Читать онлайн Мадам в сенате, автора - Флетчер Энн, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мадам в сенате - Флетчер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мадам в сенате - Флетчер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мадам в сенате - Флетчер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Флетчер Энн

Мадам в сенате

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Мужчина слегка пошевелился и что-то пробормотал во сне. Надувной матрас при этом резко колыхнулся. Ксавьера подвинулась поближе и взъерошила его волосы. Потом зевнула и закрыла глаза. От кондиционера в воздухе веяло свежестью и прохладой. С улицы доносился неясный шум. Сквозь жалюзи пробивались яркие солнечные лучи; шелковые простыни ласкали кожу. Человек, лежавший рядом с Ксавьерой, был на редкость красив.
Калли исполнилось сорок, в нем было шесть футов росту и сто восемьдесят фунтов веса. Он сильно загорел; классический профиль делал его похожим на греческого бога. И он считал себя импотентом!
На пляже ее бикини привлекло его внимание, и главной заботой Ксавьеры стало как можно деликатнее отделаться от прочих соискателей да ненавязчиво начать легкую светскую беседу. Как будто щелкнул невидимый выключатель: между этими двоими рухнули все преграды и установилось полное взаимопонимание. Он тут же сказал об этом, но она поверила лишь наполовину. Его что-то явно беспокоило: должно быть, необходимость разорять собственные владения, словно медленный яд, отравляла ему радость. Ксавьере предстояло сыграть роль противоядия. Она чувствовала себя опустошенной, но счастливой. Вокруг на полу валялись различные предметы, которые ей пришлось заказать для их будущей фиесты: бутылка шоколадного сиропа, банка взбитых сливок, велосипедный насос, резиновые перчатки, все в узелках шнурки от ботинок, блюдце подтаявшего масла, совок, каким дети играют в песочнице, и репродукция картины «Чудо-король, северный пес». Сейчас все это имело жалкий вид. Да уж, ей потребовалось немало времени и сил, чтобы расшевелить его! Зато когда он завелся, то попер как танк, сметая все на своем пути. Было божественно!
Часы показывали четверть первого, а совещание должно было начаться ровно в полдень. Она успешно справилась с заданием. Но на душе у Ксавьеры скребли кошки. Женщина закрыла глаза и погрузилась в спасительное забытье. Когда она снова проснулась, Калли, приподнявшись на локте, нежно смотрел на нее.
– Привет.
Ксавьера потянулась, обняла его и потянула к себе.
– Привет.
– Ксавьера, ты само совершенство. Другой такой нет на всем белом свете. За всю жизнь мне не довелось испытать ничего подобного.
Она грустно погладила его и уставилась в потолок.
– Нет, Калли, у меня тоже есть недостатки.
– Уверен: они – ничто по сравнению с тем…
– Нет-нет. Я вовсе не такая уж хорошая. Сейчас ты благодарен мне, но когда узнаешь…
– Узнаю?
Ксавьера заколебалась. Соблазн оставить все как есть был очень велик. Пусть он и дальше считает их встречу подарком судьбы, ее случайной улыбкой. Но это было бы нечестно и даже жестоко по отношению к нему. Ксавьера немного отодвинулась и грустно усмехнулась.
– Меня специально подослали, чтобы не допустить твоего появления на заседании картеля.
Он посмотрел на нее в упор и тоже усмехнулся.
– Я допускал такую возможность, потому что заметил на твоих чемоданах вашингтонские ярлыки. Трудно представить, что такая женщина, как ты, могла делать в Вашингтоне. Плюс некоторые менее очевидные детали.
– Ты меня ненавидишь. Калли обнял ее и привлек к себе.
– Нет, дорогая. У тебя наверняка были уважительные причины.
– Они собрали на меня компромат и угрожали пустить его в ход, если я этого не сделаю. Мне ничего не оставалось, как согласиться. Сначала это было просто работой, но потом…
– Можешь не объяснять. Я почувствовал, что ты вложила душу.
– И даже больше – ты меня понимаешь. Но сейчас я сама себе противна, потому что из-за меня твой народ выживут с земли предков.
Калли пожал плечами.
– Ну, это не так просто. Действительно, раньше, во время правления моего отца, такая опасность существовала. Но с тех пор мы добились значительного прогресса.
– Ах, вот как?
– Да. Еще когда я был маленьким, многим стало ясно, что земные запасы глины далеко не беспредельны и рано или поздно наступит эпоха всеобщего сырьевого дефицита. Незадолго до своей кончины отец финансировал международную научную конференцию по этой проблеме. Прямым следствием ее работы явилось всеобщее признание необходимости консервации запасов сырья. На первый план вышло экологическое просвещение людей, и в этом мы более или менее преуспели. Правда, и сейчас еще можно встретить государственных деятелей, не думающих о будущих поколениях, но большинство прониклось нашей идеей. Мы предприняли поиск самовозобновляющегося сырья – и обнаружили такое. Это гуано.
– Гуано?
– Птичий помет. А что может возобновляться с таким постоянством, как птичий помет, – конечно, при условии наличия птиц и насекомых, которыми они питаются? Так что, как видишь, ситуация отнюдь не безнадежна. Мы по-прежнему ведем на островах разработку залежей глины, но уже не столь интенсивно. Мой народ может быть уверен в завтрашнем дне, а это – главное.
– Я верю тебе, Калли, и мне ужасно стыдно за то, что я сделала.
– Тебе нечего стыдиться. Я знаю, что такое Вашингтон: частенько бывал там и всякий раз не испытывал ничего, кроме отвращения. Хотя они порой оказывали мне разные услуги. Один член конгресса, состоящий в комитете по внешнеэкономическим связям, даже предпринял попытку помочь мне с моей проблемой – той самой, с которой ты столь блестяще справилась.
– Он что голубой?
– Голубой? Цвет лица у него скорей багровый… А, понял, что ты имеешь в виду. Нет, он пытался помочь мне не прямо, а косвенно. Одной женщине, замешанной в скандальной истории с сенатором, понадобилось срочно уехать из Вашингтона, а ей было некуда деваться, вот он и прислал ее ко мне. Но от нее оказалось мало проку.
– Да, Калли, качество работы в Вашингтоне – хуже некуда. Главная причина, по которой некоторые берут и уезжают в Вашингтон, состоит в том, что в других местах им ни за что не заработать себе на жизнь. Особенно на выборных должностях, ибо они больше ничего не умеют.
Вот им и устанавливают должностные оклады, чтобы не платить пособие по безработице.
– Несколько дороговатый способ, тебе не кажется? У меня на островах двое живут на пособие, так остальные жители добились, чтобы им предоставили жилье с подветренной стороны.
– Это не слишком жестоко?
– Ну, видишь ли, я могу встать на точку зрения налогоплательщиков. Может быть, потому-то у нас только двое безработных. Во время правления моего отца их было четверо, но двое не вынесли ветра и быстро устроились на работу.
– Как интересно. Ты не ставил этот вопрос перед правительством Соединенных Штатов?
– Пытался. Но безработные устроили пикетирование, и совещание не состоялось. Некоторые из них оказались членами профсоюза, и конгрессмены, приехавшие на совещание, не смогли пробиться через пикеты.
– Вот так оно и бывает, – с горечью произнесла Ксавьера. – Жаль, что никакой профсоюз не устроил пикетирования во время этих чертовых слушаний. Сенатор Ролингс обвинил меня в неуважении к верховной власти, и теперь…
– Ролингс? – поразился Калли. – Да ведь я о нем говорил! Это он состоит в комитете по внешнеэкономическим связям и прислал мне ту женщину.
Ксавьера насупилась.
– Он твой друг?
Калли залился добродушным смехом.
– Друг – сенатор? Ну что ты! Я же не хочу, чтобы мои подданные свергли меня с престола. Просто у нас были кое-какие дела. Я вложил восемнадцать миллионов в его последнюю избирательную кампанию – в качестве благодарности за некоторые торговые соглашения.
– Говоришь, он прислал тебе женщину?
– Ну, видишь ли, как выяснилось, это я ему сделал одолжение, а не он мне: у нее ничего не вышло. Ее зовут Линда.
– Линда! – воскликнула Ксавьера, садясь на постели. – А я-то повсюду ее ищу! Где она?
– Через коридор, в моем кабинете. Ты знаешь Линду? Ксавьера засмеялась.
– Ну… В общем дела обстоят таким образом. Если я с кем-нибудь дружу, так дружу. Я знала, что Линда уехала в Вашингтон и все такое, но для меня это ничего не значит.
Калли восхищенно уставился на нее.
– Ксавьера, ну ты просто чудо. В самом деле. На всем белом свете таких найдется… Да нет, ты – уникум. Выходит, ты по-прежнему считаешь ее своей подругой?
Ксавьера уверенно кивнула.
– Такая уж я есть. Если я стала кому-то другом… – Она вдруг осеклась и помрачнела. – Так ты говоришь, Линда не могла тебе помочь?
Он произнес извиняющимся тоном:
– Она очень старалась, но…
На лице Ксавьеры появилась гримаса боли и отвращения.
– Значит, она забыла все, чему я ее учила. Да уж, стоит кому-нибудь – даже превосходному работнику – попасть в Вашингтон, как он немедленно деградирует. А если я чего-то и не выношу, так это халтуры. – Ксавьера сбросила с себя одеяло. – Ты говоришь, она в твоем кабинете? Мне нужно с ней поговорить.
– Эй, погоди немного! – Калли схватил ее за руку. – Зачем пороть горячку? Раз уж у меня получилось…
– Потом, приятель, – хихикнула Ксавьера, решительно вставая с постели, – ты все получишь, но сначала я должна потолковать с Линдой и дознаться, какие такие у нее дела с сенатором Ролингсом. А главное – почему она не справилась со своими обязанностями. Что она делает в твоем кабинете? С ней есть кто-нибудь?
– Нет, она просто лежит на диване и читает иллюстрированные журналы или смотрит телевизор. Боится высунуть нос на улицу – вдруг ее узнают?
– Все правильно. Давай-ка приведем себя в порядок и навестим ее.
Калли выскользнул из-под одеяла, столкнул с брошенной на полу одежды велосипедный насос и начал одеваться. Ксавьера натянула свое бикини и отправилась в ванную – причесаться и подкраситься. Когда она вернулась, Калли застегивал рубашку.
Он широко распахнул перед Ксавьерой дверь в кабинет.
– Эй, Линда, здесь одна твоя знакомая!
Девушка с угрюмым, донельзя усталым выражением лица сидела в кресле перед телевизором. Увидев Ксавьеру, она издала истошный вопль и заметалась по комнате в поисках запасного выхода.
– Линда! – строго окликнула ее Ксавьера и, улыбнувшись, протянула руку. – Иди сюда.
Какое-то время надежда в душе Линды боролась с недоверием. Она была на грани истерики.
– О нет!.. Нет!..
– Иди сюда.
Девушка не выдержала, бросилась к Ксавьере и разрыдалась у нее на груди.
– Ксавьера! Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?
Та ласково погладила Линду по волосам.
– Дело не в этом, а в том, сможешь ли ты сама простить себя, дорогая. Только ты сможешь ответить на этот вопрос. Но я хочу, чтобы ты знала: в любом случае я остаюсь твоим другом.
– Ох, Ксавьера! Во всем мире…
– Ну-ну, – пробормотала Ксавьера. – Садись-ка на диван. Нам нужно много наверстать и решить, что делать дальше. Я не стану осыпать тебя упреками за то, что ты не попыталась связаться со мной, хотя, конечно, меня обидело твое недоверие.
– Видит Бог, Ксавьера, я так запуталась! Откуда мне было знать, что ты захочешь иметь со мной дело? Нет, мне бы это следовало знать!
– Вот именно, – усаживаясь рядом с ней на диван, ответила Ксавьера. – Но не будем сейчас говорить об этом. В первую очередь меня беспокоит то, что я сегодня узнала; ты меня сильно огорчила. Калли нуждался в твоей помощи, а ты не оправдала его надежды.
Линда захныкала.
– Прости, Ксавьера! Конечно, это моя вина, но я была так напугана всей этой историей…
Калли смущенно откашлялся.
– Да ладно, Ксавьера, не стоит ее ругать.
Ксавьера смерила его холодным взглядом, но потом, смягчившись, выдавила из себя улыбку.
– Конечно, откуда тебе знать о нашей профессиональной чести? Но это исключительно важно, и Линда понимает всю тяжесть своей вины.
– Да-да, Ксавьера! – всхлипывала та. Ксавьера взяла ее за подбородок.
– Но мы попробуем исправить положение, не так ли?
– Господи, ну конечно! Он у меня еще попрыгает! Только не бросай меня, Ксавьера!
– Разумеется, дорогая. Об этом не беспокойся. Калли оживился.
– Уж не значит ли это…
– Значит, – усмехнулась Ксавьера. – Сходи-ка в ресторан и закажи себе дюжину устриц. Да прихвати из спальни велосипедный насос. Остальное добудем у прислуги.
Калли опрометью бросился к двери. Ксавьера легонько встряхнула Линду.
– Выбрось все это из головы, дорогая. В первую очередь мы позаботимся о Калли. А потом я хочу потолковать с тобой о сенаторе Ролингсе. Он поставил меня в гнусное положение, и ты должна помочь мне вернуться домой.
– Все, что в моих силах, Ксавьера, все, что в моих силах!
– Хорошо-хорошо, но сначала о главном. Позвони горничной, пусть принесет все, что может понадобиться для позиций 2-16 и 6-40-2-Б.
Линда вытерла глаза тыльной стороной ладони и направилась к телефону.
– 2-16 и 6-40… Кажется, в чулане я видела мухобойку, только железную.
Ксавьера ухмыльнулась.
– Ты что, собираешься его изувечить? Попроси горничную сходить в магазин и купить пластмассовую.
– Так, значит, смеситель, плойка средних размеров, земляничный джем… А какую картину?
Ксавьера задумалась. Через несколько секунд ее лицо просветлело.
– Поинтересуйся, может, у них есть «Железное копыто, чудо-конь с Дикого Запада»?
Линда моргнула и вдруг развеселилась.
– Прекрасно! Значит, «Железное копыто…»? Ну-ну, посмотрим, что у них имеется!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мадам в сенате - Флетчер Энн


Комментарии к роману "Мадам в сенате - Флетчер Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100