Читать онлайн В объятиях страсти, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В объятиях страсти - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В объятиях страсти - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

В объятиях страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

За окном послышался стук удаляющихся копыт, и Трей­гер, устало вздохнув, откинулся на спинку стула. Роджер имел скверную привычку дразнить старшего брата, а случай с Сиреной представлял собой благодатную тему, кото­рой Трейгер, будь его воля, не касался бы вообще. Вне­запно ход его мыслей нарушил раздавшийся в соседней комнате грохот, словно что-то рухнуло на пол.
Девушка пыталась освободиться от опутавших ее вере­вок. Что, во имя Господа, она делает в хижине, где они с Трейгером провели ночь во время грозы? Сирена ничего не помнила, кроме того, что заснула прямо на земле. Ах этот Эган Хэдли… будь он проклят! Хитрый старикан! Зачем ему понадобилось ее похищать? Неужели она со­вершила ошибку и доверилась свихнувшемуся распутнику? У Сирены перехватило дыхание, когда дверь распахну­лась и мощная фигура Трейгера заполнила дверной проем. Прислонившись к косяку, он окинул ее долгим взглядом. Дьявольская улыбка вызвала у Сирены жгучее желание стереть ее с наглого лица.
– Итак, спящая красавица наконец-то очнулась. Я собирался пробудить тебя нежным поцелуем, но по здра­вом размышлении решил не подвергать себя риску превра­титься в жабу, – ядовито произнес он и бросил выразительный взгляд на опрокинутый стул рядом с кро­ватью.
– Гнусный притворщик! – выпалила Сирена, когда наконец обрела дар речи и продолжила отчаянные попытки вырваться из своих пут.
– Ай-ай-ай! – Трейгер не спеша поднял стул и с удрученным видом покачал головой. – Разве так подобает разговаривать с человеком, который спас тебя от верной смерти?
– О да, спас, чтобы потом с наибольшей выгодой скормить меня волкам! – В зеленых глазах Сирены свер­кали искры, от которых мог бы заняться лесной пожар; она сверлила его взглядом, будто надеялась превратить в гор­стку пепла у своих ног. – Ты бессердечный стяжатель, Трейгер Грейсон! Доносчик, подвизающийся на службе у британцев, – обвинила она его тоном, который не уступал ее гневному взору. – Именно ты донес на Натана, а затем назвал британцам мое имя, рассчитывая получить награду.
Трейгер возмутился до глубины души, когда она уста­вилась на него, словно на мерзкое пресмыкающееся, по­смевшее выползти на свет Божий.
– Как тебе такое взбрело в голову, черт возьми? Если бы это входило в мои намерения, я сначала получил бы награду, а затем сообщил красным мундирам, где искать сообщницу Хейла. Я сбыл бы тебя с рук и отбыл восвояси, подсчитывая денежки. – Трейгер высокомерно посмотрел на нее и натянуто усмехнулся. – Всякий раз, когда я пытаюсь изобразить из себя рыцаря в сияющих доспехах, ты обрушиваешься на меня с нелепыми упреками. Ты самое неблагодарное создание, какое я имел несчастье встретить.
Столь искреннее негодование обескуражило Сирену. Возможно, ее выводы неправильны… Но почему она дол­жна ему доверять и куда делся, черт побери, Эган? Ведь наверняка он тоже участвует в заговоре, целью которого является ее похищение.
– А где эта лиса, Хэдли? – требовательно спросила Сирена, скрестив взгляд с Трейгером и пытаясь обнару­жить признаки того, что он намерен угостить ее очередной сладкоречивой ложью.
– Доставил тебя ко мне и отправился по своим делам, – любезно сообщил Трейгер.
– Зачем он меня опоил? – Ей не понадобилось мно­го времени, чтобы сообразить, что чай был щедро сдобрен каким-то снотворным, которое отключило ее так же верно, как ураганный ветер задувает факел. – Я никогда его не видела, и он не мог знать, кто я такая, если не имеет к тебе отношения.
– Но он тебя видел, – возразил Трейгер, опускаясь рядом с ней, чтобы вытереть грязь с ее щек; однако когда Сирена отпрянула, словно его прикосновение ей отврати­тельно, он безропотно убрал руку. – Эган был здесь, когда ты упала с лошади. Это его голос ты слышала в ту ночь. Он знал, что я тебя разыскиваю, и решил помочь мне. По твоей милости я провел беспокойную ночь и те­перь валюсь с ног.
– Уж я-то знаю, каким раздражительным ты бываешь после бессонной ночи, – поддела его Сирена.
– Я? – Трейгер чуть не подавился. – И как только у такой взрывоопасной штучки, как ты, хватает наглости жаловаться на мой характер? Да у меня такой же спокой­ный нрав, как небо в ясный день, – хвастливо заявил Трейгер.
– Только не выверни руку, когда будешь поглаживать крылья ангела у себя на спине.
– А тебе не стоит кусать руку дающего, – посовето­вал он, широко улыбнувшись. – Я намерен предложить тебе защиту от твоих многочисленных врагов.
– Не уверена, что ты не один из них, – задумчиво произнесла она.
– Господи, да с чего ты взяла, что я собирался сдать тебя красным мундирам?
– Ты сам признался, что тебе отчаянно нужны день­ги. Откуда мне знать, как низко способен ты пасть, чтобы разжиться ими?
– Честное слово, женщина, ты могла хотя бы усом­ниться, – возмутился Трейгер. – Почему бы не выска­зать свои подозрения, прежде чем удирать среди ночи? У тебя вошло в привычку играть с опасностью, и, учитывая обстоятельства, рано или поздно ты получишь то, на что давно напрашиваешься.
– Ты никогда не считал нужным объяснять свои мотивы. Как я могла рассчитывать, что ты вдруг изме­нишься?
Трейгер тяжело вздохнул.
– Наверное, я не заслужил твоего доверия, но на то были причины. Я не имел права разглашать информацию.
Обличающий блеск в ее глазах несколько угас, когда она взглянула в его смягчившееся лицо.
– А теперь имеешь? – прямо спросила она, восполь­зовавшись его настроением.
– Осторожность у меня в характере, Сирена, – при­знался он, пропуская пальцы через ее позолоченные солн­цем пряди. – Я не уверен, что ты не набросишься на меня, повернись я к тебе спиной. Мне трудно судить, кому принадлежат твои симпатии. Твой отец – высокопостав­ленный британский чиновник, между тем как ты бросаешь вызов красным мундирам, открыто выступая в защиту не­зависимости. Это настолько сбивает меня с толку, что я не могу решить, на чьей ты стороне.
Она опустила ресницы под его пронизывающим взором.
– Я разрываюсь между уважением к отцу и лояльно­стью к своим согражданам. Я родилась и выросла в коло­нии и считаю, что у нас есть основания протестовать против несправедливости. Натан однажды сказал… – Ее глаза тревожно расшились, и она осеклась на полуслове. – Мы должны что-нибудь сделать для него.
– Слишком поздно, Рена. – Трейгер поднял печаль­ный взгляд. – Красные мундиры предложили ему стать двойным агентом, но он отказался. Сегодня утром его по­весили. Если я доберусь до того, кто выдал Натана, то позабочусь, чтобы мерзавец заплатил за свое предатель­ство, – скрипнул зубами Трейгер. – Клянусь, смерть Натана будет отмщена.
Сирена крепко зажмурилась, но слезы ручьями покати­лись по щекам. Трейгер ласково вытер их и развязал Си­рене руки. Она обхватила его за шею, уткнувшись лицом в сильное плечо и принимая молчаливое сочувствие.
– Я не знаю, к кому обратиться, кому доверять, не могу отличить друзей от врагов. – Сирена безутешно рыдала. – Я не могу вернуться домой и не могу остаться здесь…
Трейгер приподнял ее мокрое от слез лицо.
– Ты поедешь со мной, Сирена. Оставаться здесь слишком опасно.
Девушка с огромной радостью приняла бы его предло­жение, если бы знала, что не совсем безразлична ему. Но Трейгер руководствовался соображениями долга и испы­тывал к ней не больше чувств, чем к бездомному щенку.
– Это невозможно. Ты не обязан отвечать за меня. Я могу сама о себе позаботиться.
– Ты едешь со мной, и хватит об этом, – непреклон­но заявил Трейгер.
– Нет.
Трейгер тяжело вздохнул.
– Сирена, клянусь, ты самая упрямая женщина, ка­кую мне довелось встречать. Если бы я попросил тебя не прыгать со скалы, ты бы бросилась мне назло.
Выражение ее глаз смягчилось, слабая улыбка тронула прелестные губы.
– Просто я не хочу обременять тебя.
Трейгер обнял девушку и коснулся ее чувственных губ легким поцелуем.
– Но это имеет свои преимущества. Впереди долгая холодная зима. Мы могли бы согревать друг друга, – промурлыкал он, уткнувшись в изгиб ее шеи.
Сирена мгновенно уперлась ладонями в твердую, как скала, грудь, уклоняясь от очередного поцелуя.
– Я не стану твоей подстилкой, Трейгер. У меня ничего не осталось, кроме моей гордости, и я ею очень дорожу.
– Тогда, может быть, ты согласишься стать моей женой?
Слова вырвались, прежде чем Трейгер сообразил, что говорит. Хотел бы он знать, что заставило его сделать подобное предложение. Капитан Грейсон был убежденным холостяком, избегал прочных связей и не ограничивался постелью одной женщины.
Сирена окинула его скептическим взглядом.
– Почему ты решил жениться на мне?
– А почему бы и нет? Пора сделать из тебя респекта­бельную даму.
Трейгер понимал, что это звучит не слишком убеди­тельно, но не мог придумать ничего лучше, поскольку все еще был в шоке от собственных слов.
– Респектабельную? – Сирена презрительно усмех­нулась, не скрывая своего отношения к его шатким дово­дам. – Едва ли уважающая себя женщина свяжет свою судьбу с первым встречным проходимцем. Что это даст тебе или мне, если уж на то пошло?
Она довольно хорошо изучила Трейгера и понимала, что, какими бы безумными ни казались его действия, в них всегда была определенная логика. Осмотрительный и целе­устремленный, он находил преимущества в любой ситуации и использовал их в своих целях. Сирена пыталась разга­дать его истинные мотивы, по-прежнему сомневаясь в том, что может довериться ему.
Трейгера задело, что эта чертовка отвергла его предло­жение, пусть даже сделанное невольно. Он назвал бы дю­жину женщин, готовых ухватиться за любую возможность выскочить за него замуж, а Сирена вела себя так, будто испытывала отвращение даже к его имени. До чего же наглая девица! И это после того, как он головой рисковал, чтобы спасти ее от британцев, и провел бессонную ночь, разыскивая беглянку. Самое меньшее, что она могла бы сделать, – проявить деликатность. Но нет – Сирена устроила ему настоящий допрос и задрала нос в ответ на предложение руки и сердца. Да ведь он намного лучше этого проныры Брендона Скотта.
– А что, скажи на милость, ты теряешь? – со зло­стью парировал Трейгер. – Тебя разыскивают британцы. Выйти за меня замуж наверняка лучше, чем болтаться на виселице.
К несчастью, Сирена теряла сердце, но не хотела, что­бы его разбил человек, относившийся к женщинам с таким цинизмом. Если ей ничего не остается, как выбирать мень­шее из двух зол, то она предпочла, бы отправиться к дяде и тете в Коннектикут. Конечно, они убежденные лоялисты, но не захлопнут же дверь перед родственницей. А вдруг захлопнут? В любом случае это было единственное место, где она могла бы укрыться, хотя Сирене и не хотелось втягивать всю семью в свои проблемы.
Она сражалась со своими сомнениями, а обозленный Трейгер мерил шагами комнату. Воспользовавшись его молчанием, Сирена решила высказать свои возражения:
– Мы едва знакомы.
– Ты знаешь меня не хуже, чем любая другая женщи­на, – отрезал он, решительно отметая ее слабые протесты. – Со временем все утрясется. В конце концов у нас впереди много лет, чтобы познакомиться ближе.
Его ядовитый тон только разжег опасения Сирены.
– Я совсем не уверена, что хочу узнать тебя ближе. Ты довольно подозрительная личность. Вполне возможно, что при ближайшем знакомстве я найду тебя еще менее привлекательным.
Сирена пребывала в полном смятении из-за внутренней борьбы между любовью к нему и сомнениями в его ответ­ных чувствах. После ареста Натана и своего похищения она подозревала всех без исключения, и особенно человека, который так и не счел нужным ничего объяснить.
– Я решил быть честным с тобой, Сирена, – сказал Трейгер, перестав вышагивать по комнате и уставившись на нее сверху вниз. – Это может привести к роковым последствиям, так как я вовсе не уверен, что могу доверить тебе секретную информацию.
Сирена насторожилась и присела на краешек кровати.
– В таком случае у нас есть нечто общее, – заметила она с легкой иронией. – Мы испытываем взаимное недо­верие, но могу сказать совершенно честно, что я никогда не принадлежала к числу завзятых сплетниц. Итак, мне про­сто не терпится услышать правду.
Сирена сделала акцент на последнем слове, отчего Трей­гер сердито нахмурился.
– Я скажу тебе правду, хотя меня и беспокоит твоя манера высказывать все, что у тебя на уме, не задумываясь о последствиях, – напомнил он. – Если ты не научишься держать язык за зубами, то затянешь петлю и на моей шее. А я, знаешь ли, дорожу своей шкурой.
– Я усвоила урок, Трейгер, причем жестокий урок. Я не предам тебя и надеюсь, что ты ответишь мне тем же.
Он смерил ее долгим изучающим взглядом и утверди­тельно кивнул. Затем сцепил руки за спиной и снова при­нялся расхаживать по комнате.
– Хорошо, я расскажу тебе все. Начнем с того, что я не разорившийся кораблестроитель, занятый поисками ин­весторов. Мой бизнес вполне процветает, хотя и пережива­ет некоторый спад из-за действий британского флота. Деньги, которые я собрал под прикрытием этой легенды, предназначены для патриотов. Я капитан отряда, который известен как «Рейнджеры Грейсона», а Эган Хэдли – один из моих людей. Мы собирали сведения о британцах так же, как и Натан.
Сирена взирала на него с разинутым от изумления ртом, и Трейгер невольно залюбовался ею.
– Я отчитываюсь непосредственно перед генералом Вашингтоном, который оказался в дьявольски тяжелой си­туации. После того как британцы выкинули нас из Нью-Иорка, мы либо должны надежно закрепиться, либо признать поражение. Генералу необходима любая инфор­мация. Мои люди проникли в расположения британских войск, но после истории с Хейлом красные мундиры стали намного осторожнее. Поэтому нам придется перебраться на время в Уайт-Плейнс, где сейчас базируются наши со­единения. Пока здесь все не уляжется.
Выходит, он все-таки шпион, размышляла Сирена, прав­да, не лоялистов. А значит, Трейгер не доносил красным мундирам на Натана и на их дружбу. Кто же это сделал в таком случае?
Трейгер, казалось, прочитал ее мысли.
– Теперь, когда ты знэешь, что не я выдал тебя, мы должны рассмотреть другие варианты. Это мог быть Скотт, Пауэлл или его адъютант. Любой из них мог немало выга­дать на этом… скажем, продвижение по службе для Скот­та, который затаил на тебя злобу после инцидента на балу.
Трейгер замолчал, не решаясь высказать вслух свои подозрения. Наконец, решив быть честным до конца, вы­ложил то, что тяжелым грузом лежало у него на сердце:
– Нельзя исключить также и твоего отца. В конце концов, он махровый лоялист, судья, представитель Коро­ны, поклявшийся исполнять свой долг. Я слышал некото­рые его замечания на приеме и уверен, что мистер Уоррен так же решительно выступает против патриотов, как я за них. Вы будете не первой семьей, которую разбила эта война.
Сирена чуть не задохнулась от возмущения.
– Отец никогда бы не предал меня!
– Но станет ли он лгать ради тебя вопреки своим убеж­дениям? – парировал капитан, пристально глядя на нее.
Трейгер посеял семена подозрения, и Сирена не могла не размышлять над подобной возможностью, хотя и брани­ла себя за это. Митчел держал в секрете от нее поездку в Нью-Йорк и выглядел весьма удрученным, когда вернулся вечером домой. Неужели британцы допрашивали отца, усом­нившись в его лояльности? Вдруг они потребовали объяснений относительно ее отношений с Натаном? Не мог ли он при этом невольно скомпрометировать ее?
Сирена закусила губу, затем еле слышно выдохнула:
– Не могу поверить, что отец намеренно причинил мне зло.
– Возможно, непреднамеренно, – согласился Трей­гер, – просто он не мог лгать в присутствии свидетелей, готовых подтвердить, что ты выступала против Короны и говорила о своей дружбе с Натаном. Я слышал от брата, что твой отец побывал в Нью-Иорке, где встречался с британскими офицерами. Боюсь, что каким-то образом он оказался втянутым в это дело.
Сирена не хотела даже думать ни о чем подобном. Кто бы ни донес, но только не отец! Она нахмурилась: «Не­ужели я рано расслабилась, и Трейгер просто пытается выудить у меня информацию?»
– Откуда тебе известно о потайном ходе в наш дом? Я единственная, кто знает о нем, а я никому ничего не говорила. И что ты делал на нашей земле в тот день, когда мы встретились в бухте? Ты хорошо знаешь Оливию? Вы любовники? – Сирена сама удивилась количеству вопро­сов, которыми закидала Трейгера и которые так долго тер­зали ее.
Трейгер усмехнулся, а нервы Сирены снова натянулись как струна. Внезапно они вернулись к тому, с чего начали.
– Мой дед построил этот туннель для меня с братом. Мы провели там немало часов, прячась от воображаемых врагов, когда приезжали к нему в гости.
– Значит, вдова Гравит была твоей бабушкой? – Глаза Сирены округлились от изумления и… недоверия.
– Была и есть, – подтвердил Трейгер. – Она жи­вет с моими родителями в Коннектикуте. – А когда мои родители строили свой дом, то предусмотрели там такой же ход на тот случай, если их внуки приедут к ним погостить. Что же касается твоей мачехи, я даже не разговаривал с ней, разве что во время танца на балу.
Трейгер взял Сирену за руку и притянул к своей груди.
– Я не враг тебе, Рена, и никогда им не был. Теперь ты согласна, чтобы я заботился о тебе, или мне придется тащить тебя отсюда, несмотря на твои вопли и отчаянное сопротивление?
– Ты все еще предлагаешь мне брак или уже пере­думал?
– Предложение остается в силе, – промурлыкал он, вдыхая ее соблазнительный аромат и упиваясь дурманя­щим вкусом поцелуев.
Сирена кивнула в знак согласия, хотя и не слишком охотно, понимая, что вряд ли ее ждет райское блаженство с человеком, который не верит в любовь. Она не могла избавиться от гнетущего чувства, что еще пожалеет об этом.
– В таком случае тебе не придется применять силу, но насчет свадьбы у меня есть, свои соображения.
– Ты считаешь меня чудовищем, Сирена? Разве я хоть раз причинил тебе вред?
– Нет, но мне уже приходилось видеть волков в ове­чьей шкуре, – успела возразить девушка, прежде чем губы Трейгера утопили мучительные опасения в море сла­достных ощущений.
Увы, недоверие к Трейгеру не остужало ее горячего влечения к нему. Непостижимым образом этот мужчина заставлял Сирену подчиняться собственным желаниям и его воле. Накалившуюся тишину нарушил вздох Сирены, когда Трейгер стянул с ее точеных плеч рубашку. Его взгляд обжигал кожу, а руки оставляли на теле огненные следы страсти.
– Я хочу тебя, Сирена, – произнес он охрипшим голосом. – Ты не выходишь у меня из головы с тех пор, когда я увидел тебя плавающей в бухте, будто сказочная русалка. Солнечные блики танцевали в твоих волосах, вол­ны омывали кожу. Ты подобна запретному плоду, который придает жизни загадочную сладость. Мне следовало по­вернуться и бежать без оглядки, но, стремясь изведать вкус твоих поцелуев, я потянулся к тебе, как пчела к не­ктару. – Трейгер опустился вместе с ней на кровать, са­мозабвенно лаская и исследуя каждый дюйм ее тела, будто выжигал свое клеймо. – Моя одержимость тобой подобна голоду, который я не в силах утолить. С каждым прикос­новением я желаю тебя все больше, наслаждаюсь каждым мгновением и не могу насытиться. Что ты сделала со мной, колдунья?
Он оторвался от ее губ и прильнул к груди, лаская и теребя розовую вершинку, пока она не затвердела. Сирена затрепетала под его искусными ласками, и огненная лава распространилась по телу. Ее бросало то в жар, то в холод, она задыхалась, выгибаясь в бесстыдной жажде утолить свою страсть.
Казалось, откуда-то издалека донесся стон Трейгера, когда он прижался восставшим естеством к ее животу. Сирена ощущала быстрые нетерпеливые удары его сердца, чувствовала отчаянную потребность в ней и понимала, что, даже если Трейгер не любит ее, страсть их взаимна и так прекрасна. Она останавливала время, стирала из памяти обидные слова, уносила их на волнах желания в океан не­обузданных ощущений, в бухту нежных признаний.
Ее полуопущенные ресницы вздрагивали, отзываясь на каждое его прикосновение. Как мягкая глина в руках вая­теля, Сирена изгибалась и льнула к нему, прижимая черно­волосую голову к груди, пока его язык ласкал упругие маковки. Почувствовав, что Трейгер приподнялся над ней, Сирена открыла глаза.
С первой же ночи русалке удалось растопить лед в его сердце. Неужели он ее боится, спрашивал себя Трейгер, глядя в прелестное лицо и колдовские зеленые озера, зату­маненные желанием.
Сирена провела ладонью по его груди, животу… выз­вав у мужчины дрожь нестерпимого желания. Дыхание Трейгера перехватило, когда ее пальцы сомкнулись вокруг него, сторицей возвращая подаренное им наслаждение. Ее губы порхали, как крылья бабочки, возбуждая тело, при­водя в смятение рассудок.
Трейгер понял, что проиграл. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что юная прелестница ничего для него не значит, но его сильное тело жаждало теперь только ее медовых поцелуев и страстных объятий. Он сходил с ума от пламени, пожиравшего его изнутри с неистовством разъяренного льва.
С низким рычанием, вырвавшимся из глубин его суще­ства, Трейгер накрыл Сирену своим телом, стремясь уто­лить свой голод.
Сирена судорожно прижалась к нему, встречая силь­ные плавные толчки. Она отдавалась без остатка, стано­вясь его частью на те бесконечные мгновения, когда ничто не имело значения, кроме ощущения полного единения друг с другом. Сирена затрепетала; казалось, она выпорхнула из своей физической оболочки и воспарила как птица на крыльях страсти, обретя неведомую ранее свободу.
Наконец дыхание ее оборвалось, и дрожь сотрясла все существо. Ощущение было невероятным по своей силе, сладости и безумству. Сирена не могла дышать, не могла думать. Ей казалось, что она умирает, хотя никогда еще не чувствовала себя такой счастливой.
Вонзив ногти в твердые мускулы его спины, она зары­дала и отчаянно прильнула к единственному мужчине, спо­собному заставить ее забыть о мире, существовавшем за горячим кольцом его рук.
– Трейгер… – Обжигающий поцелуй заглушил ее дрожащий голос.
Трейгер содрогнулся над ней, и тела их расплавились. Постепенно его сердце вернулось к нормальному ритму; приподнявшись на локтях, он смотрел на ее совершенные черты, завороженный сиянием изумрудных глубин. Трей­гер прошел через ад, пытаясь поймать любимую, но сам оказался ее пленником, запутавшись в золотистой паутине чувств. Неведомое ощущение охватило его, когда он загля­нул в бездонные глаза Сирены, в которых было нечто неот­вратимое. Он словно блуждал в зыбучих песках во власти неодолимой силы, глухой к доводам рассудка.
Трейгер погладил большими пальцами ее раскраснев­шиеся щеки, и счастливая улыбка скользнула по его губам.
– Рена, я…
Громкий стук в дверь прервал Трейгера на полуслове. Выругавшись, он вскочил, удивляясь, откуда берутся силы двигаться так быстро, и сгреб свою разбросанную одежду. Сирена действовала не менее стремительно. Ее тревожный взгляд метнулся к Трейгеру, который жестом велел ей спря­таться.
Не успев толком заправить вторую полу рубашки в бриджи, Трейгер направился к двери. Сирена бесследно исчезла. Наверняка эта колдунья превратилась в муху и улетела, никем не замеченная. Взявшись за дверную руч­ку, Трейгер помедлил и в последний раз оглядел комнату.
Брендон Скотт застыл в изумлении: на пороге стоял, тяжело прислонившись к косяку, взлохмаченный сонный мужчина, от которого несло парами спиртного. Заглянув в полутемную комнату, лейтенант заметил на столе стакан и бутылку виски.
– Что, к дьяволу, вы здесь делаете, Грейсон?
– Пытался поспать… пока вы мне не помешали, – отве­тил Трейгер, приглаживая пятерней спутанные волосы. – Дама, в обществе которой я провел ночь, меньше всего думала о сне, поэтому, наткнувшись на заброшенную лачугу, я не устоял перед соблазном забраться в постель… на сей раз в одиночестве.
Брендон вытянул шею, разглядывая смятую постель в соседней комнате. Затем вошел и обернулся на Трейгера, который все еще стоял в дверях, щурясь на яркий полуден­ный свет.
– Полагаю, вы слышали, что Сирену Уоррен разыс­кивают за измену, – выпалил Брендон, внимательно на­блюдая за реакцией капитана.
Трейгер зевнул, а затем нахмурился, делая вид, что впервые об этом слышит.
– Неужели? Представляю, как потрясен ее отец.
– Она загадочным образом исчезла, прежде чем мы успели допросить ее относительно связи с Натаном Хейлом, шпионом патриотов.
– Шпионом? И мисс Уоррен его сообщница? – изум­ленным тоном поинтересовался Трейгер и нахмурился, за­метив медали на мундире лейтенанта. – А вы, как я вижу, сумели отличиться, – заметил он.
– Да, – коротко ответил Брендон, не желая отвле­каться от сути дела. – Вы не видели Сирену?
Трейгер отрицательно покачал головой.
– Ни разу после той ночи, когда она врезала мне по челюсти. – Он потер щеку и широко улыбнулся. – Ни­чего не скажешь, бьет она без промаха. Эта девица дей­ствительно опасна.
Глаза Брендона подозрительно потемнели.
– А когда все-таки вы видели ее в последний раз? – упорствовал он.
Трейгер пожал плечами и решил признаться, что встре­чался с Сиреной в бухте. Он мог поклясться, что Брендону известно больше, чем следовало из его слов, а в сложив­шейся ситуации ложь могла привести к роковым послед­ствиям.
– Я встретил ее позже тем же вечером. Но больше наши пути не пересекались. За что я могу только благода­рить Бога, – хмыкнул Трейгер.
Некоторое время Брендон молча изучал его, а затем кивнул, принимая признание.
– Сирена дорого заплатит за свое предательство, ког­да я доберусь до нее, – с ожесточением пробормотал Брендон, прошел в заднюю комнату удостовериться, что там никого нет, а затем вернулся к Трейгеру. – Если до вас дойдут сведения о ней, немедленно предупредите меня.
Трейгер ухмыльнулся в ответ на столь требовательную интонацию и пообещал:
– Я не собираюсь даже приближаться к этой чертов­ке, но если что-нибудь услышу, то непременно вам сообщу.
– За ее поимку полагается награда. Возможно, назна­ченная сумма послужит для вас дополнительным стимулом.
Глаза Трейгера вспыхнули.
– Сколько?
– Достаточно, чтобы один из ваших потрепанных ко­раблей поднял паруса.
Столь явный интерес к деньгам убедил Брендона, что перед ним прожженный тип. Лейтенант действительно пришел в бешенство, когда увидел их на берегу, но ему была известна репутация Трейгера: беспутный бродяга, который любил развлечься с женщинами, однако расставался с ними без всяких сантиментов.
Когда Брендон развернулся и, выйдя наружу, присое­динился к своим подчиненным, Трейгер остался у двери, не осмеливаясь пошевелиться или вздохнуть, пока красные мундиры не исчезли за холмом.
– Значит, это он.
Трейгер чуть не подпрыгнул, услышав резкий голос Сирены.
– Ты меня так испугала, что я состарился на десять лет, – упрекнул он девушку. – Оказывается, ты можешь быть тихой, как мышка.
Сирена лукаво усмехнулась в ответ на его раздражен­ное замечание.
– Видимо, это мне следовало податься в шпионы, а не тебе. В последнее время я здорово поднаторела по части исчезновений.
Трейгер обнял ее за талию, притянул к себе и тут же забыл обо всем на свете.
– Это всего лишь один из твоих редкостных талантов, дорогая.
Знакомое чувство нахлынуло на Сирену, когда их губы слились. Дыхание ее перехватило. Помоги ей, Боже! Надо быть круглой дурой, чтобы влюбиться в такого человека, как Трейгер. Настоящее перекати-поле – катится, куда дует ветер. Сегодня обнимает одну женщину, а завтра бро­сит ее в погоне за другой. Если Сирена выйдет за него, ей придется смириться с разгульной натурой Трейгера и гадать, кому еще дарит муж свои ласки. Впрочем, она его не любит и не намерена связывать свою жизнь с Трейгером.
Сирена нахмурилась, сознавая, насколько хромает ее логика. В глубине души она понимала, что не способна дать брачные обеты и терпеть измены Трейгера. Вот если бы не любила его, то смогла бы вынести подобное суще­ствование, довольствуясь тем, что вышла замуж за челове­ка, предложившего ей лишь защиту в трудную минуту.
Трейгер почувствовал молчаливое сопротивление и от­странился.
– В чем дело?
– Я решила вернуться домой, каковы бы ни были последствия. Когда я все объясню…
– Что? – недоверчиво ахнул Трейгер. – С таким же успехом ты можешь сразу подписать свой смертный приговор. Ты слышала, что сказал Скотт? Британцы спят и видят, как бы до тебя добраться. Они казнят тебя в назидание другим, как проделали это с Натаном. Сейчас не время изображать из себя жертву, Сирена. Как ты по­мнишь, Жанна д'Арк попробовала, и смотри, что от нее осталось. Пепел. – Ласково улыбнувшись, Трейгер взял ее за подбородок. – К тому же копоть тебе не к лицу.
Сирена шлепнула его по руке, сердито сверкнув глазами.
– Может, и нет, но моя судьба будет немногим луч­ше, если я приму твое предложение. Я выйду замуж по любви, а не в поисках защиты.
Трейгер закатил глаза к потолку и нахмурился, заметив паука, опутавшего муху. «Ну чем не моя судьба, – с отвращением подумал он. – Связавшись с Сиреной, я обрек себя на бесконечные хлопоты».
– Не исключено, что ты не доживешь до осуществле­ния своих эксцентричных мечтаний. – Трейгер бросил на нее уничтожающий взгляд. – Вначале ты утверждала, что поедешь со мной только в качестве жены. А теперь, когда я сделал тебе предложение, заявляешь, что не выйдешь замуж, потому что не любишь меня. Я хочу, чтобы ты наконец решила, чего от меня ждешь.
– Я не говорила, что не люблю тебя, – поправила его Сирена и тут же прикусила губу, сожалея о своей несдер­жанности.
– Возможно ли, что ты умудрилась влюбиться в меня, Сирена? – поинтересовался он.
Сирена повернулась к нему спиной:
– Конечно, нет.
Хриплый смешок заверил ее в скептическом отношении Трейгера к столь решительному протесту.
– Неужели ты считаешь, что влюбиться в меня – такая уж отвратительная участь? – Он обнял желанную строптивицу и прижался к ее спине своей твердой, как стена, грудью.
– Да, считаю, – упрямо заявила Сирена, противясь разливавшемуся по жилам возбуждению и безуспешно пытаясь отвести его руки. – У тебя полно недостатков, Трейгер. Мне необходима верность, а ты даже не понима­ешь значения этого слова.
– Ты могла бы меня научить, – прошептал Он у самого уха, отчего у нее по коже побежали мурашки. – С такой наставницей, как ты, у меня есть шанс добиться выдающихся успехов.
Трейгер явно дразнил ее, а Сирена не одобряла шуток в подобных вопросах. Он издевался над самим институтом брака.
– Научно доказано, что старого пса не научишь но­вым трюкам, – высокомерно бросила она.
– Старого пса? – Трейгер вздрогнул и отпустил ее, крайне раздосадованный ударением на слове «старый». – Тебя послушать, так я трясущийся старик, который еле пере­двигает ноги, опираясь на трость. – Черты его окаменели, темные брови вытянулись в ровную линию над стальными глазами. – Думаю, ты ошиблась в призвании, колдунья. Тебе надо было стать хирургом – так ловко ты препарируешь мужчин, орудуя скальпелем, который почему-то называешь языком.
Сирена расцвела в улыбке, вызвав у Трейгера еще боль­шее раздражение своим довольным видом. Отступив на шаг, она задумчиво потерла подбородок, окидывая его кри­тическим взглядом.
– Ты, конечно, не развалина, но юношей тебя не на­зовешь.
Трейгер выпятил грудь, словно надувшаяся жаба, и бросил на нее гневный взгляд.
– Последнее, что тебе нужно, так это неуклюжий школьник, который прельстится твоими чарами, не подо­зревая о вероломстве, кроющемся за ними. Ты так запудришь бедняге мозги, что не успеет он и глазом моргнуть, как окажется у тебя под каблуком!
– Во мне нет и капли деспотизма! – яростно возра­зила она.
Трейгер насмешливо фыркнул и смерил ее взглядом, который стоил тысячи слов, причем ни одно из них не было хвалебным.
– Вот как? А разве не по этой причине вы с Брендоном разорвали помолвку? Не могли решить, кто из вас будет носить штаны. Ты чуть не раздела его до исподнего в присутствии старших офицеров.
Сирена была возмущена его оскорбительным тоном и отреагировала со свойственной ей импульсивностью. Одна­ко она не успела залепить пощечину: Трейгер перехватил ее руку.
– Ты определенно нуждаешься в мужчине, который будет держать тебя в узде, – заявил он и, заведя ей руку за спину, притянул Сирену к себе, наглядно продемонстри­ровав свою силу и ее беспомощность. – Скотт для этого не годится. Он требовал от тебя подчинения, но он не тот мужчина, которого ты станешь уважать.
– А ты, полагаю, тот! – вскинулась Сирена, взбе­шенная силовыми приемами, которые Трейгер пустил в ход, и его самодовольной ухмылкой.
– Разве ты не смотришь на меня снизу вверх? – безжалостно дразнил он.
– Только потому, что я ниже ростом, – буркнула девушка не без горечи, из которой явствовало, насколько она недовольна подобной несправедливостью.
– Признайся же, плутовка. – Его голос стал мягче, насмешливые нотки исчезли. – Ты влюблена. Иначе не стала бы соблазнять меня той ночью в бухте.
– Ничуть, – непримиримо заявила Сирена, боясь сказать правду. – Я хотела получить удовольствие, тут ты и подвернулся. Появись там кто-нибудь другой, я отда­лась бы ему с той же легкостью. Несмотря на все твое самомнение, ты не единственный мужчина, способный воз­будить меня.
Ее воодушевляла и детская мстительность и стремление первой нанести удар.
Отрицание его обаяния так задело Трейгера, что от гнева он вздрогнул, серебристые глаза приобрели предгро­зовой оттенок.
– Я тоже могу играть в эти игры, Сирена, – проры­чал он. – Я запрещаю тебе возвращаться домой. Ты ста­нешь моей женой, и тебя ждет участь намного хуже той, какую уготовил тебе Брендон. – Трейгер больно сжал ее плечо и притянул девушку к себе, обжигая ее обидными словами. – Я еще услышу, как ты будешь молить меня о ласках. Никто не даст тебе такого удовлетворения, как я. Поцелуи другого мужчины покажутся тебе слишком пре­сными. Можешь сколько угодно сражаться со своими чув­ствами, но, поверь мне, наступит день, и ты будешь мечтать о моих объятиях.
Угроза еще звучала в ее ушах, когда Трейгер приник к ней в обжигающем поцелуе, будто ставил печать на своем предсказании. У Сирены возникло гнетущее чувство. Ну почему она снова потеряла над собой контроль? Зачем была так жестока и несдержанна? Теперь их брак превратится в постоянный вызов – борьбу характеров и умов, будто в этом мире мало войн. Проклятие, она спровоцировала Трей­гера на состязание! Что ж, придется искать способ вернуть его расположение. Сирена Уоррен заставит его полюбить себя и всегда возвращаться к ней, где бы этот красивый дьявол ни был.
Прильнув к Трейгеру всем телом, она ощутила, как нарастает его желание, и подумала: «Я буду дразнить и соблазнять его, сводить с ума, чтобы проведенное со мной время превратилось для него в нечто большее, чем просто развлечение. Прикосновение моих губ навеки останется в его памяти», – поклялась себе девушка, погружая язы­чок в глубины его рта. Она гладила Трейгера по груди, ощущая под ладонями барабанный бой его сердца, а за­тем скользнула внутрь рубашки вдоль пояса, улыбнув­шись, когда мужчина застонал и прижался своим естеством к ее бедрам.
Несмотря на собственное возбуждение, Сирена вывер­нулась из его объятий, сверкнув улыбкой, лукавой и в то же время продуманно невинной.
– Я выйду за тебя замуж, Трейгер Грейсон, – объя­вила она, обводя указательным пальцем контуры его выра­зительного рта. – Но мы еще посмотрим, кого из нас крепче свяжут супружеские узы. Ты весьма опытен в люб­ви, и для тебя, надо думать, нет ничего привычнее, чем сжимать женщину в объятиях. Для меня же все это в новинку. Я только начинаю понимать, как восхитительно любить мужчину. И сомневаюсь, что эксперименты с другими, не менее пылкими партнерами окажутся настолько не­приятными, как ты утверждаешь. – В ее глазах заплясали чертенята, и она подавила смешок, увидев, как вытянулось и окаменело лицо Трейгера. – Поэтому не удивляйся, что я соглашаюсь на твои условия.
Он разразился проклятиями, когда Сирена начала не­брежно собирать свои вещи. Похоже, ему уготована насто­ящая пытка. Он научил ее страсти, и теперь русалка обойдется без дополнительных инструкций. Она преврати­лась в кокетку, дьявольский соблазн, а Трейгер еще не забыл, как похотливо глазели на спящую красавицу его подчиненные. Если Сирена пожелает, все они будут мо­лить ее о знаках внимания, и не исключено, что соблазни­тельница им не откажет, лишь бы насолить ему. Проклятие, хлопот не оберешься, пытаясь за ней уследить. Пожалуй, следует жениться и тут же запереть ее в монастырь. Эта идея так Трейгеру понравилась, что он не удержался от коварной улыбки.
Сирена насторожилась, заметив веселые искорки в его глазах.
– Что ты задумал, Трейгер?
Он улыбнулся еще шире, обнажив ровные белые зубы, и направился в соседнюю комнату.
– Пора ехать, дорогая. Мои люди ждут нас в Уайт-Плейнсе.
Сирена озадаченно смотрела, как подрагивают от сдер­живаемого веселья широкие плечи Трейгера. Она бы доро­го заплатила, чтобы узнать, какие мысли бродят в его голове.
В дороге Трейгер хранил молчание. А Сирена начала сомневаться в том, стоило ли бросать ему вызов. Ведь, в сущности, она всего лишь новобранец по сравнению с та­ким ветераном, как Трейгер, набившим руку в одурачива­нии ей подобных. Какой же надо быть простушкой, чтобы надеяться растопить его черствое сердце? Для такого дея­ния нужны резец и исключительная настойчивость, какой она, видимо, не обладает.
Почему все, чем бы она ни занялась, заканчивалось полным провалом? Сирена ломала голову над этим вопро­сом на протяжении всего пути до Уайт-Плейнса, но так и не нашла ответа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В объятиях страсти - Финч Кэрол

Разделы:
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Ваши комментарии
к роману В объятиях страсти - Финч Кэрол



Очень хорошая книга!!! Смело читайте!
В объятиях страсти - Финч КэролМари
9.10.2012, 13.34





Терпеть не могу романы о шпионах, но этот очень понравился, нет соплежуйства, есть интрига, противостояние гл.г-ев, юмор. просто супер . Твердая 9ка
В объятиях страсти - Финч КэролМэри
6.09.2013, 22.20





Роман просто никакой. Ничего в нем нет,что должно быть в любовном романе. Скучно (ИМХО)2
В объятиях страсти - Финч Кэролсвет лана
28.08.2014, 9.32





Не смогла дочитать роман,в котором гг-я ведёт себя как идиотка,в которой мозгов хватает только на то,чтобы скандалить да убегать от героя.
В объятиях страсти - Финч КэролОльга
1.10.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Мятежник и розаВ неистовстве сраженья воин бравыйУвидел вдруг цветок на поле брани.На выжженной земле, копытами изрытой,Лежала роза, влагою умыта. Забыв на миг огонь и ярость боя,Под вражеской стрельбой свирепойЗастыл мятежник над изысканной красоюКолючей розы, занесенной ветром. Пред хрупкой прелестью он преклонил колено,Как в забытьи к ней руку протянул,Прижал к губам цветок нетленныйИ нежный аромат его вдохнул. Но острые шипы вонзились в сердце,Оставив горький след в душе бунтарской.Отбросил он цветок прелестныйИ проклял розу за нежданное коварство. Хоть ветры дуют грозные войныИ полыхают адские костры сражений,Тоской о розе дни его полны,И ночи преисполнены видений. Когда ж отхлынул шквал жестокийИ мирный разлился поток,Мятежник устремился в путь далекийЗа ветром, что унес цветок. На том холме, где проливалась кровь,С улыбкой на устах смирился он с судьбою.Пока он розы не коснется вновь,Душе его не знать покоя. Он стебель сжал, унизанный шипами,Со сладкой болью розу поднеся к груди.Устало сердце от невзгод и испытанийИ потянулось трепетно к любви.

ЧАСТЬ 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ 2

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

Rambler's Top100