Читать онлайн Водоворот страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Водоворот страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Водоворот страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Водоворот страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Водоворот страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Ноги Элиссы подкосились, и она бессильно опустилась на широкий валун. Неописуемое чувство, охватившее ее в тот момент, когда она помчалась по пастбищу, теперь настолько переполняло ее, что от этого кружилась голова и бешено колотилось сердце. Словно неведомая сила толкнула ее на это место, заставив спуститься вниз по крутому склону…
Она услышала душераздирающий крик и только тут осознала, что кричит сама, кричит, словно смертельно раненный зверь. Вид трупа пегой лошади сказал ей все. Элисса задрожала, на лице выступил обильный холодный пот. Она мысленно проклинала безвозвратно потерянные годы жизни, утерянную любовь Эли, тот давний развод, который лишил маленькую девочку горячо любимого отца… Давние горькие обиды вырвались наружу, и Элисса внезапно осознала: она так и не простила своей матери того, что та лишила ее счастливого, безмятежного детства.
И все же тут не обошлось и без ее собственной глупости и наивности, как, впрочем, и без жестокой выходки кузена Верджила…
Тело Элиссы сотрясали горькие рыдания. Все эти двенадцать мучительных лет никто даже не спрашивал, чего хочет она сама. Никто не замечал – или не хотел замечать? – ее глубокой внутренней боли, невыносимого чувства вины за то, что она разрывалась между родным отцом и добрым великодушным человеком, ставшим ее отчимом. Элисса чувствовала, что ее мать, Джессика Ролинз Катлер, не заслужила любви двух таких прекрасных мужчин. Она даже не сомневалась, что ее мать была бы вполне счастлива и без дочери, правда, если не считать того, что, манипулируя Элиссой, Джессика добивалась от обоих мужей всего, чего ей хотелось.
В глазах всех Элисса была избалованной молодой женщиной, будущей наследницей двух состояний. И она сама создавала именно такой имидж. Сколько раз она слышала за своей спиной завистливые вздохи! Но что она имела на самом деле? Отличное образование и прекрасную одежду, купленную на деньги отчима? Да, конечно. Но что значили эти блага по сравнению со страданиями ее израненной души и изуродованного тела!
Горячие слезы неудержимым потоком хлынули из глаз Элиссы.
Наверное, Хантер решит, что у нее нервный срыв. Возможно, так оно и было. Боже! Девушка и не предполагала, что в ней так много слез. Интересно, может ли человек утонуть в собственных слезах?
Закрыв лицо ладонями, Элисса продолжала плакать, но уже не с таким отчаянным надрывом. Погруженная в свои переживания, она даже не заметила подошедшего к ней Хантера, пока тот не положил руку ей на плечо.
Повинуясь силе давней привычки, девушка тут же отшатнулась от него. Раздраженная непрошеным вмешательством, она вскинула голову, чтобы как следует отчитать этого нахала, и… увидела искаженное болью загорелое лицо и слезы в пронзительно-голубых глазах.
Одно из двух – или Хантер великолепный актер, или же ему сейчас так же больно, как и ей. Что бы ни говорили ей дядя Гил и кузен Верджил, этот человек, должно быть, действительно любил ее отца.
– Тебе не надо было спускаться сюда, – тихо произнес Натан. – И мне тоже. Вчера и так был кошмарный день. Я вовсе не хотел, чтобы ты…
К великому изумлению Натана и самой Элиссы, она вдруг обхватила его за шею обеими руками и прижалась к его широкой груди с таким отчаянием, словно этот мужчина был ее единственным спасением. Это было так несвойственно для Элиссы: ее замерзшее, как сказал Роберт Грейсон, словно айсберг, сердце никогда не оттаивало до такой степени. Интересно, что сказал бы этот двурушник, увидев свою бывшую невесту крепко обнимающей мужчину, к тому же почти незнакомого…
Натан сначала остолбенел от неожиданности, когда Элисса внезапным порывистым движением прижалась к нему всем телом, но уже через секунду, опомнившись, сам осторожно обнял ее, чувствуя, как от ее горячих слез постепенно намокает рубашка на груди. Его подбородок касался макушки Элиссы, а руки нежно сжимали вздрагивавшие от рыданий плечи. Ему хотелось утешить, успокоить ее, одним взмахом волшебной палочки вернуть к жизни Эли, но это было невозможно, поэтому он просто обнимал ее и молча плакал вместе с ней.
Элиссе показалось, что прошла целая вечность, прежде чем к ней постепенно стало возвращаться самообладание. Она понимала, что придется смириться с мыслью о смерти отца, научиться жить с этим дальше. Ей предстояло еще несколько тяжелых дней. А потом время постепенно залечит рану. Потом…
Элисса медленно подняла голову. Она хотела извиниться перед Хантером за то, что так вела себя, но, увидев его влажные от слез глаза, осеклась. Слова, уже готовые слететь с ее губ, моментально испарились из памяти. Его большой чувственный рот был всего в дюйме от ее губ, терпкий запах одеколона кружил голову. Внезапно обретшие чувственность пальцы рук ощутили стальные мускулы его широкой груди, к которой она тесно прижималась всем телом. Элисса слышала его прерывистое дыхание, и оно вызывало в ней ответное волнение. И вновь ее охватила знакомая волна глубокой дрожи, от которой вставали дыбом волоски на шее, – момент истины! Чувство, гораздо более властное, чем здравый смысл, выходящее за пределы обычного понимания событий, толкало ее к Хантеру, пробуждая к жизни незнакомые ощущения. Хотя Элисса никогда не позволяла ни одному мужчине приближаться к себе, сейчас она не испытывала и намека на испуг или отвращение, когда Хантер, наклонив к ней свою темноволосую голову, нежно прикоснулся к ее губам влажным чувственным ртом…
Невероятно! Элисса подумала, что точно так же целовал сказочный Принц Спящую Красавицу, возвращая ее к жизни после того, как она съела отравленное злой ведьмой яблоко. «Ах, как старомодно!» – пронеслось в голове у Элиссы, а губы уже отвечали на нежный поцелуй Натана…
К собственному удивлению, она не стала сопротивляться, когда руки Натана, скользнув вниз по ее бедрам, еще ближе притянули ее к его сильному мужскому телу. Теперь они стояли так близко, что трудно было сказать, где кончается его тело и начинается ее. Целуя Хантера, Элисса чувствовала происходившие с его телом перемены. Внезапно и в себе самой она ощутила постепенно нараставшее горячее желание, усиливавшееся с каждым движением его рук, поднимавшихся вверх по ее телу, от бедер к груди. Его дерзкий язык проникал во все уголки влажного мягкого рта Элиссы, и вскоре огонь желания распространился по всему ее телу со скоростью лесного пожара.
Неожиданно Элисса, вся красная от стыда и смущения, резко отстранилась от Хантера. Господи! Ее отец еще даже не похоронен, а она… она творит черт знает что!
Вырвавшись из объятий этого необузданного ковбоя, девушка вновь обрела способность трезво мыслить. Теперь она совершенно ясно видела, что идет прямо в расставленную Хантером ловушку. Кузен Верджил не мог применить тактику обольщения, зато это прекрасно удалось Натану Хантеру. Он много лет прожил на ранчо, оно стало для него родным домом. По крайней мере так он считал, и для Элиссы было совершенно очевидным его желание остаться здесь. Именно поэтому он решил сыграть роль страстно влюбленного в Элиссу ковбоя.
Хантер привел ее сюда только затем, чтобы снять с нее защитную броню и отыскать уязвимые места. Возможно, он даже знал о происшедшем здесь двенадцать лет назад несчастном случае…
Натан сразу почувствовал, что Элиссу одолевают серьезные сомнения. Скрестив на груди руки, она отошла в сторону и недоверчиво глядела на него. Черт побери! А ведь он не собирался заходить так далеко, потому что прекрасно знал, как она истолкует его действия.
– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь…
– Только не надо ничего говорить! – пробормотала она, поворачиваясь к нему спиной.
У Элиссы был твердый характер, и Натан не мог не почувствовать уважения к ней и даже восхищения. Эли мог гордиться своей дочерью. А Натан – он был в полном отчаянии, потому что в глубине души знал: окажись он на ее месте, он был бы таким же подозрительным и недоверчивым.
– Ладно, Хантер, игра окончена, – холодно сказала Элисса. – Хорошо хоть, у тебя оказалось больше фантазии, чем у моих родственников. Правда, я не удивлюсь, если ты прячешь где-нибудь в кармане джинсов какой-нибудь важный документ, который я должна подписать.
– В моих карманах нет ничего, кроме того, что появилось там после твоей ответной реакции, Катлер, – угрюмо пробормотал Натан.
Метнув на Хантера гневный взгляд, не нуждавшийся в переводе на слова, Элисса стала взбираться вверх по склону. Этот взгляд стоил тысячи слов, причем совсем нелестных для Натана.
Пожав плечами, тот произнес:
– Я позволил себе увлечься, но ведь и ты тоже на несколько мгновений забыла обо всем, разве не так? То, что произошло сейчас между нами, не имеет никакого отношения ни к контрактам, ни к другим одолжениям или услугам.
– Разве? Так это был всего лишь приступ похоти? – язвительно отозвалась Элисса, хватаясь за высокую полынь в поисках опоры.
– Это ты про себя говоришь, Катлер? – нарочито равнодушно парировал Натан, взбираясь вслед за Элиссой вверх по крутому склону.
Интересно, уж не хотел ли он своей манерой отвечать вопросом на вопрос заставить ее потерять равновесие? Очень может быть!
– Нет, это был всего лишь приступ отчаяния, я нуждалась в сочувствии и утешении, – невозмутимо ответила девушка.
– А ты уверена, что не использовала меня, чтобы наказать своего бывшего жениха за то, что он сделал?
Ну, это уж слишком! Элисса в приступе бешенства схватила с земли камень и уже приготовилась запустить им в Хантера, когда тот неожиданно рассмеялся:
– Прежде чем швыряться камнями, спроси себя, кто кого использует! А вдруг мы с тобой оба стали жертвой взаимного влечения, Катлер? А? Самое обыкновенное влечение мужчины и женщины друг к другу! Или ты не можешь заставить себя в этом признаться? Тебе не хочется отступать от своей клятвы держаться подальше от всех мужиков… Ох!..
Натан едва успел отскочить в сторону – брошенный Элиссой камень просвистел над ухом. Носок его сапога запутался в полыни, и Натан, комично размахивая руками, потерял равновесие и рухнул на землю с грацией споткнувшегося жирафа.
Несмотря на раздражение, Элисса не смогла сдержать довольной улыбки. Оказывается, этот громадный ковбой не так уж и страшен, когда лежит распростертый на земле, выплевывая изо рта набившийся туда при падении песок.
– Так что ты там хотел сказать, Хантер? – съехидничала она.
Приподнявшись на локте, Натан вытирал рукавом грязь с лица. Рука его замерла, когда он увидел игравшую на губах Элиссы озорную улыбку. Его внезапно охватило горячее желание, от которого сразу свело мышцы ног. Ему хотелось стать ее возлюбленным, а не врагом. Он хотел ее, и об этом нестерпимом желании безошибочно говорило его тело, которое не умело лгать.
– Сказать… Ну да, я хотел сказать… – Не спуская с Элиссы восхищенного взгляда, он сел на землю и, скрестив ноги, принялся выпутывать свой сапог из длинных жестких стеблей сухой полыни. – Собственно говоря, я хочу сейчас только одного – лечь с тобой в постель, потому что мы оба хотим этого и потому что мы оба получим от этого громадное наслаждение… во всяком случае, я…
От неожиданности Элисса чуть сама не свалилась с камня, на котором стояла. Нет, она никогда не станет спать с Хантером, как бы сильно ни хотело этого ее тело! Этого не будет никогда… Она не позволит такому случиться, даже… если ей самой этого захочется. Элисса была уверена, что ей вновь придется столкнуться с непреодолимыми препятствиями, всегда встававшими между ней и мужчинами и губившими их отношения. Уж лучше и не начинать того, что не может не закончиться полной катастрофой!
– Это желание так и останется твоей мечтой, Хантер, – пробормотала она и снова стала взбираться вверх по склону.
Натан поднялся на ноги и стал отряхиваться, мысленно восхищаясь тем, как быстро умеет меняться Элисса. Только что она искренне горевала, через минуту горе сменилось неподдельной страстью, а еще через минуту – откровенной подозрительностью и даже враждебностью. А когда у него хватило глупости открыть рот и сказать вслух о своем желании, уже через секунду ему пришлось заткнуться.
Черт возьми! Разве не он недавно ругал Файкса за неуместные грубоватые замечания относительно женских достоинств новой хозяйки? А сам оказался ничем не лучше его! Впрочем, Хантер никак не ожидал, что его так неудержимо потянет к этой женщине, которую он еще вчера искренне презирал.
Когда их губы слились в поцелуе, она не стала сопротивляться. Наоборот, ее губы страстно отвечали на его ласки. Единственная разница заключалась в том, что Натан открыто заявил о своем влечении к Элиссе, а она не хотела признаваться в своем чувстве, отказываясь замечать их взаимное властное чувство притяжения друг к другу и даже отрицая то, что между ними только что произошло.
Взглянув туда, где Элисса оставила свою лошадь, он увидел, что девушка стоит на краю каньона и задумчиво смотрит куда-то вдаль. Откровенно говоря, он не мог винить ее в том, что она отнеслась к нему с такой подозрительностью. Из-за этого хлыща, Роберта Грейсона, она видела в каждом мужчине стремление так или иначе использовать ее саму или ее деньги и родственные связи…
Пока Натан взбирался по склону, Элисса ждала его, рассеянно потирая то место на шее, которое постоянно беспокоило ее. Когда она взглянула на Хантера, на ее лице было странное, похожее на транс выражение.
– Это случилось, когда он ехал по делам или когда уже возвращался домой? – спросила она, все еще погруженная в свои размышления.
– Что? – не сразу понял ее Натан.
– Я говорю об отце, – пояснила Элисса, задумчиво глядя на отпечатки лошадиных копыт на траве. – Когда с ним случилось… беда, он был на пути домой или наоборот?
– Точно сказать невозможно, – сказал Натан, садясь в седло и тоже вглядываясь в следы, оставленные ковбоями, пришедшими на помощь, когда он обнаружил здесь тело Эли. – А почему ты об этом спрашиваешь? Тебя что-то беспокоит, Катлер?
Так оно и было, но Элисса не могла объяснить, что именно тревожит ее. Она всегда считала себя психически здоровой и уравновешенной, но сейчас ее охватило непонятное ей самой беспокойство.
Сжав руками луку седла, Элисса отдалась этому ощущению, не стараясь препятствовать ему, и уже через несколько мгновений в ее ушах тихо зазвучали слова прабабушки Мэй. Она мысленно увидела ее сидящей на крыльце того небольшого домика, в котором теперь поселилась Алтея с дочерью и внуком. Старая женщина рассказывала ей старинные легенды и предания индейцев-шайеннов, которые гордились своей способностью к глубинному пониманию жизни, своим умением общаться с духами.
Отвыкшая от верховых прогулок Элисса слегка поерзала в седле. Кроме того, ее беспокоило это странное и очень сильное ощущение несчастья и когда она вспоминала свое детство и любимую прабабушку Мэй.
– Да что с тобой? – требовательно спросил Хантер.
– Если я скажу, в чем дело, ты сочтешь меня сумасшедшей, – рассеянно проговорила Элисса, искоса глянув на Натана.
От этих слов тревога Хантера только усилилась. Он никак не мог понять, к чему она клонит.
– Может, все же попробуешь объяснить? – настойчиво повторил он.
Тогда девушка взглянула прямо ему в глаза.
– Насколько серьезной была та утренняя ссора между отцом и дядей Гилом?
– Что ты хочешь этим сказать? – прищурил свои голубые глаза Натан.
– Была ли эта ссора достаточно серьезной, чтобы дядя Гил почувствовал угрозу для себя в том случае, если отец сообщит мне ту важную вещь, о которой упоминал по телефону? Мог ли кто-нибудь быть кровно заинтересован в том, чтобы отец так и не встретился со мной в тот день для серьезного разговора, как он хотел?
Натану показалось, что невидимый кулак нанес ему сильный удар в солнечное сплетение. Его брови изумленно взлетели вверх, несколько секунд он даже не мог говорить.
– Боже мой, Катлер! Ты хоть понимаешь, что говоришь? – выдавил он наконец.
– Да, – коротко ответила Элисса, прислушиваясь к отдаленному топоту лошадиных копыт. К ним приближался еще один всадник. – Понимаю! – Она пристально посмотрела в его изумленное лицо, пытаясь понять, было ли это притворством или искренностью. – Хантер, кто обнаружил тело моего отца?
– Я… – растерянно ответил тот.
– А откуда ты знал, где его искать?
– Ты что, хочешь сказать, что это я столкнул Эли в каньон?
– По словам дяди Гила, отец собирался в тот день предложить мне занять должность консультанта по финансовым вопросам, чтобы получать правительственную субсидию. Может, в то утро отец и дядя Гил разговаривали о тебе? Может, дядя Гил рассказал отцу о чем-то, компрометирующем тебя, и тогда отец предъявил тебе обвинение в каком-то серьезном проступке? Дядя Гил очень настойчиво просил меня держаться от тебя подальше, хотя так и не сказал в открытую, почему я должна это делать.
Тронув поводья, Элисса заставила отступить назад своего мерина.
– Одно я знаю наверняка: когда со мной рядом ты, Хантер, меня одолевают странные и довольно сильные ощущения, которые я никак не могу для себя объяснить. Я не могу до конца доверять ни тебе, ни своим непонятным ощущениям. К тому же благодаря тебе я стала подозрительной и в отношении моих родственников со стороны дяди Гила…
– Мисс Катлер! – галопом подскочил к Элиссе Мо-Джо Денсон, размахивая над головой ковбойской шляпой.
Проклятие! Если он примчался с плохими новостями, Элисса с удовольствием прибегнет к старинному обычаю убивать посланников, приносящих дурную весть. У нее и так хватало проблем, и голова шла кругом оттого, что она никак не могла решить, кому верить, а кому нет. Элисса не знала, на чью сторону встать в этой непростой ситуации, и сейчас ей меньше всего хотелось получить еще один удар.
Остановив лошадь, Мо-Джо снова натянул шляпу на голову.
– Там приехал какой-то парень! Говорит, ему срочно нужно видеть вас!
– Кто хочет видеть меня? – недоуменно спросила Элисса.
– Он не назвал своего имени. Просто приехал на ранчо и потребовал сообщить ему, где находится мисс Катлер, а потом начал кричать, что ни за что не уедет с ранчо, не повидав вас.
Элисса не имела ни малейшего представления, кто бы это мог быть, однако вмешательство Мо-Джо Денсона оказалось весьма кстати. Ее начинала захлестывать непонятная тревога, которую невозможно было никак объяснить.
Когда Элисса в сопровождении Денсона ускакала по направлению к ранчо, Натан дал волю своему гневу, громко выругавшись. Его коробило от одной мысли, что кто-то, возможно, таким хитрым способом расправился с Эли. Потеря Эли Ролинза сама по себе была для него страшной трагедией, но мысль о том, что кто-то столкнул его с обрыва, была просто невыносима! Однако если догадка Элиссы верна, то она сама тоже находится в опасности. Возможно, тот, кто расправился с Эли, захочет убить и его дочь, чтобы обрести полную власть над ранчо.
Натан тронул поводья, и его лошадь неторопливой рысью двинулась к дому. Подозрения Элиссы не на шутку встревожили Хантера. Если он станет настаивать на том, чтобы она участвовала в исполнении последней воли ее отца, и сумеет убедить ее в своей правоте, ее жизнь, возможно, подвергнется смертельной опасности. А вдруг подозрения Элиссы совершенно безосновательны? Тогда ему придется горько пожалеть, что он отступил от своих намерений, поверив в ее фантастические догадки, вызванные всего лишь эмоциональным перенапряжением. Только будет уже слишком поздно, ему никогда не удастся в одиночку исполнить волю покойного Эли Ролинза.
Кстати, кто это явился на ранчо в поисках Элиссы? Наверное, это какой-нибудь адвокат, нанятый Гилом для переговоров с племянницей. Удивительно, как резко изменился мир всего за несколько мгновений, которых хватило для последнего вздоха Эли…
Посмотрев на горизонт, Натан увидел собирающиеся в тучи пухлые облака… и замер в изумлении. Он готов был поклясться, что в этих белоснежных пушистых сугробах видит призрак всадника на пегой лошади. Это был… Эли Ролинз!
Натана сразу охватило непонятное, жутковатое чувство глубокой внутренней тревоги, и он, как и Элисса, не знал, чем его объяснить. Решив наконец, что это шутит с ним не в меру разыгравшееся воображение, Хантер пустил лошадь галопом, торопясь выяснить, какие новые проблемы ожидают его дома…


– Элисса? Где ты была, черт возьми?! – требовательно спросил Роберт Грейсон, с неподдельным изумлением разглядывая поношенную одежду девушки, стоптанные ковбойские сапоги и растрепанные ветром волосы. – Боже мой! Ты выглядишь словно жертва катастрофы!
Элисса остановилась, увидев стоящего посередине гостиной безупречно одетого Грейсона, своего бывшего жениха, который выглядел до смешного неуместным в этом фермерском доме.
– Что ты здесь делаешь? – сухо поинтересовалась она.
– Как? Я приехал выразить свои соболезнования, что же еще?
Оправившись от шока, вызванного непривычным видом Элиссы, Роберт поспешил утешающим жестом обнять девушку за плечи, но она резко отпрянула, и руки Грейсона бесцельно повисли вдоль тела.
– Я чувствую себя последним дураком, – растерянно признался он.
– Как мило! – презрительно улыбнулась Элисса. – Мне кажется, ты и есть самый последний дурак. Поди прочь, Роберт! Нам не о чем разговаривать.
– Ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы найти тебя!
– Меня это совершенно не интересует.
– Я пришел к тебе домой, чтобы извиниться, и Валери рассказала мне о твоем страшном несчастье.
Зная, что Валери никогда не принадлежала к числу поклонниц Роберта, Элисса сразу поняла, что тому ничего не удалось вытянуть из подруги.
– Мне пришлось позвонить домой твоей секретарше и заставить ее приехать вместе со мной в офис, чтобы найти номер телефона этого ранчо. Целых полчаса мы разбирались с охраной при входе, потом еще час рылись во всех бумагах, потому что уборщик уже успел сжечь содержимое корзины для мусора. Потом Бренда подумала, что сможет вспомнить нужный телефонный номер, потому что ей неоднократно приходилось его записывать. Мы стали звонить по всем номерам, которые всплывали в ее голове, и через полчаса я уже успел поговорить со всеми штатами. Когда же наконец я набрал правильный номер, какая-то глупая женщина так объяснила мне дорогу на ранчо, что я потратил на нее больше двух часов.
Должно быть, Роберт говорил с Клаудией, решила Элисса. Алтея сумела бы объяснить, как доехать до ранчо, гораздо проще и точнее.
– Ну, разве тебе нечего мне сказать, Элисса?
– Если на обратную дорогу тебе потребуется столько же времени и если ты хочешь добраться домой до наступления темноты, тебе лучше отправляться немедленно. Не надо заставлять Бэмби слишком долго ждать.
– Ради Бога! Неужели ты всерьез считаешь, что она для меня хоть что-то значит?
Взяв из вазы с фруктами, стоявшей на кофейном столике, большое яблоко, Элисса с наслаждением надкусила его сладкую мякоть. Только теперь она почувствовала, насколько голодна.
– Судя по всему, дело обстоит именно так, – промычала она с полным ртом.
Странное дело, сейчас она не чувствовала ничего, кроме раздражения оттого, что Роберт заставлял ее понапрасну тратить время и отвлекаться от гораздо более важных размышлений. Должно быть, после всех переживаний, обрушившихся на Элиссу в последние два дня, в ее душе не осталось никаких чувств, кроме слабого намека на сожаление о помолвке с таким ничтожеством, как Роберт Грейсон. Да она была не в себе, когда решила создать семью с таким человеком!
– Элисса, ты должна мне поверить, – с покаянным видом произнес Роберт и шагнул вперед, чтобы заключить ее в свои объятия.
Она сразу сделала несколько шагов назад, отстраняясь от нежеланного прикосновения.
– Ты же знаешь, каковы мы, фригидные женщины, Роберт. Так что не трать попусту время – ни мое, ни свое.
– Но ведь мы помолвлены! – настаивал Роберт.
Элисса заразительно расхохоталась:
– Кто? Ты и Бэмби? Поздравляю!
– Черт возьми! Я говорю о нас с тобой! Да что с тобой случилось? Ты ведешь себя ужасно странно. Это так не похоже на тебя, Элисса. Ты сама не своя!
Проглотив остатки яблока, Элисса откашлялась и с любопытством посмотрела на Роберта:
– Да? Так какая же я, по-твоему?
– Мне кажется, у тебя просто шок, – сочувственно покачал головой Роберт. – Будет лучше, если я отвезу тебя домой. Тебе просто необходимо как следует выспаться.
С этими словами Роберт вновь попытался взять Элиссу за руку, когда внезапно раздался громкий мужской голос:
– Оставьте ее в покое!
Элисса вздрогнула от неожиданности. Оказывается, Хантер вернулся в дом через заднюю дверь и теперь стоял в коридоре, подслушав таким образом весь разговор. Несмотря на подозрительное отношение к Хантеру, Элиссе было приятно видеть, как Роберт в испуге отшатнулся от массивной фигуры Хантера, производившего зловещее впечатление, словно надвигающаяся грозовая туча.
– А это еще кто такой? – спросил Роберт, настороженно глядя на Хантера. – Твой телохранитель?
– Я управляющий этого ранчо и деловой партнер Элиссы, – выпалил Натан. – Какие проблемы?
Роберт надменно вскинул подбородок, внутренне досадуя, что ему приходится смотреть на этого смуглого детину снизу вверх, – уж очень тот был высок!
– Проблем нет, но мне бы хотелось знать, почему никто из обитателей этого ранчо не догадался вызвать врача. Моя невеста находится в шоковом состоянии, она на грани нервного срыва. Вы только взгляните на нее!
Хантер бросил взгляд на Элиссу и невольно залюбовался ее разгоряченным после верховой прогулки лицом и растрепанными ветром густыми волнистыми волосами.
– По-моему, она прекрасно выглядит. А будь она моей невестой, я бы не стал заводить шашни со своей секретаршей…
Чуть не поперхнувшись, Элисса моментально покраснела, став похожей на яблоко, которое только что съела.
– Хантер!
– Извини, дорогая, – нараспев произнес тот, не сводя пронзительного взгляда с Роберта. – Проводить Ромео до двери или он сам найдет дорогу, как ты думаешь?
– Ну так как, Роберт? – переадресовала вопрос Элисса, стараясь сдержать усмешку. – Ты сам уйдешь или мне придется попросить Хантера проводить тебя? Боюсь, он вполне способен на физическое насилие, и тогда твой великолепный костюм от Армани непоправимо пострадает. Я ведь знаю, ты очень трепетно относишься к своей дорогой одежде, так что…
Роберт круто развернулся и направился к двери.
– Я ухожу, но еще вернусь!
– Буду ждать, – невозмутимо пообещал Хантер.
Когда входная дверь захлопнулась за Грейсоном, Элисса быстрым легким шагом прошла мимо Хантера, на ходу положив в его ладонь яблочный огрызок, и стала подниматься вверх по лестнице.
– А я думал, что сторожевых собак кормят мясом, – заметил Хантер, разглядывая остатки яблока на своей ладони.
Элисса ничего не ответила. Она поднималась наверх, в свою комнату, полная решимости немедленно собрать вещи и уехать в город. Справившись с чемоданом за считанные минуты, она двинулась к двери и наткнулась на Хантера, загородившего ей дорогу.
– Давай я отвезу тебя домой, – предложил он.
– Нет, спасибо, я возьму машину отца.
– Когда ты вернешься?
– Когда будет нужно, – сухо ответила Элисса и выставила перед собой, словно таран, чемодан. – Уйди с дороги, Хантер, со мной сейчас шутки плохи!
Натан изучающим взглядом посмотрел на Элиссу. Пожалуй, Роберт был все-таки прав – девушка действительно была на грани нервного срыва. Последние сутки она жила на чистом адреналине, и это могло плохо кончиться.
– Мне кажется, тебе не стоит сейчас оставаться в одиночестве.
– Дома меня ждет Валери, – сухо произнесла Элисса. – Так ты уйдешь с дороги или мне придется прибегнуть к насилию?
Неохотно отступив в сторону, Натан молча проводил взглядом промчавшуюся мимо него Элиссу, подумав, что Роберт, должно быть, снова примется за свои домогательства, как только узнает о ее возвращении в Оклахома-Сити. Гил и Верджил тоже не оставят ее в покое и будут названивать ей каждый час, одолевая уговорами подписать контракт. Черт возьми, Элиссе сейчас нужно как следует отдохнуть, а это нелегко будет сделать в сложившихся обстоятельствах. Натан и сам сейчас никак не мог себе позволить оставить Элиссу в покое.
Интересно, а где был Гил Ролинз, когда с его братом случилась беда? Хантер повернулся к выходу: он намеревался как следует расспросить Рея Твиггера. Он надеялся, что разговор с ним прольет свет на мучивший его вопрос. Не успел Натан сделать и двух шагов, как из дверей одной из спален на втором этаже появилась Клаудиа.
«О, только не сейчас!» – раздраженно подумал Хантер. Всякий раз, когда он сталкивался с Клаудией, она не упускала возможности испытать на нем свои женские чары. Если бы не уважение к Алтее, он бы давно прогнал Клаудиу прочь с ранчо. «Вот бы натравить эту бездельницу на Роберта!» – пронеслось в голове у Натана. Они бы составили отличную пару! Судя по всему, Роберт не пропускает ни одной юбки. Впрочем, он, наверное, действительно очень хорош в постели, иначе Элисса не стала бы…
Хантера передернуло при одной только мысли об Элиссе, лежащей в объятиях Роберта. Этот хлыщ не заслуживал ее!
Пока Натан что-то бормотал себе под нос, к нему медленно приближалась Клаудиа. Хантер злился на себя, понимая, что его помимо воли начинает сильно влечь к женщине, которая не верит в его искренние добрые намерения. Он одновременно страстно желал ее и боялся близости с ней, потому что, как бы им ни было хорошо вдвоем, Элисса никогда не станет доверять ему и всегда будет подозревать какой-то подвох. Натан ненавидел себя за то, что возжелал несбыточного счастья. Его сводила с ума мысль о том, к чему могло бы привести случившееся на дне каньона…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Водоворот страсти - Финч Кэрол



как-то неоднозначно
Водоворот страсти - Финч Кэроллиля
5.10.2012, 20.39





Очень редко пишу комментарий...прочад книгу с удовольствием....
Водоворот страсти - Финч КэролМаруша
14.08.2015, 9.34





Богатые тоже плачут.О каком только уме и интуиции у гг твердят весь роман,не понятно.
Водоворот страсти - Финч КэролГюльджан
1.05.2016, 1.52





Бред
Водоворот страсти - Финч КэролОльга
3.05.2016, 15.59





Дебилизм Эл бесит. Но в целом интересно.
Водоворот страсти - Финч КэролО
6.06.2016, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100