Читать онлайн Зов одинокой звезды, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов одинокой звезды - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов одинокой звезды - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов одинокой звезды - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Зов одинокой звезды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Сама того не замечая, Тэра начала нащупывать пистолет, который всегда носила с собой. Однако его не оказалось, и она пробормотала под нос многословное проклятие, совсем забыв о недавней клятве впредь не чертыхаться.
Ночной Всадник бесшумно ступил в круг света. На ладони, затянутой в белую перчатку, лежал пистолет Тэры.
— Ищешь это? — В глухом голосе, донесшемся из-под колпака, послышалась насмешка. — Я взял на себя смелость освободить тебя от лишней ноши. К тому же твой пистолет неприятно давил мне на ногу, когда мы ехали.
Он повернулся, и свет ярко горящей лампы на мгновение осветил прорези для глаз. Тэра ахнула и прижала ладони к щекам. У незнакомца были светлые глаза, серо-синие и очень знакомые! Девушка сделала шаг назад, потом другой и третий, пока не наткнулась на ложе. От облегчения она чуть не упала в обморок.
— Стоун! — вырвалось у нее. — Нет… это невозможно… — вслух размышляла Тэра, стараясь еще раз вглядеться в прорези.
Незнакомец просто не мог быть Стоуном Прескоттом. Тот тянул и коверкал слова, что ужасно раздражало. Напротив, Ночной Всадник говорил глухо и невнятно, замогильным голосом, от которого мороз бежал по коже. Зато его речь была на редкость правильной, а слова он подбирал так, как хорошо образованный человек.
И все-таки ни у кого, кроме Стоуна, не было таких глаз.
Призрак Пало-Дуро некоторое время следил за сменой выражений на лице девушки, потом раздался смешок, и рука потянулась к колпаку. Знакомые черные волосы и смуглое лицо, освещенное насмешливой улыбкой, предстали перед глазами Тэры.
— К вашим услугам, мисс Уинслоу, — сказал Стоун с шутовским поклоном.
— Но как же так? — неуверенно произнесла девушка. — Ты на моих глазах бросился в тот вечер в погоню за Вулканом, а Ночной Всадник был все еще виден… Ты что же, способен раздваиваться?
— Хотелось бы мне иметь такие способности, — со вздохом ответил Стоун. — Увы, я простой смертный со всеми вытекающими отсюда последствиями. Днем. я укрощаю строптивых лошадей, а ночью скитаюсь по каньону без сна — короче, работаю на износ.
— И все же как ты сумел проделать этот фокус? Вместо ответа он подошел к куску ковра, лежавшему перед очагом, и ногой отодвинул его в сторону. Внизу оказался грубый дощатый люк. Тэра с любопытством приблизилась, когда Стоун отодвинул и его. В небольшом естественном углублении лежала фигура в белом. Трудно было сказать, из чего она сделана, но на некотором расстоянии ее можно было бы принять за человека. Правда, это объясняло только часть загадки. Тэра вопросительно приподняла бровь.
— Укрепить эту штуку в седле не составляет труда, что касается Дьябло… так зовут моего жеребца — что касается Дьябло, то он выучен на совесть. Красивое животное, не правда ли? Я влюбился в него с первого взгляда, тем более что он идеально подходил для моей цели. Чтобы научить его действовать в одиночку, потребовалось четыре месяца. Створки на его стойле раздвижные, легко открываются, а маршрут известен ему наизусть. Жаль только, что он сам не может сажать себе на спину манекен и снимать его.
— Ну хорошо, с этим мы разобрались. Зато мне непонятно другое. Ты объявил Меррику Расселу войну. Ради чего? Какое отношение его прошлое и настоящее могут иметь к тебе? А мой отец? Что за интерес у него во всем этом? Он скрыл от меня правду, впервые в жизни. Ведь именно ты доставил меня в Кларендон в ночь, когда я убила дона Мигеля. Зачем было придумывать проезжего ковбоя?
— Убила дона Мигеля? — изумился Стоун. — Ты бредишь!
— Ну, образно выражаясь, — поправила себя Тэра, стараясь не слишком погружаться в ожившие воспоминания о той злополучной ночи. — Я часто ношу с собой пистолет, и он уже не раз помогал мне. Однако дон Мигель не позволил достать его из сумочки, когда на нас напал грабитель. Я не послушалась и сделала это позже, когда тот уже держал сеньора Чавеса на мушке и отвлекся на Ночного Всадника. Если бы не я, все бы обошлось.
— Нет, не обошлось, — отмахнулся Стоун. — Меррик ненавидел дона Мигеля и мечтал от него избавиться. Вряд ли он упустил бы такой шанс. Если уж тебе хочется на кого-нибудь взвалить вину, вини меня и мое не слишком удачное появление на месте происшествия.
Поскольку Тэра продолжала смотреть на него глазами, полными раскаяния, он приблизился, приподнял ее лицо за подбородок и погладил по щеке. Тэру поразила осторожность и нежность этого жеста. Она не узнавала своего неотесанного ковбоя. Оказывается, она совсем не знала Стоуна Прескотта. Теперь он предстал перед ней в совершенно ином свете.
— Ты так уверенно обвиняешь Меррика Рассела, — наконец сказала она, отводя взгляд. — А если это был не он?
— Ты слишком мало знаешь, потому и колеблешься. — Стоун спрятал манекен, заботливо прикрыв люк куском ковра. — И в то же время ты знаешь много, слишком много, Тэра. Вопрос в том, что мне с этим делать.
Внимательно посмотрев ей в глаза, он перевел взгляд ниже. Тэра глянула туда же и заметила, что ворот платья расстегнут, открывая округлости грудей.
Когда их взгляды снова встретились, она поймала недвусмысленный блеск в глазах Стоуна. Впервые после радостного открытия она усомнилась в том, что находится в полной безопасности. Стоун изменился как личность, но остался мужчиной. И весьма темпераментным мужчиной. Ничто не препятствовало ему сейчас овладеть ею.
Тэра бросилась к двери, не думая о том, что предпримет, выбравшись наружу. Впрочем, даже это ей не удалось. Одним прыжком Стоун настиг ее и прижал к двери.
Она знала каждую мышцу этого тела, оно уже не раз вот так прижималось к ней. Тэра вспыхнула, как порох, от одних воспоминаний. Но Стоун больше не был ни простым ковбоем, ни загадочным призраком, к каждому из которых ее по-своему тянуло. Кто же он?
Стоун повернул ее. На губах его играла многозначительная улыбка. Девушка затрепетала, когда каменное мужское бедро раздвинуло ей ноги. Глаза ее затуманились, губы приоткрылись.
— Ты поступила неблагоразумно, последовав за мной, — негромко произнес Стоун совсем иным голосом. — Помнишь, что сказал тебе Ночной Всадник? Что раскрытие тайны стоит дорого.
О чем он думал, что представлял себе, говоря все это?
А Стоун представлял себе первую ночь, проведенную Тэрой под его кровом, на его ложе. Она явилась ему как никогда живо — может быть, потому, что обстоятельства складывались похоже. Он ясно видел Тэру, распростертую перед ним, он ощущал, как губы ее приоткрываются, чтобы принять его поцелуй.
— Я так хочу тебя, что не в силах владеть собой, — прошептал Стоун, наклоняясь все ближе и ближе. — Как же мне поступить с тобой?
— Отпусти меня… — Это прозвучало почти как стон. — Позволь мне уйти, Стоун, пожалуйста! Обещаю, что никому не выдам твой секрет.
«Секрет, — подумал Стоун, — разве речь идет о секрете?» В данный момент у него было о чем подумать. Как бы ни повернулись события, он знал, что воспользуется исключительной возможностью. Он хотел Тэру слишком давно, чтобы теперь играть в благородство.
— Допустим, Ночной Всадник решил сохранить тебе жизнь… — как бы размышляя, протянул он. — Как ты отплатишь за его великодушие.
Тэра заставила себя встретить испытующий взгляд. Несмотря на растерянность, она тотчас сообразила, какой род платы имеется в виду. Это возмутило ее.
Собравшись с силами, она уперлась Стоуну в грудь обеими руками и негодующе вздернула подбородок.
— Если надеешься, что я соглашусь расплатиться своим телом, то ты ничем не лучше ковбоя, которого изображал. Не волнуйся, ты не останешься без вознаграждения, но это могут быть только деньги. Мой дедушка богат…
Стоун от души расхохотался. Всего мирового запаса золота не хватит, чтобы заставить его отказаться от желаемого.
— Не все продается и не все покупается, Тэра, и все же все имеет свою цену. Цена моей тайны выражается не в деньгах… — Смуглый палец прочертил линию вдоль ее шеи, спустился во впадинку между ключицами и двинулся вниз, между краями расстегнутой амазонки. — Мне нужна ты. Заметь, ситуация складывается в мою пользу, значит, мне и диктовать условия.
Говоря это, он склонялся все ниже, теплое дыхание щекотало Тэре тубы. Она почувствовала, что теряет волю. Ласкающее движение пальца по округлостям грудей не давало думать ни о чем другом. Проклятие! Она готова рухнуть в его объятия, как поваленное бурей дерево!
Прикосновение ощущалось все дальше и дальше и наконец достигло неописуемой остроты, когда кончик пальца дотронулся до соска. Тэра вскрикнула и сделала отчаянную попытку вырваться. Ей это почти удалось, но в последний момент Стоун ухватил ее за ворот амазонки. Уже расстегнутый лиф соскользнул с плеч.
Испуганная, Тэра забилась в угол на ложе и обхватила себя руками, прикрывая груди. Стоун молча смотрел на нее все с той же дьявольской усмешкой.
— Слушай меня, Стоун Прескотт, слушай меня! — заговорила она лихорадочно, когда он оттолкнулся от двери и медленно пошел к ней. — Я отказываюсь платить за то, что раскрыла твой секрет, и ничего ты со мной не сделаешь! Ты ведь не убийца и не негодяй!
— Откуда ты знаешь? — спросил он, не переставая улыбаться и не сводя взгляда с ее полуобнаженного тела. — Возможно, я и то и другое. И потом, я слишком вошел в роль ковбоя-сердцееда.
Тэра все еще соображала достаточно здраво, чтобы понять, что над ней подшучивают, но в памяти возникло видение в белом плаще и с ножом в руках. Кто сто знает, этого Стоуна Прескотта…
— Ты хочешь сказать, что мог бы меня зарезать или пристрелить? — спросила она саркастически.
— Я не настолько глуп, конечно. Изуродовать такое роскошное тело мог бы только безумец. Даже не пытаясь привести в порядок смятенные мысли, Тэра заглянула в смуглое лицо, которое было теперь совсем близко.
— Ты напрасно затеял все это, Стоун, — взмолилась она. — Тeбe не будет хорошо со мной, потому что я ничего не знаю о… ну, об этом! Я еще никогда… — Она запнулась, не в силах продолжать.
— Достаточно, чтобы из двоих хоть один понимал, что к чему, остальное получится само собой. — Губы скользнули по голому плечу, отчего решимость сопротивляться, и без того не слишком сильная, ослабела в ней еще больше. — Я с радостью покажу тебе все, что происходит между мужчиной и женщиной в постели.
Тэра не могла больше бороться. Стыд вдруг исчез, как будто никогда и не существовал. Губы Стоуна приблизились, его язык протиснулся и заскользил внутри ее рта. Тэра всей грудью вдохнула мужской запах и встрепенулась, потянулась навстречу. То, что происходило, было ожившими воспоминаниями, даже во сне она не способна была избавиться от них!
«Так никогда больше не будет, ни с кем, так может быть только со Стоуном», — думала она мечтательно. Что с ней станется, когда единственным мужчиной в ее жизни окажется Джозеф Рутерфорд? Не лучше ли остановиться, не знать, как много наслаждения можно испытать, отдавшись полностью? Или хоть один раз познать то, что никогда больше не повторится?
. Тэра откинулась назад, позволяя мужским губам двигаться ниже, на грудь, от одного соска к другому. Она ощущала поцелуи-укусы, от которых груди тяжелели и наливались еще больше, до сладкой боли.
Постепенно она до конца осознала, что дороги назад быть не может, не только для Стоуна, но и для нее самой. Она перешла рубеж, до которого еще было возможно остановиться. Она всегда хотела этого с ним, с самого начала, и теперь не понимала, как могла сопротивляться так долго. Даже ее руки изголодались по нему, они жили отдельной жизнью, бродили в густых жестких волосах, касались смуглого горла и подбородка, который уже кололся.
— Ты колючий…
— Зато ты гладкая, как шелк. Наверное, так пахнут только самые красивые женщины… Я с ума схожу от твоего запаха! А на вкус… тобой невозможно насытиться… — Судя по прерывистому, изменившемуся голосу, Стоун едва ли сознавал, что говорит.
И это было так. Мягко принудив Тэру опуститься на ложе, он лег рядом, опершись на локоть, и некоторое время просто смотрел на желанную, драгоценную, по праву принадлежащую ему добычу. Он так долго ждал этого момента, так часто представлял его, что хотел продлить как можно дольше. Сейчас Стоуну достаточно было видеть красоту Тэры, ощущать под рукой шелковистость ее кожи, снова и снова убеждаться, что мечтам, как бы прекрасны они ни были, далеко до действительности. Он хотел узнать каждый дюйм этого роскошного тела на ощупь, покрыть его поцелуями с головы до ног и мысленно повторил клятву, что Тэра запомнит эту ночь на всю жизнь.
Когда Стоун снова коснулся ее, тихий стон невольно сорвался с его губ. Ладонь легла на округлость груди, скользнула ниже, на живот, лишь частично прикрытый полурасстегнутой одеждой. Здесь начиналось неизведанное.
Девушка замерла в напряжении, когда Стоун принялся одну за другой расстегивать оставшиеся пуговки, но щекочущее касание пальцев было таким волнующим, что она снова впала в дремотное оцепенение. Она даже не заметила, когда исчезла одежда, — до такой степени это казалось естественным. Впервые ее тело было полностью открыто для мужского взгляда, но обычная застенчивость никак не проявляла себя.
Руки блуждали по плечам, по груди, выводили невидимые узоры на нежной коже живота, касались внутренней поверхности бедер. И все это время, стараясь окончательно заворожить ее, Стоун чуть слышно шептал о том, как она прекрасна, как чудесно ласкать ее и как много у них еще впереди. Рассудок Тэры молчал, предоставив плоти по собственной воле откликаться на каждое прикосновение: груди наливались до упоительной тяжести, легкая дрожь пробегала по телу, бедра вздрагивали.
Девушке и в голову не пришло противиться происходящему. Это означало отказать себе самой. Сладкая мука, которую она испытывала, нарастала с каждой минутой, словно распускался дикий, экзотический цветок страсти. Он жадно впивал ласки, он раскрывал лепесток за лепестком и Становился все прекраснее.
Тэра должна была признаться себе — она давно знала, что однажды покорится этому мужчине. Он имел над ней странную власть. Может быть, все дело в том, что он разбудил ее и тем самым раз и навсегда привязал к себе. Медленные, опытные ласки Стоуна подготовили ее к следующему шагу, и когда его рука оказалась между ее ног, Тэра только запрокинула голову и закусила губу, чтобы не закричать от наслаждения. Инстинктивно она выгнулась навстречу прикосновению, как бы безмолвно соглашаясь на все, что уже происходило, что еще могло последовать. Потребность познать физическую любовь, пусть даже неосознанная, была в ней так сильна, что невозможно было оставить ее неутоленной. Тэра жаждала отдаться Стоуну, полностью принадлежать ему, пусть даже на одну-единственную ночь.
— Ты так хороша! — слышался шепот, и даже ее неопытный слух без труда различал в нем сдерживаемое желание, — Смотреть на тебя, прикасаться к тебе… это как сон, самый прекрасный сон в моей жизни…
Стоун позволил ладони скользить наугад по обнаженному телу Тэры. В трепещущем отблеске лампы кожа девушки светилась теплым медовым светом. Одна только мысль о том, какие ощущения сулит обладание этим совершенным телом, сводила его с ума, и приходилось подавлять желание наброситься и взять ее жадно, самозабвенно, не заботясь ни о чем, кроме собственного удовольствия. Призрак с фиалковыми глазами, ночь за ночью изводивший Стоуна своей недоступностью, обрел плоть и кровь и был теперь достаточно реален, чтобы обладать им, чтобы воплотить в жизнь все смелые фантазии.
Одну за другой Стоун вытащил шпильки из растрепавшейся прически, и каскад бледно-золотых волос обрушился на подушку, на обнаженные плечи Тэры. Он. забрал в горсть несколько пушистых прядей, поднес их к лицу и вдохнул запах. Одна выскользнула и мягко легла на грудь, скрыв сосок. Стоун дотронулся там, где твердая вершинка приподнимала волосы.
Тэра вдруг испытала сильнейшее желание ответить лаской на ласку, прикосновением на прикосновение. До этого момента она была зачарована и лишь пассивно принимала происходящее, но этого оказалось недостаточно. Она никогда не видела полностью обнаженного мужского тела, никогда не дотрагивалась до него и жаждала восполнить этот пробел. Она хотела видеть этого мужчину, как он есть, без одежды.
— Стоун, — прошептала она, приподнимаясь, — это нечестно. У меня такое чувство, будто я делю ложе с призраком Пало-Дуро, и это мне не слишком нравится. Сними свой ужасный плащ!
Когда белое одеяние, как гигантская птица, спланировало на пол, Тэра остановила Стоуна и принялась сама расстегивать его рубашку. В этом было что-то невыразимо интимное. Она засмотрелась на широкую грудь, бугрящуюся мышцами и покрытую темной порослью. Тэра уже видела все это однажды, но заново удивилась, что волосы на мужском теле могут расти даже на животе. Они покрывали большую часть груди, но ниже суживались, и это вызывало в памяти молодого льва с его густой гривой, постепенно переходящей в узкую дорожку вдоль поджарого живота. Впрочем, Стоун напоминал могучего хищника и походкой, и движениями.
Он не мешал завороженному созерцанию Тэры, но когда та взялась руками за ремень брюк, одна густая черная бровь приподнялась, и на губах, хотя грудь Стоуна вздымалась от частого дыхания, появилась насмешливая улыбка.
— Что это ты намерена делать? Неужели наберешься смелости раздеть меня догола? Поистине я недооценил тебя, моя хорошо воспитанная леди. Или женское любопытство безгранично?
Тэра не ответила — она была слишком занята. Она чувствовала себя безрассудно смелой, готовой на все и полностью лишенной всякого стыда. Расстегнув ремень, неосознанно медленным движением она потянула брюки вниз по бедрам, совсем немного, так что приоткрылся лишь более густой островок волос внизу живота. Мышцы над ним были каменно твердыми, напряженными. Тэра дотронулась до бедренных косточек, зарылась пальцами в островок жестких волос.
— Ты хоть понимаешь, что делаешь со мной?
— Нет, откуда мне знать? — с оттенком лукавства прошептала она в ответ.
— Доводишь меня до безумия!
— Этого заслуживает каждый, кому по душе похищать девственниц и учить их таинствам любви…
Она продолжала простодушное знакомство с мужским телом, смутно сознавая при этом, что имеет в данный момент больше власти над Стоуном, чем он над ней. Тэра видела, как судорожно он сжимает кулаки, чтобы не схватить ее и не опрокинуть на ложе (Стоун и впрямь был на грани и сдерживался только потому, что обещал себе не пугать и не отталкивать Тэру чрезмерно яростной страстью).
Девушка собиралась сдвинуть брюки еще немного, но не рассчитала движения, и они соскользнули к коленям, предоставив ее взгляду ту часть мужского тела, о которой она до сих пор имела весьма смутное представление. Алая краска разлилась по ее щекам, шее и даже по груди, но она не могла отвести взгляда от напряженного стержня плоти, который показался ей неестественно огромным.
При всем возбуждении Стоун не удержался от смешка, заметив ее реакцию. Было совершенно ясно, что девушка впервые в жизни созерцает подобное зрелище. У нее был настолько потрясенный вид, что он потянулся прикрутить лампу. На первый раз с Тэры вполне достаточно.
— Хороший пример, — не удержался он от комментария, привлекая девушку к себе. — Ты всегда действуешь, не думая о последствиях. Ничего, на этот раз все только к лучшему, все только к лучшему…
Она не могла произнести ни слова. До сих ПОР все было восхитительно, все несло с собой наслаждение, но что же дальше? Внезапно Тэре захотелось повернуть время вспять. Либби Уинслоу была слишком благопристойной леди, чтобы рассказывать подрастающей дочери об интимной стороне отношений с мужчиной. Ее деликатность не позволяла воспользоваться даже примером птичек или пчелок, как предпочитали делать матери подруг по пансиону. Конечно, некоторые девушки были более осведомленными, но и они только намекали, никогда не называя вещи своими именами.
Смущение, до этого никак себя не проявлявшее, захлестнуло Тэру. Очевидно, Стоун совсем потерял совесть, если позволяет ей смотреть на то, на что смотреть неприлично, стыдно! Правда, и сама Тэра была голой, но на женском теле нет ничего подобного! Даже в полной темноте она продолжала отчаянно краснеть.
— Я не могу, Стоун! — заявила она с решимостью. — Я не знала…
— Не знала, что мужчины и женщины устроены по-разному? Ты никогда не видела мужчину голым, правда?
— Я предупреждала, что ты будешь разочарован, — почти со слезами ответила Тэра. — Я ничего не знаю, ничего не умею! Я не представляла… что все такое огромное! Наверное, это ужасно больно!
Никогда в жизни она до такой степени не теряла почву под ногами, никогда не чувствовала себя такой испуганной, маленькой и беззащитной. Что, если теперь, узнав, что ему нечего ждать, Стоун набросится и просто возьмет ее? Но он только привлек девушку ближе и коснулся губами пылающей щеки.
— Как я могу разочароваться, глупышка? Ведь это означает, что я буду первым. Я научу тебя всему, что нужно знать, и это будет справедливый обмен знаниями, потому что ты уже научила меня быть нежным и осторожным.
Ободряющие слова успокоили Тэру. Прежняя страсть еще не вернулась, зато вернулось любопытство. За окном время от времени вспыхивали зарницы, отражаясь в кромешных озерах его глаз, и хотя Тэра не могла видеть их выражения, она интуитивно угадала, что все будет хорошо.
С тревогой, но уже без страха приняла она на себя тяжесть мужского тела. Оно было огненно-горячим, и то, что так пугало ее, ощущалось твердой выпуклостью вдоль бедра.
— Я не хочу причинять тебе боль, хотя это и неизбежно. Не волнуйся, это естественно и недолго, а потом будет только наслаждение.
Стоун смотрел ей в лицо, приподнявшись на локтях. Он был тяжелым, но это не казалось неприятным, скорее подчеркивало разницу между мужской мощью и женским изяществом. Потом он снова склонился к ней, прослеживая губами изгиб шеи, плечи, округлости грудей.
Наконец стало невозможным дольше выдерживать сладкую муку. Тэре было теперь все равно, что последует дальше, она сознавала лишь то, что близость не полна, что нужно что-то еще. Она достигла точки, когда женщина, даже совсем неопытная, готова отдаться мужчине.
— Стоун, я не могу больше! Я хочу тебя, хочу! Слова эти были лучшей музыкой для него. Глаза ее были полузакрыты, веки вздрагивали, мелкая дрожь сотрясала тело. Она была отчаянно напряжена, устремлена к нему, и на мгновение Стоун был захвачен этим зрелищем страсти, которую сумел пробудить в невинном существе.
Он не собирался мучить ни Тэру, ни себя. Его напряженная плоть прижалась к влажной женской плоти, и Стоун не удержался от хриплого стона.
Вначале раздвигающее ощущение было упоительным, рождало новые, не менее сильные переживания. Оно было медленным, пробующим, потом на мгновение прекратилось — и резкая боль разбила вдребезги сладкий транс Тэры. Она вскрикнула и инстинктивно попыталась оттолкнуть Стоуна.
Тот замер. Это было нечто новое в его опыте. До сих пор ему никогда не приходилось иметь дело с невинной девушкой, но он надеялся, что не причинит ей сильной боли. Однако похоже было, что Тэре очень больно. Какое-то время Стоун просто выжидал. Он чувствовал, что оказался недостаточно подготовленным. С женщиной, уже познавшей мужчину, все было гораздо проще. Такие женщины знали, чего ожидать, многие из них требовали не. нежности, а грубости и настойчивости, и постепенно это стало обычной манерой его поведения в постели. Но теперь Стоун знал наверняка, что может навсегда оттолкнуть Тэру, если не будет осторожен. Желание осталось, но возникло и странное, по-своему сладостное чувство ответственности. Подумать о себе можно было и позже. Стоун возобновил поцелуи и ласки. У Тэры вырвался глубокий судорожный вздох, руки ее вновь неуверенно сомкнулись вокруг него.
Счастливый крик и содрогания Тэры были большим, чем Стоун мог выдержать. Невероятным усилием воли он отдалял сладостную разрядку. Он почти потерял сознание, изливая в нее свои жизненные соки. Зато и испытанное наслаждение превзошло все его мечты. Когда обнаженное тело Тэры впервые оказалось в его объятиях, Стоун знал, что взять ее будет приятно, но никак не ожидал того, что получил. Подарив ему свою невинность, Тэра взяла что-то взамен, но что, он пока еще не понимал.
И это было странно, это было ново. До встречи с Тэрой Стоун знал многих женщин, но каждый раз после момента близости ему хотелось поскорее покинуть объятия той, с кем он разделил страсть. Теперь же он чувствовал нечто необычное. Он был обеспокоен тем, какой оборот приняли его отношения с этой невинной и пылкой девушкой. Мысль о новых встречах искушала его с той же силой, с какой прежде он желал встречи первой и последней.
— Стоун! — окликнула Тэра, возвращаясь к действительности.
Он был рядом, она лежала в его объятиях и слышала, как медленно стихает сумасшедший стук его сердца.
Чего она ожидала, когда с таким самозабвением отдалась ему? Упоительных ощущений, о которых слишком мало знала и которые, оказывается, были сопряжены с болью. Но Стоун помог ей, и теперь Тэра находила это странным. Он был так нежен, так осторожен с ней! Он оказался не только опытным, но и ласковым любовником.
— Что, Тэра? — услышала она запоздалый ответ, и его губы прижались к ее губам в мимолетном благодарном поцелуе. — Все в порядке? Тебе — не больно?
— Я только хотела сказать, что ничуть не жалею. Голоса их звучали хрипловато, измененные недавней страстью, дыхание было, пожалуй, слишком частым, и горячая испарина покрывала тела.
— Не жалеешь? А я уж тем более, — со смешком ответил Стоун.
Что за девчонка! Никогда не знаешь, чего от нее ждать. Он шумно вздохнул и откинулся на подушку.
— Хотелось бы мне повторить это еще раз и другой, но время бежит слишком быстро. Пожалуй, на ранчо уже хватились тебя, а может, даже ищут. Или все-таки останешься, и вернемся вместе поутру? Правда, это может навести обитателей ранчо на подозрения.
Тэра улыбнулась шутке, но ощутила при этом разочарование. Меньше всего ей сейчас хотелось покидать уютные объятия и снова ехать верхом.
— Ты прав, — ответила она легкомысленно, чтобы скрыть это. — А если к тому же ты будешь сопровождать меня в костюме Ночного Всадника, не исключено, что меня сочтут ведьмой.
— Ты и есть ведьма. — Стоун легонько щелкнул ее по носу, поднялся и начал собирать разбросанную одежду. — Когда я тебя увидел, то сразу понял, что дело тут нечисто. Признайся, ты меня околдовала. Нужно будет раздобыть святой воды и в следующий раз первым делом обрызгать тебя.
— В следующий раз? Следующего раза не может быть, Стоун, — воскликнула Тэра, удивленная тем, что ему могло прийти в голову подобное предположение. — Ты и сам должен это понимать.
— Должен понимать что? Почему бы нам и не встретиться? — резко спросил он, останавливаясь перед ней с охапкой одежды.
«Неужели он и в самом деле не понимает?» — спросила себя Тэра.
— Как раз потому, что ты находишь это само собой разумеющимся, — попробовала объяснить она. — Кроме плотских утех, ты ничего не хочешь разделить со мной. Если бы я по-настоящему много для тебя значила, ты бы не был так скрытен. Можешь считать, что я споткнулась и упала в твои объятия!
Хорошее настроение Стоуна рассеялось бесследно. «Девчонка слишком сообразительна и любопытна, чтобы бросить все на полдороге и не докапываться до сути», — думал он, мрачно сдвигая брови. Почему, черт его побери, он просто не перепугал ее до полусмерти, чтобы неповадно было совать нос не в свои дела? Зачем притащил в хижину? Потому что в тот момент не думал головой! Ночь безумной страсти, а потом всю жизнь расхлебывай!
— И так будет с каждым болваном-сластолюбцем! — пробурчал он себе под нос и бросил на ложе охапку одежды. — Оденься, а я займусь лошадьми.
Когда дверь за ним с раздраженным стуком закрылась, Тэра с силой впечатала кулак в подушку, мечтая, чтобы это был сам виновник ее возмущения — Стоун Прескотт, а может быть, и не Стоун Прескотт, а кто-то другой, просто-напросто взявший себе это имя. Так или иначе, переспать с ней он не прочь, а вот доверять… Чего и следовало ожидать. Легче обратить в веру язычника или даже сдвинуть с места одну из стен каньона, чем изменить Стоуна.
Что же дальше? Если Стоуну угодно считать, что ею можно пользоваться по собственному усмотрению, пусть считает. Скоро он убедится, что не все женщины готовы ходить на коротком поводке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зов одинокой звезды - Финч Кэрол



Я так понимаю это комедия. Не смешно..
Зов одинокой звезды - Финч КэролАлиса
4.07.2012, 23.54





Офигительный роман!Романтично, есть юмор, сюжет захватывающий, ггерои великолепные, роман не затянут. Один из моих любимых!!!!!!!!!!!!!!!))))))))))
Зов одинокой звезды - Финч КэролДи
6.05.2014, 19.09





ОФЕГИТЕЛЬНЫЙ РОМАН!супер!вообщем как и все романы Финч Кэрол!10 балов
Зов одинокой звезды - Финч КэролПятерочка
14.07.2014, 2.44





Соглашусь с положительными комментариями. Мне тоже роман очень понравился. Советую
Зов одинокой звезды - Финч Кэролсвет лана
29.09.2014, 0.47





Не понравился роман.
Зов одинокой звезды - Финч КэролВикушка
4.10.2014, 23.07





Роман очень интересный, захватывающий. Прочитала с удовольствием. Очень понравились перепалки героев, а так же поддразнивание и поведение Стоуна. Не мужчина, а мечта всех женщин, но, к сожалению, в нашем мире таких ох, как мало.
Зов одинокой звезды - Финч КэролВиктория
15.03.2015, 15.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100