Читать онлайн Мадам в сенате, автора - Флетчер Энн, Раздел - ПРОЛОГ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мадам в сенате - Флетчер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мадам в сенате - Флетчер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мадам в сенате - Флетчер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Флетчер Энн

Мадам в сенате

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ПРОЛОГ

Смеркалось. После недавнего столпотворения в районе Джорджтаун воцарилось относительное затишье. Вдоль Дамбартон-стрит мчался на огромной скорости правительственный лимузин; мощнейшего двигателя почти не было слышно.
Завидев в зеркале заднего обзора стремительно приближающиеся включенные фары, полицейский в припаркованной возле тумбы патрульной машине выпрямился было на сиденье и потянулся к ключу зажигания, но, разглядев номерной знак, снова позволил себе расслабиться. Лимузин, мягко шурша шинами, свернул на Висконсин, съехал на боковую улочку и наконец затормозил на стоянке перед огромным, недавно отреставрированным особняком в викторианском стиле. Оставив зажженными фары и не выключая двигателя, водитель в униформе выскочил из машины, обежал ее и поспешно открыл заднюю дверцу. Оттуда, ворча и отдуваясь, вывалился сенатор Игнатиус П. Фрили, высокий, грузный человек лет пятидесяти с гаком.
– Еще что-нибудь нужно, сенатор? – услужливо осведомился шофер.
– Передайте начальнику гаража, что скотч в машине просто отвратителен, а цветные вкладки надерганы черт знает откуда.
– Прошу прощения, сенатор, нам даны строжайшие указания насчет выпивки, а ребята в автопарке плохо разбираются в журналах.
Сенатор нетерпеливо фыркнул, пожал плечами и потопал по тротуару, по ходу с большим трудом стягивая на животе полы пальто. Перед этим он успел буркнуть через плечо:
– Все равно передайте, что я остался недоволен.
– Непременно, сэр! – почти с радостью отозвался шофер. – Желаю приятно провести вечер!
– До свидания, – не оборачиваясь, пробурчал сенатор.
Он поднялся на крыльцо и остановился перед двустворчатой дверью, над которой струили мягкий свет две старинные лампы. На правой стороне поблескивала табличка: «Частный клуб», а на левой – «Только для членов клуба и приглашенных». Пыхтя и бормоча себе под нос что-то невразумительное, сенатор достал из кармана ключ и, отперев замок, исчез за дверью.
Он очутился в небольшой, со вкусом обставленной прихожей. Здесь царила атмосфера ненавязчивой роскоши. С потолка лился рассеянный дневной свет; ноги почти по щиколотку утопали в пушистом ворсе ковра. Вдоль отделанных панелями и украшенных жирандолями стен стояло несколько кожаных кресел и огромные кадки с декоративными деревьями – это придавало обстановке особенно уютный вид.
Из гардеробной, шаркая, вышел старик, чтобы помочь сенатору избавиться от верхней одежды.
– Добрый вечер, сенатор.
Тот что-то буркнул и, по-птичьи наклонив голову набок, протянул гардеробщику пальто.
– Что-нибудь случилось за время моего отсутствия?
– Изволили уезжать, сэр?
Сенатор жестко, сверху вниз, посмотрел на служителя.
– Да – в заграничную командировку.
– Ах, вот как? – старик понимающе осклабился и повернулся, чтобы вернуться в гардеробную.
– Кто здесь сегодня? – осведомился сенатор.
– Не могу сказать, – послышалось уже от самой двери. – Я только что заступил на дежурство.
Сенатор несколько секунд тупо смотрел вслед гардеробщику, затем повернулся и, пройдя через дверь в виде арки, очутился в помещении, значительно превосходившем размерами прихожую. Когда-то это была жилая комната довольно оригинальной конфигурации, потом ее расширили и превратили в роскошную гостиную, в одном стиле с прихожей. Здесь было несколько журнальных столиков и кожаных кресел, из которых лишь два – возле самого камина – оказались занятыми: в них мирно дремали двое пожилых джентльменов. На их лицах плясали багровые отсветы пламени. Сенатор недовольно оглянулся по сторонам и взял было курс на столик, где лежала кипа свежих журналов и газет, но передумал и направился к двери в другом конце гостиной, над которой светилась маленькая красная лампочка. Сенатор решительно толкнул дверь и вошел внутрь.
Он оказался в небольшом частном кинозале с дюжиной кресел, расположенных полукругом перед экраном. Луч света из проектора с трудом пробивался сквозь плотную завесу сигарного дыма. Из динамиков доносился монотонный женский голос. На экране женщина-лектор водила указкой с красным наконечником по плакату с анатомическим изображением женского тела.
– А это, – вещала лекторша, – фаллопиевы трубы. Диктую по буквам: ф-а-л-л-о-п-и-е-в-ы, фаллопиевы трубы. Они соединяют яичники… я-и-ч-н-и-к-и… яичники с маткой. М-а-т-к-о-й. Еще раз диктую по буквам, чтобы вы правильно записали… Все успели записать? Кто не успел, поднимите руку, когда придет время для вопросов и ответов.
Сенатор тяжело вздохнул и огляделся. Его лицо внезапно просветлело, и он направил свои стопы в дальний конец зала.
– Привет, Нисуит! – обратился он к человеку примерно своего возраста, только повыше и довольно-таки худощавому, со сморщенным лицом и обвислыми щеками.
Тот поднял голову, моргнул, приподнялся в кресле и протянул руку.
– Привет, Фрили. – Они обменялись рукопожатием. – Присаживайтесь.
Фрили занял место рядом с Нисуитом.
– И это все? – он показал на экран.
– Перед этим крутили еще один, вроде бы поинтереснее, но ненамного. Комитет по борьбе с порнографией обещает на следующей неделе кое-что свеженькое – из новой партии конфискованного на таможне. Вы недавно вернулись?
– Только что из аэропорта.
– Далеко летали?
Фрили самодовольно улыбнулся.
– В Париж.
– Не может быть! – поразился Нисуит. – Ну и как? Улыбка Фрили стала чуточку кисловатой.
– Жена настояла, чтобы я взял ее с собой, а вы же знаете, что это такое. Но я твердо решил урвать пару денечков для себя. Взял да и вылил кипяченую воду из графина и наполнил его водой из-под крана. Эффект оказался просто поразительным. Я еще не успел слинять, а у жены уже начались колики. Пришлось срочно возвращаться в Вашингтон.
– Слишком быстро подействовало, – посочувствовал Нисуит.
– Увы, – на губах Фрили появилась вымученная улыбка. – Ну, а у вас что слышно? Есть что-нибудь новенькое?
– Все то же самое. Вы, разумеется, слышали о Чамли?
– Чамли? Нет. Я только что из аэропорта, а до этого пару дней не притрагивался к газетам.
– Так вы не в курсе? Черт побери, да ведь об этом трубят на каждом углу!
– Я же сказал, что не брал в руки газет.
– Его застукали без штанов.
– Это как?
Нисуит начал было объяснять, но остановился и, пошарив сбоку от себя, достал свежую газету.
– Смотрите.
Фрили повернул газету так, чтобы на нее падал свет от экрана. Ему сразу же бросился в глаза набранный крупным шрифтом заголовок: «АП! Сенатор замешан в сексуальном скандале!» Ниже помещалось фотоизображение толстенького коротышки. Он находился спиной к фотографу, но что-то заставило его обернуться. На повернутом к камере лице Чамли застыл неподдельный ужас. Нисуит нисколько не преувеличивал: брюки и трусы сенатора Чамли были спущены до щиколоток, а по обеим сторонам его дряблого зада свисали красивые, абсолютно голые женские ноги. По всей видимости, женщина лежала перед сенатором на столе.
– А почему «АП»? – удивился Фрили. – Разве Чамли имел отношение к авиационной промышленности?
– «АП» в смысле «цап-царап», – пояснил Нисуит.
– Ах, вот оно что. – Фрили снова посмотрел на фото. – Как к ним попал этот снимок?
– Какой-то фоторепортер шел по коридору, как раз когда уборщица совершала утренний обход. Она открыла дверь и вдруг отпрянула и завопила, будто ее режут. И надо же было этому проходимцу в тот момент оказаться поблизости!
– Черт побери! – выругался Фрили и хлопнул по газете кулаком. – Как, дьявол их дери, можно требовать, чтобы мы вершили судьбы нации, если коридоры Капитолия кишат любителями сунуть нос в чужие дела? Давно пора принять соответствующее законодательство. Что подумает жена Чамли? А его избиратели? И все только потому, что какой-то паршивый репортеришка щелкнул затвором своей вонючей камеры! Нет, нужно немедленно что-то делать!
– Завтра утром спикеры и руководители комитетов собираются на экстренное совещание.
Фрили испустил тяжелый вздох.
– Да. Я полагаю, нас всех ждет выволочка. Но если бы хоть кто-нибудь знал, в каких условиях мы трудимся и какое испытываем давление – и все ради мизерного жалованья да каких-то жалких привилегий! А кто эта женщина?
– Никто не знает. Но ходят слухи, будто Ролингс ее где-то прячет.
– Ролингс? Ну, это – наш человек! Он знает, что нужно делать. Возможно, ему понадобится некая сумма, чтобы заставить ее молчать. Полагаю, нам необходимо сброситься.
– Так-то оно так, но лично я в данный момент на мели, из-за той истории с зятем. Впрочем, сколько-то я, разумеется, наскребу. Здесь на второй странице ее фото. Но женщину невозможно узнать, поскольку она снята со спины, когда убегала с места происшествия.
Фрили пошуршал станицами, добрался до второй и развернул ее к свету. На снимке видна была молодая женщина, убегающей прочь с ворохом одежды в руках. На ней не было ничего, кроме туфель на высоком каблуке. Фрили пристально вгляделся в снимок и весь напрягся.
– Это Линда!
– Какая Линда? – непонимающе протянул Нисуит.
– Черт ее знает! – огрызнулся Фрили. – Одно время она работала у нас в отделе писем. Потом я взял ее к себе делопроизводителем, а затем уступил Чамли – в качестве администратора, – а сам нанял Джулию.
Нисуит резко выпрямился.
– Линда?!
– Собственной персоной, – ухмыльнулся Фрили.
– Дайте сюда газету. – Нисуит тщательно изучил все изгибы и выпуклости женского тела, затем шумно втянул в себя воздух и не менее шумно выдохнул. Казалось, то, что он увидел, его подкосило. – Вы правы, это Линда. И если уж она заговорит… – Он снова тяжело вздохнул и с долей надежды посмотрел на Фрили. – Вы говорите, Ролингс – порядочный человек?
Фрили с отсутствующим видом кивнул. После недолгого раздумья он снова обратился к коллеге:
– Итак, руководители конгресса завтра собираются, чтобы выработать общую стратегию в связи с инцидентом?
– Совершенно верно.
– В таком случае нам лучше поприсутствовать. Дайте знать всем коллегам, которые когда-либо имели дело с Линдой. Хорошо бы выступить с какой-нибудь инициативой.
Нисуит выразительно кивнул.
– Блистательной инициативой!
Фрили сложил газету и поместил у себя на коленях. Потом поглядел по сторонам и вновь задумался, однако уже через несколько минут встрепенулся и щелкнул пальцами.
– Есть!
– Что есть?
Широкая, до ушей, улыбка Фрили сменилась выражением тревоги. Он не сводил глаз с человека, пробиравшегося вдоль стены.
– Это еще что за птица?
Нисуит проследил за направлением его взгляда.
– Да это же Фред.
– Официант? А почему он без форменной куртки? Я уже было подумал, что кто-нибудь пригласил… ну, вы понимаете.
– Я сам сначала так решил. Без куртки у него совсем другой вид. Он сказал, что куртка находится в чистке.
– Пусть убирается, пока мы не закончим разговор. Вдруг он платный агент какой-нибудь редакции? Или еще чей-то.
– Вы правы, – пробормотал Нисуит и щелкнул пальцами, подзывая официанта. – Фред! Фред!
– Да, сенатор Нисуит?
– Два скотча с водой.
– Сию минуту, сэр.
Нисуит откинулся в кресле и, проводив официанта взглядом, повернулся к Фрили.
– Так что вы хотели сказать?
Тот подвинулся поближе и конфиденциально прошептал ему на ухо:
– Помните, какой сыр-бор едва не разгорелся в связи с добровольными пожертвованиями некоторых компаний? Чтобы замять скандал, всего-то и потребовалось, что направить оппонентов по ложному следу. Средствам массовой информации время от времени бывает нужна подпитка в виде сенсаций. Очень хорошо! Мы немедленно назначили слушания в сенате по вопросам коррупции в масштабах всей страны – и дали пищу многим умам, в то же время отвлекая их внимание от пожертвований.
– Да, но…
– Сейчас нужно сделать то же самое. Безусловно, среди нас тоже попадаются греховодники, но это не идет ни в какое сравнение с тем развратом, что захлестнул страну. Их более двухсот миллионов, не так ли? Причем половина находится на социальном обеспечении, то есть имеет уйму свободного времени. – Фрили торжествующе поднял палец. – Необходимо учредить подкомитет по расследованиям злоупотреблений сексом.
Нисуит подумал, моргнул и расплылся в улыбке.
– Тем самым мы бросим кость прессе, и они забудут о наших собственных делишках.
– Вот именно, Нисуит! А председателем назначим Ролингса – в знак признания особых заслуг в деле Чамли, когда он ухитрился столь быстро вывести Линду из игры. Это обелит его в глазах общественности, ведь авторитет Ролингса пошатнулся из-за того, что его родня летала в Лондон на самолете военно-воздушных сил.
Нисуит продолжал ухмыляться.
– Они на это купятся, Фрили, обязательно купятся.
– Бьюсь об заклад, так оно и будет. Осталось обговорить детали. Нам обязательно нужен свидетель с громким именем…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мадам в сенате - Флетчер Энн


Комментарии к роману "Мадам в сенате - Флетчер Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100