Читать онлайн Мадам в сенате, автора - Флетчер Энн, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мадам в сенате - Флетчер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мадам в сенате - Флетчер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мадам в сенате - Флетчер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Флетчер Энн

Мадам в сенате

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

В зале, где проходили сенатские слушания, творилось что-то невообразимое. Зрители и репортеры бурно аплодировали Ксавьере. Сенатор Ролингс безостановочно бухал молотком по столу и во всю мощь своих легких призывал аудиторию к порядку. Сенатор Стурдж открыл было глаза, испуганно посмотрел по сторонам и попытался встать. Затем тревога на его лице сменилась благодушной улыбкой, и он снова погрузился в сон. Ксавьера купалась в лучах славы. Но в суматошной, ликующей толпе ее взгляд натолкнулся на коротышку в темных очках, который бесстрастно, как и прежде, следил за ней. Она расстроилась и опустилась в кресло.
Аплодисменты постепенно стихали, а молоток сенатора Ролингса стучал все сильнее.
– Требую тишины! Если еще раз случится что-нибудь подобное, я прикажу очистить помещение и сделать слушания закрытыми. Разумеется, это не относится к представителям прессы.
Уорд придвинул к себе микрофон.
– Считаю необходимым дополнить, сенатор Ролингс, что в результате сотрудничества с мисс Холландер рекламное агентство «ББДО» снова завоевало рынок и на тридцать процентов увеличило объем своих операций, что в значительной мере смягчило последствия спада в экономике нашей страны.
Сенатор вновь прибегнул к помощи молотка.
– Обойдемся без такого сотрудничества, так же как и без ваших комментариев!
– Прошу прощения, если я нарушил правила, но, как мне кажется, это дополнение было по существу вопроса.
– Я так не считаю! – рявкнул Ролингс. – Мисс Холландер, из сказанного вами можно заключить, что вы взяли сознательный курс на использование порнографии в рекламном деле.
Ксавьера покачала головой.
– Я бы не назвала это сознательным курсом. В мои намерения входило лишь сделать рекламу более доходчивой и более действенной. Поэтому мне было трудно избежать эротики, но по-человечески это так понятно!
– Эротика и порнография – одно и то же! – бушевал сенатор Ролингс. – Вы воздействуете на низменные инстинкты!
– Нет, сэр, – со всей твердостью возразила Ксавьера. – Это одно и то же лишь для тех, чьи инстинкты настолько низменны, что они берут под подозрение любое проявление человечности.
Лицо ее противника потемнело от злости.
– Вы намекаете на то, что у меня низменные инстинкты? Я вам покажу! Не забывайте, что вы говорите с сенатором Соединенных Штатов!
– Что и требовалось доказать! – крикнул кто-то из публики. Раздался взрыв хохота.
– Тихо! – Сенатор Ролингс вновь схватился за свое боевое оружие. – Я вас заставлю соблюдать порядок!
Когда в зале снова стало тихо, он тяжелым взглядом посмотрел на Ксавьеру.
– Я жду ответа на мой вопрос, мисс Холландер. Она улыбнулась.
– Я вовсе не имела вас в виду, сенатор, и не настолько хорошо вас знаю, чтобы делать далеко идущие выводы. К тому же, судя по тому, что я слышала, вы вполне могли до сей поры оставаться девственником…
Председательствующий густо побагровел и впился взглядом в Ксавьеру. Потом под хохот всего зала повернулся к Питерсдорфу. Тот ответил еле заметным кивком. Сенатор Ролингс снова уставился на Ксавьеру, открыл рот и, указывая на нее пальцем, приготовился что-то сказать, но в это время раздался звонок, и рот сенатора непроизвольно закрылся. Он отвернул рукав пиджака и посмотрел на часы.
– Звонок на обед! – вскакивая с места, воскликнул сенатор Краузе. – Давайте отложим.
– Задержитесь хоть на пару минут! – завопил Ролингс. – Я должен сделать заявление!
– Вот сами и задерживайтесь! – буркнул сенатор Карузини. – Сейчас откроют кафе и все разметут.
Сенатор Ролингс гневно посмотрел на коллег, но был вынужден сдаться. Он стукнул молотком по столу.
– Объявляется перерыв до двух часов. Присутствие свидетельницы обязательно.
Уорд собрал свои бумаги и защелкнул дипломат.
– Плохо, Ксавьера, – тихо промолвил он. – Ты подошла слишком близко к опасной черте.
– Он меня достал. Только и делает, что умышленно меня провоцирует.
– Естественно. – Адвокат проводил взглядом сенаторов, покидавших поле боя, чтобы не проворонить дармовой обед. – Такая уж здесь ведется игра. Так что лучше бы тебе следить за собой. Не теряй самообладания, Ксавьера, иначе не успеешь и глазом моргнуть, как тебе предъявят обвинение в неуважении к власти.
– Я постараюсь, Уорд.
– Давай-ка двигаться отсюда. Тебе тоже не мешает подкрепиться.
Ксавьера неохотно встала. Навстречу им по проходу спешила ее мать.
– Здорово ты их отделала, детка! Всегда давай сдачи!
– Ни в коем случае, – возразил Уорд, – не давайте ей подобных советов. Это приведет вашу дочь в тюремную камеру.
– Я не хочу сказать, что нужно так прямо набрасываться на них, – оправдывалась мать. – Просто нельзя же им все спускать. Ну ладно, после обеда увидимся.
– Может, пообедаешь с нами, мам?
– Нет, дочка, спасибо. Я видела в нескольких магазинах готовой одежды объявления о сезонной распродаже. Это важнее, чем обед.
– Как хочешь, мам, – ласково сказала Ксавьера. – Пока!
– Скоро увидимся! – Пожилая дама заторопилась к выходу.
Большая часть зрителей разбежалась, как только объявили перерыв. Однако несколько человек по-прежнему сидели на своих местах и лениво переговаривались. Человек в темных очках тоже остался – следить за Ксавьерой и ее адвокатом.
В холле их встретила группа репортеров и тотчас набросилась на Ксавьеру.
– Вам не кажется, что на этих слушаниях попирается ваше право на частную жизнь?
Ксавьера усмехнулась.
– Я и не знала, что существует такое право. Они нас всех давно пронумеровали, разложили по полочкам, снабдили ярлыками, сняли отпечатки пальцев и заложили в компьютер – с момента рождения и до самой смерти. Какое уж тут право! Все засмеялись. Последовал новый вопрос:
– Каким вам видится будущее секса в Америке?
– Ему ничего не угрожает. Пока такие парни, как вы, будете так же пялиться на таких девушек, как я, будущее секса представляется мне в светлых тонах.
Пока репортеры хохотали над ее новым афоризмом, Уорд мягко, но решительно взял Ксавьеру под руку и повел по коридору. Какой-то китаец, в одежде, напоминавшей пижаму, успел таки догнать их и сунуть Ксавьере под нос диктофон:
– Это правда, что вы были любовницей Брежнева?
– Нет, но его портрет висит у меня над кроватью.
– Значит, вы мечтаете стать его любовницей?
– Нет.
– Тогда зачем вы повесили в спальне его портрет?
– Чтобы отпугивать тараканов и крыс.
Уорд повторил свой маневр, и Ксавьера со своим спутником заторопились по длинному коридору. В холле они наткнулись на группу студентов из Вирджинии во главе с гидом и полудюжиной преподавателей. Две девушки узнали Ксавьеру, и она немедленно оказалась под перекрестным огнем любопытных взглядов. Пришлось раздавать направо и налево автографы и отвечать на многочисленные вопросы, в то время как Уорд потихоньку терял терпение.
Гид воспользовался паузой, чтобы прислониться к стене и немного отдохнуть. На лицах преподавателей постарше читался ужас. Более молодые требовали, чтобы Ксавьера, если в ее расписании случится окно, предоставила им аудиенцию. Когда всплыл вопрос о причине ее появления в Вашингтоне, студенты начали живо обсуждать возможность организации акции протеста. Преподаватели постарше бросились их отговаривать, а Ксавьера с Уордом под шумок поспешили скрыться.
Выйдя из Капитолия, они спустились по широченной лестнице. Улица кишела автомобилями и пешеходами, но не было видно ни одного свободного такси. Пока Уорд ловил машину, Ксавьера укрылась от любопытных взглядов между почтовым ящиком на металлической подставке и контейнером для мусора. Люди пробегали мимо. Некоторые узнавали Ксавьеру и махали ей.
Проходившая мимо пожилая пара замедлила шаги, а потом и вовсе остановилась, перешептываясь и отчаянно жестикулируя. Наконец они отважились приблизиться к Ксавьере. По-видимому, это были супруги: высохшие, но хорошо одетые, с пергаментной кожей и одинаковыми розовыми залысинками, которые проглядывались сквозь реденькие седые волосы. Подойдя, они застенчиво уставились на нее.
– Мисс Холландер, не так ли? – нерешительно начал мужчина.
Ксавьера лучезарно улыбнулась.
– Совершенно верно.
– А мы – Джорж и Эми Насбаум.
– Очень приятно. Как поживаете?
– Спасибо, хорошо, а вы?
– Прекрасно!
После того как с дежурными любезностями было покончено, наступила продолжительная пауза. Затем старушка толкнула мужа в бок и прошептала:
– Ну же, спроси ее!
Тот поколебался, откашлялся и взглянул на Ксавьеру.
– Э… мисс Холландер… правда ли, что семьдесят – не слишком подходящая цифра для занятий сексом?
Ксавьера с сомнением покачала головой.
– Да – если движением правит один из партнеров. Если же за рулем сидит кто-то третий, не вижу, почему бы…
– Нет, я имел в виду возраст.
– А… Тогда тем более не вижу причин для опасений. Шестнадцать, шестьдесят или сто шесть – по мне, так никакой разницы.
– Какой возраст вы сами предпочитаете? – спросила женщина.
– Шестьдесят девять.
– Вот видишь! – она торжествующе посмотрела на мужа. – Это почти семьдесят!
Тот замялся и пояснил:
– Эми не имеет в виду извращения.
– Я тоже, – улыбнулась Ксавьера.
– Я говорю о нормальном сексе, между супругами, – продолжал старик. – Мы с Эми давно знаете ли, женаты.
– Поздравляю!
– Спасибо. Мы живем в доме престарелых во Флориде. Это своего рода коммуна, у нас очень много всяких развлечений. Бридж, крокет… А теперь еще и новая коллективная игра. Она называется…
– «Старые распутники», – подсказала его жена. Ксавьера понимающе кивнула.
– И вы не желаете в ней поучаствовать? Позвольте мне высказать свою точку зрения. Правильно организованная оргия – такое же времяпровождение, как всякое другое. Конечно, здесь недопустимо принуждение…
– Да нет, – вздохнула старушка. – Я-то хочу участвовать, а вот Джордж – нет.
– Боюсь, что закручу с какой-нибудь шестидесятилетней малюткой и отдам концы, – объяснил Джордж.
– Ах, вот в чем дело. Понимаю ваши опасения. К сожалению, в данный момент я не могу вам вот так прямо что-либо посоветовать, но все равно приятно встретить супругов, которые столь откровенно обсуждают подобные вещи.
– Так-то оно так, – протянула старая дама, – но я хочу трахаться, а не обсуждать. Надоело корчить из себя старых миссионеров. Дело в том, что там есть один старый лох, Джейкоб Маккарти, он просто проходу мне не дает, так и норовит «вставить»… Но я считаю, что это будет несправедливо по отношению к Джорджу. Он тоже должен развлекаться.
– Понимаю, – сказала Ксавьера. – Как я уже Сказала, у меня нет готового ответа на ваш вопрос, но я счастлива встретить женщину, которая так заботится о своем муже. А что остальные члены коммуны делают в подобной ситуации?
Супруги переглянулись.
– Да нет больше ни у кого такой ситуации, – ответил муж. – Они просто трахаются, и все. На прошлой неделе мы похоронили восьмерых человек. Подозреваю, что опекуны нарочно затеяли эту игру, чтобы почаще освобождались вакансии и они могли принимать в коммуну новых членов и брать деньги за содержание вперед. Конечно, у меня нет доказательств…
– Ксавьера! – крикнул с тротуара Уорд. – Я поймал такси!
– Сейчас иду! – она снова повернулась к пожилым супругам. – Мне очень жаль, что я не могу помочь вам решить эту проблему. Межличностные отношения всегда очень сложны и требуют определенного умения приспосабливаться друг к другу, идти на разумный компромисс, а это зависит только от самих заинтересованных лиц. Конечно, восемь смертей за одну неделю кого угодно заставят задуматься. Зато какая прекрасная смерть! Можно ведь и так посмотреть, верно?
– Я об этом думал, – признался старик. – Но всякий раз, когда у меня встает, это случается посреди партии в бридж или игры в крокет, а я терпеть не могу подводить партнеров.
Ксавьера поцокала языком.
– Должна признаться, я еще не встречала людей, которые бы так заботились о благе ближнего. Это просто стыд-позор, что в мире больше нет таких, как вы.
– Ксавьера! – снова крикнул Уорд.
– Иду, иду!
Старушка бросила проницательный взгляд на Ксавьеру, затем на Уорда и заговорщицки улыбнулась.
– Вы с этим джентльменом собираетесь попробовать что-нибудь этакое?
– Не знаю. Это будет зависеть от меню. В здешних ресторанах не такой уж богатый выбор.
– Не будем вас задерживать, – учтиво проговорил старик. – Большое спасибо за разговор.
– Мне самой было очень приятно, – завершила Ксавьера и пожала обоим руки. – Жалко, что не смогла помочь. Но я уверена, что вы вместе найдете достойный выход.
– Вы помогли нам четче сформулировать вопрос, – возразила старая дама. – Недаром говорят, что подобное – уже половина ответа.
– Конечно. До свидания!
– До свидания!
Ксавьера помахала старичкам и устремилась к Уорду, который, чтобы не дать шоферу улизнуть, держал открытой дверцу такси. Оба изрядно нервничали, однако при виде Ксавьеры тотчас смягчились.
Маленький ресторанчик был переполнен служащими из ближайших учреждений, так что Ксавьере с Уордом пришлось ждать, пока освободится столик. Наконец им удалось сесть. Уорд заказал себе бифштекс, а Ксавьера – колбасу, жареный картофель и французскую булочку. Обслуживали здесь довольно медленно, и они, коротая время, немного поболтали за чашечкой кофе. Разговор в основном свелся к новым предупреждениям Уорда о том, что Ксавьера должна держать себя в руках.
Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд и, обернувшись, увидела за несколько столиков от себя человека в темных очках. У нее снова испортилось настроение.
После обеда они едва успели вовремя добраться до Капитолия. Сенаторы еще отсутствовали. По залу слонялись репортеры, работники телевидения и просто зрители. В четверть третьего появились служители. В 2.30 из служебной двери показались несколько сенаторов и советник Питерсдорф. У сенатора Ролингса был сонный вид, а мисс Гудбоди, напротив, была возбуждена и многозначительно улыбнулась Ксавьере.
Ролингс ударил молотком по столу. Публика постепенно угомонилась. Он огляделся и остановил тяжелый взгляд на Уорде.
– Могу ли я быть уверен, что свидетельница предупреждена об ответственности за неуважение к конгрессу?
– Да, мы с мисс Холландер обсудили этот вопрос, – заверил адвокат. Председательствующий посмотрел на Ксавьеру.
– Надеюсь, мисс Холландер, что, будучи предупреждены, вы проявите должное почтение к деятельности подкомитета. Мы – сенаторы Соединенных Штатов и требуем уважения к себе и возложенной на нас миссии. Для Попирающих наше достоинство существует определенная система наказаний, к которой я не премину прибегнуть, если возникнет необходимость. – Сенатор Ролингс подал знак Питерсдорфу и снова бухнул молотком по столу. – Требую тишины!
– Похоже, что на этот раз пронесло, – шепнул Уорд. – Прошу тебя не терять контроля над собой.
– Постараюсь, – вздохнула Ксавьера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мадам в сенате - Флетчер Энн


Комментарии к роману "Мадам в сенате - Флетчер Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100