Читать онлайн Сладостный плен, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный плен - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный плен - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный плен - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Сладостный плен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

С губ Эрики сорвался слабый стон. С трудом приподнявшись на локте, она окинула каюту затуманенным взглядом. Напротив ее кровати сидел Рид.
– Я уж, признаться, испугался, что ты никогда не придешь в себя, – заявил он, глядя на полуживую искательницу приключений. – Ну что, тебе лучше?
– По сравнению с чем? – попробовала пошутить Эрика, однако попытка эта не увенчалась успехом. Эшеру пришлось напрячь слух, чтобы разобрать ее слова, так что ее тонкий юмор остался для него незамеченным.
– Пока что ты еще неважно выглядишь, – заметил Рид, и лицо его озабоченно нахмурилось. – Ну и задала ты нам беспокойства в последние несколько дней! Данте из меня чуть душу не вытряс за то, что я позволил тебе выйти на палубу.
– Вот уж не думала, что ему есть до меня дело, – пробормотала Эрика, пытаясь сесть.
Рид криво усмехнулся:
– Оказывается, есть. Никогда не видел, чтобы он так трясся над женщиной. Ну точь-в-точь наседка над своими цыплятами. Целых два дня от постели твоей не отходил!
Слова его удивили Эрику. Неужели она проспала целых два дня? Быть этого не может! Рид, должно быть, преувеличивает. Он всегда любил рассказывать всякие небылицы.
– Просто он чувствует за меня ответственность, – высказала предположение Эрика. – В течение этого плавания я была для него обузой.
Рид не стал ее разубеждать. Ему вовсе не улыбалось играть роль миротворца. Его чувства к этой голубоглазой нимфе были слишком сильными, чтобы вот так запросто отдавать ее Данте. Не бывать этому! Если капитану нужна Эрика, пусть попробует завоевать ее сердце.
– Я ужасно за тебя переживал, – сказал Рид и, поднявшись, подошел к постели Эрики. Наклонившись, провел заскорузлой рукой по ее щеке. – Вообще-то я не верю в Бога, но в тот день, когда ты была так слаба, что едва дышала, я только и делал, что молился.
Услышать подобные слова из уст такого человека, как Эшер, было удивительно, и Эрика, понимая, с каким трудом они ему дались, ласково ему улыбнулась:
– Спасибо тебе за заботу.
– Знаешь, мне никогда не были нужны женщины, – признался Рид, глуповато ухмыльнувшись. – Разве что когда… – Он замялся, подыскивая такие слова, которые не обидели бы Эрику и в то же время позволили бы ей понять его чувства. – Я хочу сказать, что… Ну в общем, поскольку я мужчина…
Эрика рассмеялась хрипловатым смехом:
– Я понимаю то, что ты пытаешься мне сказать, Рид. Поверь мне, чувства мужчин не являются для меня загадкой. Я ведь была замужем, ты же знаешь.
– Думаю, ты не совсем меня понимаешь. – Раздраженно вздохнув, Рид начал все сначала. – Я, конечно, не ангел и, чтобы заработать немного денег, делал такое, о чем сейчас и вспоминать-то не хочется… Но когда я с тобой, у меня такое странное чувство… Хотя я тебе в отцы гожусь… – Рид снова замолчал. – Черт подери, Эрика! Я не знаю, как сказать тебе, чтобы ты поняла. – Набрав побольше воздуха, Эшер поспешно выпалил: – Похоже, я в тебя влюбился.
Эрика ожидала чего угодно, только не признания в любви, и ей потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя от удивления.
– Спасибо тебе, Рид, но…
– Но ты меня не любишь, – договорил за нее первый помощник.
Эрика посмотрела ему прямо в глаза.
– Я люблю тебя как друга, – ласково проговорила она, решив пощадить его чувства. Когда-то в подобной ситуации с Эллиотом она этого не сделала – и совершила большую ошибку, которую не хотелось бы повторить. – Ты мне нравишься, и мне не хочется причинять тебе боль. – Опустив глаза, она слабо улыбнулась Риду. – Надеюсь, мы и впредь сможем оставаться друзьями.
Вздохнув, Рид отнял руку от нежного лица Эрики.
– Ладно, все, что ни делается, все к лучшему. Мне и предложить-то тебе особо нечего. Так что прости старика за глупые слова.
Эрика молча смотрела, как он бредет к двери. Говорить она не могла, боялась ляпнуть какую-нибудь глупость, что в ее теперешнем плачевном состоянии было бы неудивительно. Когда за Ридом закрылась дверь, Эрика зашмыгала носом. Она и сама не понимала, почему ей так хочется плакать. Словно долго сдерживаемая плотина вот-вот готова была прорваться, и у Эрики не оставалось сил ее сдерживать. И слезы хлынули у нее по щекам, и через несколько мгновений Эрика рыдала, словно обиженный ребенок.
В этот момент в каюту проскользнул Данте, да так и застыл на месте. Что это? Эрика плачет? Кто посмел ее обидеть? Ее сдавленные рыдания разрывали Фаулеру сердце, и прежде чем он успел сообразить, что делает, он уже сидел с ней рядышком на койке, предлагая свое плечо, чтобы в него поплакаться. Однако Эрика оттолкнула его. Уж лучше она продолжит плакать, уткнувшись в подушку. И так достаточно того, что Данте увидел ее рыдающей. Стыд да и только!
– Уходи! – взмолилась она сквозь слезы. – Уйди, оставь меня одну!
– Не уйду, пока ты не скажешь, что тебя так расстроило. – Данте, ухватившись за плечо Эрики, с силой оторвал ее от подушки и толкнул на спину.
– Ничего меня не расстроило, – ответила она. Губы ее дрожали.
– Ничего? – недоверчиво переспросил Фаулер. – А помнишь, как в Новом Орлеане ты убежала из дома, чтобы не выходить замуж за ненавистного тебе мужчину, и, случайно оказавшись в борделе, наткнулась на человека, который остался глухим к твоим мольбам о помощи. И когда этот человек лишил тебя невинности, ты и слезинки не уронила. А потом на тебя ставили пари, но и тогда ты не плакала. А после этого я похитил тебя, притащил на борт этой шхуны и сообщил о своих дальнейших планах, только когда было поздно возвращаться на берег, но и тогда ты не опустилась до слез. – Данте внимательно посмотрел на Эрику. – Должно быть, произошло что-то из ряда вон выходящее, что ты разрыдалась. Так что же?
– Бывает, хватает и пустяка, чтобы заставить человека расплакаться, – уклонилась от ответа Эрика.
– Ни по каким пустякам ты бы лить слезы не стала. Тебя, Эрика, не так-то легко сломить. Ну-ка отвечай, черт подери, в чем дело!
– Оставь меня в покое, Данте, – попросила Эрика и, судорожно вздохнув, вытерла струящиеся по щекам слезы. – Ты последний человек, которого я хотела бы сейчас видеть.
Данте чувствовал, что сейчас не выдержит и взорвется. Последние два дня были для него адом кромешным. Он мог думать лишь об одном – выживет Эрика или нет. И теперь, глядя на ее безудержные, разрывающие душу рыдания, Данте понял: еще несколько секунд – и терпению его придет конец.
А может, это Рид ее так расстроил? Воспользовался тем, что Эрика не может оказать ему сопротивления, поскольку сильно ослабела за последние два дня? Мысль эта была для него невыносима, и, схватив Эрику за руки, он принялся трясти ее.
– Черт подери! Я хочу знать, что случилось! Что он тебе сделал? – взревел Данте.
– Кто? – изумленно спросила Эрика.
– Рид! Он что, изнасиловал тебя? Ну и дурак же я был, что попросил этого проходимца присмотреть за тобой. У него же совести нет ни на грош! Если бы он не был мне нужен, чтобы показать, где находятся сокровища, я бы в жизни не взял его с собой!
– Да тебе ли судить, есть у кого-то совесть или нет! – усмехнулась Эрика. – Тебе вообще неведомо, что это такое. Ты хочешь знать, почему я плакала? Хорошо, я тебе скажу. Это из-за тебя, а не из-за Рида. Ты самый несносный мужчина, которого я когда-либо встречала!
– Я?! – изумился Данте. Да что я тебе такого сделал? Целых два дня от постели твоей не отхожу, пытаюсь спасти тебе жизнь! Неужели это для тебя ничего не значит?
– Лучше бы ты дал мне утонуть! – выкрикнула Эрика и оттолкнула Данте. – Это было бы как раз то, что мне нужно. – Внезапно она вспомнила фразу Фаулера о сокровищах и обеспокоенно нахмурилась. – А о каких это ты сокровищах говорил?
– О тех, что зарыты на полуострове Юкатан.
– Да ты просто спятил! – воскликнула Эрика.
– Я не спятил, я пребываю в отчаянии! – раздраженно заявил Фаулер. – Если бы ты не была настолько занята своими переживаниями, ты могла бы поразмыслить над моим бедственным положением. Это я должен лить слезы, а не ты! Вместо того чтобы предложить мне помощь, ты упиваешься жалостью к себе! А мне еще предстоит спасти свою плантацию и выплатить долги брату.
– А если бы ты не был таким эгоистом, ты бы не стал рисковать жизнью команды, и моей в том числе, чтобы добыть какие-то несуществующие сокровища! – Одарив капитана презрительным взглядом, Эрика указала на дверь. – Убирайся из моей каюты!
Тихонько ругнувшись, Данте направился к двери. Что толку спорить с этой несносной девицей? Только еще больше обозлишься.
– Отлично, можешь продолжать лить слезы, а я тем временем предприму кое-что, что поможет мне выйти из моего затруднительного положения. По крайней мере я не отказался от этой надежды. Разные бывают люди. Одни – борцы, другие – нытики. Думаю, ты догадываешься, к какой категории можно причислить тебя.
– А третьи не дают другим никакой возможности бороться, – язвительно бросила Эрика.
– О чем это ты говоришь, крошка? Неужели ты настолько наивна, что не понимаешь одной простой истины? Возможность бороться никто никому не дает. Если человек считает нужным бороться, он борется. А если сидеть и ждать у моря погоды, сама понимаешь, чего добьешься.
У Эрики не было настроения вступать с Данте в философскую дискуссию, хотя ей и было неприятно то, что он считает ее трусихой. Сама она себя считала не трусливее Данте Фаулера, а быть может, и храбрее. И не ему ее учить. У самого недостатков хоть отбавляй. Эрика уже готова была бросить ему вдогонку какую-нибудь ядовитую реплику, но в последний момент передумала. Что толку? Беспредельное самомнение этого человека ничем не умерить.
Данте насмешливо вскинул темные брови.
– Что, ничего умного в голову не приходит? Вот уж не думал, что ты в состоянии лишиться дара речи.
– Я наконец-то поняла, что спорить с тобой – пустая трата времени. Человека, упрямого как осел, никогда не переспорить, – язвительно бросила в ответ Эрика. – Думай обо мне что хочешь. Мне все равно.
Данте отвесил Эрике насмешливый поклон.
– Благодарю за разрешение, милая.
Когда за ним закрылась дверь, Эрика тяжело вздохнула. Данте совершенно прав, хотя ей очень не хочется в этом признаваться. Она должна, собравшись с духом, продолжить борьбу за то, что ей дороже всего на свете. А больше всего на свете она ценит любовь. Если она действительно хочет быть рядом с Данте до конца своих дней, нужно внушить ему мысль, что без нее его жизнь превратится в жалкое прозябание.
Эрика поднялась и взглянула в зеркало. Выглядела она ужасно. Сначала нужно привести себя в божеский вид, а потом пойти к Данте, точно так же, как Рид пришел к ней. Но она поступит умнее, чем первый помощник капитана. Она постарается пробудить в Фаулере сильнейшее желание, а потом уже будет бороться вместе с ним, а не против него. Он вовремя напомнил ей, что надежда умирает последней. Эта мысль несколько приободрила Эрику, и она приступила к выполнению задуманного плана: очаровать Данте своей внешностью, хотя, по правде говоря, ей хотелось бы, чтобы он заглянул ей в душу и увидел там любовь, которую Эрика была бы счастлива бросить к его ногам.


– Капитан! Вон мыс! Мы возле Юкатана! – прокричал Рид, указывая на юго-запад.
Заставив себя отвлечься от мыслей об Эрике, Данте сосредоточил внимание на пушистых белых облаках, оповещавших о том, что за горизонтом находится земля. Если бредовые рассказы Рида окажутся не вымыслом, а правдой, он, Фаулер, может вернуться в Америку с солидным капиталом, которого хватит на то, чтобы приобрести новый пароход и привести в порядок плантацию.
Стоя у штурвала, капитан смотрел, как земля на горизонте с каждой минутой увеличивается в размерах. Он лелеял надежду, что Рид затащил его в этот далекий край не напрасно. И все-таки Фаулера не оставляла в покое мысль, что удача повернулась к нему спиной.
Все вокруг казалось ему безрадостным. Он предпринимал немало попыток хоть как-то воодушевить Эрику, однако это ни к чему не привело, и теперь ее депрессия перекинулась и на него. «Может, выброситься за борт? – печально размышлял Данте, бредя по палубе к своей каюте. – Тогда и Эрика будет намного счастливее, и Корбину не придется сообщать ужасную весть, что наше финансовое положение оставляет желать лучшего, потому что его безмозглый братец умудрился вступить в сделку с дьяволом, а тот обвел его вокруг пальца».


Данте с мрачным видом сидел в кресле. На столе перед ним стояла бутылка бренди, к которой он периодически прикладывался, пытаясь потопить в ней свои невзгоды. Внезапно дверь в каюту приотворилась. Фаулер вскинул голову – посмотреть, кто к нему пожаловал, и замер. На пороге стояло чарующее видение, освещенное золотистым светом фонаря. Эрика! Сверкающие темные волосы пышной волной окутывали плечи. Сквозь тонкое, как паутинка, просторное платье, ниспадающее до пола, виднелась пышная, высокая грудь. Данте не шелохнулся, опасаясь, что, если он это сделает, видение исчезнет. Ему даже захотелось себя ущипнуть, чтобы убедиться, что стоявшая на пороге Эрика – не игра его затуманенного алкоголем воображения. Не может быть, чтобы она пришла к нему после того, как он ее оскорбил!
– Я не помешала тебе размышлять, Данте? – спросила Эрика.
Ее нежный голосок донесся до него, словно легкое дуновение ветерка, и в ту же секунду на Фаулера повеяло тонким ароматом ее духов. Данте откинулся на спинку кресла, чувствуя, как от одного вида Эрики и исходящего от нее благоухания у него закружилась голова.
– Нет, – хрипло произнес он дрожащим от желания голосом.
На губах Эрики мелькнула обольстительная улыбка. Вскинув руки, она расстегнула свое платье-тунику.
– Я думала о том, что ты мне сегодня сказал, – прошептала она.
Тонкое платье соскользнуло чуть ниже, и у Данте перехватило дыхание. Пышная, цвета сливок, грудь порывисто вздымалась и опускалась. Казалось, что платье вот-вот упадет, представив жадному взору Фаулера все, что за ним скрывается. Может, Эрика явилась, чтобы помучить его за то, что он над ней насмехался? Хочет ему отомстить таким жестоким способом? Возродить в нем яростное желание, а потом повернуться и спокойненько выйти из каюты?
Эрика медленно приближалась. Нежное выражение исчезло с ее лица. Теперь в ее глазах плясали смешинки. Заметив этот веселый блеск, Данте не стал искушать судьбу. Стремительно вскочив, он поспешил ретироваться в самый дальний угол каюты, опасаясь, что еще немного – и он кинется к Эрике и заключит ее в свои объятия. Останься он рядом с ней чуточку дольше, это неминуемо бы произошло.
Видя, что капитан умчался от нее как черт от ладана, Эрика изумленно вскинула тонкие брови. Ну и ну! От этого Данте не знаешь, чего и ждать. То он врывается в ее каюту, рыча, словно разъяренный лев, то забивается в угол, трясясь, словно испуганный ягненок.
– Ты боишься меня, капитан? – насмешливо бросила она, намеренно становясь между ним и дверью, чтобы отрезать ему путь к отступлению.
– Вовсе нет! – выпалил оскорбленный Данте.
– Тогда почему ты забился в угол? – Эрика подошла поближе, одарив Фаулера вызывающей улыбкой. – Вот уж не думала, что увижу, как храбрый капитан трусит.
– Ничего я не трушу. Я просто не понимаю, зачем ты сюда заявилась.
– Неужели это не ясно? – прошептала Эрика, лаская его взглядом.
Она расстегнула на поясе пряжку, и платье соскользнуло на пол. Перешагнув через него, Эрика направилась к Фаулеру совершенно обнаженная, с лукавой улыбкой. Он поспешно закрыл глаза, но образ ослепительного тела Эрики уже запечатлелся в его памяти. Данте страстно захотелось протянуть руки и прижать эту обворожительную красотку к себе, однако он усилием воли подавил это желание. Фаулер не сомневался, что Эрика только того и ждет, чтобы он потеряв голову бросился ее обнимать, тогда она могла бы вдоволь поиздеваться над ним, отбиваясь от его любовных притязаний. Ну уж нет! Он ей такого удовольствия не доставит!
А Эрика между тем подошла к нему вплотную и провела кончиками пальцев по его заросшей щеке, исследуя каждую выпуклость и впадинку, потом по чувственным губам. Данте задохнулся от восторга, когда Эрика, скользнув рукой по шее, принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Покончив с этим, она стянула рубашку с его плеч. Данте едва не умер от наслаждения, когда ее нежные соски коснулись поросшей темными волосами груди. Вот Эрика прильнула к нему всем телом, и он застонал от страсти. Эта восхитительная красотка сводила его с ума своими соблазнительными ласками. В этот момент влажные губы коснулись его плеча, и Данте почувствовал, что сопротивление его слабеет. А Эрике только того и надо было. Чтобы посильнее разжечь в нем пламя страсти, она прошлась руками по его груди, потом по бугристым мышцам спины. Данте чувствовал, что сил выносить эту сладкую муку у него не осталось. Он понимал, чего добивается Эрика – чтобы он сдался.
– Зачем ты это делаешь? – едва выдохнул он. – Почему бы тебе не пристрелить меня, и дело с концом! Вон пистолет, в ящике стола. Ради Бога, воспользуйся им!
Эрика изумилась стойкости Фаулера. Если бы он ее ласкал, она сдалась бы давным-давно. Впрочем, он ведь не испытывает к ней таких же чувств, как она к нему. Подумав об этом, Эрика решила воспользоваться его предложением вытащить из стола оружие. Если ей даже придется под дулом пистолета заставить Данте заниматься с ней любовью, она сделает это. Подхватив с пола смятую рубашку Фаулера, Эрика натянула ее на себя и направилась к столу за пистолетом.
Воровато приоткрыв один глаз, капитан облегченно вздохнул: наконец-то Эрика оставила его в покое. Но в этот момент она обернулась, и Данте изумленно вытаращил глаза – в живот ему уперлось дуло пистолета.
– Поскольку ты решил все усложнить, мне придется действовать силой. Снимай брюки! – распорядилась Эрика.
Данте был поражен: неужели Эрика решила лишить его и чувства собственного достоинства, и одежды, а потом хладнокровно пристрелить?
Видя, что он никак не реагирует, Эрика ткнула его посильнее.
– Ну же, пошевеливайся! У меня мало времени. Ночь уже на исходе. Или ты снимаешь штаны, или я прострелю их до дыр и тебя вместе с ними, – пригрозила она, однако в ее глазах плясали веселые искорки.
– Ты этого не сделаешь, – бросил Данте, непроизвольно пожирая жадным взглядом обольстительную фигуру красотки, которая уже успела отнять у него рубашку, а теперь требует брюки. И хотя Фаулер был уверен, что сумеет выхватить пистолет у Эрики из рук, он не мог гарантировать того, что во время борьбы оружие не выстрелит. Да и прицелилась она в такое место, что, если попадет, никакие женщины ему уже будут не нужны.
– Не выводи меня из себя, Данте! Помни: я всегда довожу начатое до конца, – решительно проговорила Эрика, в глубине души потешаясь над озадаченным выражением лица Фаулера.
Делать нечего: он принялся сердито стаскивать брюки, не видя, что Эрика наблюдает за ним краешком глаза и на губах ее играет легкая улыбка. То, что она не пристрелила его на месте, придало Данте некоторую уверенность в себе. А может, ей нужна не месть, а что-то другое? Да и в конце концов, что ему терять? Какой мужчина, если он, конечно, в здравом уме, откажется от полуобнаженной красотки, целящейся в него из пистолета?
– Если я попрошу тебя объяснить, чего ты добиваешься, не покажется ли тебе, что я прошу слишком многого? – донесся до Эрики хрипловатый голос Данте, и она вздрогнула, услышав в нем сладострастные нотки.
– Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью, а сделать это в одежде невозможно, – сообщила ему Эрика.
– Под дулом пистолета? – хмыкнул Данте. – Право, любовь моя, это довольно необычно, даже для тебя. Впрочем, я буду счастлив тебе услужить, но… за определенную плату.
– Такую же, какую ты заплатил мне в борделе? – поддразнила его Эрика, насмешливо вскинув изящные брови. – Та цена в данном случае была бы непомерно высокой. Той ночью я потеряла невинность. Твою невинность при всем желании не отберешь. Впрочем, я даже предполагать не берусь, как давно ты ее потерял.
Улыбка исчезла с лица Данте. Он посмотрел Эрике в глаза.
– Я такой, какой есть, – тихо проговорил он. – И не в моей власти изменить прошлое. А цену я прошу такую: мы с тобой начнем все сначала и забудем все плохое, что между нами было.
– Ты хочешь чего-то вроде перемирия? – Эрика задумчиво взглянула на него. – Ну что ж, думаю, вреда от этого не будет. Кроме того, если ничего не выйдет, я всегда смогу снова воспользоваться твоим пистолетом.
– Совершенно верно, – пробормотал Данте. Протянув руку, он забрал у Эрики пистолет и положил его на стол. – Но сначала мне должно быть позволено защитить себя. Согласна?
В глазах Фаулера вспыхнуло жаркое пламя страсти, когда руки его, скользнув Эрике под рубашку, притянули ее к себе. Тела их соприкоснулись, и Эрика, ощутив тело Данте своей бархатистой кожей, забыла обо всем.
– Предъявляй свою защиту, – произнесла она тем не менее, обхватив руками широченные плечи Данте и взлохматив ему на затылке вьющиеся волосы.
– С удовольствием, – игриво ответил он.
Губы его приблизились к ее губам, и Эрика почувствовала, как в ней постепенно нарастает, набирая силу, страстное желание. Затаив дыхание, она ждала, когда Данте коснется губами ее губ. И наконец это произошло. Сначала его ищущий язык прошелся по ее верхней губе, потом скользнул в самые потаенные глубины ее рта. Поцелуй становился все более жгучим. Мускулистое тело Фаулера прижималось к Эрике все крепче, и все стремительнее затягивал влюбленных водоворот страсти.
Когда губы Данте на секунду оторвались от ее рта, Эрика инстинктивно попыталась вновь прильнуть к ним. Она жаждала, чтобы этот сладостный поцелуй длился вечно. Однако у Данте на этот счет, похоже, были несколько иные намерения. Его теплое дыхание коснулось ее щеки, губы, найдя за ушком чувствительное местечко, прильнули к нему, и Эрика затрепетала.
– Это первый пункт защиты, – прошептал Данте, проводя руками по бедрам Эрики. – И это еще одна причина, по которой я не хотел бы, чтобы мы расстались.
Он прошелся по бедрам Эрики своими нежными руками, даря ей ни с чем не сравнимое наслаждение, потом руки его скользнули выше, коснулись груди, а губы принялись покрывать легкими поцелуями ее плечи. Дрожь пробежала по телу Эрики от его смелых ласк.
– Потому что мне доставляет огромное удовольствие тебя вот так трогать…
В голосе Фаулера звучала едва сдерживаемая страсть.
Слабый стон сорвался с губ Эрики, когда Данте, прижавшись щекой к ложбинке между ее грудями, взял в рот один нежный розовый бутон, потом другой. Эрика обхватила его темноволосую голову обеими руками. Ее собственная голова шла кругом от исходившего от Фаулера приятного мускусного запаха и от его прикосновений.
– И потому что я страстно хочу вот так тебя трогать…
Его рука, скользнув по животу Эрики, коснулась ног, нежно развела их в стороны и снова метнулась вверх, к одному розовому соску, потом к другому. Эрика порывисто задышала. Ресницы ее, затрепетав, смежились, закрыв от ее взора окружающую ее действительность. Осталось лишь восхитительное чувство, которое вызывали в ее теле умелые ласки Данте.
– Ты возбуждаешь меня так, как еще не удавалось возбудить ни одной женщине. Голос Фаулера звучал хрипло, губы коснулись груди Эрики, скользнули по ее животу, выводя на нем замысловатые узоры, спустились ниже… Когда пальцы Данте раздвинули мягкие складки между ног и окунулись во влажное тепло, Эрика почувствовала, как ее захлестывает волна наслаждения. Через секунду рука его скользнула выше, вновь прошлась по животу, потом опять опустилась вниз, к источнику неиссякаемого блаженства. Губы Фаулера сомкнулись вокруг одного розового бутона, а рука стала ласкать другой вздымающийся розовый пик.
Эрика ощущала прикосновения рук и губ Данте повсюду по всему телу. Его ласки становились все более изощренными.
У Эрики перехватило дыхание, когда поцелуи Фаулера добрались до ее талии, а ловкие пальцы забирались все глубже, заставляя ее сгорать от страсти. Эрику бросало то в жар, то в холод. Она хотела Данте так сильно, что желание это поглотило все остальные мысли. Ласки, которыми он ее окутывал, словно раскаленной лавой, были так сладостно-мучительны…
Наконец Данте повернул Эрику к себе лицом. Он раздвинул ей ноги и прижался к ней напряженной плотью. Сладострастный стон сорвался с губ Фаулера, когда он с силой вошел в нее. Его голова опустилась на плечо Эрики, и он начал осыпать поцелуями ее шею, горячее дыхание жгло ей кожу.
– Эрика, я хочу тебя… Ужасно хочу… – задыхаясь, прошептал Данте.
Когда он вошел в нее, Эрика почувствовала, как пламя страсти разгорается все сильнее, заражая их обоих жадным нетерпением. Тела их ритмично двигались, сердца бились в унисон, а Данте входил в нее все глубже, стремясь к самым потаенным глубинам ее естества. И настал тот блаженный миг, когда Эрике почудилось, что они с Данте воспаряют ввысь и летят к самому горизонту, проносясь сквозь безбрежное пространство вселенной, касаются руками мерцающих звезд, купаются в блаженных волнах экстаза.
И когда Эрика исступленно прижалась к Фаулеру, неописуемое чувство пронзило все ее существо. Ей казалось, что они с Данте составляют одно целое. Она стала живой, дышащей частью его, а он – яростным пламенем, бушующим в ней, нескончаемой жаждой наслаждения, расцветавшей пышным и нежным, словно лепестки розы, цветом.
А потом она будто попала в какой-то нескончаемый темный водоворот. Сладостное чувство пронзило все ее существо. Ей казалось, что она умирает от наслаждения. Ощущение невыразимого блаженства охватило ее. Она задыхалась, ловя открытым ртом воздух, а Данте вонзался в нее вновь и вновь, прижимая к себе так крепко, словно боялся, что она исчезнет. Наконец удовлетворенный стон сорвался с его губ, и мускулистое тело Данте содрогнулось в блаженном экстазе.
Когда погасли последние языки жаркого пламени, его тепло осталось, и Эрика поняла, что их обоюдная страсть может при желании вспыхнуть с новой силой, никогда ее не удастся утолить до конца. Эрика удовлетворенно вздохнула, понемногу приходя в себя, открыла глаза и увидела над собой прекрасное лицо Данте.
Обведя каюту все еще затуманенным взором, Эрика смущенно ахнула. Это ж надо! Оказывается, они с Фаулером удовлетворили свою безудержную страсть друг к другу не где-нибудь, а в том самом углу, в котором капитан пытался укрыться. Данте стоял, опершись своими мускулистыми руками о стену, а Эрика – ухватившись руками за его узкие бедра. Краска смущения вспыхнула на щеках Эрики, когда глаза ее встретились со смеющимися зелеными озерами в обрамлении темных густых ресниц.
– Мне тоже никогда не приходилось заниматься любовью в таком неподходящем месте, – поспешил успокоить он Эрику, поняв, чем она так смущена. – Я настолько увлекся… – его хрипловатый голос прервался, и Фаулер весело ухмыльнулся, – своей защитой, что совершенно забыл, где нахожусь. – Он провел указательным пальцем по чуть припухшим от поцелуев чувственным губам Эрики. Когда я был маленьким, мама частенько за какую-нибудь провинность ставила меня в угол. Но никогда, даже в самом страшном сне, не могло мне привидеться, что в углу можно настолько возбудиться.
Эрика звонко рассмеялась. Смущения ее как не бывало.
– Я тоже представить себе не могла, что в обычном платяном шкафу так уютно целоваться.
Взгляд Фаулера переместился на кровать – гораздо более подходящее место для удовлетворения страсти.
– Может, попробуем на кровати, детка? Похоже, мы ею пренебрегаем.
Однако Эрика покачала головой и, проведя руками по его широкой груди, кокетливо возразила:
– Я пока что не решила, примет ли суд твою защиту. – В ее глазах заплясали лукавые искорки. – Мы еще не выслушали обвинение.
Когда нежные губы Эрики коснулись легким поцелуем его сосков, а потом прошлись по плоскому животу, Данте застонал. Ее страстные поцелуи и умопомрачительные ласки, легкие и изысканные, волновали его как никогда. Ему захотелось сдаться на милость победителя. Если суд уготовил ему такое наказание, он согласен отбывать его хоть до конца жизни. Сладостные ласки Эрики заставляли Данте желать все новых и новых ее прикосновений. А руки Эрики между тем пробежались по его спине, исследуя каждый мускул. Губы ее на секунду коснулись его губ, потом нащупали на шее пульсирующую жилку, прильнули к ней поцелуем… Когда Эрика стала покрывать его грудь восхитительно нежными поцелуями, ему показалось, будто сердце вот-вот выскочит из груди. Тактика молчаливого натиска, которую применила к нему Эрика, оказалась настолько действенной, что Фаулеру на мгновение почудилось, что он сейчас сойдет с ума от охватившего его нестерпимого желания. Эрика, словно смакуя, касалась каждого дюйма его тела губами и кончиками пальцев, вызывая в возлюбленном такой вихрь ощущений, что Фаулер понял – еще немного, и он задохнется. А ласки Эрики становились все смелее, и Данте сгорал от снедавшего его яростного желания. Тело его содрогалось от предвкушения дальнейших сладостных лобзаний. А губы Эрики все ласкали его трепещущую плоть, и Данте невольно подумал, что он вот-вот растворится в охватившей его безудержной страсти без остатка.
– Сдаюсь, – едва выдохнул он.
Эрике было лестно, что она имеет такую власть над сильным, мужественным мужчиной.
– Значит, защита просит пощады? – спросила она, и на губах ее заиграла провокационная улыбка.
– Вне всякого сомнения, – заверил ее Данте, прикоснувшись ладонями к ее лицу. – Делай со мной что хочешь. Мне все равно.
И губы его страстно прижались к ее губам. Это был уже не тот безропотный мужчина, каким он только что казался, – пассивно принимающий ласки очаровавшей его женщины. Теперь он взял инициативу в свои руки. Язык его жадно проник в сладостную влажность рта Эрики, пальцы зарылись в ее густые темные волосы, откинули назад ее голову, чтобы легче было добраться до теплых мягких губ, которые покорно раскрылись под его губами. Мускулистые руки крепко прижали к стене ее трепещущее тело. У Эрики перехватило дыхание от страстного поцелуя Данте.
Казалось, время для влюбленных остановилось. Они полностью отдались буйной страсти, уносившей их в стремительный водоворот наслаждения. Поцелуи, ласки, снова поцелуи… Влюбленные никак не могли насладиться ими, их вновь захлестнуло желание обладать друг другом.
Волны захватывающих ощущений, все нарастая, накатывались на Эрику, когда Данте с силой входил в нее. Она прижималась к нему всем телом, отдаваясь целиком и полностью. Удовольствие оказалось столь острым, что Эрика, не выдержав, вскрикнула. Данте, заглушив ее крик поцелуем, продолжал вонзаться в нее со всей неистовостью, увлекая Эрику за собой в темную бездонную пучину, в которой нет ничего, кроме невыразимого наслаждения.
И когда тела влюбленных содрогнулись в экстазе, Данте, прижав Эрику к себе, почти придавив ее своим телом, стал ждать, когда его сердце замедлит свой стремительный бег. После занятий любовью с Эрикой сил у Фаулера почти не осталось. Эта женщина выматывала его полностью. Так он и стоял некоторое время, прижавшись к Эрике. Вскоре он успокоился. Дыхание стало более ровным.
Собрав последние силы, Данте подхватил Эрику на руки, отнес к кровати, уложил под одеяло и лег с ней рядом. Если у нее и было желание выскользнуть из его каюты, Фаулер собирался дать ей понять, что не допустит этого. Слишком много ночей провел он в одиночестве. И хотя они с Эрикой не пришли пока ни к какому решению, тяга их друг к другу не угасла, и ему хотелось заснуть, держа ее в своих объятиях.
Эрика не проронила ни слова, когда Данте, запечатлев на ее губах последний поцелуй, растянулся с ней рядом. В его объятиях было тепло и уютно. Никогда она больше не допустит, чтобы дурацкая гордость и нелепые обиды встали между ними. Она любит его, и каждый день, прожитый вместе, будет воспринимать таким, каков он есть, наслаждаясь тем, что он приносит. И этого будет достаточно, думала Эрика, уткнувшись Данте в плечо и закрыв глаза. Такая любовь, какую она испытывает к Данте, выпадает на долю женщины лишь один раз в жизни. Когда они расстанутся и каждый пойдет своим путем, ей придется долго зализывать раны и приходить в себя. И вот тогда воспоминания об их с Данте объятиях и ласках станут согревать ей душу. Так оно и будет, решила Эрика, погружаясь следом за Данте в глубокий сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостный плен - Финч Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3

Часть вторая

Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть третья

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть четвертая

Глава 12Глава 13

Часть пятая

Глава 14Глава 15Глава 16

Часть шестая

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Часть седьмая

Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24

Часть восьмая

Глава 25Глава 26Глава 27

Часть девятая

Глава 28

Ваши комментарии
к роману Сладостный плен - Финч Кэрол



Слегка затянуто. И утомляет борьба характеров героев. Много красивых сцен любви.
Сладостный плен - Финч КэролКэт
12.11.2012, 22.46





немного затянуто ,а так ничего .можно почитать.на 7.
Сладостный плен - Финч Кэролчитатель)
21.04.2014, 11.54





Сплошной секс,если его убрать то читать то и не чего. Ну,кое как домучила роман.
Сладостный плен - Финч КэролНаталюша
5.10.2016, 18.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100