Читать онлайн Водоворот страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Водоворот страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Водоворот страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Водоворот страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Водоворот страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

В ответ на настойчивый стук во входную дверь Натан выскочил из кухни и чуть не натолкнулся на принарядившуюся Валери, тоже выбежавшую из гостиной на стук в дверь. Поняв, что она его не заметила, Натан прислонился к стене, слегка удивленно улыбаясь. Тем временем Валери рывком распахнула дверь: на пороге стоял усталый, но переполненный радостным нетерпением Твиггер.
Порывисто обняв миниатюрную блондинку, Твиггер стал жадно целовать ее. Валери не сопротивлялась, и оба казались намертво приклеенными друг к другу.
– Боже, как я скучал по тебе! – пробормотал Твиггер, отрываясь от губ Валери.
– Я тоже! – счастливо просияла она, закидывая руки ему за шею и нежно прижимаясь к его груди.
– Сейчас я быстренько ополоснусь под душем, и мы с тобой всю ночь… – Тут Твиггер осекся, заметив стоявшего в полутемном коридоре Хантера. Чертыхнувшись, он выпустил Валери из своих объятий и сердито проговорил: – Привет, мамочка! Я вернулся.
Оттолкнувшись от стены, Натан шагнул вперед.
– Быстро же ты успел слетать в Канзас-Сити и обратно, – заметил он.
– Я ни разу не остановился, чтобы поесть или отдохнуть, – проворчал Твиггер.
– Тогда, полагаю, тебе понадобится пара выходных дней, чтобы как следует… отдохнуть, – улыбнулся Натан.
– Разве я не заслужил этого? У меня и так не было ни одного выходного за последние две недели, – выпалил Твиггер.
Продолжая улыбаться, Натан повернулся к Валери:
– А где Элисса?
– Я даже не знаю, – смутилась она. – Когда я приехала, она как раз собиралась куда-то уезжать. Она не сказала куда, но была одета в ярко-зеленый деловой костюм, если эта деталь что-нибудь может значить.
Нет, по крайней мере Натану это ничего не говорило.
– А она не сказала, когда вернется?
– Нет, ничего конкретного, – ответила Валери и снова сконцентрировала все свое внимание на Твиггере, который, обняв молодую женщину за талию, нежно прижимал ее к себе.
Перехватив взгляд, которым обменялись влюбленные, Натан сразу все понял.
– Прошу прощения, но мне бы хотелось уйти к себе. Я слишком устал сегодня. Рад, что ты так быстро и благополучно вернулся, Твиггер!
– А уж я-то как рад, – пробормотал Рей на ухо Валери.
Когда влюбленная парочка стала подниматься вверх по лестнице, не сводя друг с друга сияющих глаз, Натан почувствовал себя каким-то неодушевленным предметом, который никто вокруг не замечает.
– Идем, Рики, – сказал он вертевшемуся у его ног псу. – Сегодняшний вечер, похоже, нам придется провести вдвоем.
Рики улегся на ковер перед диваном и положил на лапы свою широколобую голову. Тем временем Натан принялся переключать телевизионные каналы с помощью пульта дистанционного управления.
Минут через пятнадцать зазвонил телефон, и Натан поспешно схватил трубку.
– Хантер?
– Элисса, где ты?
– В городской квартире.
Услышав эту новость, он нахмурился. К тому же голос Элиссы звучал явно напряженно.
– С тобой все в порядке?
– Да, все хорошо.
На самом деле она была расстроена, смущена и встревожена после встречи с Гэвином.
– А я думал, ты вернешься на ранчо. Что тебе делать в городе?
– Мне захотелось полежать в моей ванне-джакузи. А что, мне нужно было сначала попросить у тебя разрешения?
Натан едва заметно улыбнулся. Элисса явно пребывала в воинственном настроении: это было слышно и по ее голосу, и по хлестким словам. И это после всего, что между ними было! «Лед и пламя!» – пронеслось в голове Натана. Именно этими словами можно было точнее всего охарактеризовать их с Элиссой отношения.
– Ты надела деловой костюм и уехала с ранчо много часов назад только для того, чтобы поехать в городскую квартиру и улечься в ванну-джакузи?
– Это мое дело.
– Тебя что-то сильно расстроило, я знаю. Тебя выдает голос, который я успел хорошо изучить. Где ты была сегодня вечером и что с тобой случилось?
– Отстань, Хантер! Я не обязана отвечать на твои вопросы только потому, что мы с тобой… – сердито пробормотала Элисса.
– Что – мы с тобой? – захотел услышать конец фразы Хантер.
– Потому что между нами роман, вот что я хотела сказать!
– И очень страстный, – добавил он.
В ответ Элисса фыркнула:
– Не могу сказать ничего определенного, потому что мне не с чем сравнить. Откуда мне знать, серьезно это или нет?
– Поверь моему слову.
– Ах да, ну конечно! Как же я могла забыть! Я должна всегда и во всем безусловно верить тебе, Хантер!
С трудом сдерживаясь, Натан спросил:
– Что случилось, Элисса? Что с тобой?
– Ничего! – отрезала она. – Уже очень поздно, и я собираюсь лечь в постель.
– Компания не требуется?
– Нет, я хочу того, чего была полностью лишена все эти две недели, – остаться в полном одиночестве!
– Нет, что-то все-таки не так. По голосу слышно, что с тобой что-то стряслось. Я сейчас же к тебе приеду!
– Нет! Не смей! – воскликнула на том конце провода Элисса, стараясь держать себя в руках. – Уже очень поздно, Хантер, и мне вовсе не хочется… то есть я хочу сказать, что нам лучше…
– Что лучше? – требовательно переспросил Натан. У него было такое чувство, что Элисса хочет сию минуту порвать с ним все отношения. Он знал, что рано или поздно это должно было произойти. Не надо было ему вообще ввязываться в эту историю. С самого начала все было против него и Элиссы, но он не мог не воспылать к ней страстью. Элисса стала его самым слабым местом. И если любовь к ней была ошибкой, то эта ошибка была самой сладостной в его жизни…
– Я… не думаю, что нам следует… встречаться, кроме как по делу, – запинаясь, промямлила Элисса.
С большим трудом подавляя в себе закипавший гнев, Натан спросил каменным голосом:
– Что еще ты хочешь мне сказать?
Только глухой не услышал бы в его голосе обиды. Элисса глухой не была, но ответила очень кратко:
– Ничего.
– Завтра вернешься? – спросил он со всем безразличием, на которое только был способен.
– Нет. Мне необходимо сделать кое-какие дела, а это займет определенное время. Я вернусь к началу торгов. Позвонила тебе просто сказать, где нахожусь.
С этими словами она повесила трубку, а Натан озадаченно нахмурился. Что такое вдруг стряслось? Куда это Элисса отправилась в деловом костюме и почему вдруг решила разорвать с ним отношения и провести весь уик-энд в городе, подальше от него?
Хантер не мог не заподозрить, что кто-то снова сумел настроить Элиссу против него. В ее голосе сквозила тревога, а ответы были слишком уклончивыми. Где бы и с кем бы она сегодня ни была, она не хотела рассказывать об этом Натану и даже уехала от него подальше, в город.
Горькая обида и отчаяние сжигали его изнутри. Он снова потерял доверие Элиссы! Эти перепады длились так невыносимо долго, что он готов был сойти с ума!
Затейливо выругавшись, Натан поднялся к себе в комнату, стараясь не слышать женского смеха и воркующих голосов, доносившихся из гостевой спальни. Сейчас он безумно завидовал безоблачному счастью Валери и Твиггера.
Слишком часто в своей жизни Натан чувствовал себя ненужным, нелюбимым. Все детство его собственный отец практически не обращал на него никакого внимания. Он был слишком занят разыгрыванием роли этакого бесшабашного ковбоя, которому все было нипочем, даже измена и бегство собственной жены.
Натан рос сам по себе, его никто не воспитывал. В двадцать лет он все еще не знал, к чему стремиться. Ему хотелось одного – сбежать от сильно пьющего, безалаберного отца. Одного года в браке с танцовщицей из бара, беззастенчиво изменявшей ему, оказалось достаточно, чтобы надолго отвратить молодого Натана от идеи создания крепкой дружной семьи, какой он сам был лишен в детстве. Ему пришлось на собственном опыте узнать, что жены и деловые партнеры бывают крайне ненадежными и непредсказуемыми. В конце концов он снова стал вместе с отцом участвовать в состязаниях родео. Приглашение поработать на ранчо у Эли Ролинза сильно изменило его жизнь. Отец по настоянию Эли бросил пить, и у него с сыном пошла совсем иная жизнь.
Теперь, спустя многие годы, Натан горел желанием вернуть долг человеку, который стал для него вторым отцом, лучшим, чем сам Сид Хантер. Он изо всех сил старался сделать так, чтобы желания Эли, пусть уже после его смерти, исполнились. И вот теперь даже Элисса, дочь Эли, отвернулась от него, и это было больнее всего… Натан так сильно нуждался в ней, но с отчаянием чувствовал, что она ускользает от него.


В тот день, когда Элисса и Бернард Грешем приехали на ранчо, дул свежий весенний ветер. Юрисконсульт корпорации Катлера приехал на собственном автомобиле, чтобы вместе с Элиссой провести закрытые торги. Подождав, пока она выйдет из своей машины, седовласый юрист последовал за хозяйкой в дом.
Дул сильный ветер, и полы пиджака вместе с галстуком все норовили сбежать от хозяина, а Элисса вошла в дом с такими растрепанными волосами, словно неделю не укладывала их в прическу.
Убрав с лица непослушные локоны, она сразу увидела поджидавшего ее Хантера. Его лицо было удивительно бесстрастным, что, по правде говоря, давалось ему нелегко. Сердце Элиссы больно сжалось, и она поспешила представить Хантера Грешему.
– Знакомьтесь, это Бернард Грешем, юрисконсульт корпорации, а это Натан Хантер, мой деловой партнер.
Натан протянул Грешему руку, и тот с энтузиазмом пожал ее, сердечно улыбаясь.
– Спасибо за помощь, сэр, – вежливо произнес Хантер.
– Для Элиссы всегда готов работать с удовольствием, – отозвался Бернард Грешем.
Натан сомневался в искренности юриста, потому что знал, что большинство людей стремились подольститься к Элиссе, так как считали ее богатой наследницей двух состояний. Собственно говоря, такое отношение большинства и сделало Элиссу недоверчивой и циничной. Теперь и Натан стал так же подозрительно относиться к словам и поступкам окружающих. Он стал понимать, почему она никогда не была уверена в том, играют ли ее партнеры по правилам или пытаются манипулировать ею в собственных интересах. Поразмыслив, Натан решил отложить окончательные выводы относительно искренности и добросовестности юриста до того момента, когда познакомится с ним поближе.
– Полагаю, проведение торгов будет осложнено эмоциональными переживаниями, – заметил Бернард, пытаясь аккуратно уложить взлохмаченные ветром седые волосы. – Вполне обычная вещь для таких торгов. Иногда люди теряют даже элементарный здравый смысл, забывая о том, что хотят оставить в своей собственности, и помня только о том, чего не хотят отдать бывшим партнерам по бизнесу… – Замолчав, он внимательно оглядел Натана и Элиссу проницательными глазами и продолжил: – Надеюсь, вы оба успели обсудить в подробностях, чего именно вы хотите от этих торгов и почему. Когда возникнет спор, а это непременно случится, вы должны будете представить краткие и разумные аргументы в свою пользу. Хотя я приехал сюда, чтобы представлять именно ваши интересы, я все же буду справедлив ко всем участникам торгов.
С каждой минутой этот полноватый юрист все больше и больше нравился Натану.
– К сожалению, нам с Элиссой удалось обсудить этот вопрос только вкратце, – признался Хантер, многозначительно глядя на нее. – Я надеялся заняться более подробным обсуждением в прошлый уик-энд, но Элисса задержалась в городе.
Чувствуя себя ужасно неловко под испытующим взглядом Хантера, Элисса все же сумела выдавить улыбку.
– Поскольку Хантер был в очень тесных дружеских отношениях с моим отцом и к тому же давно управляет его половиной ранчо, по большинству вопросов я предоставлю именно ему право окончательного решения.
Собственно говоря, а почему бы и нет? Хантер отлично знал, чего хотел добиться от этих торгов. Он знал и стоимость каждого участка земли, будь то пастбище или поле. Какими бы мотивами он ни руководствовался, он все же был прилежным учеником Эли, поэтому отлично разбирался в качестве и плодородности любого участка земли ранчо.
Услышав довольно неожиданный ответ Элиссы, Хантер удивленно приподнял черные брови. Помня последний телефонный разговор, он ожидал увидеть ее в гораздо более воинственном настроении. Он был готов отдать полжизни за то, чтобы узнать, где, с кем и почему Элисса провела субботний вечер. Может, она встречалась с Бернардом Грешемом, чтобы обсудить предстоящие торги?
– Честно говоря, у нас с Элиссой тоже не было возможности как следует обсудить торги, – признался Грешем.
Вот и ответ на последний вопрос! Так где же, черт побери, она была и кто вверг ее в это подозрительное состояние, кто заставил занять круговую оборону?
Шум приближающегося автомобиля заставил всех троих взглянуть на дверь. Вскоре они увидели, как к дому подошли Гил и Верджил, лица которых были мрачнее тучи. Когда оба вошли в дом, Элиссе показалось, что температура в коридоре сразу упала градусов на десять, не меньше.
– Я поставил дополнительные кресла в кабинете, – объявил Натан. – Алтея сварила кофе. Может, начнем?
Вслед за Хантером Элисса вошла в отцовский кабинет, изо всех сил стараясь держать свои эмоции под контролем. Когда все расселись – Элисса заняла кресло отца, – Натан вручил Грешему список имущества с полным описанием по каждому пункту. Потом он роздал копии всем остальным.
– В этом списке указан каждый участок земли, принадлежащей товариществу, и способ его использования в общем хозяйстве ранчо, – громко произнес Натан, вручая копии Гилу и Верджилу. – Здесь же указана стоимость каждого участка в соответствии с документами, выданными окружной земельной комиссией и налоговой инспекцией. Разумеется, все участки имеют разную стоимость.
– Предлагаю начать с подсчета общей стоимости всего имущества, которую потом мы поделим пополам, – сказал Грешем, внимательно изучая представленный Хантером список. – Тогда каждая из сторон будет иметь одинаковые денежные средства в нашем воображаемом банке, чтобы заплатить за те участки, которые ей захочется приобрести в свое пользование. – Он едва заметно улыбнулся, окинув взглядом суровые лица присутствующих, и продолжил: – Я бы хотел также напомнить вам, что сейчас не время для мести и мелких обид. Каждая часть имущества должна быть объективно оценена с точки зрения ее ценности и возможного применения в хозяйстве. Все ли вы согласны с тем, что сейчас нам предстоит по справедливости разделить имущество товарищества на благо всех заинтересованных сторон?
– Да, – буркнул Гил. – Жаль, я не пригласил своего адвоката, как это сделала моя предусмотрительная племянница.
Во взгляде Гила ясно читалось обвинение Элиссы в предательстве семейных традиций, в развале семейного бизнеса, но она даже глазом не моргнула, чувствуя рядом с собой защищающее присутствие отца, хотя это был всего лишь его портрет. Хантер не мог сделать лучшего выбора помещения для торгов, чем отцовский кабинет. Казалось, Эли сам наблюдал со стены за ходом процесса. Очевидно, и у Гила было точно такое же чувство, потому что он то и дело поглядывал на портрет брата.
– Я попросила Бернарда Грешема присутствовать на торгах только для того, чтобы обеспечить юридическую правильность всей процедуры. Он выступает здесь в качестве посредника, или, скорее, арбитра. Не забывайте, это закрытые торги. Все вопросы, касающиеся неделимой собственности товарищества, будут переданы в ведение твоего адвоката, дядя Гил, но сначала нам нужно разобраться с делимым имуществом.
– Ладно, – снова буркнул Гил. – Я хочу сохранить за собой всю землю, на которой я выращиваю своих бычков и на которой стоят конюшни Верджила.
– То есть восточные пастбища, – уточнил Натан.
– А также поля, где мы выращиваем пшеницу, – добавил Гил.
Даже Элисса понимала, зачем Гилу эти поля. Хантер в мельчайших подробностях объяснил ей суть федеральной программы министерства сельского хозяйства по оказанию поддержки производителям пшеницы, так что теперь намерения дяди Гила были для нее совершенно прозрачны.
– Я согласна с тем, что требование сохранения восточных пастбищ за дядей Гилом и Верджилом вполне разумно и обоснованно, – спокойно произнесла Элисса. – Но поскольку пшеничные поля входят в правительственную программу субсидирования производителей пшеницы, здесь придется учитывать не только их себестоимость, но и размер выдаваемых на них субсидий.
Натан с трудом удержался от усмешки, когда Гил и Верджил красноречиво переглянулись, а потом вперили в него злобные взгляды, догадавшись о его решающей роли в поразительной осведомленности Элиссы. Натан сумел выдержать их взгляды, сохранив невозмутимое выражение лица.
– Хантер, у тебя имеются какие-нибудь возражения против того, чтобы передать дяде Гилу и кузену Верджилу восточные пастбища по стоимости, указанной в документах окружной земельной комиссии? – поинтересовалась Элисса.
– Нет, у меня нет никаких возражений. Западные пастбища приблизительно равны по стоимости восточным, кроме того, на них пасутся коровы и телята Эли Ролинза. Если за нами останутся эти стада и нам будет позволено продавать телят, тогда Гил сможет продавать своих бычков или пасти их на тех пастбищах, которые были в его пользовании во время действия прежнего договора товарищества.
– Итак, хотите ли вы приобрести те участки земли, на которых сейчас пасется ваш скот? – спросил Бернард Грешем у Гила.
– Да, – коротко ответил тот.
Потом он уставился в список Натана, а пальцы Грешема проворно забегали по клавишам калькулятора, подсчитывая общую стоимость земель, затребованных Гилом Ролинзом.
– Имеете ли вы какие-либо возражения против того, чтобы Натан и Элисса приобрели западные пастбища по их заявленной стоимости? – спросил Грешем у Гила.
– Нет, но если пшеничные поля придется тоже делить, то делить надо и поля люцерны. Мы не можем выращивать бычков без запасов зерна на зиму и дополнительного сена.
– Без этого не можем обойтись и мы, выращивая коров и телят, – вставил Натан.
Губы Гила растянулись в презрительной улыбке, обнажив ряд неровных зубов.
– Как прикажете откармливать бычков без достаточного зимнего фуража? Если мне всю зиму придется держать скот на одном сене без пшеницы, то к тому времени, когда настанет пора их продавать, они не принесут никакой прибыли. Поэтому я не могу обойтись только половиной пшеничных полей, и всем вам это прекрасно известно!
– Тогда я предлагаю вам либо вполовину уменьшить численность стада, чтобы суметь прокормить скот собственной пшеницей, либо арендовать поля у нас или у соседей, – дерзко посоветовал Натан. – Имущество должно быть поделено по справедливости. Нам всем отлично известно, что во времена товарищества вы имели большие преимущества, потому что Эли позволял вам использовать все пшеничные поля, хотя это вредило его собственному бизнесу по выращиванию коров и телят. Кроме того, вы практически ничего не платили за молочных телят, которых получали от Эли для дальнейшего откорма. Если бы вы покупали телят у соседей, вам бы приходилось платить за перевозку, а телята Эли были всегда под боком. Те льготы, которые воспринимались вами как нечто само собой разумеющееся, больше не существуют, и обеим сторонам придется теперь приноравливаться к ведению хозяйства на половине земель и с половиной техники.
Откинувшись на спинку кресла, Гил недовольно нахмурился. Верджил чуть не скрипел зубами, меча испепеляющие взгляды на Элиссу, которую считал единственной виновницей своей надвигающейся финансовой катастрофы.
– Так что, будем торговаться по каждому участку земли? – предложил Бернард, глядя то на Гила, то на Натана.
– Нет, – буркнул Гил. – Мы постараемся как можно тщательнее разделить земли по территориальному принципу. Если, конечно, на это согласна моя дорогая племянница. – И Гил метнул на Элиссу сердитый взгляд, полный осуждения и неприязни.
Переглянувшись с Натаном, что вызвало откровенное недовольство Гила и Верджила, Элисса дала свое согласие, увидев утвердительный кивок Хантера. Дела шли лучше, чем она ожидала. Пока что все участники торгов проявляли благоразумие.
После того как Бернард Грешем подсчитал все цифры, он откинулся на спинку кресла и произнес:
– Насколько я понимаю, мистер Ролинз, восточные пшеничные поля имеют более высокую стоимость, чем западные. Таким образом вы получаете более качественную часть имущества, но одновременно теряете большую часть средств, которыми сможете оперировать в следующих раундах наших торгов. Надеюсь, вы сознаете это?
– Да, конечно, – отрезал Гил.
– Элисса? – посмотрел в ее сторону Бернард.
– Да, я тоже это понимаю, – спокойно произнесла она.
– Хорошо, – выпрямился в кресле Грешем, – если я поделю имеющиеся поля люцерны также по территориальному принципу, у мистера Ролинза не хватит денег на его счету в нашем воображаемом банке, чтобы выкупить свою половину.
– Вы хотите сказать, что я должен отказаться от части полей люцерны? – прорычал Гил.
Бернард терпеливо улыбнулся.
– Только что вы согласились с утверждением, что получили в свое распоряжение лучшую часть пшеничных полей. Я не специалист по сельскому хозяйству, но полагаю, что лучшие пшеничные поля означают более высокую производительность и, следовательно, возможность выращивать больше бычков на продажу, чем вырастят на своих полях Натан и Элисса.
– Да, но они все равно получат правительственные субсидии, – возразил Гил.
– Но ведь урожайность наших полей все равно будет ниже, – вмешался Натан. – Субсидию-то мы получим, но и урожай у нас будет гораздо меньше.
Гил прекрасно понимал, что его аргументы чрезвычайно слабы, но все же он был слишком упрям, чтобы не сделать хоть одной попытки захватить кусок послаще. Увы, ему пришлось все же пожертвовать частью полей люцерны ради лучших пшеничных полей.
– Ну хорошо, черт с вами! Но если я лишусь люцерны, мне не хватит сена зимой.
– А как же мои лошади? – встрял Верджил. – Их нужно кормить только отборным сеном, причем в больших количествах! Мне необходимы все поля с люцерной!
– Придется покупать дополнительное сено для твоих кобыл и жеребцов, – жестко произнес Натан, сурово глядя на Верджила.
Тот отвел глаза в сторону, отлично понимая двойной смысл слов Хантера. Годами он брал для своих конюшен сено, принадлежавшее товариществу, и не платил за него ни цента. Теперь же ему придется продать некоторых своих племенных кобыл, чтобы заплатить по самым срочным долгам.
– И скольких полей люцерны я должен лишиться? – спросил Гил.
– Всего двух, если вы согласитесь отдать те, что ближе к западной стороне дома, – ответил Бернард.
Гил замолчал, мысленно подсчитывая все плюсы и минусы такого решения. Уставившись в список всего имущества, лежавший у него на коленях, он машинально покачивал головой. Наконец с явной неохотой произнес:
– Хорошо, я сохраняю за собой лучшие пшеничные поля и жертвую двумя полями люцерны.
– Папа! – испуганно завопил Верджил. – Ты ведь режешь меня живьем! Я не могу обойтись без сена.
– Возможно, тебе некого будет им кормить, после того как ты заплатишь… – начал было Гил, но тут же осекся, мысленно кляня себя за длинный язык. Ему вовсе не хотелось подтверждать подозрения Элиссы относительно Верджила, по уши увязшего в долгах.
Элисса взглянула на своего кузена. В глазах Верджила ясно читалась смертельная обида. Судя по всему, он считал именно ее виноватой во всех своих бедах, но на деле он сам вырыл себе яму, много лет беспечно пользуясь щедростью и великодушием Эли. Семья семьей, но бизнес есть бизнес. Верджил слишком переоценил свои силы, и теперь настало время расплачиваться за бессовестное использование добрых семейных отношений в своих корыстных целях.
– Итак, можно считать вопрос о разделе полей решенным? – уточнил Грешем.
Верджил поник головой, а Гил молча кивнул в знак печального согласия.
– Отлично. Значит, два поля люцерны, географически расположенных рядом с западной половиной дома, переходят в собственность наследников Эли Ролинза. Вместе с землей к ним переходят и все права на полезные ископаемые, если таковые будут обнаружены. Если же будет найдена нефть, доход от ее реализации будет распределен между всеми собственниками ранчо пропорционально их долям собственности.
Отложив в сторону первый лист общего списка, Бернард перешел ко второму.
– Так как бы вам хотелось поделить тракторы, комбайны и навесное оборудование? Полагаю, обеим сторонам потребуется техника, чтобы обрабатывать свои поля. Хотите ли вы повторить ту же процедуру, что и при разделе земель?
– Все решения в этой части торгов я передаю в руки Хантера, – решительно заявила Элисса. – Он гораздо лучше меня разбирается в оценке сельскохозяйственных машин.
Она знала, что раздел многочисленной техники займет довольно много времени. Все эти плуги, культиваторы, комбайны, сеялки и прочие необходимые в сельском хозяйстве машины и оборудование находились в разном состоянии и, соответственно, имели совершенно разную оценочную стоимость.
Элисса вовсе не собиралась втягивать Хантера в ожесточенную дискуссию, но именно так и произошло. Гил с Верджилом вели себя словно изголодавшиеся собаки, внезапно нашедшие кусок мяса. Каждый остервенело доказывал свое и требовал себе лучший кусок общего пирога. Если во время раздела земельных угодий они вели себя в рамках приличия, то тут уж они дали волю своему плохому настроению и грубым манерам.
Элисса не могла понять – то ли на них так действовала обида и усталость, то ли они опасались обмана со стороны Хантера. Как бы там ни было, они с криком отстаивали каждый культиватор, пресс-подборщик и сеялку, в то время как Натан сохранял полную невозмутимость. Будь Элисса на его месте, она бы давно рассердилась в ответ на язвительные замечания Гила и его сына, но не таков был Хантер. Он отстаивал свои интересы, не обращая ровным счетом никакого внимания на дешевые выходки Гила и Верджила.
Одним словом, раздел техники оказался весьма утомительным занятием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Водоворот страсти - Финч Кэрол



как-то неоднозначно
Водоворот страсти - Финч Кэроллиля
5.10.2012, 20.39





Очень редко пишу комментарий...прочад книгу с удовольствием....
Водоворот страсти - Финч КэролМаруша
14.08.2015, 9.34





Богатые тоже плачут.О каком только уме и интуиции у гг твердят весь роман,не понятно.
Водоворот страсти - Финч КэролГюльджан
1.05.2016, 1.52





Бред
Водоворот страсти - Финч КэролОльга
3.05.2016, 15.59





Дебилизм Эл бесит. Но в целом интересно.
Водоворот страсти - Финч КэролО
6.06.2016, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100