Читать онлайн Упрямый ангел, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямый ангел - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямый ангел - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямый ангел - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Упрямый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

В вечернем небе поднималось облако пыли, и Хеден сразу же его заметил – в этот момент он со своими людьми как раз пересекал границу между своим ранчо и землями Бердетта. Мысль о чужом отряде, разъезжающем по его землям, не могла не вызвать тревоги. Ему лишь оставалось гадать, не Уэйд ли это со своими ковбоями решил расплатиться за столь неожиданный визит прошлой ночью.
Подавляя тревожные мысли, Хеден приказал своим людям остановиться и указал на запад. Неожиданно у него родилась идея. Его губы расплылись в усмешке. Уэйд шел прямо к нему в руки! Если он, Хеден, поймает этого ублюдка, то у ближайшего крепкого дерева состоится линчевание. А когда Уэйда не станет, Шианна со своим ранчо перейдет к нему.
Предвкушая сладкую месть, Хеден рассмеялся. Но ему стало не до смеха, когда он понял, что имеет дело не с ковбоями Бердетта, а с отрядом команчей. Индейские всадники кружили вокруг его скота. Мексиканцы Хедена ринулись к ним, но это не остановило индейцев.
Испуганный таким поворотом событий, Хеден развернул коня. Он боялся индейцев, ненавидел их. Риме не пожалел бы своих капиталов, чтобы увидеть, как эти язычники будут окружены и согнаны в резервации.
Засев в подлеске, Хеден наблюдал за происходящим на его землях сражением. Как он и боялся, его люди были просто не способны справиться с индейцами. На своих мустангах индейцы творили чудеса: они прятались на полном скаку от пуль под брюхом лошадей, а мексиканцы не могли попасть в цель.
Когда пыль осела и стрельба прекратилась, выяснилось, что налетчикам удалось угнать более ста голов лошадей и рогатого скота; к тому же Хеден потерял двоих ковбоев.
– Проклятие, – проворчал он, запрыгивая в седло. Было ясно, что набег на ранчо Бердетта придется отложить. Этой ночью, после столкновения с дикарями, его люди были не в состоянии что-либо делать. Если бы Хеден знал, что индейцы совершили набег на его ранчо сознательно, он обвинил бы в этом Уэйда, но никто из белых здесь не имел дел с индейцами, кроме команчеро – испанцев, занимающихся торговлей оружием. Эти потомки испанцев были столь же беспощадны, как и их краснокожие кузены.
Во время Гражданской войны Хеден не раз сталкивался с ними. Команчеро стали одной из причин, заставивших Хедена окружить себя наемниками. Когда большая часть мужчин сражалась против армии Союза, Техас заполонили метисы. Конечно, серьезной угрозы они не представляли, но создавали неприятности. Если человек не был готов к встрече с ними, он мог лишиться всего, что имел. Но Хеден предусмотрел все. Одно лишь его имя вызывало ужас у соседей и бродячих преступников, что защищало его от набегов. И только Уэйд Бердетт и команчи могли посягнуть на собственность Хедена Римса.
Ворча по поводу потерь, Хеден приказал своим мексиканцам возвращаться на ранчо, чтобы перегруппироваться и залечить раны. Прошедшие два дня казались просто бедствием. С тех пор как появился Бердетт, дела шли все хуже и хуже. Но Хеден заверил себя, что Бердетт здесь ненадолго. Уэйд стал бы очередным призраком – точно так же, как тот парень, который заявлял, что посещал пещеру близ лагеря чужака. Хеден презрительно фыркнул. Суеверная чушь!
Рамона заглянула в спальню Шианны, чтобы сообщить ей, что прибыл ее муж и зовет ее. Игнорируя самодовольную улыбку на лице служанки, Шианна захватила шляпку и вышла в холл.
– Ведь твой муж скоро переедет на асиенду, да? – Рамона была восхищена браком Шианны, но ее чрезвычайно волновал вопрос: почему Уэйд настаивал на ночевке под открытым небом в прериях, когда можно было разделить постель с Шианной? – Ты, конечно, не была бы против, если бы он жил здесь, с нами?
– Мой муж делает то, что ему нравится, – заявила Шианна. – А вам не следует совать нос в чужие дела.
Рамона нахмурилась и пробормотала что-то неразборчивое. Шианна всегда была скрытной, но с тех пор как появился Уэйд Бердетт и внес неразбериху в ее спокойную упорядоченную жизнь, она стала просто невыносимой.
– Полагаю, ты печешься о нем больше, чем хотела бы признать. Тебе хочется быть с ним, но гордость не позволяет просить, чтобы он переехал.
Шианна подняла встревоженный взгляд на пухлолицую служанку.
– Вчера вы меня отчитывали за то, что я слишком упряма. Сегодня объектом вашей критики стала моя гордость. Иногда я спрашиваю себя: раз я такая плохая, то почему вы работаете здесь, а не в другом месте? И неужели я такая ужасная? – Веселое хихиканье сорвалось с губ Районы.
– Ну почему же? Не такая уж ты плохая. Но твои собственные ошибки мешают тебе получить то, что ты хочешь больше всего на свете. – Рамона подняла пухлый палец и показала в сторону холла, где ждал Бердетт.
– Над этим стоит задуматься, – ухмыльнулась Шианна, временно уступая Рамоне. – Меня не будет почти весь день, так что не ждите меня.
– Это не новость, – фыркнула Рамона. – Ты не первый раз исчезаешь на много часов, и никто не знает, что с тобой случилось.
Рамона топнула ногой, на что Шианна только загадочно улыбнулась. Казалось, что Рамона хотела защитить их брак, будто точно знала, что было между ними. От мысли, что все на ранчо происходит под ее присмотром, Рамона просто расцветала. Она вмешивалась во все, но тем не менее Шианна нежно любила ее. Ведь она заменила ей мать.
Шианна посмотрела на Уэйда и невольно смутилась. Его взгляд был настолько странным, что Шианна даже оглядела себя.
– Что-то не так? Я перепутала ботинки? – осведомилась она. – Вы на меня смотрите так, как будто что-то не в порядке.
Уэйд с усмешкой ответил:
– Все в порядке, дорогая. – Он окинул взглядом ее стройную фигуру. – Полагаю, вы хорошо спали без меня этой ночью, моя прекрасная женушка.
Шианна немного помедлила, затем спустилась с лестницы. Теперь она стояла прямо перед Уэйдом.
– Я спала как убитая. Спасибо. А вы, мой дорогой муж?
– Я спал один. – Он ухмыльнулся и, взяв Шианну за руку, направился к двери.
Уэйд помог жене забраться на коня. Затем, вскочив на своего Галаада, проговорил:
– Я узнал, что сегодня ночью был совершен набег на ранчо Хедена. – Резкая смена темы заставила Шианну поднять голову. – Он потерял более ста голов скота и двоих людей.
Пока они ехали через пастбище, Шианна хранила молчание. Наконец Уэйда прорвало:
– Почему ты молчишь?! Ты не собираешься мне говорить, что предупреждала меня?
– У меня нет никакого настроения злорадствовать, – заявила Шианна. – Я задолго до этого знала о способности Маманти предсказывать будущее. Сейчас меня больше занимает ваша тайна. Мне не терпится узнать, как вы делаете деньги из воздуха.
Шианна проехала вперед, а Бердетт попридержал Галаада, любуясь ее осанкой. Почему она не воспользовалась возможностью уколоть его? Это было совсем не похоже на нее. Шианна просто расцветала, когда ей удавалось задеть его гордость.
Уэйд горестно вздохнул. Проживи он с этой женщиной еще сотню лет – и то не был бы уверен, что научится предсказывать ее капризы. Он строил предположения относительно ее реакции и готовил себя к этому, но Шианна всегда вытворяла что-то неожиданное, и Уэйд был вынужден менять свои взгляды.
Господи, почему же его так влечет к этой женщине?! За прошедшие недели он несколько раз пытался найти с ней общий язык и каждый раз получал только головную боль. Шианна казалась сплошным противоречием. Что ж, так было и так будет всегда, решил Бердетт.
Отбросив неприятные мысли, Уэйд погнал коня вслед за скачущей перед ним красоткой. Услышав стук копыт за спиной, Шианна погнала Дельгадо галопом. Она получала удовольствие от этого состязания. Ей уже давно не представлялась такая возможность.
Когда Шианна обернулась, Уэйд заметил блеск в ее глазах. Он пришпорил коня, и Галаад со скоростью молнии догнал Дельгадо. Приблизившись к вороному жеребцу, Уэйд приподнялся в стременах и попытался перетащить жену к себе на колени.
– Это несправедливо. Я выиграла! – протестовала Шианна, обвивая руками шею жеребца, чтобы удержаться в седле.
– Но ты раньше стартовала, – с усмешкой возразил Уэйд. Его улыбка растаяла, когда он посмотрел в темные глаза Шианны. Таинственная темнота в их глубинах все больше затягивала его. – Послушай, Шианна… – Бердетт внезапно умолк.
В следующее мгновение ее губы раскрылись, чтобы принять его поцелуй. Мускусный аромат овладел ее чувствами, мучительно напоминая о мужчине, который был сейчас так близко от нее. Она чувствовала мускулатуру его бедер, она почти физически ощущала, как ей не хватает его ласк. На мгновение гордость и заранее подготовленные отговорки отошли на задний план, и Шианна ближе придвинулась к мужу. О Господи, она никогда не преодолеет безумное влечение к этому мужчине. Он держал ее в своих руках, и она таяла подобно снегу над пылающим походным костром. Уэйд. целовал ее, и ей почему-то было жаль, что этот поцелуй не может длиться вечно.
Когда Шианна пришла в себя, она увидела, что Галаад уже остановился. Уэйд отпустил поводья и соединил руки вокруг ее талии. Чувствуя себя немного виноватой из-за того, что слишком легко сдалась, Шианна покраснела. Она попробовала отодвинуться от его коленей, но Бердетт еще крепче прижал жену к себе.
– Послушай, Шианна…
В его голосе было столько нежности, что она затрепетала. Уэйд же улыбнулся и сказал:
– Вот и все, что я хотел знать. Я все понял, дорогая.
Она вспыхнула от гнева. Проклятие! Он всего лишь проверял ее реакцию на его ласки. Чем она была для него? Забавой? Непокоренной женщиной? Играл ли он со всеми своими женщинами так, как с ней?
Уэйд снова улыбнулся и сказал:
– Не стоит обижаться, моя милая. Знаете, вы влияете на меня так же, как я на вас.
– Неужели? – Сердце Шианны на мгновение замерло. – Я вовсе не хочу заставлять вас думать, что меня надо завоевывать. Не надо со мной хитрить. Я всего лишь хочу, чтобы вы видели во мне человека, у которого тоже есть чувства. Я не хочу быть игрушкой в руках мужчины.
– Иногда ты настолько выводишь меня из себя, что… – С этими словами Уэйд спрыгнул на землю и поспешил приложить палец к ее губам.
Но Шианна резко отстранила его руку и заявила:
– Не смейте так ухмыляться! Эта ухмылка приводит меня в бешенство!
Губы Уэйда расплылись в улыбке.
– А так лучше, любовь моя?
Шианна тяжко вздохнула. Она не могла сердиться на него. Уэйд обладал удивительной способностью успокаивать ее, он мог заставить ее забыть, почему она сердилась на него.
– Что ж, принцесса… – сказал Бердетт, подходя ко входу в пещеру. – Я обещал все вам объяснить и сдержу свое слово.
– Сегодня – возможно, – кивнула Шианна. – А завтра я узнаю, что все ваши слова от начала до конца были ложью.
– О, как мало в вас веры, – вздохнул Уэйд. – Мужчина падает перед вами на колени, открывает вам сердце – а вы?..
Шианна пристально посмотрела в его зеленые глаза. Немного помедлив, она сказала:
– Я хочу вам доверять, Уэйд. Но только будьте честны со мной на этот раз. Пожалуйста…
– Тогда вы прекратите защищать Римса? – спросил Уэйд. – Если у вас осталась хоть капля вины за то, что вы с ним сделали, то вы только впустую тратите свое чувство. Хеден Риме не заслуживает ничего, кроме презрения. Нет никакой вины в том, что вы в течение многих лет вводили его в заблуждение, уклончиво отвечая на его предложение руки и сердца. У него самого нет жалости. И сегодня до захода солнца вы узнаете, почему я объявил ему войну.
Шианна смолчала, позволяя Уэйду первым пройти в пещеру. Он вытащил горящий факел, который стоял между камнями у входа. Шианна оказалась около узкого туннеля, который ей еще предстояло исследовать. Она крепко сжимала руку Уэйда, когда они начали углубляться по проходу, который вел, казалось, в преисподнюю. Ее била дрожь. Мерцающий факел светил лишь на несколько футов, и они продвигались вперед очень медленно и осторожно. После ужасного погружения в подземное озеро она начала побаиваться темноты пещер.
– Не бойся, я знаю, куда иду, – сказал Бердетт, почувствовав, что жена волнуется.
Но Шианна еще крепче сжала руку мужа. И она всем телом прижималась к Уэйду. Когда же они свернули за угол, Шианна не удержалась от возгласа удивления. Прямо перед ними открывалась огромная пещера, уходившая вниз футов на пятьдесят. На дне пещеры виднелись изящно украшенные комнаты и факелы на стенах. Сталактиты и сталагмиты формировали подобия перегородок, отделявших одну богато украшенную комнату от другой. И повсюду виднелись синие бархатные стулья, дубовые столы и кровати. Драпировка каскадами застывших рек спускалась со стен, подчеркивая блеск убранства этой подземной волшебной страны. По дальней стене струился кристально чистый ручей. Он вливался в водоем и исчезал из вида за массивным, казалось, стеклянным валуном. В отдалении Шианна разглядела слабый намек на лучик солнечного света, пробивавшегося в пещеру. «Это, должно быть, исток того ручья, который Маманти называл Говорящим», – подумала Шианна.
Пристально взглянув на Уэйда, она спросила:
– Откуда все это?
Бердетт повел ее по дорожке, сбегавшей вниз.
– Стулья мы доставили сюда с нашей бывшей плантации в Луизиане, а затем с помощью мула спустили в эту пещеру.
Они спустились вниз, и Уэйд подвел Шианну к софе, приглашая сесть. Сам же уселся на стул с высокой спинкой и вновь заговорил:
– В конце войны над Югом нависала угроза поражения. Некоторые штаты лежали в руинах. Моя мать беспокоилась за ценности и мебель, которые принадлежали нам много десятилетий. Она очень боялась, что без вещей наша семья навсегда утратит прежний образ жизни. И всякий раз, когда мы возвращались в Техас со стадом – со мной были Блейк и мой брат Чад, – грузили фургоны и перевозили мебель в эту пещеру. Поскольку здесь оказалось все, что для моей семьи было самым дорогим, Блейк продал мне землю, на которой пещера расположена. – Едва заметная улыбка пробежала по губам Уэйда. Немного помолчав, он продолжил рассказ: – В некотором смысле Маманти прав. В этой пещере обитают призраки минувшего, яркие воспоминания ушедших времен… до того как рухнуло великолепие Юга, которое уже никогда не возродится.
На лице Бердетта снова появилась улыбка.
– Хотя мы были готовы к самому худшему, ни один из нас не мог предвидеть такое ужасное поражение. Как я уже рассказывал, мой отец, будучи советником президента конфедератов Джефферсона Дэвиса, в конце войны пострадал. Армия Союза постаралась, чтобы его дом и плантации были полностью уничтожены. И это была только часть наказания за то, что он выступал против Союза.
Бердетт наклонился, упершись локтем в колено и разглядывая дорогой ковер под ногами.
– Как-то раз, возвращаясь со стадом, мы с Блейком попали в засаду, устроенную солдатами Союза. Стадо было конфисковано, а мы ранены. Я доставил твоего отца к нам на плантации в надежде отлежаться и залечить раны. Когда мы, едва живые, добрались до плантаций, моя мать уже знала, что отряды Союза продвигаются в нашу сторону. Нас отвезли в безопасное место. Из-за деревьев мы наблюдали, как солдаты Союза вступили на наши земли. Посевы пшеницы были подожжены, лошади конфискованы. Затем солдаты стали кидать горящие факелы в конюшни. Вскоре заполыхал и сам особняк. Все, что солдаты не смогли унести, было разрушено. Тем, кто жил при плантациях, не осталось ни зернышка. Даже пастбища были усеяны мертвым домашним скотом, чтобы мятежникам не досталось свежее мясо.
После продолжительной паузы Уэйд продолжил:
– В течение многих месяцев мы жили подобно грызунам – собирали зернышко за зернышком, чтобы выжить. Постепенно раны затягивались, и к нам возвращались силы. Во время нашей последней поездки в Техас моего брата Чада с нами не было, и он не попал в засаду, в которой нам с Блейком крепко досталось. Чаду пришлось вступить в ряды мятежной армии, в пехоту. Спустя четыре месяца после того, как война закончилась, он наконец сумел возвратиться домой. Но и Чад не принес хороших вестей.
Бердетт откинулся на спинку стула, разглядывая минеральные отложения на потолке пещеры.
– Когда мы собирали неклейменых бычков, ты спросила меня, что случилось с моим отцом. Я тогда разволновался и не смог все связно рассказать. Так вот, Чад вернулся к руинам, которые когда-то были нашими плантациями, чтобы сообщить: Дэвис и его приближенные оставили Ричмонд и, преследуемые, ушли на юг. Мой отец, в отличие от некоторых советников, не изменил президенту и остался вместе с Дэвисом. Когда же между отрядами Союза и мятежниками вспыхнул бой, отец был застрелен.
После очередной паузы Уэйд снова заговорил:
– Во время этого тяжелого периода нашей жизни Блейк был нам опорой. Хотя Блейк и понимал, что должен возвратиться домой, он все же остался. Чтобы успокоить мою мать. Ведь все, чем она жила, превратилось в пепел. Она потеряла любимого мужа. Да, Блейк чувствовал себя обязанным остаться с нами. Видишь ли, Микара, то есть моя мать… она всходила твоего отца, а он в благодарность остался заботиться о ней, помогать ей вести хозяйство. – Пристально взглянув в глаза Шианны, Уэйд тихо сказал: – Блейк бы тебя не оставил, если бы мы тогда так не нуждались в нем. Возможно, ты не сможешь этого понять, поскольку не была там и не видела того ада, который мы пережили. Ты обижалась из-за того, что отец не приезжал, не писал. Но мы, по сути, были беглецами, окруженными со всех сторон врагами. Тяжелейшая ситуация. Даже если Блейк и мог убежать, спасая свою жизнь, он не смог бы повернуться спиной к семье, которая потеряла кормильца, кров и всю собственность.
Бердетт нахмурился, решая, говорить ли Шианне остальное. Нет, пока не стоит. Он подготовил почву, объяснил обстоятельства. Теперь, когда она узнала о кризисе в его семье и чувстве признательности Блейка тем, кто стал его второй семьей, можно рассказать о событиях, которые последовали за теми военными месяцами. Но сначала надо дать ей время, чтобы она все как следует усвоила.
Шианну охватила дрожь при мысли о том, как бы она сама отреагировала, если бы была вынуждена из убежища наблюдать, как ее дом горит и превращается в пепел. Мать Уэйда, несомненно, успокаивала себя, мол, все это далеко не самое страшное, но когда Микара потеряла и мужа, это могло показаться ей концом света. Шианна сидела с поникшей головой, сидела, уставившись на сжатые кулаки, лежащие на коленях. Ей стало стыдно, что она обижалась на отца. Насколько же эгоистичной она была! Ведь Блейк помогал друзьям, попавшим в крайне тяжелую ситуацию. Шианна понимала теперь, почему Блейк остался с семьей Бердеттов. Ведь они так нуждались в помощи!
– В те ужасные месяцы мы должны были решить, куда податься и с чего начинать восстановление разрушенного хозяйства, – продолжил Бердетт. – Услышав о предприятии Джозефа Маккоя, решившего удовлетворить спрос янки на говядину за счет техасского поголовья, мы решили объединить с ним прибыль, которую получили, продавая скот на Юг. Мы планировали проложить железную дорогу в Абилин, а вдоль нее построить загоны для скота. Нам с Блейком тогда заплатили золотом, а не этой ничего не стоящей валютой конфедератов. Блейк вложил свое золото в создание рынка скота в Спрингфилде. Я же занимался поставками и наймом дополнительной рабочей силы. Кроме того, я продал часть драгоценностей, которые были частью моего наследства.
Уэйд поднялся со стула и погладил изящную статуэтку, стоявшую на столе.
– Блейк думал, что после окончания дел с Маккоем ему лучше всего было бы увезти мою мать сюда. Он надеялся, что смена обстановки поможет Микаре забыть трагедию прошлого. Но поскольку я был моложе и сильнее, Блейк решил, что в Техас надо ехать мне. Я пытался уговорить Чада, чтобы он вложил свой капитал в наше предприятие, но он наотрез отказался. Он не забыл опустошение Юга северянами и не был готов простить янки за то, что они сделали. Чад отказался участвовать в предприятии, которое могло кормить Север. Он взял свою часть наследства и поместил его в развитие Запада. Уэйд тяжело вздохнул, поставив статуэтку на место.
– Полагаю, ему нужны были простор для действий и время, чтобы расставить по местам события прошлого. Моя мать нуждалась в помощнике, и Блейк убедил меня обосноваться на его ранчо в Техасе, а сам остался, чтобы начать новую жизнь… вдалеке от мучительных воспоминаний.
Лицо Уэйда словно окаменело. Немного помолчав, он продолжал:
– Чад тайно приехал в Техас в начале весны, направляясь в штат Нью-Мексико и далее. У него было достаточно средств, чтобы прожить, пока он не решит, чему себя посвятить.
Внезапно голос Бердетта стал настолько холодным и резким, что Шианна с удивлением уставилась на него. На ее лице отразилось недоумение. Шианна чувствовала, что Уэйд в ярости. Было ясно, что с Чадом Бердеттом случилось что-то страшное. Шианна напряженно ждала, Когда Уэйд возьмет себя в руки, чтобы продолжить свой рассказ.
– В Техасе есть один человек, который назначил себя… королем. Он железной рукой управляет своей империей. Любой странник, которому довелось сойтись на узкой дорожке с ним и его людьми, рискует здоровьем и даже жизнью. Этот убежденный в своей правоте ублюдок избавляет, как он думает, свою землю от бродяг и бездомных ветеранов войны. Он перекладывает вину на банды преступников и на индейцев, чтобы выгородить себя – главного преступника, запугивающего и убивающего, как он сам говорит, иноземцев. Хеден Риме взял на себя смелость наказывать каждого, кто ступит на землю Техаса. И он слишком эгоистичен, чтобы делиться с теми, кто сражался за него на войне. Риме хочет, чтобы весь скот Техаса принадлежал ему.
Уэйд сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться.
– Так вот, прошлой весной Чад перешел дорогу Римсу. Его люди сделали с ним то же самое, что и со мной. Единственное различие состояло в том, что Хеден со своими людьми был в ночном дозоре и обнаружил Чада у северных границ своего ранчо. Риме решил на примере моего брата показать, что он сделает с каждым иноземцем. Его прихвостни привязали брата на холоде и нещадно издевались над ним.
Уэйд бросил косой взгляд на Шианну, а затем сосредоточился на какой-то удаленной точке.
– Наверное, вы уже знаете, что Хеден любит доставать свой нож. Он начал буквально резать Чада, настаивая, чтобы тот советовал каждому встречному обходить стороной ранчо Хедена Римса. А Чад был уже озлоблен войной. Он горевал об отце и проклинал северян, разоривших наш семейный очаг. Эти потери он переживал очень тяжело. Уже тогда он ненавидел весь мир и каждого человека в отдельности. Издевательства Хедена еще больше озлобили Чада.
Бердетт стиснул зубы; его глаза метали молнии.
– Когда мой брат плюнул в лицо Римсу, тот сорвался и достал кнут, которым пустил больше крови, чем до этого ножом. Вместо того чтобы униженно просить пощады, Чад с каждым ударом лишь проклинал Хедена. Полагаю, Чад был настроен скорее умереть, чем сдаться. Избиение продолжалось, пока Чад не упал без сознания. Хеден распорядился бросить моего искалеченного брата в реку, полагая, что это последний непрошеный гость, который посмел перечить могущественному техасскому королю. Холодная вода привела брата в чувство, но он притворился мертвым, ожидая, когда Хеден и его люди уедут подальше. Когда они ушли, он выполз на берег и чудом добрался до пещеры. У него не было ни одежды, ни денег, ни лошади. Все, что у него осталось, – это горящая ненависть, отравившая его душу. Он ненавидит Хедена даже больше, чем Маманти презирает техасцев.
Тяжко вздохнув, Уэйд взглянул в лицо Шианне.
– Когда я вернулся в пещеру, обнаружил израненного брата. Он жил здесь подобно ночному зверю, охотился, чтобы выжить, и ждал меня, чтобы я помог ему отомстить за это зверство. Риме думает, что Чад мертв. Помня о печальном опыте своего брата, я принял меры предосторожности, написав письмо, в котором назвал Хедена Римса главным подозреваемым, если со мной что-то случится. Полагаю, теперь ты понимаешь, почему я объявил войну Хедену. Да, я хочу убить его, стереть с лица земли, но этого недостаточно! Сначала я хочу его помучить. Я хочу лишить его всего, что для него дорого, хочу, чтобы он перенес все, что вытерпели от него мой брат и многие другие.
Шианна не в силах была поверить, что Хеден так жесток и так безжалостен. Все эти годы – когда Хеден жаловался на беззакония – он перекладывал свою вину на других. Он прибегал к угрозам и насилию, чтобы завладеть всеми техасскими землями.
Тут Уэйд вновь заговорил:
– Ты можешь жалеть Римса, но я его презираю, равно как и методы, которые он использует, чтобы расправляться с теми, кто хочет устроиться в Техасе. Я ненавижу Хедена за то, что он пытался убить моего брата. Когда люди Римса связывали меня, я их задел так же, как и мой брат, но не упорствовал, как он, – хотел остаться в живых. Мне тогда повезло, что с ними не было Хедена. Он более жестокий, чем любой из его людей. Но я действительно хотел, чтобы Хеден знал, что есть человек, который объявил ему войну и которого он не может убить, не навлекая на себя подозрений. Когда Блейк сделал меня твоим опекуном, это удвоило нависшую надо мной угрозу. А когда мы поженились, его желание стереть меня с лица земли стало слишком очевидным. – В глазах Уэйда огнем светились мысли о мести. – Ко времени, когда я закончу все дела, Риме сам повесится. Клянусь своим братом, он потеряет не только ранчо, но и жизнь.
Наконец-то Шианна поняла, чего Уэйд добивался. Он ненавидел Хедена Римса и больше всего на свете хотел отомстить. «Боже мой, ведь я чуть не вышла замуж за этого презренного ублюдка, – подумала Шианна. – Узнай я позже о его зверствах, я, возможно, могла бы совершить ужасную ошибку».
Шианна осмотрелась и вопросительно взглянула на Уэйда. Он говорил о своем брате, но она ни разу не встречалась с человеком, который довольно часто посещал пещеру за эти месяцы. Должно быть, она слышала именно его голос, когда отважилась заглянуть в пещеру. И это его шаги эхом разносились у нее за спиной.
Словно прочитав ее мысли, Уэйд повернулся к одному из темных туннелей и прокричал:
– Чад, выходи! Кое-кто хочет видеть тебя!
Шианна затрепетала, когда из одного из проходов появился высокий молодой человек. Она буквально впилась взглядом в строгие черты его лица. Когда Чад шагнул на свет, у Шианны не осталось сомнений, что перед ней действительно брат Уэйда. Они были очень похожи. Шианна тут же отметила проникновенный взгляд его синих глаз. Но хотя эти мужчины были очень похожи, в выражении лица Чада не было ни намека на ухмылку. Казалось, что Чад на два-три года моложе Уэйда, но сказать наверняка было трудно. Годы лишений и трагедии прошлого проложили морщины на лице Чада, не говоря уже о бледности, вызванной долгим пребыванием в пещере.
Как отметила Шианна, между ними было еще несколько различий. После многих часов охоты за одичавшими бычками Уэйд загорел почти до черноты и имел прекрасную мускулатуру. Чад тоже был хорошо сложен, но худощав. Уэйд прекрасно владел собой, в то время как Чад казался сгустком нервов. Шианне подумалось, что Чад скорее пристрелит Хедена, чем будет постепенно уничтожать негодяя, разгоняя его стада.
Кудивлению Шианны, на губах Чада появилось подобие улыбки. А его откровенный взгляд блуждал по ее изящной фигурке.
– Так это та смелая особа, что последние несколько недель часто появлялась здесь? – спросил Чад с некоторым удивлением. – А вас не так-то легко напугать, Шианна. Я вызывал дрожь у довольно смелых мужчин, а вас с трудом заставил уйти, когда вы искали сокровища.
Шианна вздохнула с облегчением. Когда Чад улыбался, он не казался таким мрачным.
Улыбнувшись ему в ответ, она сказала:
– Признаю, что вела себя не самым умным образом. Увы, мое любопытство никогда меня не украшало, и из-за него я часто наживала неприятности.
Чад стрельнул в брата косым взглядом; было заметно, что Шианна понравилась ему. Очевидно, Чад был недоволен своим нынешним существованием, поэтому с удовольствием познакомился с этой знойной красоткой.
– Почему бы тебе не показать Шианне наше наследство? – предложил Уэйд. – Поскольку ее любопытство было наказано, когда она свернула не в тот проход, она заслуживает того, чтобы увидеть сокровища, не так ли?
Молча кивнув, Чад жестом пригласил Шианну следовать за ним. Вытащив из углубления в стене факел, Чад повел ее вниз по извилистому туннелю.
Уэйд же невольно нахмурился. Проклятие, он испытывал по отношению к Шианне собственнические чувства! Дело дошло даже до того, что он подозревает собственного брата. Но ведь у него сейчас были серьезные основания не доверять Чаду. Он стал более отчужденным и упрямым, чем когда-либо ранее. На брата давило его прошлое, и он в меньшей степени, чем Уэйд, умел скрывать свои чувства.
Отгоняя неприятные мысли, Уэйд пока решил дать Чаду десять минут наедине с Шианной. Больше нельзя, это чревато неприятностями. Уэйд знал это наверняка. Ведь Чад давно не видел женщин…
Когда воображение Уэйда забило тревогу, он взглянул на часы и опустился на стул. «Десять минут – и ни секунды больше», – сказал себе Уэйд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямый ангел - Финч Кэрол



Роман понравился
Упрямый ангел - Финч КэролКатя
23.08.2010, 21.32





Роман очень позитивный,легко читается
Упрямый ангел - Финч КэролЛюбовь
24.01.2011, 21.34





Сначала не понравился, но через пару глав не могла оторваться. некоторые моменты слишком растянуты, а в общем на 8. Почитать можно.
Упрямый ангел - Финч Кэролjuli
22.04.2013, 13.54





не впечатлил,одни скандалы и тупость.
Упрямый ангел - Финч КэролG
20.10.2014, 17.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100