Читать онлайн В объятиях страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В объятиях страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В объятиях страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

В объятиях страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Для Сирены, скрывавшей за улыбками тревогу, ок­тябрь тянулся с черепашьей скоростью. Она беспокоилась о муже, который до сих пор находился на подконтрольной врагу территории. Трейгер добывал сведения, общаясь с невоздержанными на язык лоялистами, и искал способ ото­мстить за смерть Натана.
Несмотря на все усилия Роджера, пытавшегося скра­сить ее уныние дружеским участием, Сирена остро ощуща­ла свое одиночество и беспомощность, а главное – отчаянно хотела увидеться с отцом и разрешить сомнения, которые Трейгер заронил в ее душу. Она должна была убедиться, что отец не предавал ее, но колебалась, сознавая степень риска, связанного с возвращением домой. Настойчивые предостережения мужа возымели свое действие, и Сирена научилась сдерживать свойственную ей импульсивность.
– Один из солдат, прибывших с подкреплением, хотел бы поговорить с тобой, – сообщил Роджер, окинув взгля­дом ее стройную фигурку.
Вопреки всем стараниям ему не удавалось скрыть свое восхищение и желание. Брат попросил его опекать Сирену, что оказалось сложной задачей, ибо Роджер по-прежнему видел в ней желанную женщину, а не невестку. Грейсон-младший отказался от девушки лишь потому, что чувство­вал притяжение, существовавшее между Сиреной и Трейгером. Не будь тот его братом, Роджер не стал бы деликатно устраняться.
– Какой-то солдат хочет поговорить со мной?
– Да, он видел тебя сегодня утром и узнал, – пояс­нил Роджер. – Джеймс Кортни утверждает, что вы ста­рые знакомые.
– Кортни – мой предшественник по работе в школе, – догадалась Сирена. – Где же он?
Роджер указал на дальний ряд палаток.
– Ты найдешь его на том конце. – И с надеждой взглянул на невестку. – Может, позавтракаем вместе после твой встречи с учителем? Мы могли бы съездить в деревню.
Сирена ответила ему любезной улыбкой, от которой он совершенно растаял, и сбежала вниз по ступенькам.
– С удовольствием, Роджер.
– Да, с удовольствием… и болью, – тихо произнес Роджер, наблюдая за грациозным покачиванием ее бедер исполненным томления взглядом, и в очередной раз пожа­лел, что она носит имя Грейсонов.
Сирена обернулась, явно забавляясь выражением его лица, и Роджер рассмеялся над собственным печалями.
– Ты не представляешь себе, как тяжело все время помнить, что ты жена моего брата.
Грустно улыбнувшись, Сирена посмотрела на золотое кольцо, украшавшее ее палец, и вздохнула: «Как жаль, что не Роджер похитил мое сердце!»
– Не намного тяжелее, чем мне забыть, что я совер­шила ошибку. Судьба жестоко обошлась с нами, Роджер. Наверное, я заслужила наказание за свои грехи, но для меня ты всегда останешься благородным рыцарем, к кото­рому я взываю, когда падаю духом.
– И которого поразила бы молния, если бы прекрас­ная дама узнала, что у него на уме в данный момент, – хмыкнул Роджер, переводя в шутку возникшую неловкость.
– Если бы я могла загадать три желания, первое из них было бы выйти замуж за человека, обладающего тво­ими качествами, которыми я искренне восхищаюсь.
Его губы дрогнули в улыбке.
– А как насчет других желаний, миледи?
Сирена хитро усмехнулась, озорные искорки сверкнули в изумрудных глазах.
– Я бы превратила Трейгера в лягушку.
– Так, ну а третье? – полюбопытствовал Роджер, посмеиваясь над ее мстительными фантазиями.
– Чтобы ему вечно бултыхаться в болоте без единого листа кувшинки, на котором он мог бы перевести дух.
Роджер расхохотался.
– Да ты, оказывается, злючка, – поддразнил он, любуясь оживленным выражением ее обычно грустного прелестного лица.
– Ты не единственный, кто так считает, – промолви­ла она, направляясь к палатке Джеймса Кортни.
Добравшись до противоположного конца лагеря, Сире­на заглянула в палатку и увидела двух мужчин, спящих на соломе.
– Джеймс? – тихо окликнула она.
Один из них приоткрыл глаза и приподнялся на локте, сонно улыбнувшись при виде молодой женщины.
– Привет, Сирена. Приятно встретить знакомое лицо. – Он вышел наружу и глубоко вдохнул свежий воздух. – Я удивился, когда заметил тебя сегодня утром в лагере. До меня дошли слухи о твоей дружбе с Натаном Хейлом, но в Нью-Рошели говорят, ты как сквозь землю провалилась. – Во взгляде Джеймса читалось благоговение. – Ты поступила очень смело, отстаивая свои взгляды перед лоялистами. – Он понурил голову, удрученно вздохнув. – У меня не хвати­ло на это храбрости. Я держал свои убеждения при себе, пока не присоединился к повстанцам.
– Мною двигала совсем не храбрость, – призналась Сирена. – Я вспылила и выложила все, что думаю, вме­сто того чтобы вовремя придержать язык.
Джеймс сочувственно улыбнулся и сжал ее руку.
– Ты пережила большую трагедию, Сирена. Я восхи­щен твоим мужеством и был очень расстроен, когда услы­шал о мистере Уоррене. Хотя мы и расходились во взглядах, он был достойным человеком. Я уважаю людей с твердыми принципами. – Джеймс посмотрел на Сирену с грустной улыбкой. – Наверное, тяжело не иметь возможности вер­нуться домой, чтобы отдать отцу последний долг.
Был? Почему он говорит об отце в прошедшем време­ни? Кровь отхлынула от лица, в горле пересохло, ноги стали ватными. Мысли ее смешались, она в смятении смот­рела на Джеймса Кортни.
– Я узнал об этом только вчера вечером. Власти на­шли убийцу мистера Уоррена?
Ее отец мертв? Погиб от руки неизвестного убийцы? Мозг отказывался признавать ужасную правду, слезы ту­манили взор. Вдруг вспомнились слова, произнесенные Трейгером перед расставанием. Он назвал ее дочерью дья­вола. Неужели пытался сказать, что предал отец? Неуже­ли Трейгер отомстил за Натана, убив Митчела Уоррена?
– Сирена? Боже мой, ты ничего не знала, да? – Джеймс готов был отрезать себе язык, сообразив, что явился вестником печальных новостей.
Сирена смотрела на него расширившимися от горя и ужаса глазами. А затем опрометью бросилась через лагерь и, когда ворвалась в свою комнату, разразилась надрываю­щими душу рыданиями.
Внезапно пушечный залп разорвал тишину. Сирена прислушалась к встревоженным голосам в холле и поспешила к окну, за которым поднялось облако пыли и дыма. Лагерь повстанцев атакован! Дверь распахнулась, и на по­роге возник Роджер с выражением холодной решимости, которое она часто видела на лице его брата.
– Идем, Сирена. Трейгер не простит мне даже цара­пины на тебе. Проклятие, мы не ожидали нападения рань­ше завтрашнего утра! Необходимо спрятать тебя в безопасном месте до начала фейерверка.
Трейгер… Ей сделалось дурно при упоминании его имени, но некогда было давать выход гневу, обуревавшему ее, когда она представляла себе, как Трейгер убивает отца. Сирена механически следовала за Роджером, стараясь не отставать, пока они пробирались сквозь толпу, собравшую­ся у штаб-квартиры Вашингтона.
Случилось то, чего Роджер больше всего опасался: ге­нерал Хау настиг патриотов, прежде чем они успели под­готовиться к атаке. Разведчики, прибывшие в лагерь, сообщили, что красные мундиры начнут наступление на рассвете. Но, судя по всему, тори решили расправиться с патриотами, не дожидаясь, пока они укрепят свои по­зиции.
Сирена содрогнулась, когда, выглянув из траншеи, уви­дела на горизонте бесконечные ряды британских солдат. От разрывов снарядов занялись соседние здания, земля сотрясалась, казалось, адское пламя рвалось из ее недр наружу. Вся жизнь промелькнула перед глазами Сирены. Едва она успела взять себя в руки, как мушкетная пуля просвистела совсем рядом и Роджер толкнул ее в грязь.
– Черт, неужели нельзя не высовываться? – сердито проворчал он, пристроившись рядом, и сунул мушкет ей в руки. – Ты умеешь обращаться с этой штукой?
Сирена молча кивнула, вцепившись в оружие.
– Нам пригодится каждый стрелок. Надеюсь, ты, как утверждает Трейгер, и в самом деле обладаешь твердым характером. Он тебе понадобится.
Он скрипнул зубами и спрятал мушкет под куртку, вглядываясь в распростертое тело. Безжизненная рука все еще сжимала пистолет, не оставивший Трейгеру иного вы­бора, кроме как защищаться. Выругавшись вполголоса, он зажал ладонью рану на левом плече.
Когда капитан предъявил своему оппоненту обвинения, тот пришел в ярость и обрушился на него с бранью, возму­щаясь высказанными подозрениями. Трейгер собирался доставить его к Вашингтону живым…
Услышав шум шагов, он бросил последний взгляд на неподвижное тело, прежде чем взлететь в седло и умчаться прочь, оставив за собой облако пыли.
На горизонте уже занимался рассвет, когда Трейгер осадил коня. Все пошло наперекосяк, а худшее было впе­реди – встреча с Сиреной. Проклятие! Он бы все отдал, лишь бы избавить их обоих от мучительного разговора.
Трейгер постучал в заднюю дверь, и не прошло и не­скольких минут, как на пороге появилась Элен, сочувственно ахнувшая при виде крови.
– Трейгер? Что случилось? – Она втащила его внутрь и быстро захлопнула дверь. – Да ты ранен!
– Пустяки, задело чуть-чуть… – Он бросил взгляд на лестницу, предвкушая отдых в мягкой постели, которого требовало его измученное тело. – Я не спал двое суток. Надеюсь, тори поблизости нет?
Элен отрицательно замотала головой.
– Сегодня выдалась тихая ночь. Никто о тебе не уз­нает. – И подставила ему плечо для опоры. – Я перевя­жу рану, а затем ты поспишь в моей комнате. Судя по твоему виду, хороший сон тебе не помешает.
Трейгер нетерпеливо ждал, пока Элен принесет все необходимое, промоет и перевяжет рану. Он спешил вер­нуться в Уайт-Плейнс, чтобы встретиться с генералом и Сиреной. Может, когда все будет позади, удастся рассла­биться и избавиться наконец от мучительного образа Си­рены, стоявшего перед глазами. Боже, как ему надоело приносить плохие вести!
– Может, тебе еще что-нибудь нужно? – проворко­вала Элен, понимая, что он нуждается в отдыхе, но не в силах побороть желания.
Женщина приникла к губам Трейгера, и он закрыл гла­за, желая забыть обо всем, что занимало его мысли в по­следнее время. Он не хотел видеть лица Сирены, находясь в сладострастных объятиях другой. Но, как всегда, перед его мысленным взором возникла русалка, лишив его удо­вольствия, которое предлагала Элен. Трейгер недовольно повернулся к ней спиной и услышал вздох разочарования.
– Все дело в девице Уоррен, верно? – вкрадчиво поинтересовалась Элен, поглаживая его широкую спину.
Трейгер застонал.
– Позволь мне просто отдохнуть. Сейчас я не в на­строении отвечать на вопросы.
Элен была взбешена тем, что ее отвергли. Трейгер не поворачивался к ней спиной, пока эта Уоррен не околдова­ла его. Элен безмолвно проклинала белокурую ведьму, за­владевшую этим прекрасным мужчиной.
Услышав, как она затворила дверь, Трейгер открыл глаза и задумчиво уставился в потолок. И зачем только Сирена попа­лась ему на глаза, окончательно запутав его и без того непро­стую жизнь? Не видать теперь ни минуты покоя, пока они оба находятся на одном континенте. Надо было обеими рука­ми ухватиться за шанс сплавить ее Роджеру. «Но теперь уже поздно, – сонно думал Трейгер. – Я навеки стреножен и прикован к неугомонному созданию, а нет ничего хуже, чем быть связанным с женщиной, от которой не знаешь как изба­виться и без которой не можешь жить».
Ему хотелось хоть на мгновение забыться сном, в кото­ром бы не было отливающих золотом локонов и изумруд­ных глаз.
Пока Трейгер тщетно пытался уснуть, Сирена узнала, что такое ад. Серый удушающий дым затянул небо, земля содрогалась, словно какая-то сила раскалывала ее изнутри. Осада продолжалась весь день и бесконечную ночь. Скор­чившись за земляным валом, Сирена сражалась плечом к плечу с бесстрашными патриотами, которые стояли насмерть перед хорошо вооруженными британскими отрядами.
Она вытерла грязное лицо разорванным рукавом и пе­резарядила мушкет. Плечо ее ныло от сильной отдачи ору­жия, в ушах звенело от треска мушкетной пальбы, слезы давно высохли. Оставив прошлое позади, девушка сосре­доточилась на одном – выжить.
Наконец ее молитвы были услышаны, и Сирена была поражена иронией судьбы. Спасение принесло нечто, чего она боялась больше всего на свете. Небеса разверзлись, и оглушительный раскат грома перекрыл залпы британских пушек. Ослепительные вспышки молний сменили крас­ные всполохи раскаленных ядер, и хлынувший дождь замедлил продвижение британцев. Сирена впервые с бла­годарностью приветствовала грозу, остановившую наступ­ление врага.
Роджер схватил ее за руку и потащил за собой.
– Мы отступаем. Под прикрытием непогоды Вашин­гтон намерен передислоцироваться на север.
Сирена покорно кивнула, оглядывая выпачканное мокрое платье, плотно облепившее тело. Тщательно уложенная при­ческа рассыпалась, но в этот момент девушку ничуть не тро­гало, что она выглядит как грязный бродяжка. Если ей удалось пережить эту жестокую атаку, значит, она выдержит любую катастрофу – даже предательство Трейгера.
Вспышка молнии рассекла небо, и Сирена, прижавшись к вымокшему насквозь Роджеру, вдруг осознала, что кошмар боя заслонил ее страх перед грозой. Ужаснувшись, она взлетела на коня, которого ей нашел Роджер. Очеред­ной раскат грома прокатился над ними, конь взвился на дыбы, молотя копытами в воздухе, испуганно вращая бел­ками глаз, а затем как вихрь понесся через лагерь. Сирена изо всех сил вцепилась ему в гриву, думая лишь о том, как спастись из ада, бушевавшего вокруг.
Сердце Сирены бешено колотилось, ударяясь о ребра с такой силой, что больно было вздохнуть. Она скакала под проливным дождем, молясь, чтобы стремительно мчавший­ся конь не доставил ее прямо в руки врагу. Врагу? Сирена истерически всхлипнула. Похоже, весь мир ополчился про­тив нее: британцы, Трейгер, стихия…
Где искать прибежище? «Негде», – угрюмо подумала она, невольно склонившись к шее коня, когда небо полых­нуло белым пламенем. Пусть ей некуда бежать, но она должна скрыться от своего мужа-предателя и целой армии красных мундиров, которые заполонили Нью-Иорк, как обезумевшие осы.
Стук копыт ворвался в ее мучительные раздумья, и Сирена, судорожно сглотнув, свернула в панике с грязной тропы, соскользнула на землю и скорчилась в кустах, надеясь, что неведомый путник не заметит ее. Напрягая зре­ние, она вглядывалась во тьму, не решаясь вздохнуть или пошевелиться.
Трейгер был уверен, что слышал приближение всадни­ка. Его зоркие глаза впивались в окружающий мрак, но на дороге было пусто, а ливший как из ведра дождь смывал следы промчавшегося коня.
Еще издалека он заметил дым от пушечных залпов и теперь испытывал настоящий страх, не зная, удалось ли брату спрятать Сирену в безопасном месте до начала сра­жения. Трейгер снова огляделся вокруг, но не увидел и не услышал ничего, кроме грозы. Сжав коленями бока коня, он пустил его в галоп, пообещав себе, что спустит с Род­жера шкуру, если тот не уберег его жену.
Когда всадник умчался, Сирена вывела коня из кустов и забралась в седло, благодаря судьбу, что случайный пу­тешественник не заметил ее. Она пришпорила коня и дви­нулась в направлении, противоположном тому, в котором проследовал чудом не заметивший ее Трейгер. Но куда же ехать? Сирена осталась совсем одна, никто больше не ждет ее. Чем она заслужила подобное несчастье? Слезы и дождь струились по ее щекам…
Сирена слепо продвигалась вперед, не зная, куда на­правляется, лишь бы убежать от Трейгера и ужаса крово­пролитной битвы.
Опасаясь нарваться на британцев, Трейгер миновал окружным путем Уайт-Плейнс и разыскал Вашингтона. Генерал мрачно выслушал обескураживший его отчет, под­твердивший подозрения Сирены: майор Болдуин получал от британских властей деньги за информацию о повстан­цах. Трейгер также сообщил о планах Уильяма Хау атако­вать мятежников и заставить их капитулировать, прежде чем они устроятся на зимние квартиры. К счастью, вмеша­лась судьба: тори увязли по колено в грязи и отказались от преследования отступавших вигов.
После аудиенции Трейгер отправился на поиски Род­жера, с проклятиями натыкаясь в ночи на беспорядочно мечущихся солдат. Отшвыривая встречных со своего пути, он напряженно всматривался в темные силуэты. Где, черт побери, его брат?
– Кто-нибудь видел Роджера Грейсона? – окликнул он нескольких солдат.
– Вроде бы они с Эганом Хэдли ищут место для лагеря, – предположил кто-то.
– А где Сирена? – нетерпеливо спросил Трейгер. Забрызганный грязью капрал пожал плечами:
– Не знаю, где она. Никто не видел ее после того, как генерал дал приказ отступать.
Да где же эта строптивица? Трейгер озирался по сто­ронам, вглядываясь в неясные фигуры при свете молний, пронзавших ночное небо. Куда Роджер ее запрятал?
С раздраженным вздохом Трейгер развернулся и зашагал назад к лошади, ступив с размаху в глубокую лужу. Прокли­ная все на свете, дрожа от холода и утомления, он зашлепал дальше. «Неужели я недостаточно натерпелся, сражаясь с непокорным конем? Похоже, каким бы мрачным ни казалось настоящее, впереди меня ждет полная тьма», – обескураже­но думал Трейгер, потирая ноющее плечо.
Вашингтон и его ослабевшее воинство отступали на се­вер в направлении Пиксвилла, намереваясь укрыться в Нью-Джерси, чтобы сохранить то немногое, что еще оставалось от армии патриотов. Трейгер потратил два дня на поиски брата, но так и не нашел никого из своих людей.
Он сидел у костра, уставившись в огонь, когда какое-то движение в кустах привлекло его внимание. Вскочив на ноги, он увидел Эгана Хэдли, приближавшегося к нему с флегматичной усмешкой на заросшей физиономии, и убрал пистолет.
– А мы все гадали, где вас носит, – произнес Эган, явно посмеиваясь над кислым выражением лица и неряш­ливым видом капитана.
Трейгер смерил его недовольным взглядом.
– Можно было пометить свой путь, если вам так не терпелось меня увидеть, – заметил он. – Где мой брат?
– Там, – ответил Эган, неопределенно махнув рукой на восток. – Вы как, будете допивать кофе или сразу двинетесь к нему?
Трейгер нетерпеливо закидал грязью костер.
– Показывай дорогу.
Трейгер издалека увидел брата, с понурым видом си­девшего на земле. Что-то определенно случилось. Не тре­бовалось большого ума, чтобы догадаться: дело в Сирене.
Трейгер подошел к Роджеру, выждал мгновение, пока тот осмелился поднять на него глаза, и требовательно спросил:
– Итак, где она?
Роджер выдавил слабую улыбку.
– И это единственное приветствие, на которое ты спо­собен, старший брат? Мог бы поинтересоваться, каково мне пришлось во время сражения.
Терпение Трейгера лопнуло, глаза холодно сверкнули, как закаленная сталь.
– Тебе отлично известно, в какое раздражение я при­хожу, если не высплюсь. За последние несколько дней мы с конем так сроднились, что превратились в сиамских близ­нецов, поэтому мне совсем не улыбается обследовать окре­стности вдоль и поперек, чтобы узнать, куда ты дел Сирену. Я должен немедленно с ней поговорить. Так где моя жена, черт возьми?
Трейгер постепенно повышал голос и под конец почти кричал. Он не мог не заметить взгляды, которыми украд­кой обменивались его люди во время затянувшейся паузы, и сердито нахмурился.
– Проклятие, ты мне скажешь, что сделал с этой ма­ленькой злючкой?
Роджер встал и сурово посмотрел на брата.
– Сирена сражалась с нами в траншеях, а потом не успел я опомниться, как конь унес ее со скоростью смерча.
Трейгер свирепо зарычал и занес руку, но Эган вкли­нился между ними, дав Роджеру возможность отскочить и продолжить объяснение.
– Я собирался последовать за Сиреной, но генерал приказал заняться поисками подходящего места для разме­щения наших отрядов. Задержать ее в этом хаосе было просто невозможно.
Трейгер вырвался из хватки Эгана и закричал брату прямо в лицо:
– И ты позволил ей ускакать в такую грозу? Сирена же ее до смерти боится!
Он продолжал что-то невнятно бормотать, сжимая и разжимая кулаки, борясь с желанием врезать Роджеру по физиономии, потому что готов был ударить кого угодно, лишь бы успокоить свой страх и досаду.
Роджер с изумлением уставился на разбушевавшегося Трейгера.
– Сирена сражалась как опытный пехотинец под при­цельным огнем британцев, а ее муж переживает, что она попала в грозу? Видно, ты так долго находился под дож­дем, что мозги у тебя порядком заржавели, – насмешливо фыркнул он.
– Под прицельным огнем, говоришь? О чем ты толь­ко думал? Если у кого голова не в порядке, так это у моего братца. Тебе следовало найти для нее безопасное место еще до атаки.
– Именно это я и собирался сделать, но неожиданно британцы полезли из всех щелей, – защищался Роджер. – Мы полагали, что они нападут утром.
– А ты не мог расстаться с ней до последней минуты!
Трейгер догадывался, что его влюбленный братец хотел провести с Сиреной как можно больше времени. И как последний олух позволил чувствам возобладать над разу­мом. Черт бы его побрал!
– Я думал, что могу положиться на тебя, но, очевид­но, я здорово ошибся, – бросил Трейгер и отвернулся, ничего не видя от ярости, застилавшей глаза, и страха за Сирену, а впереди ему предстояла долгая скачка.
Тихий голос Роджера пробился сквозь его злость, тре­вогу, разочарование и усталость:
– Сирене известно об отце. Ей рассказал один солдат, прибывший из тех мест. Он зашел ко мне, когда мы снимались с лагеря, хотел извиниться за то, что невольно со­общил ей печальные новости. Кортни думал, что она уже знает. – Последовала долгая напряженная пауза, Роджер тяжело вздохнул. – Сожалею, что по моей вине ей пришлось участвовать в обороне, но я до последней минуты боялся выпускать ее из-под надзора.
– Черт подери! – Трейгер пошел к измученному коню, не жалея красочных эпитетов.
Он хотел сам рассказать Сирене об отце, объяснить, что случилось. Где же может быть его русалка? Вернулась домой или умчалась куда глаза глядят, напутанная грозой? Огляды­вая окрестности, Трейгер пытался понять ход ее мыслей. Но Сирена непредсказуема, как море, и сама не ведает, как по­ступит в следующий момент. Один Бог знает, куда ветер унес его колючую розу и где ее теперь искать.




ЧАСТЬ 2



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол

Разделы:
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Ваши комментарии
к роману В объятиях страсти - Финч Кэрол



Очень хорошая книга!!! Смело читайте!
В объятиях страсти - Финч КэролМари
9.10.2012, 13.34





Терпеть не могу романы о шпионах, но этот очень понравился, нет соплежуйства, есть интрига, противостояние гл.г-ев, юмор. просто супер . Твердая 9ка
В объятиях страсти - Финч КэролМэри
6.09.2013, 22.20





Роман просто никакой. Ничего в нем нет,что должно быть в любовном романе. Скучно (ИМХО)2
В объятиях страсти - Финч Кэролсвет лана
28.08.2014, 9.32





Не смогла дочитать роман,в котором гг-я ведёт себя как идиотка,в которой мозгов хватает только на то,чтобы скандалить да убегать от героя.
В объятиях страсти - Финч КэролОльга
1.10.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Rambler's Top100