Читать онлайн В объятиях страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В объятиях страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В объятиях страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

В объятиях страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Сирена чувствовала себя овечкой, которую ведут на заклание. Она проглотила ком в горле и, приняв руку, предложенную Вашингтоном, оглядела громадный бальный зал, по периметру которого выстроились военные, тянув­шие шеи, чтобы рассмотреть невесту. «Помоги мне, Боже! Отца хватил бы удар, узнай он, что главнокомандующий мятежников ведет к венцу его дочь, которая собирается стать женой шпиона». Эта мысль так ужаснула Сирену, что колени ее подогнулись, будто адская бездна разверз­лась перед ней.
Сочувственно улыбнувшись, Вашингтон поддержал ее за талию и подтолкнул вперед.
– Не волнуйтесь, – подбодрил он. – Вы выбрали прекрасного человека, которому я всецело доверяю и кото­рым искренне восхищаюсь.
С тем же результатом генерал мог разговаривать с глу­хой. Все внимание Сирены было приковано к Трейгеру, стоявшему рядом с братом. Серебристые глаза надежно скрывали его мысли, а непроницаемое выражение лица за­ставило невесту усомниться, видит ли он ее вообще. Каза­лось, жених мысленно готовился к собственным похоронам, и она полностью разделяла его чувства. Свадьба считается счастливейшим днем в жизни женщины, но на Сирену это правило явно не распространялось.
Она не испытывала ничего, кроме глубокой печали, се­рьезно помышляя о том, как бы унести ноги, пока еще не поздно. Помпа, сопровождавшая брак без любви, пред­ставлялась ей безумием, а приветливая улыбка Роджера, покинувшего ее в трудную минуту, казалась насмешкой. Впрочем, даже младший брат не смог бы бросить вызов Трейгеру и выйти победителем. Простой смертный не в силах противостоять изрыгающему пламя сатане.
Вашингтон отпустил Сирену, и она мгновенно дерну­лась в сторону, но Трейгер притянул девушку к себе, сжав в твердой ладони ее дрожащие пальцы. Сирена старалась сосредоточиться на словах священника, однако их смысл ускользал, словно она находилась в полусне, лишь частич­но сознавая, что происходит вокруг.
Звучный голос Трейгера раздался над ее головой, мно­гократно повторенный гулким эхом. Священник перевел взгляд на Сирену, ожидая ответных клятв. Сердце ее бе­шено заколотилось, слова застряли в горле. Жених сжал ей руку, пытаясь вывести из ступора, но Сирена не могла вымолвить ни слова.
Приглушенный ропот пронесся за их спинами, вынудив Трейгера перейти к решительным действиям. Он толкнул ее локтем в бок, однако вызвал этим лишь дополнительный импульс к инстинктивному желанию бежать. Сирена при­готовилась к броску, но Трейгер перехватил ее, прижав к себе. Лицо его казалось высеченным из гранита, губы вытянулись в тонкую полоску.
– Черт бы тебя побрал, ты заставляешь меня бого­хульствовать на собственной свадьбе, – прошипел он. – Произноси свои обеты, иначе я за себя не ручаюсь!
Его пальцы впились в ее талию, угрожая расплющить ей ребра, если она посмеет ослушаться. Невеста поморщи­лась от боли.
– Да, – выдавила она против воли.
Зачем он мучит ее? Ведь он ее не любит.
Трейгер поднял вуаль и прильнул к ее губам, закрепляя клятвы поцелуем. Он крепко прижимал к себе ее трепещу­щее тело, заявляя на жену свои права в присутствии мно­жества военных в качестве свидетелей. Бежать было слишком поздно. Она стала миссис Грейсон, хотя с удовольствием уступила бы сейчас свое место любой женщи­не, пожелавшей его занять.
– Можно поцеловать новобрачную? – Роджер по­хлопал брата по плечу. – В конце концов я шафер. Не менее важная персона, чем жених.
И, не дав Трейгеру времени ответить, обнял Сирену, лишив ее возможности отдышаться после поцелуя мужа. А затем передал по кругу, как кружку с элем, единственную на целую ораву мужчин, умирающих от жажды. Сирена могла поклясться, что половина из них за последние шесть месяцев не приближалась к женщине ближе чем на десять футов. Она переходила из рук в руки, превратившись в объект жарких объятий и пылких поцелуев.
Когда майор Болдуин склонился к ней, Сирена вос­пользовалась возможностью лучше рассмотреть его, но так и не могла вспомнить, почему ей знакомо его лицо.
Трейгер выбрал именно этот момент, чтобы предло­жить бокал шампанского, который она с благодарностью приняла, невзирая на личность дающего. Она уставилась на Болдуина поверх кромки бокала, и внезапно из уголков ее памяти вынырнуло…
Болдуин присутствовал на одном из собраний в Нью-Йорке, которое прошлым летом она посетила вместе с от­цом и мачехой. Сирена видела его издали в нескольких футах от генерала Хау и не обратила бы на него внимания, если бы он не следовал за командующим по пятам, как преданный щенок. Может, он шпион повстанцев в ставке лоялистов? Сирена настороженно изучала майора. Генерал Хау далеко не простак. Едва ли он допустит кого-либо в свое ближайшее окружение без тщательной проверки.
Коротко кивнув Болдуину, Сирена двинулась прочь и, когда Трейгер догнал ее, устремила него серьезный взгляд.
– Я хотела бы увидеться с Вашингтоном… наедине, – потребовала девушка и, видя, что новоиспеченный муж ко­леблется, добавила: – Очень важно, чтобы я поговорила с ним немедленно. – Трейгер нахмурился, заметив серьезный взгляд и настойчивые нотки в ее голосе.
…Сирена подняла глаза, когда Вашингтон вошел в ка­бинет, и сразу приступила к делу.
– Сэр, боюсь, что в ваших рядах оказался тори, и вполне возможно, что он британский шпион.
Генерал замер от изумления, а затем обогнул стол и медленно опустился в свое кресло.
– Вы предъявляете очень серьезное обвинение, Сирена.
Девушка решительно распрямила плечи и посмотрела на него в упор.
– Я видела майора Болдуина в обществе Уильяма Хау. Мне хорошо известно, что генерал очень осторожен в выборе доверенных лиц… даже чересчур. Болдуин сам пред­ложил вам свои услуги или был призван на службу?
Вашингтон надолго задумался.
– Он прибыл, как многие другие, выразив желание посвятить себя нашему делу. Мы не обладаем военной мощью Британии и не можем позволить себе чрезмерную разборчивость. Нам отчаянно нужна любая помощь и ин­формация.
– В таком случае я бы не удивилась, узнав, что Бол­дуин является двойным агентом. Если ему удалось заслу­жить доверие генерала Хау, значит, майор действует в его интересах.
– Вы хотите, чтобы я поверил, будто человек, кото­рый принес мне данные о расположении британских войск, предатель?! – воскликнул Вашингтон.
– Я всего лишь хочу, чтобы вы организовали за ним наблюдение, – уточнила Сирена. – И искренне надеюсь, что ошиблась, но если я права, то Болдуин принесет вам больше вреда, чем пользы. Ибо, как вы сказали, наше движение едва держится на ногах и предательство может нанести ему непоправимый ущерб.
Откинувшись в кресле, Вашингтон пристально посмот­рел на девушку, а затем кивнул, разрешая удалиться.
– Пришлите ко мне вашего мужа, Сирена. Я хотел бы обсудить этот вопрос с ним.
Выходя из кабинета, Сирена сомневалась, что Вашинг­тон отнесся к ее словам с должным вниманием. С какой стати? Генерал едва ее знает. Не подвергнет ли он Трейгера допросу с пристрастием относительно благонадежности его молодой жены? Но интуиция подсказывала ей, что с Болдуином не все чисто. Девушка знала, что Ангус Болду­ин – отец Клариссы. Может, она не доверяет ему по той простой причине, что у Трейгера связь с его дочерью? Сирена уже жалела, что поделилась своими подозрениями с генералом. Наверное, следовало разобраться в собствен­ных мотивах и выяснить для себя, что ею движет, помимо желания вывести на чистую воду предателя.
Эти невеселые размышления были внезапно прерваны. Роджер подошел к ней с бокалом вина. От волнения Сире­на выпила его одним махом, как стакан воды.
Роджер улыбнулся, в темных глазах мелькнуло веселье.
– Не хотите ли еще?
– Пожалуй.
«Если это поможет пережить предстоящую ночь, – подумала она, – то я готова выпить еще не один бокал, чтобы погрузиться в бессознательное состояние». Роджер исчез в толпе, а Сирена постаралась подавить очередной приступ беспокойства.
Вдруг Трейгер придет в ярость из-за того, что жена посмела обратиться к генералу, обвинив в измене одного из его офицеров? Может, она действовала тем же образом, что и неведомая личность, которая предала ее и Натана? По мере того как вечер продолжался, тревожные мысЛи все больше овладевали ею.
С вымученной улыбкой на лице Сирена приняла бокал из рук Роджера. Вино ударило ей в голову, и сомнения постепенно исчезли, уступив место безрассудному веселью. Ее беззаботный смех лихорадил толпившихся вокруг воен­ных, которые вели себя так, будто целую вечность не виде­ли женщину. Сирена беспечно дарила им ослепительные улыбки, которые они с благодарностью ловили.
Раздосадованный Трейгер вышел из кабинета. Он оки­нул взглядом собравшихся и увидел, что его молодая жена находится в центре внимания. Первым порывом было вы­тащить ее из толпы, но он заметил брата, который, стоя в стороне, наблюдал за очередью из офицеров, терпеливо ожидавших, пока Сирена закончит пить, чтобы пригласить ее на танец.
– Роджер, мне надо извиниться перед тобой, – на­чал Трейгер.
– Не вижу необходимости. Я знал, что твоя возьмет. Как всегда.
– И ты не сердишься? – настаивал Трейгер, озада­ченный неожиданным поведением брата и уверенный в том, что Роджер был готов сражаться за неугомонную девицу.
– Да нет. Как говорится, в любви и на войне все средства хороши.
Глубокая складка пересекла лоб Трейдера.
– У меня такое чувство, что меня провели, – протя­нул он, глядя брату в глаза.
– Если бы ты не встал на дыбы, защищая свою соб­ственность, то заметил бы это раньше, – хмыкнул Род­жер. – Как приятно сознавать, что хоть раз в жизни удалось перехитрить старшего брата! Если бы я женился на Сирене, ты никогда бы меня не простил, а я слишком дорожу нашими отношениями. Разумеется, она очарова­тельна, но у меня хватает ума понять, что ее сердце уже завоевано. Я могу лишь надеяться…
Он умолк на полуслове, потому что подошла разгне­ванная Кларисса Болдуин и устремила на Трейгера сверка­ющий взор.
– Вот, значит, чем ты отплатил за мою преданность, – яростно прошипела она, даже не заметив Роджера, который отступил назад. – Как ты посмел так поступить со мной, Трейгер!
Капитан Грейсон недоумевал, что могло привлекать его в этой женщине. Насколько же она капризна и фальшива!
Интерес ее ограничивался наслаждением, которое он мог дать в постели, да его состоянием.
– Я женился на Сирене, потому что это отвечало моим целям, – резко ответил он.
В его голосе звучали такие холод и отчуждение, что Кларисса вздрогнула, усомнившись в том, что знала Трей­гера по-настоящему.
– Я не нуждаюсь в твоем разрешении, и будь я про­клят, если стану его просить у кого бы то ни было.
Увидев эту сцену, Сирена решительно направилась к Трейгеру, но, услышав его первую реплику, ретировалась в толпу поклонников, стараясь скрыть боль, которую ей причинили его слова. Значит, он женился только потому, что это соответствовало его целям? Каким именно? Не­ужели предполагает использовать ее в интересах дела? Сирена взяла очередной бокал шампанского, надеясь за­глушить разочарование и обиду и сожалея, что не может оказаться за тысячу миль от Трейгера.
Вдруг все замолчали, и Сирена нахмурилась, удивленная внезапной тишиной. Холодный голос Трейгера рассек воздух, лишив ее самообладания.
– Полагаю, для одного вечера беспокойств более чем достаточно.
Сирена вскинула ресницы и увидела Трейгера, кото­рый пробирался к ней, буравя ее безжалостным взглядом.
Она подняла бокал, хотя предпочла бы послать своего мужа куда подальше, и предложила:
– Присоединяйся к нам, мы здесь кое-что празднуем.
От внимания Трейгера не ускользнул ее остекленевший взгляд. Претензии Клариссы не способствовали улучше­нию и без того мрачного настроения, а опьянение Сирены только усугубило его хандру.
– Как я вижу, ты уже напраздновалась за двоих. – Он схватил ее за руку и повел к двери. – Ты намерена выбрать себе любовника из числа этих разомлевших олухов или ограни­чишься тем, что, раздразнив их, оставишь всю ночь терзаться?
Его ядовитый выпад Сирена пропустила мимо ушей. Шипучий напиток, который она поглощала весь вечер, сделал свое дело.
– Женщины имеют слабость к мужчинам в военной форме. Кстати, я праздновала твое отсутствие.
– Клянусь, ты постоянный источник хлопот и ничего больше. Я не имел ни минуты покоя, с тех пор как встре­тил тебя. А теперь я прикован цепью к женщине, у кото­рой больше обожателей, чем звезд на небе, – отчитывал Трейгер жену, увлекая ее на лестницу.
– По-моему, я не претендовала на твою драгоценную свободу. – Она попыталась сфокусировать взгляд на его рассерженном лице, но это оказалось ей не по силам, и спросила, все еще озадаченная репликой, которую Трейгер бросил Клариссе: – Зачем ты все-таки женился мне?
– Не сомневаюсь, что мне предстоит вечно мучиться этим вопросом, – проворчал Трейгер, с сомнением глядя на следующий лестничный пролет.
Он был недоволен оборотом, который приняли события этого вечера, и раздражен медлительностью Сирены, дви­гавшейся со скоростью улитки. Внезапно он подхватил ее на руки и понес наверх. Трейгер отпустил ее, только когда они оказались в комнате.
От резких движений голова Сирены пошла кругом, и она вцепилась в отвороты его камзола, пытаясь сохранить равновесие.
– Не было никакой необходимости переносить меня че­рез порог. Я предпочла бы пройти последние мили сама, – пробормотала она заплетающимся языком.
Трейгер закатил глаза, прося небеса послать ему терпе­ние, но его мольбы не были услышаны.
– В твоем состоянии тебе бы потребовалась вся ночь, чтобы совершить восхождение к апартаментам новобрачных.
Апартаментам новобрачных? Сирена обвела взглядом комнату и пренебрежительно фыркнула: это едва ли соот­ветствовало ее представлениям о свадебной ночи. Вот чем все кончилось: она под домашним арестом в ставке патри­отов и замужем за человеком, которому на жену наплевать. Хуже некуда. Ее судьба связана с Трейгером Грейсоном, который мог быть мужчиной ее мечты, но не стал таковым из-за своего каменного сердца.
Пока Сирена зигзагами пробиралась через всю комна­ту к зеркалу, Трейгер снял камзол и бросил его на спинку стула, не сводя глаз с соблазнительной блондинки. Роджер прав. У нее лицо ангела и тело богини. Неудивительно, что мужчины стадами пасутся вокруг. Перед Сиреной невоз-•можно устоять. «И все же она отнюдь не небесное создание, – подумал Трейгер, глядя, как русалка расчесывает свои шелковистые локоны. – Под обворожительной вне­шностью скрывается колдунья, способная своими выходка­ми посрамить самого дьявола. Она явилась из адской бездны в разгар войны, чтобы мучить меня и сводить с ума». Си­рена постоянно попадала в переделки, и он неизменно бро­сался на помощь, вместо того чтобы оставить ее расхлебывать кашу, которую сама же заварила. Весьма благородно, ни­чего не скажешь! Если бы не катастрофические послед­ствия его галантности…
Трейгер тряхнул головой, пытаясь избавиться от на­важдения, но живо вспомнил ее в бухте: влажный блеск шелковистой кожи и безупречные черты, освещенные по­луденным солнцем. И тут же на него нахлынули воспоми­нания о ночи, проведенной в хижине, когда Сирена прижималась к нему, напуганная неистовством бури. Ни разу с тех пор он не видел выражения такого ужаса в ее глазах. У зеленоглазой русалки была только одна слабость, так же как и у Трейгера.
Его слабостью была Сирена, ангел и дьяволица в од­ном лице, сводившая с ума своим переменчивым нравом. Трейгер разрывался между чувством долга и страстным желанием покорить необузданную плутовку.
Трейгер встретился с ее взглядом в зеркале, заворо­женный сиянием свечей, отражавшихся в загадочных изум­рудных озерах. Казалось, перед ним простирался безбрежный океан, непредсказуемый и опасный, несмотря на обманчивое затишье. Трейгер невольно сделал шаг к Сирене, презирая себя за слабость к этой женщине, которая могла вознести его на небеса и низвергнуть в ад. Вдыхая ее аромат жасмина, он прижался губами к обнаженному плечу. Горячие ладони задержались на округлостях ее груди, несмотря на попытку Сирены уклониться от его при­косновений.
– Воистину ты дочь самого дьявола, Сирена! – про­хрипел Трейгер голосом, низким от страсти. – Ты задол­жала мне эту ночь, заставив продираться через колючки, которыми окружила себя, как роза шипами. Твоя красота несравненна, но никакие доспехи не защитят душу мужчи­ны от твоих уколов.
Сирена посмотрела в серебристые глаза.
– Я всего лишь женщина, – возразила она дрожа­щим голосом. – У меня тоже есть потребности, которые ты не можешь понять и удовлетворить. То, что ты предла­гаешь, мимолетно, как порыв ветра. Рано или поздно ты продолжишь свой путь, оставив меня в неведении, вер­нешься ли ты вообще.
Трейгер с трудом сдерживал раздражение. Ему было не до споров, и все же он попробовал убедить ее.
– Мы слишком долго сражались друг с другом, Сирена, – тихо произнес он, приподняв ее подбородок. – Отдайся мне этой ночью как моя жена, позволь любить тебя, как я того жажду. И не отворачивайся, когда я целую тебя. Я прошу у тебя только одну ночь, ибо хочу понять, что же происходит между нами на самом деле. Неужели я прошу так много?
Голос его звучал нежно и настойчиво, и Сирена была потрясена, увидев выражение беззащитности в глазах человека, которого считала бесчувственным, как скала. Сер­дце ее оттаяло, и тщательно скрываемая любовь вырвалась на волю. Этой ночью она покажет Трейгеру, какими могли бы стать их отношения, будь он способен на боль­шее, чем минутное увлечение. Сирена подарит ему ночь, которую он будет вспоминать каждый раз, когда попро­бует забыть свою жену.
С манящей улыбкой на губах она расстегнула пуговицы рубашки и провела рукой по густой поросли волос у него на груди, ощущая частое биение его сердца. Сирена иску­шала Трейгера, используя все, чему научилась у него и что подсказывала ей женская интуиция. В ответ он трепетал под ласковыми прикосновениями блуждавших по его телу рук. Приподнявшись на цыпочки, Сирена прижалась к его губам и проложила жгучую цепочку поцелуев вдоль шеи.
Трейгер неотрывно наблюдал, как она раздевалась. Наконец Сирена выпрямилась, прикрытая лишь рассыпав­шимися по груди золотистыми локонами, и, взяв его за руку, потянула к постели.
– Я буду любить тебя так, как ты этого хотел, всем своим сердцем, дорожа каждой минутой близости, – про­шептала Сирена, скользя ладонями по его груди и густой полоске волос, тянувшейся вдоль живота. – Чего ты ждешь от женщины, которую взял в жены? – Она приподняла ресницы и устремила на него горячий взгляд. – Любви и преданности? Вам нужны моя душа, сэр, и мое сердце?
Сирена наслаждалась прикосновениями к его могучему телу и сознанием того, как действуют ее ласки на этого мужчину, столь тщательно оберегавшего свои чувства. Ей хотелось, чтобы он был способен на большее, чем физичес­кое наслаждение от близости с женщиной. Каждая ее лас­ка дышала любовью, и Трейгер откликнулся тихим стоном, нарушившим тишину тускло освещенной комнаты.
Он сходил с ума от желания, чувствуя на себе нежные руки, гладившие его шероховатую кожу, и остро ощущая контраст между ними. Сирена была женщиной до мозга костей – нежная и чувственная. Она владела прирожден­ным искусством дарить мужчине наслаждение, заставляя жаждать ее поцелуев и мучиться от жгучей потребности соединиться с ней. Трейгер был более не в силах выносить возбуждающих ласк и завладел губами Сирены, упиваясь сладким нектаром ее поцелуя. Руки его блуждали по тре­пещущему телу, страстные ласки доводили до исступления, чувства торжествовали над рассудком. Сирена взмывала на огненных крыльях к вершинам экстаза, и душа ее пари­ла, свободная и непокорная, оторвавшись от бренной обо­лочки.
Гибкое тело Трейгера накрыло ее, и она выгнулась на­встречу мощным толчкам, приспосабливаясь к бешеному ритму. Сирена лихорадочно металась, не в состоянии вы­носить эту сладкую муку, умирая и возрождаясь, следуя за ним в бухту счастья, над которой простиралось усыпанное звездами бесконечное небо.
Внезапно мир разлетелся вдребезги, и Сирена рухнула вниз с безумной высоты, прильнув к Трейгеру в бесконеч­ном падении. На одно волшебное мгновение земля пере­стала вращаться, и время остановилось.
Когда Трейгер с хриплым стоном содрогнулся над ней, уткнувшись лицом ей в шею, Сирена ощутила ни с чем не сравнимое умиротворение. Любовь расцвела в ее сердце, готовом разорваться от избытка чувств, и запретные слова сорвались с языка, прежде чем она успела осознать, что говорит.
– Трейгер, я люблю тебя…
Он заключил ее в тесное кольцо своих рук и потерся подбородком о шелковистые волосы, вдыхая благоухание, которое стало частью его самого. Затем, не сказав ни сло­ва, осыпал быстрыми поцелуями ее плечо и протяжно вы­дохнул, когда их сердца замедлили свой неистовый бег.
Наконец Сирена заснула в его объятиях, положив руку ему на грудь и уткнувшись лицом в плечо. Трейгер нежно улыбнулся и легко пощипывал губами атласную щеку, про­пускал между пальцами разметавшиеся по подушке золо­тистые пряди. Когда свечи замигали и погасли, погрузив комнату во тьму, Трейгер прерывисто вздохнул и за­крыл глаза.
Сирена не переставала его удивлять. Она могла изрыгать дьявольское пламя и спустя мгновение превращаться в ангельское создание, уносившее его на небеса. Неуловимая и изменчивая, эта женщина ускользала из рук и снова воз­вращалась, словно самая сокровенная мечта, прекрасная и недосягаемая. Когда он сжимал кулак и старался поймать солнечный зайчик, то оказывался в холодном мраке, тщет­но пытаясь вернуть утерянную радость.
Трейгер застонал, недовольный направлением, которое приняли ее мысли. Сирена забралась ему под кожу, проникла в сердце, затуманила рассудок. А что будет, когда она проглотит часть его души? Нет, связавшись с Сире­ной, он разрушит свою жизнь. Влюбленный мужчина поте­рян для общего дела, обречен на поражение, ему ничего не остается, как цепляться за тесемки женского фартука. Боже, что за безумие заставило его жениться на Сирене? Трей­гер серьезно усомнился в своем рассудке. Надо было вос­пользоваться случаем и спихнуть ее Роджеру вместе со своим благословением.
Сирена абсолютно права насчет того, что его стихия – свобода, вольный ветер. Всю сознательную жизнь он сле­довал за путеводной звездой и не намерен изменять своим привычкам.
Вздох отчаяния и досады вырвался из уст Трейгера, и вдруг он заметил, что все эти минуты, пока убеждал себя, будто испытывает к Сирене только физическое влечение, крепко сжимает хрупкое создание, мирно уснувшее рядом.
Он нашел ее сладкие губы и застонал. «Это безумие, – снова и снова повторял он себе, скользя ладонями по ее по­датливому телу. – Со временем жена надоест мне, и нежные чувства исчезнут сами собой. А пока зачем отказываться от счастья, которое дарят ее объятия?»
Он был нежен и нетороплив, и полусонная Сирена ра­достно откликнулась на ласки, отдаваясь ему без остатка, как и в прошлый раз.
– Я должен покинуть тебя, милая, – прошептал он, убирая спутанные локоны с ее лица. – Генерал приказал мне приглядывать за Болдуином. Кроме того, ходят слухи, что британцы готовятся к новой конфронтации.
Вздохнув, Сирена потянулась к нему, но Трейгер за­ставил себя встать и пообещал:
– Я получил сведения о человеке, который выдал Хейла. Не в моих силах вернуть Натана к жизни, но я отомщу за его смерть.
Он ушел, прежде чем осенний рассвет заглянул в окна. Сирена сдерживала слезы, чувствуя себя покинутой и не­нужной. Трейгер шептал ей слова благодарности за дос­тавленное наслаждение, но не ответил на признание в любви. Просто выслушал и оставил мучиться в неведении о том, чего ждать, когда он вернется.
Слезинка скатилась по щеке, и она сдалась, излив горь­кие рыдания в подушку. Лицо Трейгера возникло перед глазами, Сирена прогоняла видение, но оно являлось вновь и вновь, не давая ей покоя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол

Разделы:
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Ваши комментарии
к роману В объятиях страсти - Финч Кэрол



Очень хорошая книга!!! Смело читайте!
В объятиях страсти - Финч КэролМари
9.10.2012, 13.34





Терпеть не могу романы о шпионах, но этот очень понравился, нет соплежуйства, есть интрига, противостояние гл.г-ев, юмор. просто супер . Твердая 9ка
В объятиях страсти - Финч КэролМэри
6.09.2013, 22.20





Роман просто никакой. Ничего в нем нет,что должно быть в любовном романе. Скучно (ИМХО)2
В объятиях страсти - Финч Кэролсвет лана
28.08.2014, 9.32





Не смогла дочитать роман,в котором гг-я ведёт себя как идиотка,в которой мозгов хватает только на то,чтобы скандалить да убегать от героя.
В объятиях страсти - Финч КэролОльга
1.10.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Rambler's Top100