Читать онлайн Своенравная пленница, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своенравная пленница - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своенравная пленница - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своенравная пленница - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Своенравная пленница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Проснувшись среди ночи от очередного кошмара, Розалин с трудом раскрыла глаза и вздрогнула: в проходе вигвама чернел мужской силуэт. В рассеянном свете луны Розалин с облегчением узнала Ястреба. Наконец-то! От одной его близости у Розалин потеплело на душе. Он лег рядом и крепко ее обнял, а потом жадно поцеловал в пухлые губы. Розалин прижалась к нему, с радостью вверяя свое тело его рукам. Его волшебные прикосновения сразу стерли все ее тревоги, и, охваченная жарким огнем, она погрузилась в пучину страсти.
Ну что ж, если им суждено расстаться, ее руки сохранят воспоминания об этом сильном теле, его поцелуи станут вновь и вновь оживать на ее губах, а его запах она будет помнить всегда.
Ястреб с тихим стоном покрывал тело Розалин поцелуями, наслаждаясь ее шелковистой кожей. Хрупкая красота любимой заставляла его сердце трепетать и манила, как цветок шиповника — одинокого шмеля. Их дрожащие от вожделения тела слились. Ястреб понял, что его жизнь утратит без Розалин всякий смысл. Только она вдохновляла его и заполняла его дни. Он ее боготворил и в их последнюю ночь мечтал утонуть в сладостных объятиях.
Ласки любимого бросали Розалин в дрожь. В груди зародилось смутное томление. Она и не заметила, как огоньки, блуждающие по ее телу, превратились в пламя, от которого в ней вспыхнуло необузданное желание. Едва дыша, она крепче обняла Ястреба, умоляя заполнить ее собой. Ее глаза горели дикой страстью, требуя от Ястреба большей смелости и решительности. Он много раз любовался выражением ее лица в такие мгновения и не мог насытиться. Волна исступления подхватила их и вознесла в небо к далеким звездам. Им казалось, что они уподобились огромным птицам, величественно парящим над землей.
Вот он и настал — ужасный финал их трагической любви! Ястреб пришел в себя и пылко воскликнул:
— Ты не представляешь, как я тебя люблю! Я схожу с ума от предстоящей разлуки!
«Ах, — робко подумала Розалин, — если бы только любовь могла сотворить чудо!»
— Мы оба без ума друг от друга. Я никогда не забуду дней нашей любви… — Она закусила губу, боясь разрыдаться.
— Я найду тебя в Сент-Луисе! — пообещал он, Розалин с тоской подумала, что это ничего не изменит. Отец все равно не позволит ей видеться с любимым — ни через пять лет, ни через пять столетий. Возможно, им и удастся встретиться украдкой, но это лишь усугубит их страдания. Но даже за несколько минут счастья с Ястребом она отдала бы жизнь.
— Помни, Розалин: я люблю тебя и буду любить, — погладил ее по щеке Ястреб. — Расстояния не ослабят нашей любви. Мой отец — живое свидетельство того, что чувство между мужчиной и женщиной не может исчезнуть даже со смертью одного из них.
Он нагнулся и расцеловал ее в мокрые от слез щеки.
— Прошу тебя лишь об одном: сохрани в тайне от отца все, что между нами было. И даже когда завтра я отведу тебя к нему, не оглядывайся, чтобы о» ничего не заподозрил. Иначе твоя жизнь в его доме превратится в ад.
Розалин и сама это понимала, она знала, как ей себя вести. Но сейчас, пока ночь не отняла у нее любимого, она обняла его и прошептала, глотая слезы:
— Подари мне последний поцелуй! Пусть он согревает меня до нашей будущей встречи.
Если только она состоится, добавила про себя Розалин.
Чувственные губы Ястреба прильнули к ее рту. Они вновь клялись в вечной любви и преданности, но где-то в глубине души Розалин уже зародилось сомнение в том, что одиночество не нарушит со временем клятв.
И когда он оторвался от ее губ, сердце ее разбилось. Тягостное чувство невосполнимой утраты вновь овладело ею. Розалин знала, что ее душа навеки останется в этих местах и будет вечно блуждать в поисках покоя, когда ее насильно увезут в Сент-Луис.
Он бесшумно выскользнул из вигвама, и Розалин глухо зарыдала. Утром, когда над хребтами займется заря, ее жизнь будет кончена. Ястреб вернется в горы, а ей придется вернуться в душный, суетный мир ее отца. Но она никогда не забудет красоту этого волшебного края!
Ястреб оглянулся на вигвам и с досады махнул рукой. После прощания с Розалин ему захотелось кричать от отчаяния. В его глазах застыла грусть. Он с раздражением отметил, что раньше находил выход из любого положения и оставался хозяином жизни. Сейчас же он ощущал растерянность и бессилие. С Розалии он познал настоящую любовь. Но уже на рассвете любимую у него отберут, и он уже не станет прежним. Воспоминания о Розалин будут его преследовать повсюду, ее образ — внезапно возникать перед ним то в ущельях, то на горных склонах. А кончится все это безумием, потому что волшебные мгновения их близости ему не забыть. Ястреб тяжело вздохнул и понурился…
Внезапно ему вспомнился разговор с Обри в первый день ярмарки. Тогда Ястреб не придал значения словам торговца, но теперь они вдруг обрели особый смысл. Ястреб задумчиво посмотрел на противоположный берег и решил, что нужно разбудить Аракаше и спросить его совета.
Наутро Розалин чувствовала себя так, словно побывала на собственных похоронах. Верхом на коне она покорно пересекла реку вброд, держась на некотором расстоянии от Ястреба. Ее бесстрастный взгляд был устремлен на человека, ожидающего их на другом берегу. На его морщинистом лице читалось презрение и раздражение. Усилием воли Розалин заставила себя улыбнуться отцу, мысленно отметив, что только второй раз в жизни она видит на его лице проявление каких-то эмоций. Обычно Обри носил маску равнодушия и невозмутимости. Да, трудновато ей будет изображать радость по поводу этой встречи, когда папаша смотрит на Ястреба так, словно готов вцепиться зубами ему в глотку. Но, верная своему слову, она попыталась улыбнуться, встретившись с холодным взглядом отца.
— Чтоб мне провалиться сквозь землю, если это не Медвежий Коготь! — воскликнул Два Пса, стоявший рядом с Обри.
Розалин взглянула на горный хребет, возвышающийся над Грин-Ривер, и ахнула от изумления. Она с ужасом покосилась на Обри: как он отнесется к появлению своего заклятого врага? Зачем прискакал сюда старый отшельник? Узнав в кряжистом горце ненавистного Бодлера, Обри побледнел как мел и прохрипел:
— Это ты, негодяй! Какого дьявола тебе надо? — Он обернулся к Ястребу и прорычал: — Зачем ты привел сюда своего отца? Ты знаешь, что я его ненавижу!
— Я его не приглашал! — огрызнулся Ястреб, подумав, что, если не придержать язык, Обри разъярится еще больше.
Между тем одинокий всадник приближался. Стоявшие рядом с Обри охотники попятились в предчувствии схватки между Дюбуа и Бодлером: никому не хотелось в нее ввязываться.
Розалин спрыгнула с коня и встала рядом с отцом. Ей, разумеется, хотелось быть поближе к Ястребу, но это вызвало бы гнев Обри, и без того дрожащего от злости. Медвежий Коготь, не видавший своего соперника тридцать лет, спешился и смело пошел ему навстречу.
— Какого дьявола тебе от меня надо? — крикнул Обри.
— Я пришел к тебе с миром, — спокойно сказал Медвежий Коготь. — Прошло уже немало лет, Обри. Не пора ли положить конец нашей вражде?
Обри смотрел на старого врага с неприязнью и горечью. Его сердце не могло смягчиться за несколько минут. Нахмурившись, он долго молчал, прежде чем задать насмешливый вопрос:
— Ты всерьез решил, что достаточно лишь спуститься с гор и протянуть мне руку, чтобы стереть мои воспоминания? А ты не задавал себе вопроса, что мне горько и обидно смотреть на твоего сына, похитившего мою единственную дочь? Ведь он, будь я проклят, мог бы быть моим сыном! Моим, а не твоим! — Обри закашлялся и, окинув ненавидящим взглядом Ястреба и его отца, проговорил: — Когда я смотрю на него, я вижу тебя и ее…
Сжав кулаки так, что побелели костяшки, он отвернулся, пряча непрошеные слезы.
— Прошлого не изменишь, — вздохнул Медвежий Коготь. — Так зачем же его ворошить? Мы ведь думали, что ты погиб…
— Вам этого очень хотелось! — обернувшись, поправил Обри, сверля врага презрительным взглядом. — Любопытно узнать, как долго вы меня дожидались? Неделю? Месяц? Я считал тебя другом, доверял тебе, а ты меня предал!
Обри расправил плечи, гордо вздернул подбородок и сжал руку Розалин. Его дочери незачем присутствовать при этой ссоре, тем более что Ястреб, кажется, не посвятил ее в его тайну.
— Не пытайся переубедить меня, Бодлер! Я не желаю видеть ни тебя, ни твоего сына. Условия договора выполнены, и я больше не считаю себя ни перед кем обязанным и забираю дочь в Сент-Луис. А тебе, Ястреб, не советую появляться на ярмарке будущим летом! Никто не купит у тебя ни шкурки. Да и другие товары покупать у тебя не станут.
Ветер донес его резкие слова до ушей Аракаше. Старый вождь насупился: он молил духов, чтобы Дюбуа зарыл топор войны и положил конец старой вражде. Увы, тот, кто не может отпустить грехи самому себе, не простит и других.
Медвежий Коготь хотел догнать отца с дочерью, поговорить с ними по душам, но Ястреб удержал его:
— Пусть уходит! Обри слишком упрям, чтобы прислушаться к голосу разума. — Говоря это, Ястреб не отводил взгляда от любимой. — Его сердце зачерствело и, как высохший желудь, гремит в его груди. Ты слышишь?
— Я спустился с гор и попытался с ним примириться ради вас с Розалин, — недоуменно посмотрел старик на сына. — Вот уж не ожидал, что ты сдашься без боя! Ну и черт с тобой! Упустил девчонку — теперь страдай!
— Без боя? — прищурился Ястреб. — По-твоему, я должен был выхватить пистолет и поднять пальбу? А если бы Розалин погибла в перестрелке? У Дюбуа тоже есть оружие. Или ты посоветуешь нам с Обри выяснить отношения на уступе над водопадом? Если схватимся мы с Дюбуа, начнется война между его прислужниками и охотниками. А разве счастье можно построить ценой чужой жизни?
— Ты прав, — понурился Медвежий Коготь. — Но я хотел, чтобы у вас с Розалин получилось то, что не вышло у нас с твоей матерью…
— Не ты ли говорил, что рано или поздно нам придется расстаться? Так и случилось… — Ястреб умолк, охваченный воспоминаниями о счастливых днях с любимой. И вот теперь Обри уводил ее к своему фургону, готовому тронуться в путь.
Если бы только Ястреб знал, чего стоило Розалин сдержать обещание и не оглянуться! Она была готова вырваться из рук отца и побежать к Ястребу. Но поступи она так, отец был бы вне себя от гнева. И тогда ярмарка превратилась бы в поле сражения.
Обри тащил дочь к фургону, проклиная свалившегося как снег на голову Медвежьего Когтя: и дернул же его черт появиться здесь в самое неподходящее время! Обри отдал распоряжения своим людям, суетящимся у повозок, груженных пушниной и другими товарами, и усадил Розалин в один из фургонов.
— Лучше сразу признайся, если тебя обидели или оскорбили! — прорычал он, пытливо глядя на дочь. — Я позабочусь, чтобы виновник жестоко поплатился!
— Нет, отец, не беспокойся: все хорошо! — заверила его Розалин. — Ястреб оберегал меня от опасностей, а индейцы кроу оказали мне радушный прием, Можешь везти меня домой!
Обри снова внимательно посмотрел на дочь, хотел было что-то сказать, но передумал и, кивнув, пошел к своему фургону в голове каравана.
В пути отец почти не разговаривал с дочерью. Он распоряжался, орал на возниц и, словно торопясь скорее уехать подальше от ненавистных Бодлеров, гнал караван все дальше и дальше, почти не делая остановок.
Изнурительные дневные переходы складывались в недели, люди и лошади выбились из сил. Розалин изнывала от тоски и одиночества. И поэтому она вздохнула с облегчением, когда на горизонте наконец-то показался Форт-Уильям: там она по крайней мере сможет отдохнуть, пока рабочие будут перегружать товары на лодки.
Однако засиживаться в форте не входило в планы Обри: после ужина он приказал приступить к погрузке ящиков и тюков на лодки, с тем чтобы утром отчалить.
В дверь каюты Розалин постучали, и, когда она отозвалась, перед ней предстал ее хмурый папаша. Розалин была удивлена его визитом: он избегал ее уже почти две недели. Она молча встала и вопросительно взглянула на отца.
— Я полагаю, Ястребу и Медвежьему Когтю вряд ли хватило такта, чтобы не посвятить тебя в обстоятельства трагедии, случившейся со мной много лет назад, — напыщенно заявил он, не глядя на дочь.
— Ты знаешь, что я любопытна, отец, — ответила Розалин. — Разумеется, мне захотелось выяснить причину ссоры, вспыхнувшей в тот вечер, когда меня похитили из Сент-Луиса. До этого мне не доводилось видеть тебя в гневе. И естественно, я постаралась узнать, почему ты так не любишь Бодлеров.
— У меня имеются на то весомые основания, — убежденно заявил Обри. — Медвежий Коготь знал, что я влюблен в Бичипе. Но он поступил, как подлый трус! Дождался, пока я уеду, и начал обхаживать мою девушку. Честный товарищ сознался бы в своих чувствах и намерениях, а не обделывал бы свои грязные делишки у меня за спиной. И пока я искал деньги, чтобы начать свое дело, он развлекался с Бичипе. А я день и ночь думал только о ней! Мне пришлось задержаться в Сент-Луисе: торговля пушниной — дело не простое! И когда я наконец вернулся в горы, чтобы жениться на любимой, меня там ждало страшное разочарование. Обри махнул рукой и заметался по каюте.
Розалин подумала, что Бичипе вряд ли соблазнилась бы деньгами Обри: она привыкла жить в горах, среди бедных соплеменников.
— Ты не можешь себе представить, как я рыл потрясен! Аракаше сказал, что его дочь стала женой моего друга — Медвежьего Когтя и родила ему сына. Я не мог в это поверить, не допускал даже мысли о том, что мой лучший друг способен на такую подлость! — Обри перевел дух, несколько успокоился и продолжал: — После гибели Бичипе я покинул горы, надеясь забыть о прошлом. Но трагедия с Бичипе и предательство друга так глубоко меня задели, что я страдал от этого всю жизнь…
— Папа! Если тебе тяжело об этом говорить, не будем вспоминать прошлое, — заметила Розалин, щадя чувства отца.
— Но я хочу, чтобы ты знала все об этой скверной истории, — не унимался Обри, пытливо заглядывая дочери в глаза. — Так вот, я решил жениться. И тоже в основном ради того, чтобы забыть прошлое. Твоя мать была прекрасной женщиной, аристократкой…
— Именно этим она тебя и привлекла, насколько я понимаю, — вставила Розалин. — Ты хотел придать своему делу аристократический лоск, не так ли?
Обри резко обернулся и с негодованием посмотрел на дочь. Она поняла, что причинила отцу боль, и пожалела об этом. Обри разразился гневной тирадой:
— Вступая в брак с Жаклин, я надеялся, что мы будем чудесной парой. Искренне верил, что со временем я ее полюблю. Но всякий раз, когда я глядел на твою мать, у меня перед глазами возникала Бичипе. А вспомнив о ней, я, разумеется, не мог не вспомнить и о том, что с ней случилось… Я думал, что сумею себя обмануть, притворяясь счастливым, старался, чтобы вы с Жаклин ни в чем не нуждались! Но муки совести не давали мне покоя. И тогда я решил переложить вину на бывшего друга Бодлера.
Ведь что ни говори, именно он вывел меня из терпения своим предательством. Из-за него я впал в ярость и случайно толкнул Бичипе. Она погибла и унесла на тот свет мое сердце. Вот почему я не мог полюбить свою жену. Да, в этом моя вина…
На глаза Обри навернулись слезы, но он взял себя в руки и, тряхнув головой, продолжал:
— Возможно, тебе не удастся понять, почему меня так бесит уже сама фамилия Бодлер. Ты вдумайся, Дочка, ведь именно из-за Медвежьего Когтя моя жизнь стала адом. Я назвал тебя Розалин в память о своей любимой женщине, надеясь, что буду любить тебя так же, как любил ее… Но и здесь я столкнулся с неожиданностью: всякий раз, называя тебя по имени, я начинал думать о Бичипе. Между прочим, вы с ней похожи характерами: обе чересчур свободолюбивы и независимы. Теперь мне порой кажется, что я зря назвал тебя Розалин. Ты стала живым памятником той, которую я потерял.
Розалин растерялась, не зная, как ей дальше вести себя с отцом. Между ними всегда было мало общего, а его откровенное признание причинило ей сильную боль. Разве можно наладить добрые отношения с человеком, если даже твое имя его раздражает?
— Я догадываюсь, о чем ты думаешь, — сказал Обри, продолжая расхаживать взад и вперед по тесной каюте. — И я презираю себя за свое отношение к тебе, моей родной дочери. Я не хотел быть жестоким, но не мог и…
Настойчивый стук прервал его на полуслове. Розалин показалось, что отец даже обрадовался этому. Вошел один из его помощников и вызвал Обри на палубу. Обри пожелал дочери спокойной ночи и поспешно вышел.
Розалин села на койку и жалобно застонала. Она возлагала большие надежды на откровенный разговор с отцом. Но теперь ей стало ясно, что не стоит рассчитывать на перемены в их отношениях по возвращении в Сент-Луис. Ей суждено всегда вызывать у него только отрицательные эмоции. Попытка объясниться обернулась разочарованием. По щеке Розалин скатилась слеза, за ней — другая. Силы ее покинули, она уже не могла, как раньше, бороться за себя и свою любовь. Утрата любимого ее подкосила. И, пытаясь облегчить душевнее боль, которую она упорно скрывала на людях, Розалин наконец дала волю слезам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Своенравная пленница - Финч Кэрол



ммм...Восхитительно!
Своенравная пленница - Финч КэролУитни
20.12.2010, 22.16





просто класс!!
Своенравная пленница - Финч КэролNadin
10.12.2011, 12.07





бесподобные приключения любовь страсть вздорный характер главной героини мужественный и сильный герой красивый роман читайте
Своенравная пленница - Финч Кэролнаталия
23.06.2012, 10.19





Первая часть супер, вторая растянута, столько страсти после 2 лет, с постели не вылазили бы что -то не верится что такое возможно.
Своенравная пленница - Финч КэролЛика
12.09.2012, 21.42





Мне наоборот 1-ю часть читать было ужасно скучно, читала через силу, "для галочки" так сказать, а в конце 1-й части и всю вторую - было ооочень интересно. Но при этом всё же написан местами как-то очень наивно, как будто для старшего школьного возраста, блин. И ещё - много опечаток, не запутайтесь :))
Своенравная пленница - Финч КэролМарина
27.09.2012, 2.17





1 часть интересная, а 2 для любителей читать про индейцев. Герой безответственный сам себе на уме шантажист. Героиня угнетенная со всех сторон. В романе какие-то надуманные проблемы, великие секреты, дурацкие байки.Полно всякого сброда. А как хорошо все начиналось.
Своенравная пленница - Финч КэролКэт
13.11.2012, 23.29





Герои сумасброды, поведение Розалин в те времена вызвало бы скандал и никакие деньги не помогли б. Роман по частям разбит - по частям и воспринимается: для меня эти части не дополняют, а,наоборот,портят друг друга. О индейцах вовсе чушь написана (конечно я понимаю, что это не произведение Фенимора Купера или Майн Рида), вот если бы каждую часть дополнить и сделать отдельными творениями, то было бы лучше. А концовка очень сопливая. Oжидала большего.
Своенравная пленница - Финч КэролItis
13.08.2014, 0.37





роман ничего не дает ни уму, ни сердцу
Своенравная пленница - Финч Кэролнадежда
14.11.2014, 13.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100