Читать онлайн Зов одинокой звезды, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов одинокой звезды - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов одинокой звезды - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов одинокой звезды - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Зов одинокой звезды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Невольный тяжелый вздох сорвался с губ Тэры, когда она стояла перед громадным зеркалом, разглядывая свое отражение. На этот вечер назначили бал, чтобы неофициально подтвердить помолвку между ней и Джозефом Рутерфордом и тем самым пресечь слухи о том, что отношения между ними испорчены. По этому случаю дедушка заказал для Тэры платье смелого фасона, цвета выдержанного красного вина, без рукавов, с тесным и узким корсажем, высоко поднимавшим груди. Отражение выглядело обольстительным, и недоставало ему разве что оживления.
Да и откуда ему было взяться, если особняк на Мэйн-стрит стал для Тэры ни много ни мало тюрьмой? По дороге до Сент-Луиса ей несколько раз удавалось стряхнуть оцепенение настолько, чтобы предпринять попытку бегства, но Райан и Джозеф, совершенно уверенные, что она не в себе, следили за девушкой, как два ястреба. По приезде Райан немедленно вызвал на дом лучшего врача, тот охотно признал, что налицо все симптомы потрясения от соприкосновения с изнанкой жизни, и прописал какие-то пилюли, которые Тэра равнодушно глотала за едой.
После второй, столь же безуспешной попытки убедить дедушку в наличии мужа она решила не тратить слов. Райан буквально прикинулся глухим старым пнем и на все, что она говорила, отвечал громким «что?» и тупо моргал. Уловок у него в запасе было видимо-невидимо, и каждая вела к одному — пристроить внучку так, как он считан нужным. Пробиться сквозь стены его упрямства, достучаться до его здравого смысла Тэре было не по силам. Выходило, что брака с Джозефом не избежать, и оставалось только успокоить совесть, потихоньку аннулировав брак со Стоуном сразу после венчания, когда будет позволено выходить из дому без эскорта. Порой пробуждалась надежда, что муж все-таки приедет за ней, хотя бы попытается предъявить на нее права, и тогда девушка готовила себя к публичному скандалу, к борьбе за свободу. Но тут-то и начинались сомнения. Стоун слишком занят, улаживая дела ранчо, а потом займется его обустройством. Когда-то у него дойдут руки до личной жизни! Как больно, как обидно, что все рухнуло именно тогда, когда отношения между ними стали налаживаться! Стремительный водоворот событий сначала разнес их в разные стороны, а потом и вовсе разбросал по свету. Все так усложнилось, так запуталось, столько препятствий вдруг стало между ней и Стоуном, что воссоединить их могло разве что чудо. Там, в Техасе, Стоун был мастер на маленькие чудеса, но они не сработали бы в Сент-Луисе. Невозможно было явиться в особняк на Мэйн-стрит в пыльных сапогах и линялой рубашке, с «кольтом» у бедра и надвинутой на глаза широкополой шляпе и мужественным голосом потребовать жену назад.
Не без труда отогнав печальные мысли, Тэра еще раз повернулась перед зеркалом, не нашла никаких упущений и покинула будуар. Пятидесятикомнатный особняк, окруженный восемью акрами великолепного парка, раскинулся вокруг, убранный и освещенный для предстоящего празднества, полный музыки и аромата цветов. Все это должно было поднимать настроение… но не поднимало. Тэра спустилась в вестибюль, откуда через распахнутые двери можно было видеть множество гостей в главном салоне, бильярдной, парадной столовой и, наконец, бальной зале. Цвет сент-луисского общества охотно ответил на приглашение Райана, чтобы своими глазами взглянуть на его внучку, которая отважилась провести месяц — «целый месяц, вы только подумайте!» — в техасской глуши. Чтобы доказать, что это тяжкое испытание не имело никаких далеко идущих последствий, Райан не пожалел затрат.
В вестибюле Тэра перехватила пробегавшего мимо официанта с подносом и осушила бокал шампанского, набираясь решимости перед тем, что ей предстояло. Следовало бы чувствовать радостную приподнятость на этом балу, заданном в ее честь, но окружающая роскошь трогала Тэру даже меньше, чем прежде. Она без колебаний променяла бы персидские ковры на бархат густой травы, стены с висящими на них позолоченными канделябрами — на отвесные стены каньона с зелеными пятнами кедровника, а расписной потолок — на свод неба, расшитый звездами, как алмазами.
— Ах вот ты где, дорогая моя! — раздалось за спиной. Тэра неохотно обернулась и окинула взглядом расфранченного Джозефа Рутерфорда, который напомнил ей напыжившегося петуха, гордо выступающего по курятнику.
Ничего не оставалось как растянуть губы в улыбке и надеяться, что та не похожа на оскал. Джозефа, впрочем, мало интересована ее улыбка, он помнил только о главном — его достоинство спасено, высшее общество Сент-Луиса убедилось, что он — хозяин положения. Демонстративным жестом Джозеф поднес руку Тэры к губам и запечатлел на ней продолжительный поцелуй, кося глазом на группу наблюдающих гостей.
— Все полагают, что право первыми ступить в круг принадлежит нам с тобой, — самодовольно произнес он, делая приглашающий жест, обвил рукой талию Тэры и повлек ее в центр бальной залы.
Как только они закружились в вальсе, пара за парой начали выходить вперед и присоединяться к ним, так что вскоре все вокруг превратилось в вихрь красок. Музыка нравилась Тэре, чего никак нельзя было сказать про объятия жениха. Руки его были вялыми и лишенными физической силы, хотя при своем сухощавом сложении Джозеф не был слабаком. Просто он находил физическую силу низменной и всячески маскировался под изнеженного денди. Еще менее приятным было случайное прикосновение его бедра во время танца, живо напоминающее девушке о ее реакции на Стоуна, рядом с которым она сразу вспыхивала, как порох. С тяжелым сердцем Тэра вынесла почетный тур вальса и последующую лавину поздравлений, щедро изливаемых гостями на нее и Джозефа. Помня о просьбе дедушки вести себя достойно, она изо всех сил старалась улыбаться и так устала от этого, что едва чувствовала собственные губы.
Усталость навалилась поразительно быстро, но когда Тэра попробовала отказать кому-то из компаньонов жениха, Райан вырос как из-под земли и бросил ей предостерегающий взгляд. Пришлось принять приглашение и снова, как манекен, двигаться в танце. Апатия углублялась, и по мере этого девушка все больше замыкалась в себе, сияя искусственной улыбкой и не слыша ни слова из комплиментов кавалера, на которые механически кивала. И все же она не пыталась бунтовать, хотя и сама находила это странным и из ряда вон выходящим. Очевидно, что-то сломалось в ней после отъезда из Техаса, вся живость и воля к жизни остались там, на бескрайних равнинах, где веял ветер свободы.
Пока компаньоны и друзья Джозефа один за другим кружили ее по бальной зале, Тэра снова и снова обдумывала свое будущее. Что толку бунтовать. Дедушка пресечет любой бунт в корне, а уже через неделю у нее будет два мужа сразу, причем одному она отдала бы все золото мира, чтобы от него, откупиться, а другому — чтобы вернуть. Джозеф не позволит ей сбежать от алтаря, скорее он поставит стражу у церковных дверей, если дедушку эта идея не осенит еще раньше. Вес время после возвращения Тэра находилась под присмотром, горничная не покидала ее ни на минуту, стоя рядом с ванной и даже у двери туалета. После техасской свободы это казалось тюремным заключением.
Подобный ход мыслей только добавил девушке уныния. Внезапно переполненная желанием уединиться хотя бы на минуту, она извинилась перед партнером и, не дожидаясь окончания танца, направилась к дверям… только чтобы наткнуться на Джозефа, занятого беседой в кругу друзей. Он тут же перехватил ее и представил кому-то, кого она еще не знала, потом отвел в сторонку.
— Что это значит, дорогая? — осведомился он с подозрением в голосе. — Только не говори, что у тебя разболелась голова, сегодня этот номер не пройдет. Капризничать будешь завтра, а сегодня будь добра, веди себя так, как того требуют приличия. Я списал твое бегство в Техас на временное помрачение рассудка, но для своего же блага постарайся, чтобы эти помрачения повторялись не слишком часто. Не могу поверить, что тебя воспитывали в лучшем пансионе. Для светской женщины умение держаться — вторая натура. Все подумают, что я так и не сумел завоевать твою любовь.
— И это будет чистая правда, — с усталым равнодушием ответила Тэра. — Только не делай вид, что ты этого не знаешь. Я вообще не помню, чтобы ты старался завоевать мою любовь. По-твоему, достаточно разодеться в пух и прах — и дело будет в шляпе? Почему ты не хочешь поверить, что я замужем, что я люблю своего мужа, а к тебе глубоко равнодушна?
— Потому что все это выдумка! — отрезал Джозеф, но понизил голос и улыбнулся проходившей мимо даме. — Ты отведала полной свободы, и это раз и навсегда отравило тебя. Светские обязанности утомительны, все это знают, но безропотно несут это бремя в обмен на привилегии, даруемые богатством и положением. Ты еще слишком молода, чтобы разобраться.
Тэра хотела запротестовать, но ощутила такую усталость, что молча отвернулась. Подошел еще один приятель Джозефа, и пришлось снова выйти в круг. Час тащился так долго, как будто растянулся на целых пять. Джозеф, казалось, был прикован к Тэре невидимой цепью, так как, куда бы она ни повернулась, всегда натыкалась на него. Спасения не было.
— Вот это да! — вырвалось у Стоуна, когда экипаж повернул в аллею, ведущую к особняку Райана О'Доннела.
Здание напоминало королевскую резиденцию как своими размерами, так и роскошью. Невольно приходила мысль, что владелец не жалел денег на сооружение. Трехэтажный особняк подавлял своим величием. Это и в самом деле была крепость, взять которую можно было лишь хитростью.
— Что, подействовало? — усмехнулся Теренс, наблюдая за произведенным впечатлением.
— Во всяком случае, с ног не сбило, — отшутился Стоун, хотя, «будь он на ногах, они бы подкосились.
Оба направились к парадным дверям, куда вела мраморная лестница, окруженная вазами с цветущей резедой, разумеется, тоже мраморными. Приближаясь к дворецкому, так высоко задравшему нос, что глаз совсем не было видно, Стоуну пришлось собраться с духом. Однако страж дверей окинул взглядом его безупречно сшитый фрак и прочие атрибуты бального наряда и отдал почтительный поклон, пропуская внутрь.
— Держишься неплохо. — похвалил Теренс и тут же добавил: — Но я сильно сомневаюсь в успехе. Приодеться мало, и если это весь твой план, я не дам и ломаного гроша за успех. Может, ты думаешь, что самое главное — это проникнуть внутрь? Учти, с Тэры не спускают глаз, и похитить ее не удастся. И почему ты не захотел поделиться со мной своей задумкой?
«Потому что мне совсем ни к чему, чтобы рядом многозначительно ухмылялись и надувались от предвкушения того, как ловко одурачат Райана», — подумал Стоун, но вслух этого не сказал. Теренс, в котором хитрости не было ни на грош, должен выглядеть встревоженным и неуверенным в себе, как и подобала после трехлетнего отсутствия. Ставка слишком высока, и душевное состояние Теренса могло подождать. Самое главное сейчас выяснить намерения Тэры.
— Мистер Уинслоу! — вскричал седовласый слуга, когда они прошли в вестибюль. — Вот уж не думал, что снова увижу вас под этой крышей! Кое-кому из нас недоставало вашей… вашей…
— Моей кротости, — со вздохом закончил за него Теренс. — А где ваш строгий хозяин?
— В бильярдной. — Старик прикрыл рот ладонью и усмехнулся: — При виде вас он лопнет от злости.
— Тогда распорядись, чтобы прислали портного с иголкой и ниткой, — ответил Уинслоу, и слуга, посмеиваясь, побежал дальше. Газетчик с кислой улыбкой повернулся к Стоуну: — Скорее лопнет океанский пароход, чем старый Райан. Он такой раб условностей и приличий, что сам зашьет себе швы за фикусом, лишь бы все было чинно и гладко до самой последней минуты бала.
Стоун не мог не усмехнуться, живо представив себе, что реплики вроде этой так и летали взад-вперед между Теренсом и его тестем, когда те жили под одной крышей. Несмотря на клятву не вмешиваться, газетчик явно мысленно затачивал свой словесный кинжал.
— Не желают ли господа, чтобы я сообщил мистеру О'Доннелу об их прибытии? — обратился к ним другой слуга, молодой и явно не знакомый с Теренсом.
— Господа не желают, — брюзгливо ответил тот. — Господа сами объявят о своем прибытии. Не стоит отрывать хозяина дома от занятия, без сомнения, важного, каким бы оно ни было. Вперед, Прескотт!
Стоун не сразу последовал за ним, рассматривая роскошное убранство особняка. В глаза бросалась довольно экстравагантная мебель по самой последней моде; расписной потолок сверкал позолотой в свете хрустальной люстры. Ковры, дорогие безделушки, серебро. Так вот где выросла Тэра, вот где она воспитывалась! Разве из такого роскошного гнезда перебираются навсегда в простое и незатейливое? В этот момент «Даймонд» казался Стоуну хижиной. Он ощутил прежнюю неуверенность и не без усилия стряхнул ее. Он не должен решать за Тэру, она сама имела право голоса.
Наконец мужчины добрались до бильярдной, и там Стоун снова увидел того, кто год назад нанял его для расследования махинаций Меррика.
Райан О'Доннел был занят беседой, но врожденное чувство, которое всегда подсказывало ему о приближении важных событий, заставило его повернуться к двери. Все еще зоркие глаза старика заметили Теренса, и тотчас кустистые брови сдвинулись: что этот тип делает в его доме? Рядом с его зятем шел рослый и статный человек, еще молодой, но с печатью зрелости на красивом лице. Он был хорошо сложен и одет с иголочки, и Райану показалось, что однажды они уже встречались, но как он ни напрягал память, не мог вспомнить. И только когда незнакомец своеобразным движением откинул голову, сверкнув серо-синими глазами, Райан вспомнил, кто это. Простецкого вида ковбой, с которым ему довелось однажды побеседовать в Далласе, преобразился в человека светского. Элегантная одежда отлично сидела на его могучей фигуре, подчеркивая отличное сложение, и Райан, по натуре склонный к критике, не нашел ничего, что можно было бы втайне высмеять. Правда, гость явился без приглашения, но это, несомненно, было делом рук неугомонного зятя.
— Мистер О'Доннел, для меня большое удовольствие видеть вас.
Голос вновь прибывшего был негромок, но так звучен, что перекрыл шум беседы, и гости невольно оглянулись посмотреть на того, кто заговорил. Он прямо взглянул в глаза Райану, когда тот пожимал протянутую руку. Это была рука сильная, знавшая физический труд. Такая рука у человека богатого говорила бы о том, что он сам поднялся из низов. Это всегда вызывало уважение.
— Мистер Прескотт, — произнес Райан, задаваясь вопросом, кто же этот человек на самом деле.
— Позвольте высказать восхищение убранством вашего дома, — продолжал тот. — Я повидал немало и нахожу, что вы человек со вкусом.
Тем временем гость явно завладел вниманием окружающих. Женский пол откровенно любовался им, а поскольку зрение у Райана было превосходное, он отметил эту дань восхищения и мысленно присоединился к ней. Бронзовая от загара кожа Прескотта производила ошеломляющий контраст с белизной его накрахмаленной рубашки, дорогие запонки своим блеском привлекали внимание к сильным рукам. Все без исключения говорило о том, что это настоящий мужчина, из тех, кто способен рывком лассо свалить на землю молодого бычка, однако манеры его были безупречны, держался он со сдержанным достоинством, и речь его была на редкость правильной. Райан невольно спросил себя, чего ради ? Я назад этот человек разыграл перед ним простого ковбоя. Поразмыслив, он догадался, что тот попросту входил в роль, и неохотно признал, что это ему прекрасно удалось, если даже он, человек проницательный, попался на эту удочку.
— Я лично явился в Сент-Луис, чтобы уведомить вас об успешном завершении расследования на ранчо «Даймонд». В данный момент я ограничусь только этим заявлением, но позже, если желаете, охотно посвящу вас во все детали.
«Получив заверение, что так оно и будет, Стоун обвел взглядом тех, кто собрался в бильярдной, встретив немало заинтересованных взглядов.
— Возможно, мне лучше оставить вас. Сожалею, что своим запоздалым появлением отвлек вас от обязанностей хозяина дома.
Все это время Теренс стоял, подобно статуе жены Лота, не сводя с него взгляда. Он знал, конечно, что Стоун умеет по-разному держаться в зависимости от обстоятельств, но на этот раз тот попросту стал полной противоположностью ковбою с Дикого Запада. Даже в самых смелых мечтах Теренс не воображал себе Райана одураченным, и вот тот явно общался с гостем, как с человеком своего круга! Так вот, значит, в чем была суть его плана, думал газетчик, но если так, то какова же конечная цель этой игры? Приручить Райана, а потом ошеломить его, раскрыв правду? Или под видом гостя быть представленным Тэре, а потом тайком умыкнуть ее? Все это было хорошо, но грозило скандалом и преследованием. Все же Теренс счел своим долгом подыграть другу и громко прокашлялся, чтобы привлечь к себе внимание Райана, которым Стоун завладел сполна.
— Видите ли, Райан, это я посоветовал мистеру Пре-скотту лично явиться в Сент-Луис и… и вручить вам отчет. — Он несколько смутился, вспомнив, как именно предлагал это проделать, но продолжал: — Человек он весьма занятой, однако согласился с моим мнением, что вас могут заинтересовать детали долгого и сложного расследования.
Благосклонное выражение на лице Райана было теперь адресовано ему, впервые за много лет, и Теренс не мог не признать, что такая тактика гораздо эффективнее, чем взаимные шпильки и подначки, хотя бы потому, что бережет нервы.
— Вот как, мистер Прескотт, вы человек занятой?
— Мои интересы весьма разнообразны, — сдержанно, но с достоинством признал Стоун.
— Я полагал, что вы частный сыщик… — Райан мысленно добавил «не более того», а вслух заметил: — Можно узнать, чем еще вы занимаетесь?
Как по волшебству гости начали подтягиваться к ним, и вскоре вокруг беседующих образовался кружок ли и, заинтересовавшихся социальным и финансовым положением интересного гостя.
— Охотно отвечу на ваш вопрос. — Тут Стоун бросил Теренсу взгляд, который, хорошо его зная, тот понял как знак сохранять спокойствие и не вмешиваться. — Мой основной бизнес заключается в торговле шерстью и кожаными изделиями тонкой выделки. В виде хобби я тренирую лошадей, и за них дают немалую цену, что очень пригодилось мне у Меррика Рассела. Расследованиями я занялся потому, что жизни бизнесмена недостает остроты и чувства опасности… вы меня понимаете? К тому же это оттачивает сообразительность, так необходимую в делах. — Стоун улыбнулся с оттенком смущения и повернул на мизинце дорогой перстень, на котором красовался крупный аметист, окруженный алмазами. — Боюсь, драгоценности — моя маленькая слабость, мистер О'Доннел. Суровая повседневность Техаса требует контрастов, и трудно винить того, кто стремится к обладанию красотой и изяществом.
«Которые как нельзя лучше представлены в вашей внучке, сэр», — про себя добавил он.
Только нечеловеческим усилием воли Теренсу удалось подавить хихиканье, и он раскашлялся, чтобы как-то справиться с неуместной веселостью. Шерсть и кожаные изделия, о которых только что упомянул Стоун, были овцы и скот, которые паслись на сорока акрах его земли. Однако Райан проглотил это, не поморщившись, а на несвоевременный кашель зятя отреагировал, демонстративно обмахнув платком рукав фрака.
— Да-да, все мы имеем слабости, — заверил он Стоуна благосклонно, — и ваша не из худших, мистер Прескотт.
— Вполне с вами согласен, сэр. Признаюсь вам по секрету, — Стоун несколько повысил голос, вместо того чтобы понизить его, — я с готовностью ухватился за предложение мистера Уинслоу заняться для вас расследованием. В тот момент дела мои шли как нельзя лучше, и, сказать по правде, я умирал со скуки. Роль простого ковбоя показалась мне занимательной, ведь я еще не знал, обладаю ли актерскими способностями. Теперь я могу лишь поблагодарить вас за предоставленную возможность. Бездеятельная праздность не по мне.
Чем дальше, тем лучшее впечатление складывалось у Райана о госте. Человек богатый, деятельный и одаренный, он живо напомнил старику о собственной далекой молодости.
— Возможно теперь, когда с расследованием покончено, вас заинтересуют другие сферы деятельности, например скотоводство. Вы ведь немало узнали о нем, пока жили на ранчо, и можете с успехом применить свои знания. Не желаете ли вложить часть денег…
— Ах, сэр, вы предвосхитили мое предложение, — воскликнул Стоун, сверкнув белыми зубами. — Правда, у меня всегда такие грандиозные планы… я вообще человек с размахом. Вот и на этот раз я подумываю выкупить ваш пай в «Даймонде». Полагаю, многолетние невыгодные капиталовложения отбили у вас интерес к этому занятию, а для меня оно внове, так что, если вы не против, я готов предложить вам весьма выгодные условия. В конце концов, ранчо Меррика Рассела — в своем роде драгоценность, а у меня к ним слабость.
Он сделал знак официанту, и тот немедленно подскочил к нему с подносом. Из всех напитков Стоун меньше всего любил шампанское, но сейчас сделал оценивающий глоток с видом тонкого знатока.
— Однако что это мы, мистер О'Доннел! — спохватившись, воскликнул он. — Разумеется, делу время, а потехе час, но ведь сейчас и есть час потехи. Я еще не имел удовольствия явиться перед вашей очаровательной внучкой в своем истинном обличье и сгораю от нетерпения сделать это, тем более что, в силу обстоятельств, я даже пожелал ей доброго пути. Насколько я понял, ее отъезд из Техаса был довольно внезапным? Должен заметить, сэр, знакомство с мисс Уинслоу скрасило для меня суровые дни пребывания на ранчо.
— Уверен, что и Тэра будет рада возобновить с вами знакомство, — с готовностью согласился Райан и настоял на том, чтобы лично проводить гостя (Теренсу, которого никто не пригласил, осталось только следовать за ними на некотором расстоянии). — Посмотрим, удастся ли нам увести Тэру у Джозефа хоть на несколько минут. Он не отходит от нее ни на шаг.
— Полагаю, мистер О'Доннел, с вашей проницательностью вы выбрали для внучки наиболее достойного кандидата в мужья, — заметил Стоун, не скрывая своей заинтересованности. — Я нахожу мисс Уинслоу самой восхитительной юной леди, с которой когда-либо сталкивала меня судьба. В ней есть достоинство и ум, но при этом и чисто ирландская живость.
— Джозефа Рутерфорда в живости не обвинишь, — с иронией заметил Райан, — но он происходит из самого влиятельного семейства Сент-Луиса, а значит, даст Тэре все, что она только пожелает.
— Вы имеете в виду все, что могут купить деньги? Это необходимо, но не достаточно, по моему мнению.
Привлекательная брюнетка, проходя мимо, слегка задела Стоуна бедром, извинилась и ослепительно улыбнулась. Это был явно намеренный жест, и оба мужчины это поняли. Пенелопа Бронсои еще не остановила свой выбор ни на одном из своих многочисленных обожателей, и Райан не мог не отметить, что никогда еще не видел ее настолько заинтригованной. Этот Прескотт определенно пользовался успехом у женского пола.
— А вы, конечно, имеете в виду чувства, — не без иронии осведомился он.
— Муж должен интересовать жену еще и как… — «мужчина», подумал Стоун и сказал: — как личность.
— Не знаю, какую личность Тэра желала бы себе в мужья, потому что она никогда не выказывала интереса ни к кому. Вы утверждаете, что знакомы с моей внучкой, мистер Прескотт, в таком случае для вас не секрет, что она своенравна и дерзка. Я полагаю, что был прав, когда решил выбрать ей богатого и влиятельного мужа. Его положение заставит ее уважать его.
— Вы так полагаете? Возможно, очень возможно, — сказал Стоун, подавив желание пылко протестовать. — Насколько я понял, вы полностью исключаете любовь как основание для брака. В принципе это разумно, но не тогда, когда идет речь о наших близких. Будь мисс Уинслоу моей внучкой, я в первую очередь подумал бы о том, что не мне, а ей придется всю жизнь прожить с мужем. Судя по тому, какой живостью искрятся ее глаза, она, как это говорится, птичка вольная, которая никогда не станет петь в клетке, будь та хоть из чистого золота. Не кажется ли вам, мистер О'Доннел, что это будет именно клетка, если ваша внучка выйдет замуж по расчету?
Нельзя сказать, что в душу Райана в этот момент запали сомнения (для этого он был слишком упрям и слишком верил в правоту принимаемых им решений), но почему-то перед его мысленным взором явилось женское лицо. Уже много лет он не позволял себе вспоминать его, потому что со смертью жены из его жизни ушло слишком многое и горечь воспоминаний отравила первые годы одиночества до такой степени, что Райан едва заставил себя выйти из затворничества и вернуться к делам. Эдит во многом походила на Тэру, столь же красивая и живая, вот только брак их был браком по любви. Она часто повторяла, что в нем вся се жизнь… Сможет ли Тэра когда-нибудь сказать так о своем муже? Вряд ли, вдруг подумал старик.
— Что до меня, я всегда верил, что брачные узы должны связывать только сердца, созданные друг для друга.
Говоря это, Стоун проводил взглядом пышную красавицу с миндалевидными изумрудными глазами, которая не осталась равнодушной к его вниманию и поощрительно улыбнулась.
— Не стану скрывать, мистер О'Доннел, я отдал должное женской красоте. Порой мне приходилось встречать ослепительных красавиц… но разве только красота определяет наш выбор? Мне нужна женщина особенная, полная жизни, удержать которую непросто, но которая вознаградит сторицей за все усилия, приложенные, чтобы завоевать ее. Уверен, вы меня понимаете. Мисс Уинслоу, без сомнения, обладает всеми этими качествами, и вполне естественно, что это привлекает мужчин. Тот единственный, который станет ей мужем, должен понимать, какая драгоценность достается ему, однако еще важнее, чтобы чувства его были взаимны.
Пока Райан подыскивал слова для ответа, Стоун сделал жест в сторону молодой пары, совершенно отрешенной от мира. Они шли, сами не зная куда, безразличные к окружающим и, быть может, даже не видя их, время от времени встречаясь затуманенными взглядами.
— Полагаю, именно так смотрятся вместе ваша внучка и ее жених?
— Мм… мм… — промычал Райан.
— Сэр, деньги очень важны, даже по-своему необходимы для влюбленных, чтобы их любовная лодка не разбилась о быт, но основание, на котором покоится брак, — это взаимопонимание, подлинная близость. Я считаю, что миром движет любовь, она, и только она, переживет и первоначальное ослепление, и все беды, которые могут выпасть на долю молодых. Она стара, как мир, но вечно прекрасна, и уже одно то, что вы слышите все это от расчетливого дельца, означает могущество любви.
— Да вы философ, мистер Прескотт! — с неподдельным интересом заметил Райан. — Закрадывается подозрение, что вы уже встретили женщину своей мечты. Можно узнать, я прав? Из ваших слов явствует, что вы обдумали свое отношение к браку и готовы осуществить его.
— Сэр, ваша проницательность делает вам честь, — сказал Стоун и улыбнулся открытой, вызывающей симпатию улыбкой. — К тому же вы человек прямой, и, в свою очередь, я буду с вами совершенно откровенен. Да, я встретил женщину своей мечты, и это мисс Уинслоу. Цель моей поездки в Сент-Луис — не только представление отчета. Дело в том, что на ранчо Меррика Рассела я взял на себя смелость ухаживать за вашей внучкой. Признаюсь, я был весьма настойчив, весьма… — Стоун с честью выдержал испытующий взгляд и продолжал: — Вы, конечно, задаетесь вопросом, знал ли я, что Тэра обручена. Да, я знал это, но у меня не создалось впечатления, что она рвется к своему жениху, и это внушило мне определенные надежды. Более всего мне жаль, что я не смог освободиться раньше и раньше не дал понять мисс Уинслоу серьезность моих намерений. Но ведь до тех пор, пока венчание не состоялось, ничто не потеряно для меня, не так ли? Разумеется, я не встану между Тэрой и человеком, которого она любит. Я честно уйду с дороги мистера Рутерфорда и признаю его победителем, а сам пущусь на поиски другой женщины тех же редких достоинств, хотя и не уверен, что существует еще одна такая. Однако я не уступлю Тэру тому, кто ей безразличен.
— Да уж, мистер Прескотт, вы откровенны дальше некуда, — ворчливо, но не без уважения заметил Райан, меряя пристальным взглядом могучую фигуру Стоуна. — Судя по тому, как вы изложили свои намерения, вы привыкли добиваться своего… и на ваших условиях. Однако, сэр, я из той же породы людей, и вы сейчас под моей крышей. Если вы, не дай Бог, решили схлестнуться со мной, то можете быть уверены — я не сдам своих позиций без боя.
— «В чужом доме хозяина слушай», это вы имеете в виду? — засмеялся Стоун, но сразу посерьезнел. — Сэр, мне известна твердость вашего характера, но из разговора с вами я понял, что вы также человек рассудительный, а это можно сказать далеко не о каждом.
Он покосился на Теренса, привалившегося к ближайшей стене со скрещенными на груди руками. Газетчик явно напрягал слух, чтобы уловить, в каком направлении движется беседа, но не решался откровенно подслушивать.
— Давайте взглянем на дело вот с какой точки зрения, — продолжат Стоун, — Мы оба, вы и я, желаем Тэре счастья, и одно это уже делает нас союзниками. — Стоун помолчал, в то время как Райан с интересом ждал, какие же еще аргументы он найдет, чтобы убедить его. — Одним словом, мистер О'Доннел, речь вот о чем. Мисс Уинслоу… Тэра знает о том, что небезразлична мне, но слов любви между нами сказано не было, и это святая правда. Я прошу возможности открыто ухаживать за ней. Это будет честное соперничество, и если мистер Рутерфорд проиграет, так тому и быть.
— Интересный вы человек, мистер Прескотт, — задумчиво произнес Райан. — За неделю до венчания являетесь в дом и просите позволения ухаживать за моей внучкой, которая давным-давно обручена. Полагаю, вам известно, что этот бал дастся, чтобы подтвердить помолвку?
— Я знаю об этом, но. повторяю, помолвка — это еще не венчание.
— Светское общество живет по своим законам, которые я свято соблюдаю, мистер Прескотт.
— Мне и это известно, мистер О'Доннел. Однако разве не счастье Тэры сейчас на кону? Разве оно не стоит того, чтобы немного выйти за рамки светских приличий?
— Хм… хм…
— Я предлагаю вам быть арбитром в поединке между мной и мистером Рутерфордом. С вашей проницательностью вы без труда сможете разобраться, чье внимание предпочтительнее для Тэры. Зная вашу безукоризненную честность, я вверяю решение вам и приму ваше мнение как окончательное.
Райан не мог не признать справедливость слов своего молодого собеседника. Когда-то и сам он был человеком смелых решений, предприимчивым и далеко не таким закоснелым, и предложение Стоуна нашло отклик в его душе. К тому же тот казался всерьез увлеченным Тэрой, и это тоже говорило в его пользу. То, что он явился с Теренсом, странным образом противопоставило его Уинслоу, напомнив о том, как тот из года в год слепо противоречил Райану. Человек много моложе Теренса, Стоун проявил мудрость дипломата, и хотя Райан понимал, что его комплименты точно рассчитаны, они льстили ему.
— Согласен, — решился он. — Ваша прямота мне по душе, а в намерениях я не вижу ничего унизительного для моей внучки. Вы можете ухаживать за ней. Будет даже любопытно понаблюдать, как поведет себя выбранный мною кандидат. Сказать по правде, сейчас я жалею, что с самого начала эта идея не пришла мне в голову. Когда все само собой разумеется, многие качества человека так и остаются скрытыми.
Стоун поклонился, и мужчины расстались. Райан в раздумье смотрел ему вслед, когда потрясенное восклицание заставило его круто повернуться. Либби стояла, прижимая руку к сердцу, без кровинки в лице, и разглядывала Теренса широко раскрытыми глазами. Уинслоу медленно отделился от стены, и на губах его появилась неуверенная улыбка.
Трудно сказать, как он поступил бы пару дней назад, если бы внезапно оказался рядом с женой. Возможно, последовало бы сумбурное объяснение и выдворение из дома Райана, но теперь, памятуя об успешной тактике Стоуна, Теренс, сделал шаг вперед.
— Время милосердно к тебе, Элизабет, ты совсем не изменилась за эти годы, — произнес он низким значительным голосом, беря ее руку и надолго прижимаясь к ней губами. — Сказать по правде, у меня такое ощущение, что мы и не расставались, потому что твое милое лицо ежедневно возникало передо мной.
Тактика имела даже больший успех, чем с Райаном. Больший, но сомнительный, потому что трепетная Либби не сумела перенести потрясения от столь романтической встречи. Глаза ее закатились и, как увядший цветок, она осела на руки супруга.
— Дьявольщина! — буркнул Райан, недовольно оглядывая непрошеных свидетелей, тотчас собравшихся вокруг.
Его дочь не могла выбрать более неподобающих времени и места для этого спектакля. «Уж эта ее привычка хлопаться в обморок по поводу и без повода», — раздраженно думал старик.
— Неси ее куда-нибудь с глаз подальше… хотя бы в мой кабинет, — свистящим шепотом приказал он Теренсу, который озирался в поисках дивана. — Не хватало еще откачивать ее прямо здесь, на виду у всех! Я прихвачу ее сумочку с нюхательной солью.
Через пару минут, сунув сумочку Либби зятю, Райан вернулся в вестибюль, чтобы дать подобающие объяснения заинтригованным гостям, а Теренс уложил жену на кожаный диван в кабинете тестя. На губах его играла довольная улыбка. Обморок Либби мог означать только одно: он вес еще небезразличен ей. Вечер только начался, а уже столько всего случилось, и это был не коней. До сих пор Теренс терпеть не мог балы, задаваемые в доме Райана, так как находил их нестерпимо скучными, но этот бал обещал массу развлечений. Этот вечер чопорный Сент-Луис запомнит надолго, думал газетчик, поднося флакон к лицу жены.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зов одинокой звезды - Финч Кэрол



Я так понимаю это комедия. Не смешно..
Зов одинокой звезды - Финч КэролАлиса
4.07.2012, 23.54





Офигительный роман!Романтично, есть юмор, сюжет захватывающий, ггерои великолепные, роман не затянут. Один из моих любимых!!!!!!!!!!!!!!!))))))))))
Зов одинокой звезды - Финч КэролДи
6.05.2014, 19.09





ОФЕГИТЕЛЬНЫЙ РОМАН!супер!вообщем как и все романы Финч Кэрол!10 балов
Зов одинокой звезды - Финч КэролПятерочка
14.07.2014, 2.44





Соглашусь с положительными комментариями. Мне тоже роман очень понравился. Советую
Зов одинокой звезды - Финч Кэролсвет лана
29.09.2014, 0.47





Не понравился роман.
Зов одинокой звезды - Финч КэролВикушка
4.10.2014, 23.07





Роман очень интересный, захватывающий. Прочитала с удовольствием. Очень понравились перепалки героев, а так же поддразнивание и поведение Стоуна. Не мужчина, а мечта всех женщин, но, к сожалению, в нашем мире таких ох, как мало.
Зов одинокой звезды - Финч КэролВиктория
15.03.2015, 15.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100