Читать онлайн Водоворот страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Водоворот страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Водоворот страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Водоворот страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Водоворот страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Элиссу усадили в большое кресло за обеденным столом в гостиной дяди Гила. Перед ней тут же появилась чашка горячего кофе. Дядя Гил занял место во главе стола, как и полагалось патриарху семьи Ролинзов, однако Элисса намеренно проигнорировала этот символический жест, предназначенный произвести на нее должное впечатление с самого начала.
Усевшийся рядом с ней кузен Верджил был сама любезность и очарование. Решив, что ей тоже нужно притворяться, Элисса улыбнулась ему.
Верджил как две капли воды походил на своего шестидесятидвухлетнего рыжеволосого конопатого отца, если не считать того, что был моложе. Оба были ростом в шесть футов, у обоих были непропорционально длинные, словно у аиста, ноги и слишком короткое туловище. Зато широкие плечи свидетельствовали о постоянном физическом труде. Единственная разница между отцом и сыном заключалась в том, что у Гила вырос заметный живот, в то время как сын еще сохранял почти юношескую фигуру. Никогда не придававшая слишком большого значения внешности Элисса недолюбливала своего кузена за дурной характер и сомнительные человеческие качества.
К тому же она всегда чувствовала, что Верджил не любит ее и даже больше того – относится к ней враждебно. Его детские выходки с ней были слишком жестокими, чтобы она могла считать их мальчишескими шалостями. Давным-давно, когда Элисса еще девочкой приезжала погостить к отцу на ранчо, Верджил всегда заставлял ее играть в ковбоев и индейцев, причем неизменно отводил двоюродной сестре роль злодея-индейца. Будучи на шесть лет старше Элиссы, Верджил всегда и во всем верховодил.
Элисса потеряла счет этим странным играм, во время которых Верджил оставлял ее крепко связанной в старом сарае заброшенной семейной усадьбы или, опять же связанную, оставлял лежать на солнцепеке, а сам преспокойно отправлялся купаться в прохладной речке. На шее под самым подбородком у девушки остался небольшой шрам – память об одной из тех жестоких игр, когда Верджил подвергал ее пыткам, потому что она играла роль захваченного в плен злодея-индейца. Элисса подозревала, что и теперь, став взрослым, Верджил все еще питает пристрастие к жестоким играм, хотя внешне ничем этого не показывает, ослепительно улыбаясь своей кузине.
Элисса перевела взгляд на Патрисию, тридцатилетнюю дочь Гила. Вне всякого сомнения, она тщательно ухаживала за собой, но все же напоминала Элиссе капризную, избалованную девочку, которая всегда играла в одну и ту же игру – изображала модельера своих многочисленных кукол Барби. Пока Элисса с утра до вечера бегала на улице и стойко сносила мучительные игры Верджила, маленькая Патрисия безвылазно сидела в своей комнате, украшенной атласными портьерами с кружевными рюшами, и… прихорашивалась, наряжаясь то в одно, то в другое платье (благо их у нее было предостаточно), примеряя то одну, то другую шляпку, на разные лады причесываясь и меняя ленты. Элиссу от этого просто тошнило.
И по сей день Патрисию просто в дрожь бросало, если она замечала выбившийся из прически рыжий локон или крошечную царапинку на тщательно покрытом лаком ногте. Ее макияж всегда был безупречным, манеры – изысканными и многократно отработанными перед зеркалом. Однако при этом у нее совершенно не было характера. Говоря попросту, Патрисия была самой настоящей тряпкой, напоминая Элиссе одну из кукол Барби, посаженную в кресло и бессмысленно улыбающуюся. Интересно, она до сих пор играет со своими куклами или теперь вместо них наряжает своих маленьких дочерей?
За столом сидел и Денис Хамфри, муж Патрисии. Он не был красавцем, но его мужественная внешность вполне могла нравиться женщинам. Широкий лоб Дениса был чуть светлее, чем остальные части лица: видимо, у него была привычка носить козырек от солнца во время работы на ранчо тестя. Денис производил впечатление молчаливого и безотказного работника, а сама его женитьба на глупышке Патрисии говорила о том, что ему безразлично, умна или глупа его супруга.
Разглядывая своих родственников, Элисса чувствовала себя посторонним человеком, вторгшимся в чужой дом. Очевидно, именно этого и добивались дядя Гил и его дети, поскольку на встречу не был приглашен другой аутсайдер – Натан Хантер.
– Я знаю, тебе сейчас нелегко, Элисса. Нам тоже несладко, поверь мне, – негромко начал дядя Гил, глядя в свою чашку. – Эли был мне не только братом, но и партнером по бизнесу. Как правило, после смерти одного из партнеров товарищество распадается, но, принимая во внимание то, что ранчо является семейным хозяйством, пережившим несколько поколений Ролинзов, мне бы очень хотелось продолжить эту давнюю традицию…
– А что думал по этому поводу мой отец? – перебила его Элисса.
– Он всегда выступал за поддержание старых добрых традиций, – с готовностью заверил ее дядя Гил. – Я еще не видел завещания Эли, но имею веские основания предполагать, что свою половину товарищества он оставил тебе.
– А как же Натан Хантер? Разве отец не оставил и ему что-то из своего имущества?
Гил заскрипел вставными зубами. Он привык иметь дело со своей дочерью Патрисией, которая всегда делала то, что ей говорили, когда дело касалось ранчо. Элисса же оказалась совсем иной породы. На нее невозможно было воздействовать только словами.
– Я уверен, дядя Эли великодушно завещал Нату свою половину компании «Хантер и Ролинз», – вмешался в разговор кузен Верджил, одаряя Элиссу очередной лучезарной улыбкой. – Конечно, твой отец очень любил Ната, но ведь он не член нашей семьи.
Пристально посмотрев на Дениса Хамфри, Элисса жестко сказала:
– Денис тоже не является членом нашей семьи, однако его вы пригласили на эту встречу, а Хантера нет.
– Денис женат на Патрисии, и это делает его несомненным членом нашей семьи, – заявил Гил и откинулся на спинку кресла, чтобы сделать глубокий успокаивающий вдох. Черт возьми! Иметь дело с Элиссой оказалось так же трудно, как и с Натаном! Возможно, этот негодяй уже успел настроить ее на свой лад. Если так, он поплатится за это!
– Цель нашей сегодняшней встречи, – дипломатично начал Верджил, – сделать так, чтобы на ранчо все шло как во времена товарищества. Элисса, мы предлагаем тебе в качестве твоей доли в ранчо часть ежегодной прибыли, которую обычно получал твой отец. К тебе также перейдут права твоего отца на часть неделимого имущества, и за тобой останется должность консультанта по финансовым вопросам, так что ты сможешь, как и твой отец, получать ежегодные выплаты в рамках правительственной программы субсидирования производителей пшеницы.
Верджил остановился, чтобы перевести дух, и этим немедленно воспользовался Гил.
– Мы просто хотим сделать процесс передачи имущества как можно более простым, – подхватил он, – чтобы наше товарищество продолжало работать как обычно. Каждый член семьи имеет право на субсидию размером в пятьдесят тысяч долларов при условии внесения им достаточного вклада в ведение хозяйства на ранчо. Что касается Дениса, он получает свои деньги не только потому, что владеет акциями ранчо, но и потому, что следит за откормом бычков.
– А за что получает деньги кузина Патрисия? – поинтересовалась Элисса, приподняв бровь.
– Она получает субсидию и жалованье за то, что оформляет платежные ведомости, – не моргнув глазом ответил Гил.
Интересно, подумала Элисса, считаются ли подобные обязанности в глазах закона «вкладом в ведение хозяйства»? Имея богатый опыт общения с правительственными чиновниками, она небезосновательно полагала, что те слишком заняты выколачиванием из граждан налогов, чтобы замечать собственные просчеты в распределении государственных субсидий.
– Вы хотите сказать, что все работающие на ранчо – и наемные работники, и члены семьи – получают зарплату из доходов от выращивания скота, пшеницы и люцерны и государственных субсидий, поступающих на счет товарищества? – уточнила Элисса.
– Именно так, – заверил ее Гил. – Валовая прибыль от продажи скота и пшеницы вместе с субсидиями от министерства сельского хозяйства за вычетом расходов на приобретение и обслуживание техники, а также некоторых текущих расходов составляет доход, распределяемый в равных долях между членами товарищества, то есть между мной и Эли, вернее, между мной и теперь уже тобой, поскольку законной наследницей своего отца являешься именно ты.
В этом объяснении Элисса сразу же заподозрила какой-то подвох. Сказанное Натаном Хантером настроило ее на подозрительный лад. Интересно, что же хотел рассказать ей Хантер после встречи с родственниками?
Все так же натянуто улыбаясь, кузен Верджил жестом профессионального фокусника извлек откуда-то контракт и положил его на стол перед Элиссой.
– Тебе нужно только поставить свою подпись вот здесь, и ты будешь регулярно получать свою половину дохода от ранчо; при этом тебе не придется натягивать на руки рабочие рукавицы и копнить сено из люцерны или насыпать в кормушки комбикорм для скота. Конечно, время от времени тебе придется заполнять налоговые декларации, но, не считая этого, ты будешь получать неплохие дивиденды просто потому, что являешься дочерью дяди Эли.
Другими словами, Элиссе настойчиво предлагали убираться восвояси, в Оклахома-Сити, и регулярно получать деньги за то, что она не будет совать свой нос в дела ранчо. Девушка задумчиво оглядела всех собравшихся за столом – дядю Гила, кузена Верджила, Патрисию и Дениса. Трое мужчин застыли в напряженных позах, с нетерпением ожидая, когда Элисса согласится наконец на предложенные ими условия. Патрисия же, как обычно, сидела в своем кресле словно неживая. Кукла Барби.
Не успела Элисса прочитать выложенный перед нею контракт (а ведь она еще даже не видела завещание отца), как дядя Гил заботливо протянул ей ручку, чтобы племянница могла незамедлительно поставить на документе свою подпись.
Нарочито медленно Элисса протянула руку к чашке кофе и рассеянным жестом придвинула ее к себе. Все трое мужчин затаили дыхание, когда внезапно – ах! – случилось неожиданное. Несколько капель кофе упали прямо на белоснежный лист контракта.
Элисса торопливо стала стряхивать капли кофе, попавшие ей на юбку.
– Ах, извините! – обезоруживающе улыбнулась она. – Я очень перенервничала, пока занималась всеми этими бесконечными формальностями.
Трое мужчин откинулись на спинки кресел, словно сдувшиеся воздушные шарики. Патрисия же только глянула на свой бледно-розовый костюм, чтобы убедиться, что на него не попали капли кофе.
Поднявшись со своего кресла, Элисса провела рукой по волосам.
– Боюсь, мне нужно отправиться домой, чтобы немного отдохнуть. Надеюсь, через несколько дней я буду в состоянии заняться проблемами нашего общего ранчо. – Она взглянула на Гила: – Можно мне воспользоваться твоим телефоном, дядя Гил?
Лицо Гила Ролинза заметно посуровело.
– Хочу предупредить тебя насчет Натана Хантера, – жестко произнес он. – Мне известно, что он пытается повлиять на тебя. Не слушай его, Элисса, ведь ему нужны только твои деньги. Он совершенно не заботится о твоих интересах, как это делаем мы, твои родные. Элисса, мы все – одна семья и должны крепко держаться друг за друга.
– Хорошо, я буду иметь это в виду. А пока можно мне все-таки воспользоваться телефоном?
Гил коротким жестом показал ей на коридор. Выйдя за дверь, Элисса на несколько мгновений задержалась и, обернувшись, увидела, как трое мужчин после ее ухода сблизили головы и приглушенно заспорили. Она никак не могла отделаться от ощущения, что ее минуту назад чуть не отправили на бойню, как упитанного бычка.
Нарочно испачкав контракт, она выиграла столь необходимое ей время, чтобы правильно оценить сложившуюся ситуацию. Для нее пока оставалось загадкой, почему отец не хотел дальше продолжать хозяйствовать на ранчо в рамках прежнего товарищества, которое существовало еще со времен его деда.
Возможно, на самом деле ситуацию спровоцировал Натан Хантер, жадно стремившийся заполучить в свою собственность хотя бы часть хорошо отлаженного хозяйства и пытавшийся для этого использовать Элиссу. Насколько ей удалось понять, Гил и его дети конфликтовали с Хантером. Так почему она должна доверять чужаку, а не своим родственникам?
У Элиссы все еще раскалывалась голова, и даже аспирин не помог снять мучительную тупую боль, вызванную похмельем. Больше всего на свете ей сейчас хотелось упасть в постель, зарыться головой в подушку, накрыться одеялом и проспать не меньше суток. Однако вместо этого она набрала номер местного зернохранилища и попросила к телефону Натана Хантера.
– Ну как, тебе удалось одолеть стервятников? – раздался в трубке его голос.
– На очереди остался ты! – парировала Элисса и тяжело вздохнула. – Приезжай, Хантер, и забери меня отсюда.
В ответ раздался хриплый смешок:
– Значит, ты все еще не веришь в мои честные намерения, Катлер?
– Ни капельки не верю!
– По крайней мере ты честна со мной. И это уже хорошо.
– Я тоже высоко ценю в партнерах честность. Вот только не знаю, где найти таких партнеров.
Повесив трубку, Элисса вышла на крыльцо, чтобы там дождаться приезда Хантера, когда неожиданно к дому подъехала полицейская патрульная машина. Элисса недовольно поморщилась. Подавив инстинктивное желание развернуться и убежать в дом, девушка сказала себе, что она давно уже не маленькая и вполне может противостоять Гэвину Спенсеру. Несмотря на то что за соблюдением закона и правопорядка в этом городке следил отъявленный мерзавец, Элисса все же решила вести себя как подобает в цивилизованном обществе.
– Что-то не слишком приветливо ты меня встречаешь, – пробурчал Спенсер, опуская стекло кабины.
– Ты ждал иного?
– Я надеялся, что прошлое давным-давно забыто, – обезоруживающе улыбнулся он. – Мы с тобой тогда были детьми, Элисса. Я хотел бы помириться с тобой и начать все заново.
Элисса мысленно спросила себя, злопамятна ли она, и пришла к выводу, что злопамятна, по крайней мере в данном конкретном случае. Неслыханная жестокость Гэвина Спенсера никак не заслуживала прощения. К тому же он даже не сказал, что раскаивается в том, что сделал. Впрочем, Спенсер был из тех людей, которые никогда не считают себя виноватыми.
Элисса была совершенно уверена, что, если речь зайдет о двух неудавшихся браках, Гэвин непременно обвинит в разводах своих бывших жен. Разве этот светловолосый красивый мужчина, похожий на викинга, может причинить кому-нибудь зло?
С облегчением заметив подъехавшую к дому машину Хантера, она холодно сказала Спенсеру:
– Извини, мне пора.
– Мы еще встретимся, дорогая! – крикнул ей вслед Гэвин.
Элисса не смогла не заметить его хищную улыбку, чуть хрипловатый голос и откровенно мужской взгляд, которым он медленно окинул ее фигуру. Она была готова поспорить на что угодно, что этот Казанова в полицейской форме вовсю изменял обеим своим женам и те в конце концов потеряли терпение. Теперь, после второго развода, Гэвин Спенсер вновь был свободен от брачных уз, но неужели, думала Элисса, он настолько глуп или самоуверен, чтобы ожидать от нее любви? Да пошел он к дьяволу!
Натан сразу заметил суровое выражение на лице Элиссы и ее напряженную походку, когда она решительным шагом шла к машине. Точно так же она вела себя во время своей первой встречи с Гэвином Спенсером возле кафе. За всем этим явно что-то скрывалось, какая-то давняя вражда, но Хантер пока не мог догадаться о ее причинах.
Еще на зернохранилище Натан попытался кое-что разузнать о нынешнем шерифе у собравшихся там фермеров, которые с удовольствием угощались бесплатным кофе. Ему удалось выяснить, что в юности Гэвин Спенсер подрабатывал на ранчо Ролинзов во время летних каникул. Как раз в то время, когда Элисса приезжала погостить к отцу.
Возможно, между ними что-то было, во всяком случае, со стороны Элиссы? Может быть, она до сих пор была обижена на Спенсера за то, что он тогда отверг ее чувства? Очевидно, уже в то время Спенсер твердо решил никогда надолго не связывать свою жизнь с одной женщиной.
Когда Элисса, усевшись на сиденье, захлопнула за собой дверцу, пикап вздрогнул. С трудом подавляя бушевавшую внутри бессильную ярость, девушка уставилась прямо перед собой. Натан едва заметно улыбнулся. За внешней утонченностью и элегантной красотой скрывался взрывной темперамент – еще одно свидетельство тому, что Элисса была истинной дочерью своего отца.
– Не хочешь поговорить со мной? – поинтересовался Хантер.
– Жителям Ролинза не делает чести, что они умудрились выбрать в шерифы такого мерзавца!
– Примерно так же я веду себя при случайных встречах с моей бывшей женой, – спокойно заметил Хантер.
Объезжая полицейскую машину, Натан приветливо помахал рукой шерифу, и гневный взгляд Элиссы свидетельствовал о том, что она считает его предателем за любезное поведение с этим негодяем. Однако вслух она это высказать не посмела.
Обернувшись, Элисса увидела, что пикап забит мешками с брикетированным кормом для скота. На самом верху сложенных в кучу мешков восседал, словно государь на троне, верный пес Рики. Элиссе тут же вспомнились те далекие дни детства, когда она вместе с отцом ездила на грузовике в город, чтобы купить корм для его племенных коров. По дороге они вели долгие разговоры обо всем на свете. Это были такие счастливые дни! Как Элисса теперь горько жалела, что они не повторятся.
Хотя Джессика Ролинз Катлер делала все, чтобы дочь, переехав жить в большой город, забыла свое сельское происхождение и жизнь на отцовском ранчо, Элисса все же помнила то чувство покоя и удовлетворения, которое воцарялось в ее душе, когда она приезжала к отцу на каникулы. Подростком она весь год мечтала о тех летних неделях, которые ей предстояло провести на ранчо… пока не разразилась та страшная трагедия.
В Элиссе боролись противоречивые воспоминания – безмятежное детство и пережитый ужас. Возвращение домой после долгих лет отсутствия, да еще при таких трагических обстоятельствах, было для нее мучительным испытанием. Девушке хотелось вновь обрести душевный покой, какой она всегда испытывала здесь, среди почти первозданной природы. Но она вынуждена была искать убежища в своей городской квартире – единственном месте, где привычная обстановка могла отвлечь ее от тревожных мыслей.
По дороге на ранчо Натан несколько раз долгим задумчивым взглядом окидывал сидевшую рядом с ним молодую женщину. Ее взволнованность и тревогу, казалось, можно было потрогать рукой. Она была погружена в глубокие и, судя по всему, невеселые размышления. О чем они были, Натан не знал. Элисса привыкла таить все переживания в себе, и Хантер очень скоро это понял, потому что сам всегда так поступал, стараясь ни с кем не делить свое горе. Исключение составлял лишь Эли Ролинз, которому можно было рассказать обо всем на свете. И вот теперь он навсегда потерял друга, партнера по бизнесу, второго отца…
Эта мысль снова укрепила решение Хантера сделать все так, как хотел покойный Эли. Он просто не имел права опустить руки и бросить борьбу с несправедливостью, потому что был в неоплатном долгу перед Эли Ролинзом. Значит, ему придется еще раз попытаться добиться от Элиссы понимания и помощи.
– Прежде чем ты отправишься к себе в Оклахома-Сити, я хочу показать тебе кое-что на ранчо, – спокойно сказал он.
Девушка резко повернулась, и ее каштановые волосы блеснули на солнце.
– С чего ты взял, что я хочу в свою городскую квартиру?
Но Хантер лишь пожал плечами в ответ.
– Это же очевидно! Ни с того ни с сего, без всякого предупреждения я привез тебя сюда, на ранчо, где ты не была уже много лет, чтобы выполнить неприятные для нас обоих обязанности. Не вижу причины, по которой тебе хотелось бы остаться здесь надолго.
– Вот именно… – пробормотала она.
Замолчав, Натан прибавил скорость. После изматывающего утра и насквозь фальшивой встречи с родственниками Элиссе нужно было время, чтобы прийти в себя. К тому же ее выбила из колеи неожиданная встреча с человеком, воспоминания о котором явно не доставляли ей ни малейшего удовольствия.
Натан и сам нуждался в небольшой передышке, чтобы решить, как дальше вести себя с Элиссой.
Существовали факты, о которых она непременно должна была узнать, но Хантер не решался рассказать о них, пока девушка не успокоится. Конечно, он не собирался усаживать ее за стол и с ходу огорошивать всякими неприятными известиями, как это сделал Гил. Впрочем, Натан не хотел и чрезмерно опекать ее. Для этого Элисса была слишком умна.
Нет, тут нужна была тонкая стратегия, изобрести которую Натану Хантеру предстояло за оставшиеся до ранчо пятнадцать миль.


Услышав настойчивый стук в дверь, Валери Митчелл приготовилась убить того, кто посмел нарушить ее покой. После утреннего телефонного разговора с Элиссой она повалилась обратно в постель и снова крепко заснула. Накануне Валери почти всю ночь провела в кантри-клубе, слишком щедро угощаясь спиртным, и теперь ее голова была похожа на перезревшую мускусную дыню. Домой она вернулась в одиночестве, несмотря на недвусмысленные предложения широкоплечего ковбоя, который на самом деле оказался ковбоем только внешне. В его пользу говорило только то, что однажды он был на концерте Гарта Брукса и дважды – на родео, да и то во время ярмарочных гуляний.
Элисса была права. Найти в Оклахома-Сити настоящего ковбоя было невозможно. И бесконечные поиски Валери напоминали поиски Принцем Золушки, которой была бы впору хрустальная туфелька.
В дверь продолжали настойчиво стучать, и Валери, отчаянно ругаясь, поднялась с постели, набросила на плечи халат и, на ходу убирая от лица спутанные волосы, побрела к двери. Открыв ее, она увидела на пороге непрошеного гостя – Роберта Грейсона.
– Тебе чего? – грубо спросила Валери.
Поправив свой модный галстук, Грейсон улыбнулся столь ослепительно, что Валери даже зажмурилась.
– Мне нужно повидать Элиссу, – сказал он.
Валери Митчелл никогда не относилась к числу поклонниц Роберта Грейсона, а после того, что узнала от подруги, и вовсе презирала его.
– Если ты сам еще об этом не догадался, Роберт, то должна сказать тебе, что ты занимаешь первую строчку в ее списке дерьма, – усмехнулась Валери, даже не пытаясь быть вежливой. – Согласись, причина для этого весьма веская. Она не хочет тебя больше видеть. Я тоже!
К неприятному удивлению Валери, Грейсон без всяких церемоний вошел в квартиру.
– Мне необходимо поговорить с Элиссой. Я должен извиниться перед ней за вчерашнее, поскольку глубоко в этом раскаиваюсь.
– Это ты о своей любовнице?
– Это была ошибка…
– Вот именно! И ты ее совершил. Все, хватит! Спектакль окончен! Ступай со своим раскаиванием куда-нибудь в другое место. Тут тебе нечего ждать.
– Мне кажется, – произнес Роберт, стараясь говорить спокойно, – наши отношения касаются только меня и Элиссы.
– Ничего подобного! – усмехнулась Валери. – Ты сам вмешал в них третье лицо – свою любовницу!
– То, что произошло, не имеет ровно никакого значения…
– Думаешь, Элиссе от этого легче? – презрительно фыркнула Валери. – Посмотри правде в глаза! Ты свалял большого дурака, Роберт. Лично я всегда считала, что ты ей не пара, а вчера ты сам доказал это. Кроме того, Элиссе сейчас не до тебя. В результате несчастного случая погиб ее отец…
– Даниэль Катлер мертв? – в ужасе выдохнул Грейсон.
– Нет, речь идет о ее родном отце. У нее сейчас столько хлопот, что твои навязчивые притязания будут совершенно не ко времени. Почему бы тебе не отправиться к своей шлюшке и не оставить Элиссу в покое?
Роберт взглянул на запертую дверь в спальню Элиссы.
– Я хочу поговорить с ней.
– Ее нет дома, и я понятия не имею, когда она вернется.
– Она уехала на ранчо? – настаивал Роберт. – Где оно находится? Дай мне адрес, я должен быть там, рядом с Элиссой!
– Брось ломать комедию! – крикнула Валери. – Запомни, между вами все кончено!
Роберт повернулся к двери. Кто-нибудь обязательно должен знать об этом ранчо… Ее секретарша! Роберт припомнил, как Бренда Ландон ворчала насчет телефонных звонков отца Элиссы. Значит, у нее можно узнать хотя бы телефон этого ранчо! Для начала вполне достаточно.
Когда Роберт наконец покинул квартиру, Валери захлопнула за ним дверь, крикнув вслед:
– Скатертью дорога!
Направляясь в душ, она мысленно радовалась тому, что ей удалось так легко спровадить Грейсона. Меньше всего сейчас Элиссе нужны были его появление и запоздалое раскаяние.


Стоя на крыльце отцовского дома, Верджил Ролинз вспоминал подробности недавнего разговора с Элиссой. После смерти Эли выяснилось, что дела обстоят гораздо хуже, чем ожидал он, Верджил. Он предполагал, что ситуация разрешится достаточно безболезненно, но этого не произошло. Элисса оказалась крепким орешком. Натану Хантеру удалось-таки посеять в ее душе серьезные сомнения в искренности намерений родственников. Честно говоря, Верджил не знал, насколько осведомлен был сам Хантер и на что он был способен, чтобы не позволить оставить себя без единого цента в кармане.
Необходимо было пошатнуть веру Элиссы в честность Хантера, чтобы она не попалась в расставленную им ловушку. Натан Хантер умел быть невероятно убедительным, когда это было ему нужно. Его отношения с Эли служили тому прекрасным подтверждением.
Жаль, что Верджилу не удалось привлечь Элиссу на свою сторону. Он был уверен, что Натан непременно попытается ее соблазнить и уложить к себе в постель, чтобы заставить действовать в соответствии с его желаниями.
Верджил медленно побрел к своему грузовику. В его голове медленно рождалась отличная идея, как бросить тень на Хантера и убедить Элиссу поддержать планы своих родственников. О да, если все пойдет так, как задумал Верджил, очень скоро Элисса не даст и ломаного гроша за этого назойливого ковбоя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Водоворот страсти - Финч Кэрол



как-то неоднозначно
Водоворот страсти - Финч Кэроллиля
5.10.2012, 20.39





Очень редко пишу комментарий...прочад книгу с удовольствием....
Водоворот страсти - Финч КэролМаруша
14.08.2015, 9.34





Богатые тоже плачут.О каком только уме и интуиции у гг твердят весь роман,не понятно.
Водоворот страсти - Финч КэролГюльджан
1.05.2016, 1.52





Бред
Водоворот страсти - Финч КэролОльга
3.05.2016, 15.59





Дебилизм Эл бесит. Но в целом интересно.
Водоворот страсти - Финч КэролО
6.06.2016, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100