподней. Однако безоговорочно принимая поставленные им жесткие условия, страстно желая слышать, чувствовать и познавать его, Кэт научилась также мирно уживаться с ним.
Отбросив предубеждения, она раз и навсегда разрешила свои противоречия с родной землей. Если бы она только могла так же просто поступать с людьми, населяющими эти места! Она отогнала прочь мысли о Симасе Блейде, постоянно тревожившие ее. У страха глаза велики, он плохой советчик.
Лицо Кэт, как зеркало, отражало ее мрачные мысли о том, что жизнь может сыграть с ней злую шутку: а вдруг новый партнер окажется похожим на того престарелого блудника, который строил ей глазки и заигрывал с ней в патио отеля. Хотя он далеко не глуп, она находила этого старого ловеласа даже забавным.
Если Йорк и говорил правду о Симасе Блейде, она ничего не может уже с этим поделать. Кем бы он ни оказался, нужно быть начеку и быть готовой встретиться с ним лицом к лицу с оружием в руках.
Приблизившись к озеру Пантан, Кэт натянула поводья и повернула лошадь в сторону обычно пересохшего русла реки. Так как земля была влажная, выпадали непривычно обильные осадки, наполнившие дождевой водой поток, впадающий теперь в озеро. Переправляться через довольно многоводную теперь реку было опасно из-за зыбучих песков. Поэтому девушка направилась к каменистому броду в нескольких милях отсюда, недалеко от развилки, где проезжая дорога поворачивал на юг в Патагонию.
У брода ее ждал неприятный сюрприз. У самой кромки воды одиноко стоял запряженный двенадцатью мулами грузовой фургон. Подъехав поближе, Кэт заметила на влажном песке свои заказанные бутылки с бурой, разбросанные кругом. Рядом валялись разбитые бутылки с глицерином, на растекшейся маслянистой жидкости кишели муравьи. В стороне от фургона лежало застывшее без движения скрюченное тело Эрни Смитсона.
— Эрни! — Она спрыгнула с лошади. Хорошо вышколенная кобыла с висящими до земли поводьями остановилась на месте как вкопанная. Сердце Эрни билось, он был жив. Быстро осмотрев его, Кэт не обнаружила никаких признаков переломов или огнестрельного ранения. Видна была лишь глубокая ссадина на виске, окруженная лиловым кровоподтеком.
Кэт достала из дорожной сумки кусочки чистой ткани и мешочек с лекарством и обработала рану, вытерев грязь и запекшуюся кровь. Затем наложила на поврежденное место лечебную мазь. Намочив ткань, девушка приложила влажную материю ко лбу Эрни и, открыв флакон со специально приготовленной нюхательной солью, дала понюхать, чтобы привести доставщика в чувство.
Кэт оказалась в затруднительном положении. Долговязый и худой, Эрни был тем не менее слишком крупным мужчиной, чтобы можно было поднять его. Перегнать нагруженную повозку к дому нетрудно, но Эрни придется собраться с силами и самому добраться до фургона и сесть в него. Кэт была сильной, но всего лишь женщиной.
— А, черт! — Эрни оглянулся и открыл глаза. — Ой, извините, мисс Кэт!
— Все хорошо, Эрни, — успокоила парня Кэт. — Как ты себя чувствуешь? Ты в состоянии подняться и, опершись на колесо, сесть?
— Конечно! — стараясь подтвердить свои слова действием, Эрни облокотился на согнутую руку, но тут же громко застонал от боли и схватился свободной рукой за голову.
— Осторожней, не спеши. Не задень ссадину на голове. Объясни, что случилось?
— Это проклятый, у-у-у, дьявол, Ленч Кастрил Он и парочка его дружков встретили меня на повороте. Сначала они просто дразнили меня и не пропускали. Я хотел утихомирить их и сказал, чтоб отвязались от меня, так как я тороплюсь и везу вам срочный груз.
— Ленч, — пробормотала Кэт, — теперь понятно.
— Он рассвирепел и спросил, какие ящики принадлежат вам. И приказал своим молодчикам разломать коробки и разбить бутылки. Простите, мисс Кэт, но когда я попытался остановить их, Ленч ударил меня по голове рукояткой револьвера.
Кэт дрожала от гнева. Стараясь успокоиться, она сделала два глубоких вдоха и шумно выдохнула.
— Ты не виноват, Эрни, ты не должен отвечать за грязные поступки ленивых негодяев, которые не привыкли работать, а предпочитают воровать чужое.
— Что Ленч имеет против вас, мисс?
— Первый раз Ленч появился, когда отца забрали в Юму. Ленч, как шакал, рыскал вокруг в поисках легкой наживы. Я выставила его со своей территории. Теперь негодяй решил, что ему нужна Марина. Я предупредила: если он хоть пальцем дотронется до нее, мое ружье не смолчит. И ему больше никогда не понадобятся женщины.
Простодушное лицо Эрни вытянулось от удовольствия, глаза округлились.
— И вы действительно выполните свое обещание, мисс Кэт?
— Клянусь!
— Конечно, он законченный наглец!
— Он мерзавец и трус, у которого хватает храбрости обижать только слабых, особенно женщин. Я этого не потерплю. А теперь я помогу тебе забраться в фургон — вот моя рука.
— Да, да, сейчас.
— Так, хорошо. Давай попробуем, — она навалилась на коляску и протянула ему руку.
— Но, мисс Кэт, я не могу сзади управлять повозкой. А эти упрямые животные сами не сдвинутся с места и будут здесь стоять, пока не завалятся от усталости.
Кэт сняла с лошади седло, которое так любил ее отец, положила его в фургон и привязала кобылу позади повозки. Затем она поставила ногу на ось переднего колеса, легко перенесла тело через борт и уселась на место возницы.
— Я направляюсь домой, Эрни. И беру с собой тебя и повозку. Не будем спорить. Ты можешь взять ружье на всякий случай, если захочешь. Но я сомневаюсь, что тебе придется воспользоваться им. Когда мы доберемся до дома, я распоряжусь, чтобы Луз приготовила для тебя комнату. Переночуешь у нас, а завтра утром, если не будет никаких осложнений, сможешь продолжать путь.
Эрни и не собирался спорить. Правительство США решило, что угрозы грабительских набегов индейцев не существует, и ликвидировало большинство военных застав в округе. Поэтому местное население осталось один на один с бандитами и было вынуждено самостоятельно защищать себя.
Кэт обладала не только рассудительностью, но и выдержкой и мужеством. И не единожды доказывала это. Местные жители хорошо знали и уважали ее. Эрни тоже не скрывал своего восхищения. Не то чтобы он сам мечтал о такой сильной женщине:
ведь постоянно нужно взвешивать каждое слово и каждое принимаемое решение, чтобы быть ей под стать. Но он всегда с гордостью считал себя ее другом.
Буйволы не спеша, с устало опущенными головами плелись по старой дороге в Томстоун. Монотонно громыхал нагруженный фургон. Полуденное солнце жарко припекало. Они двигались настолько медленно, что поднимающаяся столбом из-под колес пыль окутывала их с ног до головы плотной пеленой. Дорога плавно шла вверх, по обеим сторонам реки уже замелькали низкорослые дубы, находящиеся, однако, слишком далеко, чтобы дать отдых утомленным путникам. И только шелест листьев да свистящий шум ветра подбадривали их.
Вокруг простиралась безмолвная пустынная земля. Недалеко от дороги деревья месквит и паловерд
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
чередовались с вездесущими кактусами. Справа, у подножия хребта Рикон, зеленели разрозненные кедры, слева, насколько хватало глаз, тянулась открытая равнина, упирающаяся в сверкающие горные вершины Ветстона.
Ничто не нарушало величественного безмолвия этого безграничного пространства, кроме грохота и жалобного скрипа фургона, рева буйволов временами да равномерного стука лошадиных копыт. На необозримом небосклоне солнце уже клонилось к закату.
Кэт повернула повозку с дороги на тропинку, шедшую вдоль озера. Когда они подъехали к излучине реки, девушка остановила фургон, чтобы дать животным отдых и напоить их. Путники уже добрались до зеленых лугов, где было много корма. Западный приток реки, иногда называемый Синега Грик, сворачивал на юг, в сторону форта Криттенден, который именовался фортом Буканан, до того как его сожгли войска федератов
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
во время Гражданской войны.
Оставалось всего лишь несколько миль пути. Кэт благодарила Бога за это. Плечи ныли от напряжения, руки болели от поводьев, спина онемела от длительной езды на жестком деревянном сиденье. Эрни, измученный полуденной жарой и раной, заснул.
Кэт решила не будить его. Маловероятно, чтобы Ленч Кастрил с друзьями оказался поблизости и лежал где-нибудь в засаде среди скал, которые окружали земли Джона Стюарта. Но все же от греха подальше — девушка придвинула к себе винчестер.
Сердце радостно забилось, как всегда, когда показались знакомые очертания родного дома. Большое каменное четырехугольное здание словно росло из земли, породившей его. Надежный, как крепость, уютный дом возвышался посреди плоской равнины и был хорошо виден издалека.
Кэт направила фургон к въезду и громко позвала прислугу, чтобы открыть ворота. Эрни проснулся и подполз к спинке сиденья сзади Кэт, раскачивая винчестер в руках.
Створки ворот широко распахнулись, впустив повозку. Кэт и Эрни устало спустились на землю. Луз подбежала к Кэт и подхватила Эрни. Она испуганно вскрикнула, путая английские слова с испанскими, когда увидела ссадину на его голове. Погонщик стал пунцовым от смущения, тронутый до глубины души проявленным вниманием.
Из дома стрелой вылетел рыжеволосый мальчик лет восьми с темными, как спелые сливы, глазами и бросился отвязывать лошадь от фургона.
— Спасибо, Анджело, — улыбнулась Кэт. — Ее нужно напоить и дать зерна. Когда справишься, поможешь мне с буйволами?
— Si
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
, синьорита Кэт! — он торопливо побежал выполнять поручение, горя желанием доказать, что достаточно взрослый, чтобы делать мужскую работу.
Когда все улеглись, Кэт вышла за ворота полюбоваться звездами. Ночной прохладный ветер теребил ее распущенные волосы. В такие одинокие часы она особенно сильно тосковала по отцу. Глядя на яркие звезды, девушка тревожно думала о том, выдержит ли отец тюремное заключение. Десять лет казались вечностью.
Жалобный крик койота где-то на другом конце равнины внезапно оборвал ее мысли.
Сегодня она выдержала сражение с Эметом Йорком. Правда, нельзя сказать, что одержала победу, полную победу, но и не проиграла. Усмешка искривила ее губы. Главное то, что Йорк покинул поле боя и вышел из игры.
Кэт вдруг почувствовала себя очень одинокой. Хорошо бы убежать отсюда, прочь от дома, чтобы избавиться от жуткой действительности. Месяцы, прошедшие со дня ареста отца, были самыми длинными и трудными в ее жизни.
До рокового выстрела, оборвавшего жизнь их соседа Мак-Найта, девушка была уверена, что ее мечты непременно воплотятся в жизнь. Рядом был человек, за которого она собиралась выйти замуж, она мечтала иметь свой дом, мужа, который был бы и ее лучшим другом, и возлюбленным, и советчиком, детей (она надеялась, что несколько, так как сама была единственным ребенком).
Но случайный ружейный выстрел перечеркнул все мечты Кэт. Возлюбленный уехал, а Джон Стюарт предстал перед судом, оставив Кэт один на один с жестокой реальностью.
Джон умолял не спешить с замужеством, говорил, что лучше до свадьбы убедиться, какой негодяй Нед Воррен. Отец не любил юношу и не верил ему. Джон был неисправимым романтиком — Кэт знала это. Он верил в то, что тяжелый труд будет вознагражден, что добро в конце концов победит зло. И что где-то в заоблачной дали живет прекрасный принц, молодой и красивый, с благородным рыцарским сердцем, который приедет и сделает Кэт счастливой..
Дочь, однако, была более прозаичной — это жизнь заставляла быть такой. Она считала приговор отцу несправедливым. Не было прямых улик, свидетельствующих против Джона, за исключением непримиримой вражды соседей. Даже судебный исполнитель подтвердил это. Но суд присяжных заседателей, состоящий из горожан, до смерти напуганных рядом зверских убийств, совершенных в прошлом году, признал Стюарта виновным.
Суд, принимая во внимание поведение Джона и репутацию кристально чистого человека, приговорил его к десяти годам тюремного заключения в Юме вместо смертной казни через повешение. Но это сомнительное благо. Только невероятно сильный человек с Божьей помощью сможет вынести десять долгих лет в этой ужасной тюрьме.
Кэт подумала, будет ли у нее когда-нибудь личная жизнь. Ей так хотелось иметь свой дом, семью, процветающее дело взамен того существования, которое сейчас изматывало тело и изнуряло души четырех человек, живущих вместе. Она была беспредельно благодарна Луз Агилар и ее детям, Марине и Анджело. Она нуждалась в них так же, как и они в ней.
Все, что Кэт имела, — землю и этих людей — нужно было во что бы то ни стало сохранить. Потому что без них она становилась совершенно беззащитной и одинокой женщиной в жестоком и несправедливом мире.
В ночной прохладе витал запах приближающегося дождя. Вдруг вдали что-то потревожило тишину равнины. До Кэт донесся шорох. Она вздрогнула, но постояла еще немного, затем вернулась за ворота, закрыла их за собой и опустила засов на место.
С тоской вспомнила девушка широкие плечи отца, его спокойные, иногда непреклонные манеры и неувядающую веру в необыкновенную судьбу дочери.
Она глубоко вздохнула и усмехнулась про себя. Кто существует сейчас в ее жизни? Появился Эмет Вестон Йорк, довольно симпатичный внешне, но далеко не принц. Что касается Эрни Смитсона, то он был слишком некрасив и незначителен.
Забавные мысли развеяли немного ее мрачное настроение. Девушка снова почувствовала прилив энергии и готовность взяться за решение насущных вопросов. Входя в дом, она решила, что самую большую и серьезную проблему в данный момент для нее представляет все же новый партнер. Именно эта проблема требовала неотложного решения. Кто же такой этот Симас Блейд, черт возьми?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Похищенное сокровище - Флинт Катриона



Очень удивлена рейтингом книги.Мне книга понравилась.Прочла с удовольствием
Похищенное сокровище - Флинт КатрионаA.R
3.04.2015, 4.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100