Читать онлайн Упрямый ангел, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямый ангел - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямый ангел - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямый ангел - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Упрямый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Чад бросил взгляд на двух наездников, приближающихся с юго-востока. Прошло уже три дня с тех пор, как Уэйд уединился с Шианной за холмами. Даже на расстоянии Чад смог разглядеть улыбку на лице брата. Шианна и Уэйд явно помирились. Чад упал духом, вновь почувствовав, что его влечение к этой знойной красавице не исчезло.
Он оглянулся на Хуана, который готовил речь по случаю возвращения Уэйда.
– Думаю, ты напрасно заготовил свой монолог, – охладил он пыл Хуана. – Мой братец имеет вид довольного младенца в объятиях любящей мамаши.
Губы Хуана растянулись в ухмылке.
– Да, судя по всему, сеньора погасила огонь под седлом гринго.
Уэйд приблизился, окинув злословящих мужчин изучающим взглядом.
– И чему это вы так радуетесь? – спросил он. Шианна подъехала ближе к Уэйду, чем привела мужчин в некоторое замешательство. Облегающее фигуру платье, из-за которого Уэйд беспокоился в Уичито, вызвало вполне ожидаемую реакцию. И Чад, и Хуан расплылись в улыбке при виде прекрасной нимфы, чья фигура стала еще соблазнительнее. Несколько последних дней принесли Уэйду новые доказательства любви Шианны. Но он все еще расстраивался при виде своего брата и друга, которые пребывали в фантазиях по поводу того, как Шианна могла бы выглядеть без платья.
Обернувшись, Уэйд посмотрел на стадо, спокойно пасущееся на цветущем лугу.
– Отсюда еще восемьдесят миль до Абилина, – резко напомнил он. – Вы намерены позволить лонгхорнам топтаться здесь весь день, или мы все же погоним их?
Чад отвел пристальный взгляд от точеной фигурки Шианны, догадываясь, что заставило так грубо звучать голос Уэйда.
– Перегонщик – ты, – возразил он. – Мы с Хуаном только присматривали за стадом в твое отсутствие.
Его синие глаза блестели от бессильной злости и возбуждения, а взгляд то и дело возвращался к соблазнительному декольте Шианны.
– Если бы мы знали, что потребуется не менее трех дней на покупку одежды для леди, мы бы тронулись в путь без вас. – Он посмотрел на Уэйда, который уже давно не улыбался. – Это была единственная причина, по которой вы задержались, не так ли? Одежда Шианны? Или, может быть, ее отсутствие?
Чад знал, что рискует жизнью, провоцируя Уэйда. Но он также достаточно хорошо знал характер брата, чтобы понимать, как далеко можно зайти ив какой момент нужно остановиться, прежде чем Уэйдом овладеет безудержная ярость.
У Уэйда все кипело внутри. Чад понял, что пришло время отступать. Дерзко усмехаясь, Чад развернул лошадь и поскакал прочь, чтобы отдать распоряжения.
Почувствовав, что атмосфера начала накаляться, Хуан решил удалиться. Развернувшись, он помчался вокруг пасущегося стада предупредить ковбоев, чтобы они следовали по меткам, которые специально для них оставил Джозеф Маккой. Так они доберутся прямиком из Уичито в Абилин.
– Негодный мальчишка, – проворчал Уэйд, наблюдая за Чадом, который сгонял лонгхорнов в стадо для перегона. – Мать мало порола его и испортила парня.
Шианна рассмеялась: у Уэйда было такое забавное лицо – смесь раздражения с задумчивостью.
– Чад развлекается, специально поддразнивает тебя. И чем серьезнее ты реагируешь на его насмешки, тем больше он язвит. – Шианна покачала головой. – Что случилось с тем добродушным ковбоем, которого я встретила в Сан-Антонио, ну который мог улыбаться в самые трудные моменты?
– Я женился на прекраснейшем из цветков Техаса, и все мужское население, кажется, стремится присматривать за садом, – хмуро пробормотал Уэйд. – У меня появляется безумное желание преследовать каждого мужчину, который оказывается в пределах десяти футов от тебя.
Шианна хотела посмеяться над его словами, но встретила такой серьезный взгляд Уэйда.
– Как бы ты отреагировала, если бы женщины при виде меня пускали слюни, затаив мысли, которые вогнали бы в краску священника? – ответил Уэйд.
Шианна сразу представила такую картину. Для этого не потребовалось много времени. Достаточно было вспомнить ночь в казино, когда, казалось, все женщины раздевали взглядами это красивое мускулистое мужское тело. Тогда ее не очень-то беспокоили взгляды, которыми одаривали Уэйда поклонницы, сейчас бы она дала пощечину каждой за столь откровенное внимание к нему.
Стук копыт приближающихся лошадей заставил их прекратить спор. Шианна оглянулась и увидела толпу вооруженных фермеров, спешащих к ним. На мужчинах были охотничьи рубашки, домотканые панталоны и кожаные шляпы. Вид у них был куда посерьезнее, чем у отряда индейцев племени осаги, которые на прошлой неделе потребовали несколько буйволов в обмен на разрешение пасти скот на их землях.
Канзасский отряд фермеров, любой ценой стремящийся оградить свою землю от вторжения зараженных клещом лонгхорнов, чем-то напоминал полк, выполняющий приказ. Уэйд собирался прибегнуть к дипломатии, но мужчины прибыли явно не для разговоров. Они желали выразить свое недовольство, причем именно главному перегонщику стада. Слишком поздно Уэйд понял, что бесполезно разговаривать с этой обезумевшей толпой. Они тесно окружили его, копируя его южный акцент и явно глумясь за то, что он не принял их сторону во время войны.
Шианна ошеломленно смотрела, как фермеры накинули лассо на Уэйда и сдернули его с лошади. Они потащили его прочь, пытаясь поджечь траву рядом с мирно пасущимся стадом. Оружейные выстрелы нарушили тишину, и перепуганные лонгхорны кинулись врассыпную. Ковбои не смогли бы помочь Уэйду, четыре тысячи испуганных животных угрожали растоптать их самих.
Подгоняемая страхом, Шианна пришпорила Дельгадо, направив его туда, куда поволокли Уэйда. Охватив шею коня, она пригнулась, вспомнив, как Маманти учил ее мчаться под обстрелом.
Уэйд яростно сопротивлялся, хотя мужчинам уже удалось опутать его веревками, подталкивая к дереву, которое они выбрали в качестве виселицы. Ему потребовалось все его самообладание, чтобы не вызвать у фермеров новую вспышку ярости. Уэйд понимал: если в этот момент, причем очень быстро, он не найдет нужных слов, его шея станет похожа на шею жирафа.
– Твое последнее слово, конфедерат! – сказал Джекоб Сандерс, после того как его люди посадили Уэйда обратно на лошадь, накинув ему на шею петлю.
Уэйд смотрел рыжеволосому палачу прямо в глаза.
– Вы можете убить меня, но это ничего не изменит, – сказал он ровным голосом. – Разве это преступление – провести техасских животных через Канзас на железнодорожную станцию?
– Мы считаем это преступлением, – рявкнул Джекоб и сжал петлю. – До нас дошел слух, что ты и твои больные лонгхорны тронулись в путь, и мы не хотим, чтобы твой скот топтал наши пастбища.
– Этих животных осмотрели на границе Техаса, – возразил Уэйд. – Такая процедура проводится всегда, чтобы больные стада не пересекали границы. Мы будем рады предложить вам несколько голов в качестве компенсации ущерба, если вы…
Слова Уэйда были прерваны ироническим гоготом Джекоба:
– Черт, нам не нужны ваши грязные животные, и мы не хотим, чтобы мятежники пользовались нашей собственностью. Виселица – вот лучший способ остановить передвижение других перегонщиков через нашу часть Канзаса.
Чуть в стороне сидел, покусывая губы от напряженного ожидания Хеден Риме. Он пробрался сюда по индейской территории под прикрытием ночи, держась ближе к лесу. Решив избавиться от Уэйда, он добрался до Канзаса и рассказал про стадо во главе со старшим Бердеттом. Потребовалось совсем немного, чтобы спровоцировать бунт. Он уверил фермеров, что стадо Бердетта заражено клещами, и мужчины с ружьями наперевес тотчас двинулись навстречу приближающимся животным.
С дьявольским удовлетворением Хеден наблюдал, как разъяренная толпа, жаждущая расправы, привела Уэйда под раскидистое дерево и готовила его к встрече с Создателем. Если он даже и не вернет свое стадо, то хотя бы сотрет своего врага с лица земли. «Вот он, подходящий конец, для этого нарушителя спокойствия», – мстительно думал он.
Шианна не могла поверить своим глазам: поднявшись на холм, она увидела Уэйда со связанными за спиной руками, веревкой вокруг шеи и дюжину ружей, нацеленных на него. Сжимая луку седла, Шианна снова приняла вертикальное положение на спине Дельгадо. Сглотнув комок страха, она поскакала к толпе, моля Господа, чтобы эти мужчины не опустились до расстрела женщины.
Дюжина пар глаз уставилась на черного жеребца и его хозяйку. Досадуя на неожиданную помеху, Джекоб Сандерс натянул вожжи и поскакал навстречу незваной гостье.
– Разворачивайся и дуй отсюда, девочка, – начал он грубо. – Здесь не место для женщины. Мы заняты делом и хотим покончить с…
Джекоб оборвал фразу на полуслове, когда увидел в руке Шианны нацеленный на свою грудь револьвер. Другой же рукой она держала винтовку, которая была направлена прямо в голову Джекоба. Он глубоко ошибся, приняв леди за мечтательную фермерскую дочку, которая по глупости спуталась с этими изменниками, ведущими рогатый скот через Канзас.
– Ну теперь, держись, девочка! – рявкнул он, выпучив глаза.
– Нет, это ты держись, – прошипела Шианна. Она искоса взглянула на мужчин, окружавших Уэйда, которые пытались понять, что происходит. – Ты можешь повесить моего мужа, но я обещаю тебе, мистер, что ты, а также некоторые из твоих друзей не доедете до дома.
Джекобу было достаточно взглянуть в темные глаза Шианны, чтобы понять – эта женщина не шутит. Он сразу представил себе дымящиеся отверстия, которые эта жгучая красотка оставит на его домотканой одежде. И Джекоб нехотя дал знак отпустить Уэйда.
– Забирай своего мужчину и следи, чтобы он развернулся обратно, – проговорил Джекоб с яростью. – Вас не ждут в Канзасе. Нам не нужна кучка мятежников, перегоняющих через нашу землю больное стадо, которое может заразить наших животных.
Едва Уэйд отъехал от разъяренных фермеров, в воздухе грянули выстрелы. Уэйд набрал полные легкие воздуха – жгучая боль пронзила его плечо. Он в тревоге посмотрел на Шианну, поглощенную словесной перепалкой с Джекобом Сандерсом. Пришпорив коня, Уэйд помчался к Шианне. Быстрым ловким движением он скинул Джекоба с лошади. Сандерс не смог подняться, запутавшись в стременах.
Шианна послала Дельгадо в быстрый галоп. Оглянувшись, она увидела, что свирепая толпа собирается преследовать их. Ее сердце выпрыгивало из груди, пока они с Уэйдом скакали к своему стаду. За последние несколько минут она приняла столько решений, что теперь, казалось, ее мозг оцепенел. Она бездумно следовала за Уэйдом, надеясь, что он знает, как им благополучно выбраться из передряги.
Чад с ковбоями не могли ничего поделать со стадом, оно в панике кружило по полю. Последние выстрелы окончательно повергли животных в панику. Уэйд оценивающе взглянул на стадо, а затем бросил взгляд на приближающихся фермеров, которые продолжали стрелять, чтобы обратить стадо в паническое бегство к югу.
Уэйд жестом приказал Шианне следовать за ним. Хлопнув Галаада по крупу, он заставил его пронестись перед стадом. Но он не успел дать сигнал своим ковбоям противостоять фермерам. Те, продолжая стрельбу, лишили Уэйда возможности управлять обезумевшими от страха животными. Ему оставалось только наблюдать за беспорядочным движением своего стада.
Только Чаду все еще удавалось сдерживать стадо на восточной стороне. Уэйд сорвал с головы шляпу и взмахнул ею – на восток.
– Что мы будем делать? – спросила Шианна, не отрывая взгляда от приближающейся толпы.
– Мы позволим фермерам проникнуть в центр стада, – ответил Уэйд, наклонившись к Шианне, чтобы забрать у нее ружье. – Помоги мне направить этих диких животных на запад. Пусть бегут туда!
Шианна покрепче сжала рукой пистолет и послала Дельгадо в галоп. Двигаясь вслед за У эй дом, она не давала перепуганным лонгхорнам рассыпаться во все стороны. Чад и Хуан проделывали то же самое. Животные с правого края стада уже начали забегать на холм, подгоняемые выстрелами преследователей.
Фермеры оказались лицом к лицу с четырьмя тысячами напуганных лонгхорнов. Их действия были парализованы. Им оставалось только крепче держаться за свои седла и двигаться в потоке скота. Стадо быков раскололось, заставив фермеров разделиться. Неожиданно для себя они осознали, что гонят техасский скот в глубь канзасской территории.
Техасцы перехитрили фермеров, но все же стадо продолжало разбегаться. Сердце Шианны выпрыгивало из груди, когда она пыталась вести непослушных лонгхорнов за собой на северо-запад. Казалось, весь мир несется мимо нее с бешеной скоростью, и ей оставалось только молиться, чтобы Дельгадо не оступился и не сбросил ее под копыта перепуганных животных.
Более получаса Шианна, почти уже ничего не соображая, думала об одном: когда же лонгхорны устанут от этого безумного бега и остановятся. Ее обеспокоенный взгляд не отрывался от Уэйда, даже когда ей приходилось щелкать кнутом, чтобы не дать лонгхорнам приблизиться к Дельгадо.
А Уэйд превзошел самого себя. На полном скаку он то и дело оборачивался, пока не удостоверился: фермеры наконец-то прекратили преследование. Он не мог видеть вторую половину стада, которую Чад увел на восток, но заметил вдалеке вздымающееся облако пыли. Обратив на него внимание Шианны, он жестом приказал ей поворачивать к другой половине стада.
У Шианны от страха за Уэйда перехватило дыхание. Он играл с огнем, подгоняя лонгхорнов и пытаясь заставить их повернуть направо. Один бык задел рогом правую ногу Уэйда, но это не остановило его, даже когда из раны выступила кровь. Он продолжал подталкивать животных, давать громкие команды, чтобы упрямцы повернули вспять.
Пробежав шесть миль, лонгхорны снова сошлись в единое стадо. Уэйд указал на долину к северо-востоку от них, густо поросшую мэрилендским дубом. Решено было загнать скот в эту долину, окруженную крупными валунами и покрытую кустарником, что могло послужить определенной защитой.
Как только лонгхорны остановились у ручья на водопой, Шианна спрыгнула с коня. Подойдя к Уэйду, она невольно охнула. Рукав его рубашки был залит кровью, на бриджах тоже проступали красные пятна.
– Безрассудный сорвиголова, – резко бросила она.
– Я? – фыркнул Уэйд. Морщась, он повернулся в седле, чтобы осмотреть поврежденную ногу. – А кто с оружием в руках примчался к разъяренным фермерам, чтобы единолично спасти меня от смерти? Черт возьми, женщина, тебя ведь могли убить!
– Тогда мы покинули бы этот свет вместе, – успокоила его Шианна. – Ты столько раз подвергал себя опасности, пытаясь остановить перепуганных лонгхорнов! Мне ты казался просто самоубийцей!
– А что, по-твоему, я должен был делать? – хмуро проворчал он. – Спрятаться за деревьями и позволить стаду разбежаться?
– Конечно, нет, но тебе не стоило скакать между ними, – вспыхнула Шианна. – Ты что же, единолично хотел обуздать стадо?!
Заставив Уэйда лечь на землю, Шианна стянула с него бриджи и увидела рану под коленом.
– О Боже, Уэйд! Он продырявил тебя до самой кости! – Тот лишь небрежно пожал плечами.
– Ты здесь за доктора. Вот и вылечи меня, – потребовал он.
Шианна расстегнула рубашку, чтобы осмотреть рану на груди, нанесенную неизвестным противником. Бормоча что-то себе под нос, она увидела хмурый взгляд Уэйда.
– Я хочу, чтобы у человека, за которого я вышла замуж, было хотя бы немного здравого смысла. Но он, похоже, начисто лишен его. Он кажется самому себе бессмертным кентавром, которому дано совершать немыслимые подвиги.
Когда Шианна ушла за медикаментами, Чад подошел к брату, чтобы осмотреть его раны.
– Когда вы с Шианной уехали в Уичито, я думал, между вами все прекрасно. – Его пристальный взгляд следовал за Шианной, бежавшей к фургону.
Уэйд, осмотрев поврежденную ногу, рассеянно глянул на брата.
– Очевидно, ты не знаешь свою новоиспеченную сестрицу, если думаешь так. Пойми, она слишком норовиста. – Он оперся на локоть и посмотрел брату прямо в глаза. – Я люблю ее, Чад, но она не из тех, кто будет смущаться, боясь высказать свое мнение. Если эта вспыльчивая красавица рассердится, об этом будут знать все.
Жалкая улыбка коснулась губ Чада. Он понял, что хотел сказать Уэйд этим признанием. Таким образом он деликатно попросил Чада отступиться.
– Ты никогда не будешь полностью доволен Шианной, если останешься с ней навсегда, – спокойно ответил Чад.
– Именно этим она и привлекает нас обоих. – Уэйд долго молча смотрел на брата.
– Ты знаешь, если бы речь шла о любой другой женщине, я бы отступил и позволил тебе завоевать ее расположение, – пробормотал он, рассеянно потирая рану на плече.
Чад сунул руки в карманы бриджей. Опустив голову, он пристально уставился на носки своих ботинок.
– Если бы это была любая другая женщина, мы бы не стали соперничать, – заметил он. – Если бы я не знал, как она любит тебя, то действовал бы гораздо активнее, чем сейчас. – Чад тяжело вздохнул и поднял глаза на Уэйда. – Я не буду говорить, что смогу подавить свое желание, возникающее при одном ее виде, но буду уважать твое право на нее.
Мужчины затихли, увидев, что к ним приближается Шианна с сумкой медикаментов в руках. Без всякого сострадания она плеснула виски на плечо Уэйда, а затем вылила хорошую порцию в рану под коленом.
– О-о… черт! – завизжал он. – Лонгхорн был намного милосерднее.
– Это цена, которую тебе придется заплатить за свою бесшабашность, – мстительно фыркнула Шианна. Нажимая руками ему на грудь, она пыталась уложить его. – Лежи спокойно, хватит корчиться. Мы только зря теряем время.
Понимая, что Уэйду сейчас несладко, Чад направился к походной кухне за другой бутылкой виски. Вернувшись, он предложил брату выпить. Благодарно улыбаясь, Уэйд схватил бутылку и сделал большой глоток.
А Шианна, уверенно обрабатывая раны, щедро лила на них виски. Закончив борьбу с микробами, завела руки Уэйда за спину и перебинтовала раны. Удовлетворенная своей работой, она поднялась и строго наказала Уэйду не вставать.
Тот лишь проворчал что-то и начал поворачиваться на бок, чтобы встать на колени. Он намеревался увести стадо, пока фермеры не вернутся закончить начатое. Первая их попытка почти удалась. Потребовались невероятные усилия и смекалка, чтобы спасти положение. Уэйд сомневался, что им удастся еще раз одурачить разъяренных фермеров.
Пытаясь подняться, Уэйд услышал щелчок пистолета. Посмотрев вверх, он с удивлением увидел направленный на себя «кольт» 45-го калибра. Подняв ногу, Шианна надавила ею на плечо Уэйда, прижимая его к земле.
– Я сказала, ране надо дать отдых. – Она вложила пистолет в руку Чада, многозначительно глядя на него. – Если ваш брат попробует вставать снова, продырявьте ему другую ногу, – скомандовала она. Ее глаза зло сверкнули. – Это должно удержать его от дальнейших подвигов.
Уэйд раздраженно закатил глаза. Это был настоящий мятеж. Шианна выдвигала требования, а Чад стал ее преданным рабом.
– Что за чертовщина, – бормотал Уэйд, пытаясь сесть. Чад весело хохотал:
– Теперь я понимаю, что ты имел в виду. Леди полна огня, и я не могу даже подумать ослушаться ее из страха быть сожженным.
– Надо было заставить ее выкручиваться из сложившего положения, – зло ворчал Уэйд. – Тогда бы она поняла, что есть вещи, которые женщина не способна сделать.
– Да? – Чад изумленно поднял брови. – Я не думаю, что этот отважный маленький сорванец чего-то не может.
Уэйд бросил на брата неодобрительный взгляд.
– Ты все еще живешь в розовых очках, мой младший братец. Да, я допускаю, она находчива, но ведь небезгранично. Если бы я поставил ее на свое место, она бы живо приползла назад, умоляя меня подняться в седло и освободить ее от этих обязанностей.
– Ты хочешь сказать, что Шианна не справляется с хозяйственной работой или трудными заданиями? – бросил Чад, в голубых глазах которого светилось изумление.
Уэйд все хмурился.
– Вы с Хуаном думаете, что эта дерзкая девчонка может делать абсолютно все, даже перегонять стадо.
Чад засунул пистолет за пояс и сел рядом со своим рассерженным братом. Подняв руку, он указал налево:
– Она уже дает распоряжения. У нас будет шанс увидеть, сможет ли она повести стадо.
Уэйд наблюдал, как Шианна убеждала уставших ковбоев уводить стадо из долины. Затем он оказался в фургоне, где ему освободили место среди различного скарба.
Уставившись на облако пыли, которое поднималось из-под колес фургона, Уэйд спрашивал себя: почему его мужскую гордость так задевало то, что Шианна столь виртуозно справлялась с его обязанностями? Он знал, что Шианна во время отсутствия отца управляла обширным ранчо. Он знал, как умело она собирала скот. Видел, что она ездит на лошади ничуть не хуже своих индейских кузенов. Действительно, сложно было придумать, чего Шианна не могла бы сделать, причем сделать хорошо. Особенно если хотела этого.
Черт возьми, были времена, когда Уэйд хотел быть ее защитником, объектом ее восхищения. Но еще ни разу он не спас эту горячую девицу от настоящей беды. Даже спасение Шиан-ны, когда Хеден, убегая по склону реки, пытался увезти ее с собой, Уэйд не мог приписать себе. Этому скорее способствовали хромающая лошадь и стремление Хедена поскорее скрыться от погони. Да разве мог он заработать уважение Шианны, если его везут в фургоне как довесок к багажу! Одной этой мысли было достаточно, чтобы окончательно испортилось настроение.
Уэйд посмотрел на гнедого жеребца, который был привязан к фургону.
– Галаад, дружище, ты и сам не знаешь, насколько тебе повезло, – обратился он к лошади. – Когда мужчина находит женщину, без которой не может жить, и делает большую ошибку, сказав ей об этом, он получает слишком много неприятностей! О, женщины! Они играют на чувствах мужчин.
Высунув голову из фургона, Уэйд смотрел на Шианну и Чада, которые стояли на холме перед стадом. Вот где он должен быть, а, уж конечно, не тащиться в этом фургоне! Уэйд метался, пытаясь успокоить свою раненую гордость, но это ему плохо удавалось. Отовсюду на него смотрела пара черных глаз, терзая его. Если бы не Шианна, он бы на скорую руку перевязал раны и снова был бы на своем месте, превозмогая боль. Проклятие, стоило подумать, прежде чем влюбляться в медсестру. А теперь она из-за любой царапины будет неделями держать его в постели.
Уэйд был по натуре лидером. Он привык командовать, с легкостью убеждал других следовать за ним, делать то, что он говорил. Это получалось само собой. Когда нужно было что-то предпринимать, Уэйд все продумывал и шел вперед. Последние события заставили его понять, что Шианна никогда не будет слепо следовать за ним. Ее прошлое вынудило ее стать лидером, и она удивительно хорошо вжилась в эту роль.
Что за брак получился бы у них, реши они оба командовать. Уэйд стукнул кулаком по своей ладони. Как ужиться двум сильным, своевольным людям, которые слишком похожи, чтобы быть совместимыми?
Да, он любил Шианну всем сердцем. Но может ли он считать себя настоящим мужчиной, если женщина, которую он любит, столь же умна и находчива, как и он? Шианна управлялась (и достаточно хорошо) с мужскими делами. Почувствует ли она себя когда-нибудь не в своей тарелке? Уэйду стало совершенно очевидно, что ему придется долго ждать, если он хочет узнать ответ на этот вопрос.
К тому времени, как Шианна и Чад решили остановить стадо на ночевку, Уэйд окончательно извел себя думами. Он принял как истину тот факт, что они с Шианной любят друг друга, но что-то между ними не складывалось. Когда они находились в объятиях друг друга, все было прекрасно, но когда Шианна взялась за его обязанности и прекрасно с ними справилась, Уэйд обиделся. Его задели именно те ее качества, которые так впечатляли сначала – сила воли, настойчивость, способность принимать решения.
Уставшая, но довольная, Шианна поспешила к фургону. Домчавшись до него, она выскользнула из седла. На ее лице появилось недоумение, когда она заметила угрюмое выражение почти воскового лица Уэйда.
– Ты чувствуешь себя хуже? – Обеспокоенная, она наклонилась над ним, чтобы взглянуть в его глаза. Ее ресницы затрепетали. – Что с тобой случилось?
– Ничего, – угрюмо буркнул Уэйд.
Шианна присела и задумчиво посмотрела на своего мужа.
– Я в чем-то ошиблась, и это не понравилось тебе?
– Что ты могла сделать неправильно? – саркастически хмыкнул Уэйд. – Ты уложила меня в фургон, чтобы вылечить, взяла стадо под свой контроль, определила, куда идти, и уговорила уставших ковбоев пройти еще шесть миль, прежде чем расположиться на ночлег. К чему тут можно придраться?
Ситуация показалась Шианне очень знакомой. Не так давно она тоже чувствовала себя столь же бесполезной, как старый ботинок. На ее губах появилась легкая улыбка. Понятно – задета мужская гордость Уэйда. Она тоже чувствовала укол обиды, когда он приехал на ранчо, чтобы взять на себя ее обязанности.
Шианна тщательно закатала бриджи Уэйда и сняла повязку. После отдыха его рана уже не так сильно кровоточила.
– Ты уже начал выздоравливать, – заметила Шианна, бросив на него быстрый взгляд, и занялась его ногой. – Жаль, что я не могу сказать того же относительно твоей пострадавшей гордости.
Уэйд отдернулся, словно Шианна нанесла ему удар.
– Что ты имеешь в виду?! – резко спросил он.
– О, полагаю, ты сам прекрасно знаешь, что я имею в виду, – пожав плечами, сказала Шианна. – Я заняла твое место во главе стада. Ты, наверное, рассердишься, узнав, что стройные ряды быков и коров не распались, оказавшись под присмотром другого вожака.
Шианна потянулась, чтобы достать бальзам для раны, но его не оказалось на месте. Уэйд уже взял пузырек, чтобы самостоятельно обработать рану.
– Я не нуждаюсь в том, чтобы меня опекали, – резко сказал он. – Если ты такая самостоятельная, то почему бы тебе не вернуться к своему другу, чтобы вместе посмеяться над калекой. Тебе не нужен муж, дорогая. Тебе нужен подкаблучник, который будет ходить за тобой, а ты из гордости будешь выполнять такую мужскую работу, скажем, перегон скота, и не хуже лучших ковбоев.
Уэйд не смог бы ранить ее сильнее. Спустя несколько минут он и сам это понял. Уэйд еще не видел такого обиженного выражения на милом личике Шианны.
Пытаясь взять себя в руки, Шианна пристроилась у задней стенки фургона. Ее губы дрожали. Шианна подняла глаза и встретилась с угрюмым взглядом Уэйда.
– Я обижалась на тебя, когда ты взял под контроль мое ранчо. Мою гордость задело то, что ты с такой легкостью управлялся с моим большим налаженным хозяйством. Я чувствовала, что меня предали, когда ковбои признали тебя за своего, даже не задав тебе каких-то вопросов. – Шианна сделала глубокий вздох, чтобы сдержать слезы. Она не хотела, чтобы Уэйд видел ее обиду. – Твоя осведомленность в делах заслуживала всяческих похвал со стороны тех, кто был ее свидетелем. Для умудренного жизнью учителя успехи ученика – это не оскорбление, а скорее признание плодов его работы.
Шианна облизнула сухие губы и заставила себя не отводить взгляда от лица Уэйда, пока не закончит говорить то, что хотела высказать.
– А помнишь, Уэйд, ты мне говорил, что нет ни рыцаря на белом коне, ни прекрасной дамы, которую надо постоянно спасать. И я согласилась: чтобы выжить на этой земле беззакония, надо быть жестокой. У вас, мужчин, более грубая кожа и бескомпромиссные взгляды. Неужели я стала менее женственной, если научилась приспосабливаться к обстоятельствам? Ты бы предпочел видеть меня жеманной особой, которая повсюду жалуется на недостаток учтивости у кавалеров? Ты был бы счастливее, если бы я расплакалась, наблюдая, как толпа фермеров собирается повесить тебя? Было бы твое сердце более расположено к чувствительной женщине, которая испугалась бы поднять пистолет, чтобы спасти мужчину, которого она любит? – Шианна гордо выпрямилась. – Сожалею, что не отношусь ни к одной из тех категорий существ в юбках, которые тешат гордость мужчины. И не стану прикидываться той, кем не являюсь. Да и будь я беспомощной женщиной, я давно бы погибла.
Туманный взгляд Шианны скользнул по Дельгадо. Шианна схватила повод, а затем снова в упор посмотрела на Уэйда.
– Сегодня я заняла твое место, потому что хотела дать тебе время, чтобы поправиться. Я проклинала твою смелость, когда ты пытался остановить бросившееся врассыпную стадо. Я восхищалась твоим спокойствием перед лицом опасности и лишь хотела защитить тебя, потому что мне дорога твоя жизнь. – Она тяжело вздохнула и сжала рукой луку седла. – Полагаю, что была эгоистична, когда упрекала тебя за смелое безрассудство. Я боялась, что ты упадешь и стадо растопчет тебя. – Ее пристальный взгляд уперся в Уэйда, который сидел в фургоне, упорно разглядывая носки ботинок, словно там находилось что-то интересное. – Честно говоря, я не уверена, что захочу жить без тебя, нравится тебе это или нет. Я люблю тебя таким, какой ты есть, а не все то золото или защиту, которые ты мог бы мне предложить. Я беспокоюсь о тебе, потому что ты стал частью меня. Ты – смысл моей жизни.
Когда Шианна сунула ногу в стремя и поскакала к ручью, Уэйд перевел дух. От услышанного у него закружилась голова. Конечно же, он наговорил Шианне сегодня много глупостей. К концу дня настроение Уэйда стало кислым как лимон.
Да, Шианна вошла в его жизнь, причем намного сильнее, чем он мог себе вообразить. Но черт возьми, не может же он признать тот факт, что его жена столь же хитра и догадлива, как и он сам. Конечно же, ему не нужна беспомощная женщина или чувствительная барышня, которая вечно будет плакаться ему в жилетку. Он, ясное дело, предпочел бы эту нимфу, которая выросла в прериях подобно дикому цветку.
Теперь оставался вопрос: похвальны ли решительность и волевые качества Шианны, или все же стоит признать, что она превратилась в высокомерную мужеподобную особу, считавшую настоящих женщин существами второго сорта? Да, Уэйд не привык к тому, что в центре внимания оказывается женщина, а он сам – в тени. В мире мужчин Шианна получала все почести, потому что была с ними наравне, отчего страдала гордость Уэйда.
Он снова и снова задавал себе этот вопрос. У него хватало уверенности в себе, чтобы принять Шианну такой, какова она есть. Но не встанет ли его недюжинная гордость между ними непреодолимым препятствием? Уэйд углубился в размышления. Ему следовало решить, хватит ли ему сил, чтобы справиться с собственным тщеславием, когда он сталкивается с редкими способностями Шианны. Он должен был научиться спокойно воспринимать похвалы его находчивой жене из уст других мужчин. Ему следует учитывать ее чувства и идти на компромисс. Именно этого ему не хватало за прошедшие девять месяцев.
Когда около фургона появились Чад и Хуан, довольные, как лисы в курятнике, Уэйд сунул руку в карман и кинул брату золотую монетку.
– Полагаю, вы приехали за этим? – проворчал он. Чад утвердительно кивнул и убрал монету в карман.
– Шианна – само совершенство, – сказал Чад.
– Я завидую тебе, дружище, – решительно сказал Хуан. – Для мужчины нет большего сокровища, чем женщина, готовая рискнуть ради него жизнью. За один сегодняшний день она дважды была на грани гибели.
– Полагаю, нет большей глупости, чем отказываться от такой женщины, – сказал Уэйд больше себе, чем своим компаньонам.
– Да, это было бы верхом безрассудства, – согласился Хуан. – Но я всегда утверждал, что женщине, подобной этой сеньоре, требуется незаурядный мужчина. – В его пристальном взгляде, направленном наУэйда, читалось восхищение. – Полагаю, сеньора нашла себе достойного мужа.
Комплимент в адрес Уэйда сделал свое дело. Бердетт оглянулся вокруг, пытаясь найти палку, которая послужила бы ему тростью. Заметив прочную ветку, Уэйд захромал, чтобы поднять ее.
Хуан неодобрительно нахмурился.
– Сеньора будет недовольна, увидев, что вы пытаетесь ходить раньше времени.
Уэйд с кривой улыбкой уставился на мексиканца:
– Я поправлюсь намного быстрее, если Шианна окажет мне внимание. Скажи остальным мужчинам, чтобы не ходили сегодня на ручей.
Хотя оба согласно закивали, Чад не мог скрыть зависти.
– Ты и твоя леди не будете потревожены, – пообещал он.
– Я рассчитываю на это, – буркнул он.
Уэйд направился к дальнему ручью. На сей раз он следил за тем, чтобы не потревожить скунса, который может скрываться в подлеске. Когда-то зловредный зверек уже напакостил ему. На сей раз Уэйду не хотелось приближаться к Шианне с отвратительным запахом от этих маленьких пушистых зверьков с белыми полосами на спине.
Хеден Риме в это время с досадой размышлял над тем, почему его попытка избавиться от Уэйда закончилась поражением. Это Шианна виновата, она приехала прежде, чем Джекоб Сандерс сделал свое дело. Опасаясь, что его хитроумный план сорвется, Хеден прихватил с собой винтовку. Но ему удалось только ранить Уэйда. Этот хитрый ковбой сумел не только сбежать, но и одурачил взбунтовавшихся фермеров.
Насупившись, Хеден искал способ отомстить Бердеттам за все те неприятности, которые они навлекли на него. А Хуан… Хеден не удержался от проклятия, вспомнив, как этот наемник предал его. «Проклятие, я избавлюсь от всех них!» – поклялся Хеден. Риме не мог вернуться на свое ранчо, пока не был уверен, что хоть один свидетель его злодеяний останется в живых и сможет потом обвинить его.
Злая улыбочка на его лице означала лишь одно – у него появилась идея. Хеден решительно взялся за поводья – на сей раз он осуществит свой план и воспользуется одной из уловок самого Бердетта-старшего. Они попадут в свою собственную западню.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямый ангел - Финч Кэрол



Роман понравился
Упрямый ангел - Финч КэролКатя
23.08.2010, 21.32





Роман очень позитивный,легко читается
Упрямый ангел - Финч КэролЛюбовь
24.01.2011, 21.34





Сначала не понравился, но через пару глав не могла оторваться. некоторые моменты слишком растянуты, а в общем на 8. Почитать можно.
Упрямый ангел - Финч Кэролjuli
22.04.2013, 13.54





не впечатлил,одни скандалы и тупость.
Упрямый ангел - Финч КэролG
20.10.2014, 17.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100