Читать онлайн Судьба Лилиан Хорн, автора - Фишер Мари Луизе, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Судьба Лилиан Хорн - Фишер Мари Луизе бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Судьба Лилиан Хорн - Фишер Мари Луизе - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Судьба Лилиан Хорн - Фишер Мари Луизе - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фишер Мари Луизе

Судьба Лилиан Хорн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

Михаэль Штурм колебался – идти завтра в суд или нет. Но потом все-таки решил пойти, выдумав благовидный предлог, что не может пропустить выступление профессора Фабера.
Второй день процесса начался с той же борьбы за места, что и накануне, только сегодня она велась еще более ожесточенно, поскольку желающие попасть в зал точно знали, что попадут туда не все.
Лилиан Хорн появилась в том же белом шелковом костюме, по-видимому, заново выглаженном, поскольку вид у нее был сегодня такой же безупречный и уверенный, как и вчера. Только легкие тени под глазами, которые не смог скрыть никакой умелый макияж, выдавали, что она провела бессонную ночь. Однако перед камерами репортеров она стояла с высоко поднятой головой и все той же насмешливо-презрительной улыбкой.
Через несколько минут после начала заседания суда вызвали профессора Фабера – первого и единственного в этот день – в качестве судебно-медицинского эксперта.
Михаэль Штурм еще успел подумать, что для шефа отлично все устроилось – этот вызов в суд не займет больше часа его драгоценного времени. Однако Михаэль вынужден был признать, что профессор хорошо смотрелся в зале суда и что сам он, вероятно, не сумел бы произвести столь солидное впечатление, подтверждающее правильность его слов.
Профессор Фабер появился в элегантном сером костюме из добротного сукна, с небрежно перекинутым через руку пальто. Его благородная седина, высокий лоб и тонкие чувствительные руки придавали ему благообразный вид, а хорошо поставленный голос звучал так вежливо и спокойно, словно он беседовал у себя в Институте с одним из своих ассистентов, а не выступал в суде присяжных. Он положил пальто на стол, освобождая руки, и открыл папку. Прежде чем зачитать заключение, он сослался на клятву, которую давал, вступая на стезю судебно-медицинского эксперта.
– Высокий суд, – начал он, даже не взглянув на свои записи, которые на всякий случай держал в руке, – изложенное здесь мною заключение основывается: на осмотре места преступления, на результатах вскрытия и на результатах лабораторных исследований. На основании всех данных насильственная смерть Ирены Кайзер наступила, вне всякого сомнения, между девятью и десятью часами вечера, что точно установлено по степени трупного окоченения и образованию трупных пятен на момент первого осмотра на месте преступления, а затем подтверждено при вскрытии констатацией фазы пищеварения, которое прекращается в момент наступления смерти.
– Самоубийство исключается? – спросил Председатель.
– Абсолютно, – заявил профессор уверенно, – отсутствуют соответствующие пробные порезы кожного покрова, характерные для суицида. Преступление совершено нанесением глубокой резаной раны на правой половине шеи с повреждением наружной сонной артерии и гортани. Если хотите взглянуть… – Он вытащил несколько снимков с крупным планом смертельной раны из своей папки и подал их судье.
Председатель внимательно разглядел их и передал двум другим судьям, а те, в свою очередь, присяжным заседателям.
– Кроме того, – продолжил профессор Фабер и продемонстрировал с легкостью фокусника, вытаскивающего из цилиндра живого кролика, еще несколько снимков, – на кашемировой шали, которой была прикрыта шея убитой, виден зигзагообразный разрез ткани, пришедшийся частично на складки, что также полностью опровергает суицид – самоубийцы никогда не режут себя по одежде.
– Существует такое правило? – поинтересовался адвокат ван Борг.
– Да, – ответил профессор Фабер, – если бы речь шла о самоубийце, то она сначала бы сняла шаль.
– Очень интересно. Но ведь мы знаем, что нет правил без исключений.
– Судебной медицине до сих пор такие исключения не известны.
Защитник продолжал упорствовать.
– А что если именно на этот раз мы имеем дело с пресловутым исключением?
– Вы забываете, что у нас есть два достоверных признака, опровергающих версию самоубийства, – терпеливо возразил профессор Фабер, словно разговаривал с непонятливым учеником, – а, кроме того, еще и третий фактор делает невозможным подобную гипотезу: мертвая страдала, как показало вскрытие, прогрессирующим рассеянным склерозом. Она с трудом могла писать карандашом, снимать телефонную трубку, держать в руках чашку, а, следовательно, никак не могла сделать такой сильный и глубокий разрез кожи, подкожной клетчатки, мышц и хрящей гортани.
Он подал Председателю вторую стопку снимков.
– Эти фото, демонстрирующие разрезанную кашемировую шаль, были сделаны, естественно, самыми первыми.
Доктор ван Борг, хорошо знавший, сколько зависело от того, удастся ли ему посеять сомнение в слова врача-эксперта, задал следующий вопрос:
– Вы сами осматривали труп?
Профессор Фабер снисходительно улыбнулся.
– Да. Я лично проводил вскрытие.
– Тогда прошу прощения.
– Не стоит, господин адвокат, – великодушно отозвался профессор. – Ведь вы боретесь за свободу своей подзащитной. Ваш долг не упустить ни малейшей оплошности следствия.
Он опять обратился к судьям и присяжным заседателям.
– Разрез был произведен с помощью лезвия, найденного в крови на груди убитой. И орудие смерти также зафиксировано на снимках, которые, к сожалению, не проясняют дела, так как лезвие было залито кровью и отпечатков пальцев на нем нет. Тем не менее, господа присяжные заседатели, оно тоже указывает на одно важное обстоятельство в ходе расследования этого убийства. Невозможно с силой осуществить лезвием такой глубокий разрез, не поранив собственные пальцы. Именно из этих соображений уголовная полиция направляла к нам на осмотр в Институт судебной медицины предполагаемую преступницу – сегодняшнюю обвиняемую.
Он достал из своей папки еще несколько фотографий.
– В случае если так оно и было, на большом и указательном пальцах подозреваемой могли быть установлены свежие порезы острым предметом длиной примерно в полтора сантиметра.
– Вы лично проводили экспертизу? – спросил защитник.
Профессор Фабер уклонился от ответа и протянул вместо этого один из снимков.
– Вот, посмотрите сами! Здесь изображение увеличено в два раза – на нем большой и указательный пальцы правой руки вашей подзащитной. Порезы четко видны.
Ван Борг долго рассматривал фотографию.
– Не могли они также возникнуть при откупоривании бутылки, закрытой алюминиевым колпачком?
– Об этом, – парировал профессор Фабер, – судить не мне. Моя задача констатировать, что у убийцы должны быть именно такие ранки на большом и указательном пальцах и что точно такие порезы мы обнаружили у обвиняемой. Делать вывод на основании данных фактов я предоставляю высокому суду.
Он элегантно поклонился и был со словами благодарности отпущен Председателем.
Михаэль Штурм поднялся сразу же после ухода профессора и потащил за собой Еву к выходу, он больше не мог находиться в этом зале.
– Идем! – торопил он ее.
– Уже? – запротестовала она. – Но почему?
– Я почувствовал себя плохо, – объяснил Штурм полицейскому, охранявшему вход в зал, – выпустите меня, пожалуйста!
Тот поспешил выполнить просьбу молодого человека.
– Ты заболел? – озабоченно спросила Ева.
– Нет, не волнуйся! – Он отчаянно пытался скрыть от нее свое состояние. – Просто мне больше не хочется слушать все это дальше.
– Но теперь мы не узнаем, чем все кончится! – Она теребила его за рукав.
– Ее адвокат попробует сыграть на правовом принципе решать in dubio pro гео
type="note" l:href="#n_1">[1]
в пользу обвиняемого, – произнес он и вытер выступивший на лбу пот, – это означает, он будет бить на то, что обвиняемая хотя и могла быть преступницей, но быть ею не может.
– Как это?
– Ну, нельзя исключать, что в момент совершения преступления в виллу проник совсем другой человек, который и убил фрау Кайзер.
– Ты веришь в это? – спросила Ева и посмотрела на него.
– Нет, и прокурор не оставит камня на камне от этой версии. Все как нельзя лучше складывается против Лилиан Хорн. Она будет осуждена, я в этом уверен, и в принципе неважно, получит она только двадцать лет или будет приговорена к пожизненному тюремному заключению. В любом случае с ней все кончено.
Ему оказалось не под силу видеть, как огласят приговор Лилиан Хорн, но он не мог и не хотел сказать об этом своей невесте.
Михаэль Штурм оказался прав.
В тот же вечер, когда они с Евой выходили из кино, уличный продавец газет выкрикивал на углу:
– Пожизненное заключение! Убийца с янтарными глазами осуждена! Приговор по процессу Лилиан Хорн! Пожизненное…
Михаэль Штурм купил вечерний выпуск. Вместе со своей невестой он читал, стоя под уличным фонарем, репортаж из зала суда.
Он начинался так: «Приговор по делу Лилиан Хорн вынесен: пожизненное тюремное заключение. Самая красивая убийца нашего столетия осуждена с помощью неопровержимых доказательств за совершение коварного, хорошо продуманного убийства тяжелобольной и беззащитной женщины, которая мешала осуществлению ее планов на пути к богатству и видному положению в обществе…»
Заканчивался репортаж следующими словами: «…отрицала до самого конца. Даже когда был вынесен безжалостный приговор, она не сдалась и выслушала его с каменным лицом. Она проявила жестокость в отношении своей жертвы, но и сама осталась такой же твердой, как сталь».
– Нет ничего удивительного в ее реакции на приговор, – сказала Ева, – она лучше всех знает, что сделала это. Возможно, она ни секунды не рассчитывала на то, что выкрутится благодаря своему вранью.
– Несчастная женщина, – сказал Михаэль Штурм, погруженный в собственные мысли. Он знал, что решающим образом повлиял на то, чтобы Лилиан Хорн на всю жизнь оказалась за решеткой. Его распирала гордость, что он не поддался чувству жалости, а действовал исключительно в интересах установления истины. Однако на душе у него было скверно – словно он понес чудовищную невосполнимую утрату.
Ева, которая весело болтала о чем-то, шагая рядом с ним, показалась ему вдруг совершенно чужой.


Адвокат ван Борг еще раз посетил Лилиан Хорн, прежде чем ее перевели в место лишения свободы. Она держалась очень стойко, но веки ее удивительно красивых глаз покраснели и набухли от пролитых слез.
– Я бесконечно сожалею, что ничем не сумел помочь вам, – сказал он и взял обе ее руки в свои.
– Вам не в чем упрекать себя, – возразила она и попыталась изобразить улыбку, – даже если бы все свидетели высказались в мою пользу, эта проклятая медицинская экспертиза не оставила бы мне, к сожалению, ни малейшего шанса.
– Зря вы не послушались моего совета.
Она рывком освободила руки.
– Мне не в чем было сознаваться. Если хотя бы вы поверили мне! Ну, зачем мне сейчас-то лгать?
– Если вы действительно невиновны…
– Да, я невиновна! – Лилиан Хорн не смогла больше сдерживать слез. – Сколько мне еще твердить вам!
– …тогда ваш приговор чудовищная несправедливость, – закончил он свою фразу с искренним волнением.
Она молча боролась с душившими ее слезами. Сделав глубокий вдох, она сказала дрожащим голосом:
– А что если мы подадим на апелляцию?
Он покачал головой.
– Приговор суда присяжных обжалованию не подлежит.
Все ее надежды рухнули.
– Тогда конец.
А у него вдруг возникло ощущение, что преступник – он, а она – жертва. Он винил себя в провале линии защиты на процессе.
– Я попробую добиться возобновления процесса, – пообещал он, – правда, это возможно только при условии, что будут обнаружены совершенно новые факты, связанные с убийством и не известные суду присяжных при первом рассмотрении дела.
Ее улыбка была полна горькой иронии.
– Новые факты? Откуда же они возьмутся? Нет, нет, даже не пытайтесь вселить обманом в меня надежду. Вы это делаете из добрых побуждений, но ложное утешение не принесет мне облегчения. Мне надо смириться с реальностью.
Она опустилась на нары и обвела свою камеру взглядом, явно свидетельствовавшим о том, что она вдруг поняла, как ей вскоре будет недоставать этого скупо обставленного, но светлого и чистого помещения, где она находилась одна.
Адвокат ван Борг сел напротив нее.
– Никогда нельзя терять надежду, – пробормотал он и сам почувствовал, как банально и лживо это прозвучало.
Лилиан Хорн даже не обратила внимания на его слова.
– Сколько я вам должна? – спросила она.
– Но вы же знаете, что ваш бывший муж…
– Нет, я хочу взять все расходы на себя. Я заплатила дополнительно при строительстве своего жилья пять тысяч марок на специальное оборудование ванной комнаты. Если вы продадите квартирку и мебель, это составит примерно десять тысяч марок… Этого хватит?
– Даже с лихвой.
– Тем лучше. Тогда верните моему муженьку те деньги, что он платил за мою квартиру, пока я была здесь.
Адвокат ван Борг записал ее распоряжения и был рад, что мог занять себя этим – он боялся взглянуть ей в глаза.
– Я все сделаю, как вы хотите.
– Мои платья и туфли и все другие женские тряпки и барахло, которое не удастся продать, – распоряжалась она, – отдайте благотворительной организации. Мне было бы приятнее всего, если бы мои вещи достались молодым девушкам без средств.
– Вам следует все еще раз хорошенько обдумать, – остановил он поток распоряжений, – а что, если вас отпустят досрочно?
Лилиан Хорн засмеялась, но это походило больше на всхлипывания.
– Боже праведный, адвокат, хоть вы не говорите того, во что не верите! Ну, кто же теперь верит в чудеса?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Судьба Лилиан Хорн - Фишер Мари Луизе

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940

Ваши комментарии
к роману Судьба Лилиан Хорн - Фишер Мари Луизе



читайте! написание довольно суховато, но сюжет интересен. роман гораздо глубже, чем ординарный любовный роман,любовной линии почти нет, больше психологический. твердая 8.5
Судьба Лилиан Хорн - Фишер Мари ЛуизеTatiana
21.04.2016, 3.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100