Читать онлайн Упрямый ангел, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямый ангел - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямый ангел - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямый ангел - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Упрямый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Накрапывал холодный дождь, и Шианна зябко поеживалась. Ее руки по-прежнему были привязаны к седлу, и она не могла поднять ворот рубашки, чтобы прикрыть шею. Они приближались к Ручью Бобра, и вскоре Хеден громко прокричал:
– Всем готовиться к переправе!
Шианна с тоской посмотрела на противоположный берег. Там, словно в тумане, высилась Столовая гора, усеянная камнями и валунами из песчаника. Когда же Шианна увидела индейцев, неожиданно появившихся на вершине холма в Долине Монументов, с ее губ сорвался возглас удивления. А затем она увидела Маманти – и сердце ее чуть не выпрыгнуло из груди. Разумеется, он не мог узнать ее в мешковатом наряде, но все же Шианна почувствовала, что в душе возродилась надежда на спасение.
Увидев индейских воинов, Хеден громко выругался. До сих пор ему сопутствовала удача, но теперь она, похоже, изменила ему. Переправившись через протоку, Риме оставил радом со своей пленницей Педро Тековаса, а сам направился к индейцам.
Маманти пристально смотрел на приближавшегося Хедена. Ему ужасно хотелось прямо сейчас снять скальп с этого бледнолицего, и лишь слово, данное Уэйду Бердетту, удерживало его от этого. Маманти уже успел рассмотреть всех наездников, сопровождавших стадо Римса, но Шианны среди них не было, и он решил, что Хеден оставил ее в Техасе.
– А у вас большое стадо, – сказал Маманти, когда Хеден наконец-то подъехал к нему. – Вы должны заплатить налог за то, что гоните его по индейской территории.
– И сколько вы хотите? – с раздражением спросил Риме. У него не было времени торговаться из-за налога.
Маманти с глубокомысленным видом нахмурился. Хеден же разглядывал лошадь под ним – она казалась подозрительно знакомой. Если бы не щекотливая ситуация, Хеден обвинил бы индейца в краже лошадей и скота.
– Полагаю, доллар и семьдесят пять центов за голову. Да, этого будет достаточно, – с почтительным поклоном ответил Маманти.
Хеден чуть не выпрыгнул из седла.
– Доллар и… – Он ожидал, что индеец потребует гораздо меньше, примерно сорок – пятьдесят центов за голову. А это… Это просто грабеж! К тому же краснокожие бандиты уже совершили набег на его ранчо. Нет-нет, он не собирался платить им такой непомерный налог. – Я дам вам сорок центов за голову и ни центом больше.
Губы Маманти дрогнули в улыбке.
– Это крупный скот, бледнолицый, и стадо большое. Оно съест много травы и вытопчет много земли. Так что я от своего слова не отступлю.
Хеден с ненавистью смотрел на краснокожего. Ведь в его глазах все индейцы были грабителями и убийцами, которые совершали набеги в Техасе, а затем возвращались обратно на свои земли, где были сами себе хозяевами.
– Пятьдесят центов, – торговался Хеден. Маманти снова улыбнулся.
– Один доллар и семьдесят пять центов. И имейте в виду: если вы не заплатите налог, нам придется забрать у вас все стадо. – Кивнув в сторону своих воинов, Маманти добавил: – У меня гораздо больше людей. Так что делайте выбор. Мы берем налог – или забираем все стадо.
Хеден в ярости выругался. Как он мог получить прибыль, если за пересечение границ индейской территории должен платить такую дань? Сокрушенно вздохнув, Риме наконец кивнул в знак согласия.
– Хорошо, мы заплатим. Выбирайте бычков – это в счет налога.
Маманти отрицательно покачал головой:
– Нам не нужна говядина. У нашего племени собственное стадо.
Хеден нисколько в этом не сомневался. Еще бы, ведь индейцы совершали набеги на ранчо по всему Техасу. Он мог бы поклясться, что добрая половина индейских бычков – с его, Хедена, ранчо.
– В каком виде вы хотите получить оплату? – осведомился Хеден.
– Только наличными, – ответил Маманти. – На них можно купить много продуктов.
– Наличные?! – в ужасе воскликнул Хеден.
Но он тотчас же понял, что выбора у него не было – не отдавать же краснокожим бандитам все стадо. Снова вздохнув, Хеден отсчитал нужную сумму и передал деньги Маманти.
Когда Хеден уже развернул коня и направился к своему стаду, он услышал насмешливый голос Пророка Совы:
– Это только первый налог, бледнолицый. Чикасо также потребуют оплаты, когда вы достигнете границы их земель.
Нехорошее предчувствие кольнуло Римса. Он подозревал, что эти команчи последуют впереди них, чтобы предупредить своих краснокожих кузенов о возможности поживиться за его, Хедена, счет. Конечно же, слухи о таком большом стаде будут распространяться подобно пожару, так что к тому времени, когда они доберутся до Канзаса, он останется без цента в кармане.
Глядя на озадаченного Хедена, Шианна расплылась в улыбке. Риме выдернул поводья из руки Педро и с негодованием посмотрел на свою пленницу.
– Приятно смотреть, как меня обирают, не так ли? – Шианна с усмешкой ответила:
– Вы обирали каждого, кто пересекал границы вашего ранчо. И теперь мое сердце ликует, теперь я знаю, что в мире есть справедливость. Вы раскрашивали своих мексиканцев под индейцев, чтобы они совершали набеги на другие ранчо. Так что индейцы получат всего лишь небольшую компенсацию за то, что все эти годы их несправедливо обвиняли в краже скота.
Хеден вскинул руку, чтобы ударить Шианну, но вовремя спохватился – ведь индейцы могли бы услышать женский крик.
Нет-нет, он не собирается рисковать. Шианна была ему нужна для торговли с Блейком Кимбаллом. Проклиная все на свете, Хеден опустил руку и приказал своим ковбоям поворачивать на север.
Маманти долго смотрел вслед удалявшемуся стаду. Он видел, как Хеден Риме поднял руку, чтобы ударить юношу, привязанного к седлу. Но почему он хотел его ударить? Чем этот мальчишка мог вызвать гнев Хедена Римса?
Тут юноша вдруг оглянулся, и Маманти почувствовал, что его переполняет гнев – он наконец-то узнал Шианну. Более того, он даже заметил на ее лице отвратительные синяки.
– Негодяй, – процедил Маманти сквозь зубы. Ему ужасно хотелось догнать Хедена и прямо сейчас снять с него скальп. Однако он сдержался. Пророк Совы помнил, что дал слово Уэйду Бердетту, и знал, что еще не время.
Но Маманти твердо решил: этот бледнолицый заплатит жизнью за все свои злодеяния. Ведь он посмел захватить в плен кузину Черного Котла, вождя южных шайенов. Он посмел поднять руку на женщину, которую Пророк Совы считал своей.
Какое-то время Маманти сидел в седле подобно каменному изваянию. Когда же стадо исчезло за склоном холма, он поскакал к вождю чикасо, чтобы сообщить о приближении Хедена Римса. Маманти сказал себе, что будет преследовать Хедена день и ночь. К сожалению, он не мог убить этого бледнолицего и ему оставалось лишь следить за ним, пока Уэйд не доберется до индейской территории.
Печать разочарования легла на прекрасное лицо Шианны. Она же ясно видела, что Маманти узнал ее, когда она обернулась. Хотя Шианна знала, что руки Маманти были связаны обстоятельствами, она все равно молилась, чтобы он хоть как-нибудь помог ей.
Ее плечи поникли, а взгляд замер на кожаных ремнях, которыми были стянуты ее запястья. Она снова и снова клялась, что отомстит Хедену за это унижение. Когда-нибудь непременно отомстит.
Вскоре снова пошел дождь, превратившийся в настоящий ливень, но Хеден не предложил ей никакой накидки. У Шианны возникло ощущение, что ее окунули в реку с головой, и временами ей казалось, что она вот-вот захлебнется.
К вечеру они приблизились к реке Уошито, стремительно несущей свои воды вдоль поросших ивами невысоких берегов из красной глины. Все расположились на ночлег, но Шианна никак не могла заснуть, все время ворочалась с боку на бок. Все ее тело ныло и болело, и она мечтала о чем-нибудь мягком и теплом.
Когда же Шианна наконец-то начала погружаться в сон, она услышала в отдалении крик совы, и теперь уже стало ясно: Маманти ее не покинул. Возможно, он не мог вызволить ее из плена, но он следил за ней, оберегая от еще больших бед (крики совы раздавались уже не первую ночь, но Шианна никак не могла поверить, что это ее друг).
– Черт возьми, что это? – проворчал Хеден, когда крики совы снова нарушили ночную тишину.
– Полагаю, индейцы, – ответила Шианна. – Без сомнения, они наблюдают за нами. Возможно, они решили отобрать стадо.
Услышав такое, Хеден вскочил на ноги, пытаясь разглядеть во тьме разбойников, пытающихся увести его стадо. Опасаясь за сохранность скота, Риме растолкал нескольких ковбоев и потребовал, чтобы они дополнительно вышли в дозор. Ковбои понимали, что спорить бесполезно, – они сворачивали свои одеяла и седлали лошадей.
События этой ночи были продолжением предыдущих ночей – Маманти, действовавший по плану Уэйда, хотел довести Хедена до исступления. Оставаясь в отдалении, индейцы непрерывно следили за стадом и нарушали сон Хедена криками сов и койотов. Через несколько дней все люди Хедена Римса были измучены постоянным недосыпанием и ночными дежурствами.
Назревал бунт, не говоря уже о неприятном соседстве с индейским «эскортом». Ковбои жаловались, что не получают оплату за дополнительные часы, которые вынуждены проводить в дозоре. Даже предполагаемая прибыль от продажи скота Бердетта не удовлетворяла их. Пытаясь успокоить своих людей, Хеден пообещал им еще более высокое вознаграждение.
Чтобы подлить масла в огонь, команчи пробирались по ночам в лагерь Хедена и уводили у ковбоев лошадей. А днем появлялся Маманти со своим отрядом и предлагал Хедену купить этих лошадей. К тому же Пророк Совы, невозмутимо улыбаясь, предлагал Хедену помериться с ним силами, если тот хочет. Хеден не хотел, поскольку знал, что не сможет победить; он с проклятиями покупал у индейца своих же собственных лошадей.
Раздражение Хедена росло; Шианна же откровенно злорадствовала. А накануне к Хедену явились представители племени чикасо и потребовали непомерную плату за пересечение их земель. Хеден был вынужден заплатить. В противном случае он потерял бы все стадо.
– Сдается мне, что если бы вы остались на ранчо, то были бы гораздо богаче, – с усмешкой сказала Шианна, хотя каждое слово давалось ей сейчас с трудом – от простуды у нее нестерпимо саднило горло. – Вы могли бы продолжать грабить поселенцев. Это намного выгоднее, чем раздавать деньги индейцам и попусту кормить лошадей.
Не в силах более сдерживаться, Хеден размахнулся и с силой ударил свою пленницу. Шианна и так была больна, поэтому удар Хедена стал последней каплей. Привязанная к седлу, она без чувств привалилась к шее лошади. А Хеден лишь в раздражении пожал плечами. От этой девицы одни неприятности!
И все же Хеден не хотел с ней расставаться, ведь он еще не овладел ею. Но если он все же захочет от нее избавиться, то отдаст ее краснокожим дикарям – и пусть делают с ней что хотят.
Отвернувшись от Шианны, Хеден окинул взглядом стадо и вдруг увидел троих всадников, появившихся на ближайшем холме. Хеден глазам своим не верил – перед ним были Чад, Уэйд и Хуан. И почти тотчас из-за другого холма выехали ковбои, преграждавшие дорогу стаду. Уэйд же в одной руке держал винтовку, а в другой – поводья черного жеребца, принадлежавшего Шианне.
Выходит, братья Бердетт каким-то непостижимым образом выбрались из подземной темницы. И Уэйд наверняка приехал, чтобы забрать жену и отомстить. Да, от братьев Бердетт пощады не будет…
Уэйд невольно вздрогнул, когда увидел, как Хеден ударил его жену. Маманти уже рассказал ему, что Хеден Риме держал ее в плену и привязывал к седлу. Увидев, что Шианна лишилась чувств, Уэйд в ярости пришпорил коня; в глазах его пылала месть – сейчас он думал только о мести.
Хеден понял намерение Уэйда и судорожно сжал рукоять пистолета, который висел у него на поясе. Внезапно из ближайших зарослей выехал отряд индейцев, и Хеден в отчаянии приказал своим людям распугать все стадо – он надеялся, что обезумевшие от страха животные растопчут его врагов. Ковбои тотчас исполнили приказ. Прогремели выстрелы, и могучие быки рванулись в сторону Уэйда. Тот заметался перед стадом, пытаясь повернуть его к Хедену и его людям.
Тут Маманти приказал своим воинам остановить стадо, и Хедена охватил ужас: индейцев было слишком много, и им без труда удалось развернуть быков. Стадо начало рассеиваться, но самые огромные быки понеслись прямо на Хедена. Схватив поводья лошади, на которой сидела Шианна, Хеден стал пробиваться к роще.
Оглянувшись, Риме увидел, как двое его ковбоев погибли под копытами быков; еще двое рухнули наземь, сраженные стрелами и ружейным огнем. В отчаянии пришпоривая коня, Хеден гнал его к подлеску. Рядом, на привязи, скакала лошадь Шианны.
Тут Уэйд наконец заметил убегающего врага, но заметил слишком поздно – теперь ему оставалось только сыпать проклятиями. Увы, он был отрезан от Хедена и Шианны обезумевшим стадом. Уэйд с надеждой взглянул на Маманти – ведь тот наверняка заметил Хедена. К сожалению, индеец находился слишком далеко и не мог начать преследование. Уэйд повернулся в седле, чтобы отыскать Чада и Хуана. Но их положение было ничуть не лучше; стадо оттеснило обоих обратно к холму, и они ничем не могли помочь Уэйду.
Стиснув зубы, Уэйд вскинул револьвер, чтобы вести огонь поверх стада. Он был готов на все – только бы не позволить Хедену ускользнуть вместе с Шианной. Да, он твердо решил вызволить ее. Она достаточно натерпелась от Хедена Римса.
Стадо же тем временем разбилось на две группы – одна двигалась на север, другая повернула на юг. Внезапно Уэйд почувствовал, как по его ноге каленым железом прошелся кривой рог быка, но он даже не наклонился, чтобы осмотреть рану. Повернув коня, Уэйд направил его в сторону зарослей, где только что исчез Риме. Галаад стал упрямиться, но Уэйд заставил его повиноваться.
Обернувшись и заметив Уэйда, появившегося неподалеку от берега ручья, Хеден в ярости выругался и подстегнул кобылу, к которой была привязана Шианна. Но кобыла уже и так сильно хромала и никак не хотела скакать быстрее. Риме окинул взглядом высокие берега ручья, поросшие густым лесом. Если бы только он смог подняться на этот крутой берег… Тогда бы он без труда ушел от Бердетта.
Снова обернувшись, Хеден увидел, что Уэйд его нагоняет, он был уже совсем близко. Мерцающие в полутьме зеленые глаза неотрывно смотрели на него. Хеден отчаянно хлестал своего коня, принуждая его подниматься по крутому склону, но ему чертовски мешала кобыла, к которой была привязана Шианна. Он изо всех сил дернул за веревку, накинутую на шею кобыле, и та вроде бы пошла быстрее. Но тут вдруг ноги кобылы подогнулись, и она с громким ржанием повалилась на бок.
Риме понял, что у него уже нет времени поднимать кобылу. Оставив Шианну, он пришпорил коня, снова погнал его вверх по склону. Преодолев склон, Хеден обернулся, чтобы выстрелить в преследователя, но оказалось, что в его пистолете кончились патроны. Сунув пистолет в кобуру, Хеден вновь пришпорил коня и, перебравшись через ручей, понесся в сторону прерий.
Поравнявшись с упавшей кобылой, Уэйд спешился и склонился над Шианной. Его охватила паника, когда он увидел, что та без сознания. Затаив дыхание, Уэйд приложил ухо к ее груди. Услышав слабое биение сердца, он вздохнул с облегчением. Выпрямившись, Уэйд ухватился за поводья и попытался поднять кобылу на ноги. Однако у него ничего не получилось – видимо, у лошади была сломана нога.
Сыпля проклятиями, Уэйд выхватил из-за пояса нож и освободил руки Шианны. Затем перерезал кожаный ремень, которым была стянута ее левая нога. Но правая нога Шианны была придавлена кобылой, и Уэйду никак не удавалось высвободить ее из стремени. Он снова попытался поднять лошадь, и снова у него ничего не получилось. Ситуация казалась безвыходной; Уэйд не знал, что еще можно предпринять.
Тут вдруг послышался стук копыт, и Уэйд тотчас же обернулся. Из груди его вырвался вздох облегчения, когда он увидел Маманти. Индеец приблизился, и Уэйд сказал:
– Помогите мне поднять эту проклятую кобылу. Похоже, у нее сломана нога. Мне никак не удается освободить Шианну.
Маманти спешился и ухватился за поводья кобылы. Индеец тянул лошадь за поводья, а Уэйд подталкивал ее. Фыркая, кобыла кое-как поднялась на три ноги. Уэйд перерезал кожаный ремень на ноге Шианны и освободил ее. Затем подхватил жену на руки. Заглянув ей в лицо, он невольно вздрогнул.
Все лицо Шианны было покрыто синяками, ссадинами и царапинами. Уэйд осторожно прикоснулся губами к ее лбу и тут же отпрянул – словно обжегся.
– Бог мой, да у нее лихорадка!
Маманти положил ладонь ей на лоб, и его глаза расширились.
– Дайте ее мне, – сказал он. Уэйд отрицательно покачал головой.
– Но она моя жена, – напомнил он индейцу. – Я сумею позаботиться о ней.
– Вы не очень-то о ней заботились после того, как надели ей на палец свое кольцо, – заявил Пророк Совы.
– Не следует лишний раз напоминать мне о том, что во всем виноват я, – ответил Уэйд, поворачиваясь к своему коню.
– Приберегите свою гордость для другого случая, – с презрительной усмешкой заметил Маманти. – Если вы не позволите мне применить свое снадобье, она умрет.
Уэйд в нерешительности замер. Он терзался страхом за жизнь жены, но сама мысль о том, чтобы передать Шианну Пророку Совы, пусть даже для лечения, приводила его в отчаяние.
Взгляд Уэйда был прикован к опухшим губам жены. Сердце его, казалось, разрывалось от боли. Сейчас Шианна была такой уязвимой, такой беспомощной… Когда кому-то грозила опасность, Уэйд не колебался ни минуты, но теперь замер в нерешительности – не мог отдать ее индейцу.
Маманти прекрасно понимал, почему Уэйд колеблется. Приблизившись к нему, он пристально посмотрел ему в глаза. Какое-то время они стояли, молча глядя друг на друга. Наконец индеец сказал:
– Я еще до вас полюбил ее. – Едва заметно улыбнувшись, он продолжал: – Теперь она – ваша женщина. Но если мы не победим лихорадку, то вам останутся только воспоминания о ней…
Собравшись с духом, Уэйд передал Шианну индейцу и тяжко вздохнул. Маманти же, исполняя печальный гимн, обращенный к Великому Духу, направился к ручью.
– Да вы безумец! – воскликнул Уэйд. – Холодная вода для нее смерть!
Черт возьми, этот индеец убьет Шианну, пытаясь спасти ей жизнь!
– Мы должны остановить лихорадку, – возразил Маманти.
Осторожно удерживая Шианну на руках, индеец погрузил ее в воду и снова запел, обращаясь к своим богам и прося у них милости. Когда Маманти счел, что первая часть церемонии окончена, он поднял Шианну и, повернувшись к Уэйду, прокричал:
– Принесите мое одеяло с седла!
Уэйд поспешно расстелил на земле одеяло. И был неприятно удивлен, когда Маманти снял кожаный мешочек, висевший у него на шее. Святые небеса! Шианна нуждалась в неотложной медицинской помощи, а не в нелепых обрядах. Маманти побрызгал на нее каким-то настоем, а затем накрыл курткой Уэйда. Уэйд же принялся разжигать костер. Он не собирался оставлять Шианну на холодной земле. Индеец уже достаточно охладил ее во время своего странного обряда.
Закончив свой ритуал, Маманти направился ближе к берегу, чтобы нарвать дикого хинина. Уэйд проклинал все на свете, когда смотрел на индейца, раскладывавшего перед собой всевозможные коренья. Черт возьми, Шианне требовался доктор Уинстон, а не этот суеверный шаман. Возможно, сами индейцы доверяли сомнительным методам Пророка Совы, но только не Уэйд. Ему это казалось лишь тратой драгоценного времени.
Уэйд с нетерпением ждал, когда Маманти соберет нужные травы и приготовит свое снадобье. Когда шаман приподнял голову Шианны, чтобы что-то залить ей в горло, Уэйд невольно зажмурился. И почему он позволяет индейцу это делать? Ему следовало схватить Шианну – и скакать с ней прямо… Но куда?.. В ста милях вокруг не было ни одного доктора. Ведь они находились на индейской территории.
Когда Маманти снова начал свой танец вокруг Шианны, Уэйд поспешно направился к своему коню. Все, с него достаточно! Он собирался привезти сюда повозку и устроить в ней для жены кровать. Чада с Хуаном он оставит со стадом, а сам вместе с Шианной поедет следом за ними.
На бронзовом лице индейца застыло изумление, когда он увидел, что Уэйд отвязывает коня.
– Вы оставляете свою женщину, так и не узнав, будет ли она жить или умрет?!
Уэйд пристально посмотрел на шамана, затем перевел взгляд на пепельно-серое лицо жены.
– Я вернусь, как только смогу, – пробормотал он. – Я хочу привезти сюда повозку. Если Шианна останется лежать в мокрой одежде на влажной земле, то наверняка не выживет. У вас был шанс помочь ей. Теперь моя очередь.
С этими словами Уэйд запрыгнул в седло и пустил Галаада галопом. Вскоре выяснилось, что люди Хедена разбежались, оставив стадо и все свои припасы Уэйду и команчам. Увидев, что Уэйд возвращается один, Чад несказанно удивился.
– А что с Шианной? – спросил он. – И где этот проклятый Риме?
Уэйд нахмурился и проговорил:
– Хеден сбежал. Он ведь всегда был трусом. А Шианна… Маманти пытается ее лечить. Она очень больна и не может подняться. Вы поведете стадо на север, а я поеду сзади, вместе с Шианной. Я не оставлю ее этому индейцу. Неудивительно, что от болезней вымирают целые племена. Эти суеверные команчи дают больным травы и коренья, надеясь, что сорняки излечат от болезней.
Кривая усмешка промелькнула на губах Чада.
– Но Шианна верит, что Пророк Совы обладает сверхъестественной силой. А ты что же, не веришь?
Но Уэйду было не до шуток. Не глядя на брата, он сказал:
– Соберите стадо и следуйте на север. Ты понял?
Чад молча кивнул. Уэйд же собрал все необходимое продовольствие и одеяла и, забравшись в повозку, погнал лошадь в сторону ручья. Проклятие, как ему хотелось догнать Хедена! Этот мерзавец оставил Шианну умирать, а сам отправился с остатками стада в Абилин. Но главное – чтобы Шианна осталась жива…
Увы, Шианна все еще была без сознания. После горячего спора с Маманти Уэйд подхватил жену на руки и отнес ее в повозку. Индеец пристально посмотрел на него и заявил:
– Вы берете на себя большую ответственность.
– Совершенно верно, – кивнул Уэйд. – Если индейская медицина хороша, то и от нашей ей хуже не станет.
– Если она умрет, вы умрете вместе с ней, – процедил Маманти. – Я прослежу, чтобы шайены и арапахо взяли ваш скот. Вашему брату не добраться до границы с Канзасом.
– Почему бы вам не заняться собственными женами? – проворчал Уэйд. – Оставьте Шианну в покое. Неужели вы забыли, что я побывал в гостях у Великого Духа, который живет в подземной реке? Мои целительские способности тоже чего-то стоят.
Маманти в изумлении уставился на Уэйда. В гневе он совершенно забыл о том, что тот прошел через Говорящий ручей. Индейские боги дали власть этому бледнолицему, и Пророк Совы решил не вмешиваться. Если бы он не был столь озабочен здоровьем Шианны, то сразу бы понял, что не стоит спорить с бледнолицым.
Предлагая мир, Маманти протянул Уэйду руку.
– Я оставлю вас с вашей женщиной… на какое-то время, – пробормотал он в смущении. – Но вы должны позаботиться о ней.
Вздохнув с облегчением, Уэйд пожал руку индейца.
– Я вам многим обязан, Маманти. Конечно, мы постоянно ссоримся из-за Шианны, но я вас уважаю. Без вашей помощи она, возможно, погибла бы, не выдержав издевательств Хедена.
Маманти помрачнел и, глядя Уэйду прямо в глаза, проговорил:
– Клянусь, зло не останется безнаказанным. Мои воины найдут негодяя и покажут ему, что такое индейская пытка.
– Нет, он мой, – возразил Уэйд. – Ведь Шианна – моя женщина, не так ли?
Маманти с улыбкой кивнул и запрыгнул на своего мустанга. Взглянув на Уэйда, ответил:
– Вы можете забрать этого бледнолицего себе. Но только после того, как он побывает у меня.
Весьма озадаченный ответом индейца, Уэйд смотрел ему вслед, пока он не скрылся из виду. Затем повернулся к Шианне и, склонившись над ней, осторожно прикоснулся ладонью к ее щеке.
– Не оставляй меня, дорогая, – прошептал он, прижимаясь дрожащими губами к ее губам. – За эти несколько месяцев я принес тебе столько страданий.
Она по-прежнему была без сознания, и ее губы горели огнем. Уэйд пошел к задку повозки, чтобы взять воды. Вернувшись к Шианне, он приложил к ее лбу влажную ткань. Он повторял эту процедуру снова и снова, молясь, чтобы Шианна хоть ненадолго пришла в себя и попила.
Уэйд сидел около Шианны целый день, думая о том, что напрасно вовлек ее в свою войну с Хеденом Римсом. Он не представлял, как будет жить дальше, если она умрет. Если же Шианна выживет и откажется говорить с ним, он не станет обвинять ее. Он заслужил это, потому что превратил ее жизнь в ад.
Когда стемнело, Уэйд лег рядом с женой, чтобы согреть ее. Казалось, прошла вечность с тех пор, как он последний раз обнимал ее. На него нахлынули воспоминания. Уэйд проклинал себя снова и снова. Шианна находилась между жизнью и смертью, а он вспоминал о той страсти, которую она вызывала в нем. Но ведь он сейчас должен был думать совсем о другом – о том, как помочь ей справиться с болезнью.
Закрыв глаза, Уэйд еще крепче прижался к Шианне. Когда она находилась рядом с ним, он превращался в совершенно другого человека. Он чувствовал то, чего не хотел чувствовать, и испытывал эмоции, которые были ему чужды.
«Но любовь ли это?» – спрашивал себя Уэйд. Во всяком случае, это не походило на чувства мужчины, просто-напросто заинтригованного красивой женщиной. Нет, это было нечто такое, чего он не мог объяснить.
Но какого дьявола он думает о своих противоречивых чувствах, когда Шианна на грани жизни и смерти. Он должен молиться за нее, а не размышлять о собственных переживаниях. Остановившись на этой мысли, Уэйд попросил Бога смилостивиться и вернуть Шианну к жизни.
И он непременно отомстит Хедену Римсу!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямый ангел - Финч Кэрол



Роман понравился
Упрямый ангел - Финч КэролКатя
23.08.2010, 21.32





Роман очень позитивный,легко читается
Упрямый ангел - Финч КэролЛюбовь
24.01.2011, 21.34





Сначала не понравился, но через пару глав не могла оторваться. некоторые моменты слишком растянуты, а в общем на 8. Почитать можно.
Упрямый ангел - Финч Кэролjuli
22.04.2013, 13.54





не впечатлил,одни скандалы и тупость.
Упрямый ангел - Финч КэролG
20.10.2014, 17.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100