Читать онлайн В объятиях страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В объятиях страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В объятиях страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

В объятиях страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Отзвуки тихих голосов просочились в затуманенное сознание Сирены. Она попыталась приподняться, но в гла­зах потемнело от острой боли в плече и ребрах. Ее затош­нило, и со слабым стоном девушка уронила голову на подушку, чувствуя, как слезы подступают к глазам.
Раскат грома такой силы, что казалось, сама вселенная раскололась надвое, заглушил чей-то разговор в соседней комнате. Сирена ужаснулась разгулу стихии. Когда она была маленькой, то потерялась во время грозы и с тех пор не могла преодолеть страх перед завыванием ветра, громом и вспышками молний. Пережитый испуг навсегда запечат­лелся в ее памяти, и при приближении бури Сирена стара­лась заранее укрыться в надежном месте.
Следующий оглушительный удар исторг вопль из ее горла, и, несмотря на нестерпимую боль в ребрах, она изо всех сил вцепилась в неудобную узкую кровать.
Через минуту тусклый луч света осветил убогую комна­тушку. Чья-то рука опустилась на ее влажный от испарины лоб и убрала с него спутанные пряди.
– Как ты, Сирена? – Успокаивающий голос Трейге­ра пробился сквозь пелену страха, но Сирена молчала, и он коснулся губами ее лба. – Ты меня слышишь?
Стены лачуги затрещали, когда очередной раскат грома разорвал небеса. Широко распахнув глаза, девушка схва­тила Трейгера за руку и взмолилась:
– Не оставляй меня!
Дождь выбивал нетерпеливую дробь по крыше, ветер ревел и посвистывал, задувая сквовь щели в стенах. При­жавшись к Трейгеру, она пыталась успокоиться. Сирена чувствовала себя слабой и одинокой, совсем как в детстве, когда, как дикий зверек, искала укрытие от разрядов мол­ний и проливного, дождя. Вот и сейчас она цеплялась за Трейгера, словно он мог защитить ее от всех опасностей.
Трейгер заметил ужас в ее глазах.
– В чем дело, Рена? – мягко спросил он.
– В грозе. – И спрятала голову у него на плече, дрожа всем телом, как былинка на ветру. – Не покидай меня, Трейгер. Пожалуйста, не оставляй меня одну, – всхлипнула она, уткнувшись в его рубашку.
Трейгер обнял ее и прилег рядом.
– Со мной ты в полной безопасности, – заверил он девушку, потершись подбородком о ее макушку. – А те­перь спи. Я побуду с тобой, пока гроза не стихнет.
Спи! Как можно спать, когда мучительные воспомина­ния не оставляют ее в покое? Она заглянула ему в лицо. Тусклый свет, падавший из соседней комнаты, отбрасывал неровные тени на резкие черты. Отчаянно пытаясь не ду­мать о буре, свирепствовавшей за стенами ненадежной по­стройки, Сирена постаралась сосредоточить внимание на мужчине, чье сильное тело вытянулось рядом с ней на узкой кровати.
В ее глазах светилась мольба, неосознанная, жгучая: «Я нуждаюсь в тебе». Несмотря на все свое упрямство и независимый вспыльчивый нрав, у Сирены была своя ахил­лесова пята – страх перед грозой. Трейгер не мог отвести от нее взгляда. Отлично сознавая, что пользуется беспо­мощностью девушки, он не удержался и прильнул к ее губам, не в силах устоять перед страстью, которую разбу­дила златовласая плутовка.
Когда их губы встретились, за окном сверкнула мол­ния, и Сирена, забыв о боли, крепко обняла Трейгера, впившись ногтями в твердые мускулы его спины. Пульс ее бешено бился в едином ритме с гулкими ударами его серд­ца. Горячая властная рука чашею накрыла ее высокую грудь, лаская и теребя вершинку, зажигая огонь, заслонивший страх перед завыванием ветра за окнами.
У Сирены не было ни сил, ни желания противиться его ласкам, она ощущала только великую потребность в утеше­нии, которое дарили его объятия. Осторожно стянув с нее платье, Трейгер проложил дорожку из поцелуев вдоль то­ченой шеи к выпуклости грудей. Сирена судорожно выдох­нула и, повинуясь древнему инстинкту, выгнулась ему навстречу. Стон блаженства слетел с ее уст, когда горячий язык обвел маковку груди, а ладонь легла на живот, погла­живая трепещущую плоть.
– Рена… – В его голосе звучала страстная мольба, руки блуждали по внутренней поверхности ее бедер, остав­ляя на коже пламенеющий след.
Жгучее томление вытеснило призрачные воспоминания, и Сирена отдалась его возбуждающим ласкам. Трейгер накрыл губами ее рот, погружаясь глубоко внутрь, между тем как опытные пальцы неторопливо скользнули по бед­ру, отыскали мягкую расщелину ее женственности.
Жаркое пламя вспыхнуло в крови Сирены. Задохнув­шись, она самозабвенно прижалась к Трейгеру, покоряясь неистовому желанию. Изысканное, мучительное наслажде­ние нарастало с каждым его прикосновением. Сирена теря­ла рассудок, ей казалось, что она умирает, – так велика была потребность в нем. Она погладила кудрявую поросль у него на груди и животе, поражаясь скрытой силе, кото­рая таилась в его расслабленной позе. Трейгер резко втя­нул воздух, ощутив у себя на бедре маленькую нежную руку, и Сирена испытала радость от сознания того, что ее прикосновения возбуждают мужчину и она может вернуть ему хотя бы малую толику того блаженства, которое он подарил ей.
– Я предупреждал тебя, что я не джентльмен, – прохрипел Трейгер, схватив ее руку и поднося к губам. – Я хочу тебя, Рена! – Голос его дрожал от страсти, серые глаза потемнели от желания.
Сирена обратилась к нему за утешением, забыв обо всем, однако его слова заставили ее опомниться. «Это чистое безу­мие! – говорила она себе. – Он не испытывает ко мне глубоких чувств. Он всего лишь жаждет удовлетворить жи­вотные инстинкты, и ему все равно, кого обнимать».
– Но я ничего не знаю о тебе.
С легкой усмешкой он коснулся губами ее лба, разгла­живая морщинку.
– Не надо хмуриться. В минуты близости мужчине и женщине совсем не обязательно знать подноготную друг друга. Как бы ты ни отпиралась, между нами существует необъяснимое притяжение.
Словно в доказательство своих слов он провел ладонью по бедру Сирены, и ее тело трепетно отозвалось, подтвер­див волшебную силу его искусных ласк. Трейгер снова завладел ее губами. Поцелуй был подобен мощному разря­ду от удара молнии, пронзив ее насквозь. Сирена могла бы просветить Бенджамина Франклина насчет удивительных свойств открытого им электричества и его сокрушительно­го воздействия на человеческое создание. Эффект был тем более потрясающим, что она не могла и не хотела удалить­ся от его источника.
Трейгер не прерывал будоражащего кровь поцелуя. Слабые протесты Сирены развеялись как дым под могу­чим натиском его страсти и ласк, на которые откликался каждый ее нерв.
Отрицать, что она желает Трейгера, было так же бес­смысленно, как пытаться остановить вращение Земли. Эта ночь не имела отношения к реальности: ей суждено стать запретным воспоминанием о том, чего не должно было слу­читься. Сирена больше не рассуждала, захваченная сво­дившими с ума ощущениями.
Кончиками пальцев она выводила на его спине узор, повторявший контуры скульптурных мускулов, доведя Трей­гера до крайнего возбуждения. Он судорожно выдохнул, уткнувшись лицом в ложбинку на ее груди, а затем при­поднялся над Сиреной.
Их взгляды встретились, и Трейгер понял, что не смо­жет отступить. С той самой минуты, как прелестная плу­товка впервые предстала перед его взором, он уже знал, что эта русалка будет принадлежать ему. Она казалас богиней, сошедшей на землю, чтобы искушать и терзать простых смертных своим очарованием и невинностью. Трейгер был одержим неземным созданием, которое сжимал в объятиях, уносясь в неведомую высь на крыльях немысли­мого наслаждения.
Девушка уперлась ему в грудь, чувствуя под ладонями бешеные удары его сердца. Попытка удержать мужчину на расстоянии закончилась острой болью в ребрах, и она ох­нула, не в силах сдержать болезненный возглас.
Трейгер замер, увидев страдание в ее глазах.
– В чем дело, Рена? – с сочувствием спросил он. Слеза скатилась по щеке Сирены, когда она осознала, как близка была к тому, чтобы отдать свою невинность любовнику мачехи. Болезненная пульсация во всем теле причиняла ей больше мучений, чем последствия падения с лошади. Она разрывалась между безумным желанием слить­ся с ним и печальным сознанием того, что их ничто не связывает, кроме физического влечения.
Сирена не решалась заговорить, опасаясь выдать свои противоречивые мысли.
– У тебя что-нибудь болит? – настаивал Трейгер, ласково касаясь плеча, которое она явно оберегала.
Сирена кивнула и прикусила губу, когда он осторожно нажал на ее ребра.
– Проклятие, почему ты ничего мне не сказала? Я ведь мог… – Он оборвал фразу на полуслове и, выругав­шись себе под нос, схватил свои бриджи и потянулся за ее нижними юбками.
Быстро разорвап их на полосы, он сделал повязку, плотно прижимавшую ее руку к ребрам. Нежность, с которой он приподнял Сирену, чтобы протащить бинт под спиной, поразила девушку. Закончив перевязку, Трейгер снова лег на одеяло и притянул ее к себе.
Удивительное чувство покоя окутало Сирену. Склонив голову ему на плечо, она смежила веки, возвращаясь в сон, который чуть было не стал реальностью.
– Спи, – с едва уловимым разочарованием в голосе прошептал Трейгер, касаясь губами ее щеки. – И не за­будь пересчитать свои счастливые звезды.
Улыбка заиграла на губах Сирены.
– Все-таки ты джентльмен, Трейгер. Ведь мог вос­пользоваться ситуацией, однако не сделал этого.
Тихий смешок вырвался из его груди.
– Как бы тебе не перехвалить меня, плутовка, – предупредил он. – Ночь еще не кончилась, и пока ты остаешься в моих объятиях, мне предстоит пройти через ад, сдерживая свою страсть.
Ничуть не обеспокоенная его угрозой, Сирена с дет­ской доверчивостью прильнула к нему. Трейгер Грейсон явно имел за душой больше, чем наглые улыбочки и жар­кие поцелуи. «А у него есть сердце, – засыпая, поду­мала Сирена. – Может, оно и заковано во льды, но Трейгер далеко не бездушный эгоист, способный овла­деть девушкой вопреки ее желанию. Если хорошенько подумать, Оливия его не стоит. Он слишком хорош для мачехи».
И Сирена погрузилась в глубокий сон с ощущением легких прикосновений его губ и нежного волшебства неве­домых ранее ласк.
С первыми лучами рассвета, рассеявшими ночную мглу, Сирена разлепила тяжелые веки и улыбнулась, увидев ря­дом бронзовое, смягчившееся во сне лицо Трейгера. Пови­нуясь внезапному порыву, она протянула руку и осторожно убрала с его лба пряди иссиня-черных волос. Длинные тем­ные ресницы лежали на высоких скулах, тонкие морщинки в уголках глаз разгладились. Опустив взгляд, Сирена не­которое время наблюдала, как мерно вздымается и опуска­ется его широкая грудь, восхищаясь рельефной мускулатурой. В его теле не было ни единого изъяна, ни одного недостат­ка. Трейгер олицетворял собой образец мужчины, готового на великие деяния, требовавшие силы тела и духа, и спо­собного на удивительную нежность, когда ему угодно было ее проявить.
Сирена зарделась, вспомнив их жаркие объятия, но продолжала восхищенно смотреть на него, пока темные ресницы не дрогнули и горящие серые глаза не встретились с ее взглядом. С едва заметной усмешкой на губах Трейгер приподнялся, опираясь на локоть, и ласково погладил ее по обнаженному плечу.
– Как ты себя чувствуешь?
– Намного лучше, – заверила Сирена, не сразу до­гадавшись о его намерениях.
Рука Трейгера скользнула вниз, и он жадно погладил упругую грудь.
– Я вполне владею собой, – строго добавила девуш­ка, кладя его руку поверх одеяла.
Он ничуть не удивился, встретив столь решительный отпор. Какая бы страстная натура ни скрывалась за внеш­ним обликом Сирены, Трейгер успел убедиться, что она предпочитает прятать ее.
– Какая жалость! – вздохнул он и, спустив длинные ноги с кровати, выпрямился во весь рост. – Ты только что отказалась от чудесных мгновений, о которых еще не раз пожалеешь.
Завороженная его прекрасным телом, Сирена пропус­тила подначку мимо ушей и, не в силах скрыть восхище­ния, во все глаза смотрела на его широкую грудь. Затем опустила взгляд ниже. Каждая клеточка сильного тела дышала мужественностью. Сообразив, что Трейгер заме­тил, с каким удовольствием и что именно она рассматрива­ет, Сирена залилась краской и быстро перевела взгляд на стену за его спиной, делая вид, что нашла там нечто, дос­тойное серьезного внимания.
– Женское любопытство? – осведомился он, на­смешливо приподняв бровь. – Может, здраво пораз­мыслив, ты решила, что не стоило выставлять меня из своей постели?
– Ничего подобного! – с негодованием воскликнула Сирена.
Подняв с пола брошенное впопыхах платье, Трейгер усадил девушку на кровати и, невзирая на ее протесты, приказал:
– Сиди смирно. Ты не можешь одеться самостоятель­но, а кроме меня помочь тебе некому. Неужели нельзя хоть раз спокойно принять мои услуги?
Придерживая одеяло на груди, Сирена неохотно позво­лила ему натянуть ей через голову платье с оторзанным рукавом. Хорошо, что отца не будет дома, когда она вер­нется. Ну а с горничной Сирена как-нибудь разберется.
– А чьи это голоса я слышала вчера вечером? – неожиданно спросила она.
Трейгер на секунду оторвался от своего занятия.
– Голоса? – переспросил он, с абсолютно невинным выражением лица продолжая трудиться над застежками ее корсажа.
Девушка заподозрила бы его в заговоре с Оливией, если бы совершенно точно не знала, что мачеха в Нью-Иорке.
– Только не говори, будто мне все приснилось, – заявила Сирена.
– Боюсь, что так оно и есть. Никого здесь не было.
Неужели ошиблась? Конечно, она еще не пришла себя после падения и находилась под впечатлением жутких сновидений, навеянных грозой, но все же…
– Пора выбираться отсюда, – сказал Трейгер, помо­гая Сирене встать. – У меня назначена встреча в Нью-Рошели этим утром. – Он медленно обвел пальцем совершенную линию ее подбородка. – Как бы мне ни хотелось провести с тобой весь день, нельзя до бесконеч­ности пренебрегать своими обязанностями.
– Обязанностями? – ухватилась Сирена за возмож­ность выяснить, какие же занятия позволяют ему так эле­гантно одеваться.
Без труда разгадав ее хитрость, Трейгер усмехнулся:
– Ты не из тех, кто сдается, верно?
– Удивительная скрытность во всем, что касается вас лично! – едко заметила она.
– Мы с тобой два сапога пара, Сирена, – парировал он, смерив ее оценивающим взглядом. – Целеустремлен­ные и упрямые.
– Эти черты достались мне в наследство. Ну а вы как ими обзавелись, жизнь заставила?
Поддерживая девушку, Трейгер увлек ее в другую комнату.
– Я родился с этими качествами, но довел их до со­вершенства упорной тренировкой. Пойдем. Если мы за­держимся здесь чуть дольше, ты заставишь меня забыть о том, насколько я целеустремлен.
Чувство непонятной опустошенности овладело Сиреной, когда она вдохнула свежий после грозы утренний воздух. Девушка вдруг почувствовала, что будет тосковать по его объятиям, по его сильному телу. Что, черт побери, с ней происходит? Их же ничего не связывает, совсем ничего! Откуда такие нелепые мысли?
– О чем задумалась? – поинтересовался Трейгер, заметив сосредоточенное выражение ее лица.
– Ничего такого, о чем стоит говорить, – ответила она и для пущей убедительности осторожно, чтобы не по­вредить больную руку, пожала плечами.
– Меня интересует все, что творится в твоей милой головке, – заявил он с дьявольской ухмылкой. – Впро­чем, должен признаться, другие твои достоинства волнуют меня куда больше. – Задержав взгляд на низком вырезе ее платья, Трейгер горестно вздохнул. – Но леди, увы, не разделяет моих нежных чувств.
–Нежных чувств? – Сирена выразительно приподня­ла брови. – Уместнее было бы назвать это похотью, – поправила она.
Он взял ее за талию и посадил в седло.
– Извини, оговорился. Раз ты обо мне такого невысо­кого мнения, не вижу смысла доказывать обратное.
Трейгер был слишком умен и сообразителен, чтобы клюнуть на наживку. «Его не проведешь», – в очередной раз подумала Сирена, берясь за поводья. Каковы бы ни были их отношения с Оливией, она не сомневалась, что тон им задает Трейгер. Едва ли такого можно обвести вокруг пальца. Даже для мачехи он был крепким орешком.
Когда Трейгер вскочил в седло, собираясь следовать за ней, Сирена обернулась.
– Тебе незачем меня провожать. Я доберусь сама. – Она с восторгом посмотрела на луга, сверкавшие влагою в лучах солнца. – Мы еще увидимся? – И пораженная соб­ственной дерзостью, не решилась взглянуть на Трейгера.
Он склонился и прильнул к ее губам, наслаждаясь сла­достью поцелуя. Кречет, недовольный близостью мерина, дернулся в сторону, разорвав объятия намного раньше, чем того хотелось Сирене.
– Ты могла бы поехать со мной, – севшим голосом вымолвил он.
– Я не могу принять твои условия.
– Ты бы согласилась, если бы речь шла о браке?
Девушка гордо подняла голову.
– Мне делали достаточно предложений, однако ни одно из них не показалось мне заманчивым. С какой стати я выйду замуж за человека, таинственного, как тень в ночи?
Сложив ладони на луке седла, Трейгер широко ухмыль­нулся:
– Потому что секрет моего очарования именно в том и состоит, что я не бросился к твоим ногам.
Сирена не замедлила принять вызов.
– Я не хочу раба. Мне нужен человек, который видит во мне личность, а не объект для удовлетворения своих потребностей от случая к случаю.
Трейгер склонился так близко, что от его горячего ды­хания кожа Сирены покрылась мурашками.
– Моя потребность в тебе будет так же регулярна и неизменна, как бой часов, – вкрадчиво прошептал он и попытался запечатлеть поцелуй на ее устах.
Однако Кречет, раздраженный непонятным поведени­ем седоков, вскинул голову и с важным видом потрусил прочь, за что на сей раз Сирена была ему благодарна.
– Я чрезвычайно признательна за оказанную помощь. Всего хорошего.
Потянувшийся вслед за ней Трейгер чуть не упал с лошади, когда Сирена и ее коварный жеребец резко рванули вперед. Выпрямившись в седле, он провожал глазами всадницу, быстро пересекавшую пастбище.
Оказавшись на безопасном расстоянии, Сирена огляну­лась: Трейгер по-прежнему смотрел ей вслед. Он отвесил ей церемонный поклон, послал воздушный поцелуй, а за­тем развернулся и ускакал прочь, ни разу не обернувшись. Печальная улыбка появилась на губах Сирены. Разве смо­жет она забыть прикосновение его губ и дьявольский блеск, вспыхивавший в его глазах? Все, хватит думать об этом проходимце! Нужно выбросить его из головы раз и навсег­да. К тому же все ее попытки разузнать что-нибудь о нем ни к чему не привели. Трейгер остался таким же незнаком­цем, как и вначале.
Сирена то и дело оглядывалась назад, но Трейгера уже и след простыл. Ей ничего не оставалось, как гнать прочь воспоминания о проведенной с ним ночи, которые, как слад­кий сон, окутывали ее мысли. «Забудь его! – убеждала себя девушка. – Никогда больше не появится он на твоем жизненном пути. Бродяга, перекати-поле, непос­тоянный как ветер, налетел и был таков». Однако раз­буженные им чувства затаились в глубине сердца, заставляя Сирену задаваться вопросом, уж не влюби­лась ли она в этого мужчину?
Ну нет! С нее достаточно! Больше Сирена не будет себя вести как разомлевшая от любви девчонка. Пришпо­рив Кречета, она пустила его резвой иноходью к дому, твердо решив забыть Трейгера Грейсона. Навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол

Разделы:
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Ваши комментарии
к роману В объятиях страсти - Финч Кэрол



Очень хорошая книга!!! Смело читайте!
В объятиях страсти - Финч КэролМари
9.10.2012, 13.34





Терпеть не могу романы о шпионах, но этот очень понравился, нет соплежуйства, есть интрига, противостояние гл.г-ев, юмор. просто супер . Твердая 9ка
В объятиях страсти - Финч КэролМэри
6.09.2013, 22.20





Роман просто никакой. Ничего в нем нет,что должно быть в любовном романе. Скучно (ИМХО)2
В объятиях страсти - Финч Кэролсвет лана
28.08.2014, 9.32





Не смогла дочитать роман,в котором гг-я ведёт себя как идиотка,в которой мозгов хватает только на то,чтобы скандалить да убегать от героя.
В объятиях страсти - Финч КэролОльга
1.10.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Rambler's Top100