Читать онлайн Женский шарм, автора - Фитч Ванесса, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женский шарм - Фитч Ванесса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.07 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женский шарм - Фитч Ванесса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женский шарм - Фитч Ванесса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фитч Ванесса

Женский шарм

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Подтянув брюки, Дик вошел на пустую кухню, и в желудке у него засосало от отсутствия привычного запаха. Обычно в это время Элен уже подсушивала тосты и кое-что доставалось на завтрак и ему. Куда же подевалась девчонка?
Внезапно вспомнив, где оставил Элен вчера, он заторопился по лестнице для прислуги наверх и, даже не остановившись у двери ее спальни, прошел к бывшей комнате ее отца, куда и вошел, не позаботясь постучать.
Его смутные страхи тут же рассеялись: свернувшись по-кошачьи, Элен спала в стоящем рядом с кроватью кресле. Однако улыбка, тронувшая было его губы, тотчас увяла при виде распростертого на постели человека. Едва прикрытый простынями мужчина являл собой сплошную гору ладно скроенных мышц. Ну совершенно не похож на баронета!
Дик вдруг решил ненадолго съездить в Лондон. Если уж нельзя было отвезти туда этого человека, то можно хотя бы потолкаться на улицах, в надежде услышать какие-либо новости о настоящем Хоупе. Да, подумал старик, потирая небритый подбородок, после завтрака именно так и сделаю.
Спустившись на кухню, он включил плиту и нарезал вчерашний хлеб для приготовления тостов. Мэри любила их именно так – с маслом и джемом. Да уж, если что окажется не по ней, неприятностей не оберешься.
Едва Дик успел заварить чай, как она появилась. В одном из материнских платьев, переделанных на новый манер. Не то чтобы он понимал в женских платьях, но Мэри как всегда выглядела очень привлекательной. Хотя иногда ее манеры портили впечатление. Как, например, теперь.
– А где Элен? – спросила она капризным тоном.
– Наверху, ухаживает за гостем.
– Можно подумать, что этот человек для нее более важен, чем собственная семья. Нас она просто игнорирует!
Дик ухмыльнулся. В запальчивости Мэри включила в члены семьи и его, хотя, если так выразился бы кто другой, ей бы вряд ли понравилось. Поставив перед ней тарелку, он был награжден за это одной из ее очаровательных улыбок.
– О, Дик, ты просто золото!
Не обращая внимания на этот дежурный комплимент, он присоединился к ней за столом. Как он ни старался, яйца, принесенные им чуть свет из курятника, оказались совсем не так искусно сваренными «в мешочке», как это получалось у Элен. Это рассуждение вернуло мысли Дика к комнате наверху.
– Не нравится мне этот парень, совсем не нравится. Как бы не случилось чего дурного.
– Не понимаю, о чем ты, Дик, – сказала Мэри, не любившая говорить на темы, не касающиеся ее лично. Закончив завтрак, она отодвинула тарелку и поднялась. – Я вовсе не собираюсь обсуждать поступки Элен. Она всегда знает, что делает.
Как обычно, Мэри не видела дальше своего носа, да и не хотела ничего видеть. Но Дик почувствовал опасность с того момента, как впервые увидел подстреленного Элен мужчину.
– Что бы ни случилось, к хорошему это не приведет, – пробормотал он. – Вот увидишь.


Элен вновь промыла рану своей жертвы, безуспешно стараясь не поддаваться теплой волне стыдливого румянца, накатывающей при каждом прикосновении ее пальцев к коже мужчины. Она была настолько поглощена своим занятием и своими ощущениями, что встрепенулась, только когда дверь открылась и в комнату вошел Дик. Бросив недовольный взгляд на лежащего в постели Хоупа, тот пробормотал:
– Господи, Элен, дай мне по крайней мере надеть на него ночную рубашку. Не годится тебе ухаживать за полуголым посторонним мужчиной.
– А кто же будет это делать, если не я? – спросила Элен, не обращая внимания на его хмурое лицо.
– Я буду делать, – мрачно предложил Дик.
– Могу себе представить, – презрительно фыркнула Элен. – Нет, Дик, он на моей ответственности и ухаживать за ним буду я. – Заметив, что до сих пор крепко сжимает в руках кусок влажной ткани, она опустила его в миску с холодной водой.
– Как хочешь, но нам надо кое-что обсудить, если, конечно ты сможешь оторваться от него хоть на минуту.
Элен облегченно вздохнула, понимая, однако, что его настойчивость означает плохие новости. Сердце ее сжалось от дурного предчувствия. Но, взяв себя в руки, она согласно кивнула и вышла вслед за Диком из комнаты.
Ожидающая их в гостиной Мэри по своему обыкновению приготовила там чай, будто им предстоял всего лишь легкий светский разговор. Заняв свое место, Элен взяла в руки чашку и бросила вопросительный взгляд на затеявшего все это Дика.
– Этим утром, после завтрака, я съездил в Лондон, – мрачно начал он, вызвав у нее новый приступ паники. Почему Дик уехал, ничего не сказав ей? И что он там разузнал? Не ищет ли ее полиция? Как убийцу? Элен с трудом взяла себя в руки. Сейчас ей как никогда нужна способность здраво мыслить.
– Я пошнырял возле его дома и могу кое-что рассказать. Это точно Хоуп. – Неожиданное признание застало Элен врасплох, хотя она в этом давно уже не сомневалась.
– Не может быть! – воскликнула Мэри. – Этот старый урод вовсе не мой Хоуп!
Бедная Мэри! В первый раз за фасадом капризного полуподростка Элен увидела в своей сестре оскорбленную женщину, отказывающуюся признать действительное положение дел. Она испытала сильное сожаление по поводу того, что подстрелила не истинного виновника несчастья ее сестры, а ни в чем не повинного баронета.
– Мужчина, лежащий в постели твоего отца, действительно баронет Хоуп, Мэри, и тебе придется с этим смириться, – мягко сказал Дик. – Я кое-кого расспросил и узнал, что его исчезновение уже вызвало некоторое беспокойство. Хотя он частенько пропадает на несколько дней, слуги встревожены отсутствием каких-либо известий, тем более что он пропал по дороге из клуба домой.
– Это просто совпадение! – возразила Мэри. – И ровным счетом ничего не доказывает.
Взглядом заставив ее замолчать, Дик продолжил.
– Баронет отослал шофера и пошел пешком, так что кое-кто предполагает нападение грабителей. Но большинство сомневается, что кто-нибудь рискнул бы отважиться на подобное. Похоже, что этого человека считают способным защитить себя, – сказал он, бросая многозначительный взгляд на Элен.
Та покраснела. Разумеется, Лайонел опасен. Дик даже не подозревает, насколько тот опасен!
– Продолжай, – потребовала она.
– Кроме того, встал вопрос о перчатках. Некоторые из слуг полагают, что он все-таки был дома, потому что там нашли его перчатки. Правда, никто не может с уверенностью сказать, что баронет вышел именно в этой паре. Когда он отправился в клуб, дом был пуст, потому что слуги получили отпуск по случаю знаменательного события. Это был его день рождения.
– И сколько ему исполнилось? – спросила Элен.
– Тридцать два, – уточнил Дик, несколько удивленный ее интересом.
Тридцать два. Он ровно на десять лет старше ее и гораздо опытнее. Но вовсе не стар, что бы там ни говорила Мэри.
– А нас никто не подозревает?
– Насколько я понял, нет, – ответил Дик, к огромному облегчению Элен.
– Ничего не понимаю, – не сдавалась Мэри. – Говорю же вам, что этот человек не Хоуп! Почему вы все время на этом настаиваете?
Дик повернулся к младшей сестре Литтлтон.
– Я видел портрет, Мэри, наш гость, несомненно, Хоуп, А это означает, что твой приятель – не Хоуп.
– Как это может быть?! – воскликнула Мэри срывающимся высоким голосом, заставив Элен невольно поморщиться.
– Откуда мне знать, Мэри, – ответила она. – Мы можем только догадываться о его мотивах. Хотел ли он просто скрыть свое подлинное имя или сознательно выдал себя именно за баронета Хоупа – неизвестно. Но одно ясно: твой джентльмен солгал.
– Нет! – вскочила Мэри, схватившись за горло. – Он богат, известен, могуществен и скоро вернется за мной. Вот увидите! – И, залившись слезами, она выбежала из комнаты.
Посмотрев ей вслед, Элен взглянула на грустно кивающего головой Дика. Она знала, что тот ожидает от нее действенной помощи младшей сестренке. Но в данный момент ее гораздо больше беспокоило тяжелое состояние Лайонела Хартфорда. Но, конечно, даже себе девушка не призналась в том, что чувствует себя сильнее связанной с лежащим наверху человеком, чем со своей собственной сестрой.
Три долгих дня Лайонела трепала лихорадка, против которой мало помогали компрессы и холодное питье. Элен пренебрегала домашними обязанностями, огрызалась на Дика и Мэри. Она почти не отходила от кровати, на которой металась и стонала ее невольная жертва, и сейчас, на пятый день пребывания баронета в их доме, чувствовала себя совершенно обессиленной как физически, так и эмоционально.
Больше всего девушку беспокоило именно последнее. Вот уже несколько лет она вела неустанную борьбу за выживание «обломков» их семьи, и ей удавалось справляться с этим… до сегодняшнего дня. Она пыталась уверить себя в том, что причина приступа отчаяния – в ощущении собственной вины перед Хоупом, но в глубине души не верила в это. Несмотря на краткость их знакомства, чувства ее к баронету зашли гораздо дальше, чем она бы хотела. Ей начинало казаться, что его появления она ждала всю свою жизнь.
И это пугало ее до смерти. Ведь подобные мысли и чувства совершенно безнадежны. Могущественному Лайонелу Хартфорду, даже если он благополучно выздоровеет, никак не может найтись места в жизни Элен Литтлтон, разве лишь для того, чтобы разбить саму эту жизнь. Ощутив под веками жжение подступающих горячих слез, Элен сердито заморгала. Она не плакала уже много лет, со дня смерти матери, и вовсе не собиралась начинать сейчас. Однако при взгляде на бледное, измученное, но такое красивое лицо гостя слезы все же потекли.
Низко склонив голову, Элен выплакалась за все прошедшие годы – и по рано ушедшим из жизни родителям, и по почти безнадежному положению обеих сестер Литтлтон, и лежавшему перед ней человеку, значившему, похоже, для нее больше, чем кто-либо другой…
Боже, да ведь она лежит щекой на его груди! Надо немедленно поднять голову! Но Лайонел, казалось, излучал такую мощную ауру, ощущение защищенности и безопасности в этой ауре было так сильно… Как же много времени прошло с тех пор, когда Элен могла рассчитывать на кого-нибудь, кроме самой себя!
– Это что, новая разновидность пытки?
Она резко отдернула голову, и, замерев в ужасе, посмотрела на вопрошающее лицо баронета. Может быть, это была насмешка? Элен густо покраснела.
– Я… я просто пыталась прослушать ваше сердце. Вы были очень плохи.
– Однако я еще пока не умер, – сухо заметил он. Удивительно, как этот человек, только что очнувшийся после длительного приступа лихорадки, ухитряется сохранять свой апломб! Испытывает ли он когда-нибудь сомнения? – Но, может быть, вам лучше попробовать еще раз? Теперь оно, кажется, бьется действительно неровно.
Заметив, как едва заметно скривились его губы, Элен насторожилась. Не смеется ли он над ней? Стараясь выглядеть как можно более невозмутимой, она положила ладонь на лоб больного. Слава Богу, наконец-то он прохладный и сухой!
– Приступ лихорадки прошел!
– По крайней мере, этот приступ.
Отняв руку, Элен отвела глаза, и взгляд ее упал на стоящий рядом с кроватью чайник для заварки.
– Выпейте. Это приготовлено по рецепту моей матери. – Иронически подняв бровь, он тем не менее послушно отпил из чашки, поднесенной к его губам. Послушно? Лайонел Хартфорд? Она чуть было не рассмеялась от этой мысли. Этот человек делает только то, чего сам хочет.
– Это все, на что я в данный момент способен.
Несколько удивленная этим признанием, она внимательно посмотрела на него. Откинувшийся на подушки Лайонел лежал с прикрытыми глазами, но слабая улыбка, блуждающая на устах, заставляла задуматься об истинном значении его слов.
В них угадывалась скрытая угроза, мешающая ей радоваться хорошему самочувствию Лайонела. Насколько она помнила, баронета называли жестким, даже жестоким человеком. Как же он может поступить с людьми, пытавшимися убить его, пусть даже и по случайности? И каким образом она может защитить себя и других обитателей Рэдкорта, когда Лайонел окончательно встанет на ноги?


Поднявшись с кровати, Лайонел проверил надежность своих ног. Что ж, гораздо лучше! Он подошел к окну, выглянул наружу и глубоко вдохнул свежего, по-летнему теплого сельского воздуха. И неожиданно вспомнил об Элен: ему ее не хватало.
Баронет поспешил приписать это своему насильственному заточению. Говорят, по прошествии некоторого времени даже тюремщик начинает казаться узнику симпатичнее. Правда, Элен с самого начала казалась ему весьма симпатичной юной особой…
Отойдя от окна, он поискал свою одежду и, к своей радости, обнаружил ее в гардеробе. Очевидно, слуги в доме все-таки имеются – одежда была чистой.
Торопиться не имело никакого смысла, хотя ему очень хотелось поскорее покинуть опостылевшую комнату. Он одевался не спеша и, закончив эту процедуру, с усмешкой осмотрел себя.
При виде столь плохо выглаженной рубашки его камердинера наверняка хватил бы удар. Хотя баронет не считал себя щеголем, ему хотелось выглядеть сейчас как можно лучше. С другой стороны, вряд ли Элен заметит это, подумал он, подсмеиваясь над своим тщеславием. Она, кажется, больше интересуется им обнаженным.
В доме, как обычно, стояла полная тишина. Спускаясь по лестнице, Лайонел не встретил ни души. В уголке холла он обнаружил телефонный столик со стоящим на нем довольно-таки древним аппаратом и снял трубку. Телефон молчал. Затем Лайонел опять взглянул на потолок холла и вновь ощутил то же странное чувство. Да, ему, несомненно, уже приходилось бывать в этом доме. После осмотра гостиной и еще нескольких комнат это ощущение усилилось. Правда, найти этому какое-нибудь конкретное, вещественное подтверждение, какие-нибудь улики ему не удалось. Он не обнаружил ничего. И никого.
Ясно одно: кто бы ни был владелец дома, этот человек переживает не лучшие времена. Баронет вновь заметил признаки исчезнувших со своих мест вещей – вот пустая «горка», явно предназначенная для старинного фарфора, вот светлые квадраты на обоях от висевших здесь прежде картин или гобеленов, вот шкаф, где когда-то явно хранили дорогое охотничье оружие… Это вполне объясняло и отсутствие слуг. Однако должен же хоть кто-то следить за домом? В поисках объяснения Лайонел продолжил осмотр.
Пройдя мимо кладовой с почти пустыми полками, он услышал какой-то шум и по запаху варящейся курицы нашел кухню. Поначалу ему показалось, что здесь никого нет, но потом он заметил у длинного деревянного стола одинокую женскую фигуру – в брюках, свитере и фартуке.
Элен? Неужели она сама готовит ужин? Черт возьми, ведь у каждого помещика, даже небогатого, должна быть кухарка!
Хотя Лайонел не издал ни звука, Элен, будто почувствовав его присутствие, резко обернулась и покраснела.
– Лайонел! – воскликнула она. – То есть сэр Лайонел… Вам нельзя было спускаться, вы все еще нездоровы!
На лице Лайонела не дрогнул ни один мускул, но он ощутил, как в душе его что-то сдвинулось. Не веря в предчувствия, баронет понял: благодаря этой женщине, которая, вместо того чтобы беспокоиться о себе и о неудобном положении, в которое попала, тревожится о нем, жизнь его может кардинально измениться.


Элен окончательно пришла в себя только тогда, когда они наконец уселись за ужин. Она даже послала Дика в подвал за бутылкой вина и сама с удовольствием пригубила бокал.
Теперь, когда они перешли в гостиную, вино все еще согревало ее и даже вызвало желание смеяться. Чему немало способствовала Мэри, несмотря на перешитое, дабы скрыть следы беременности, материнское платье, она вела себя так, будто присутствовала на светском приеме. К тому же Дик, вместо того чтобы по своему обыкновению заниматься на кухне посудой, тоже сидел в гостиной и не спускал с гостя настороженного взгляда.
Разговор не клеился, скоро это стало совершенно очевидным. Элен в качестве хозяйки дома была обязана, конечно, сделать хоть что-нибудь для поддержания непринужденной беседы, сама мысль об этом лишь чуть было не вызвала у нее истерический припадок смеха. Она понятия не имела, какие развлечения предпочитает Лайонел Хартфорд, четвертый баронет Хоуп, однако была уверена, что отнюдь не такие, какие здесь могут ему предложить. Выбор развлечений в Рэдкорте вообще был весьма ограничен. Мэри была неплохой пианисткой, и Элен порой пела под ее аккомпанемент, но вряд ли такой концерт мог доставить баронету хоть какое-то удовольствие. Иногда они с сестрой читали друг другу вслух. Но в последнее время Мэри постоянно ссылалась на усталость, а Элен вынуждена была вставать слишком рано, чтобы позволить себе засиживаться по вечерам…
– А я уже был здесь раньше.
Неожиданное заявление Лайонела заставило ее встрепенуться и поднять глаза на внимательно разглядывающего лепнину потолка баронета.
– Этого не может быть! – заявил Дик, и Элен вынуждена была внутренне согласиться с ним. Вот уже много лет в доме не принимали гостей. Кроме того, она не могла не запомнить такую яркую личность, как баронет.
Нет, Элен была совершенно уверена в том, что Лайонел никогда не навещал Рэдкорт. Скорее всего это очередная попытка выудить у нее хоть какую-то информацию. Вообще-то, она охотно сама рассказала бы ему все, но обыкновение никому не доверять вошло у нее в привычку. А какие причины есть у Элен доверять этому человеку, кроме его собственных слов и возникающего у нее при виде Лайонела внутреннего жара? Она чуть было не фыркнула: именно такой вот и способствовал тому, что Мэри скоро станет незамужней матерью.
– Вы никогда здесь не были, могу побиться об заклад! – продолжил Дик с угрозой в голосе.
– Неужели? А всегда ли вы занимали в доме столь необычное и двусмысленное положение? – спросил Лайонел, слегка приподняв бровь.
– Это не ваше дело, – ответил побагровевший Дик.
У Элен вдруг отчаянно заболела голова, давая знать, что не следовало ей злоупотреблять вином. Поднявшись из кресла, она бросила на Лайонела холодный взгляд.
– Мы здесь, в деревне, ложимся спать рано, сэр Лайонел. А так как вы еще не совсем поправились, предлагаю вам последовать нашему примеру.
Слова Элен явно удивили Лайонела, но он только согласно кивнул. Это обеспокоило ее, поскольку нимало не соответствовало властному и независимому характеру баронета.
Хотя Мэри поднялась вместе с сестрой, Лайонел смотрел только на Элен, не в силах оторвать глаз от грациозной фигурки в брюках. Девушка была невысока, но прекрасно сложена, а ноги – на удивление пропорциональны, стройны и сильны. Внезапно его охватил жар желания.
– Держитесь от нее, мистер, подальше, слышите? – мгновенно охладил пыл баронета хриплый голос Дика.
– Вы что-то сказали? – спросил Лайонел, бросая на Дика раздраженный взгляд.
– Я не спущу с вас глаз, можете быть уверены, – заявил тот.
Хотя и испытывая невольное уважение к подобному проявлению преданности, Лайонел все же не мог оставить такое поведение слуги без внимания и, поднявшись на ноги, выпрямился во весь свой немалый рост.
– Боюсь, что вам все-таки придется оставить меня без присмотра, потому что я собираюсь ложиться спать и предпочитаю делать это в одиночестве, – сказал он зловеще тихим голосом.
Старик хмуро взглянул ему в глаза.
– Что ж, небольшая гимнастика пойдет вам на пользу, – с вызовом в голосе пробормотал он.
Не дожидаясь конца фразы, Лайонел схватил его за ворот рубашки и с силой ударил о стену.
– Ну что ж, раз уж вы уверены в том, что гимнастика мне на пользу… – Ошеломленный слуга только молча тряхнул головой, и Лайонел незамедлительно решил воспользоваться случаем: – А теперь давайте поговорим начистоту, Дик, сказал он ледяным тоном. – Вы будете оказывать мне подобающее уважение не потому, что я вам нравлюсь, а потому, что так должно быть. У меня нет ни малейшего намерения оспаривать ваше необычное положение в доме, но, если вы не будете вести себя должным образом, я вышибу из вас дух. – Он помолчал, давая старику время на размышления. – Договорились?
В темных глазах Дика промелькнуло нечто вроде уважения.
– Что ж, если дело пошло на то, похоже, не о чем и говорить, сэр.
– Значит, договорились?
Дик кивнул и взглянул баронету прямо в глаза.
– Разумеется, сэр. Если только вы не будете обижать моих девочек.
– Заверяю вас, что не имею ни малейшего намерения причинять обеим юным леди какой-либо вред, – сказал Лайонел, отпуская Дика.
– Тогда я оставлю вас, сэр.
– Вот и прекрасно, – одобрил старика Лайонел, провожая его взглядом.
Прислонившись к стене, он устало вздохнул. Черт побери! Я, конечно, еще слишком слаб для подобных упражнений, но утвердить свой авторитет было просто необходимо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женский шарм - Фитч Ванесса



нормальная книга.хотя как-то все быстро...маловато эмоций.читать можно
Женский шарм - Фитч Ванессамария
8.03.2013, 14.50





Очень приятный роман.Всего в меру.
Женский шарм - Фитч ВанессаТатьяна
31.07.2014, 23.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100