Читать онлайн Сладостный плен, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный плен - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный плен - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный плен - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Сладостный плен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

После бала в честь молодоженов Эрика практически не встречалась с Данте, как он ей и обещал. Он бегал по Натчезу, скупая у всех своих знакомых хлопок, чтобы потом отправить его вместе с хлопком, выращенным на собственных плантациях, в Новый Орлеан. И пока он вел переговоры с Корбином и другими плантаторами, Эрика была предоставлена самой себе. Каждое утро она отправлялась верхом на лошади на плантации, принадлежавшие Данте, и наблюдала за проходившими там работами, тщательно избегая встреч с мужем. Очевидно, он распорядился, чтобы с нее глаз не спускали, потому что стоило ей выйти из особняка, как следом за ней отправлялся кто-нибудь из верных слуг Данте, готовый в случае необходимости всегда прийти ей на помощь.
Эрика чувствовала себя так, словно сидит в камере-одиночке. У нее появилась масса свободного времени, которое она не знала, как убить. И хотя она при последнем своем разговоре с Данте бросила ему в сердцах, что видеть его не желает, сейчас бы она такого говорить не стала. Ей было настолько тоскливо, что даже ссора со строптивым мужем казалась ей благом. Все лучше, чем это оглушающее безмолвие!
Эрика разделась и села в благоухающую ванну. Наверняка есть выход из создавшегося затруднительного положения. Нужно только хорошенько подумать. Спустя несколько минут, которые она провела в напряженном размышлении, ей в голову пришла одна идея, и Эрика впервые за много дней улыбнулась. Выход из трудной ситуации, в которую вовлек ее Данте, оказался настолько простым, что она даже диву далась, почему раньше о нем не догадалась. Единственное, что от нее требуется, это…
В этот момент Эрика увидела нечто такое, что заставило ее громко ахнуть. Оказывается, пока она, сидя в ванне, предавалась размышлениям относительно того, как бы ей разрешить свою проблему, в комнату нагло проник непрошеный гость и сидит рядом на стуле. И гость этот не кто иной, как Данте.
– Что тебе понадобилось в моей спальне? – возмущенно воскликнула Эрика, поспешно ныряя в воду. – У тебя есть своя комната, так что попрошу тебя не врываться ко мне, особенно когда ты мне меньше всего нужен!
– Не будем забывать, чей это дом и в чьей ванне ты купаешься, – усмехнулся Данте. – Эта дверь никогда не служила и не будет служить для меня преградой. Хочешь ты того или нет, мы с тобой все еще муж и жена. – Он поднялся и развязной походкой, широко ухмыляясь, направился к Эрике. Она вся сжалась. – У меня было столько дел, что я как-то упустил это из виду, да и ты, видимо, тоже.
Данте глубоко заблуждался. Эрика об этом не забыла. Воспоминания о его ласках не давали ей покоя ни днем, ни ночью.
– Наша женитьба – сплошной фарс, и ты это прекрасно знаешь, – бросила она, опалив мужа гневным взглядом.
И когда муж присел около ванны на корточки, презрительно глянула на него, пользуясь злостью, как щитом, чтобы оградить себя от очарования Данте и скрыть свои истинные чувства.
– У тебя что, нет любовницы, которая могла бы тебя утешить? Не настолько же ты туп, чтобы не догадываться: я видеть тебя не желаю после того, что произошло в доме тети Лилиан и на балу! А если не понимаешь, то ты еще глупее, чем я думала!
– Ты потрясающе хороша, – прошептал Фаулер, проводя указательным пальцем по обнаженному плечу Эрики, потом по скрытой под водой груди.
Если ее слова как-то и задели Данте, он, к досаде Эрики, не подал виду. Пусть женушка старается, из кожи вон лезет, пытаясь вызвать его на бой, он и не подумает принять вызов. Слишком долго он вел жизнь монаха, чтобы обращать внимание на колкости своей бойкой на язычок жены. Все его благие порывы держаться подальше от Эрики рассыпались в прах, стоило ему вспомнить о тех сладостных мгновениях, которые они провели вместе. У каждого человека есть предел терпения, и Данте понял, что уже дошел до своего. Неистовое желание мучило его постоянно, не давая покоя, даже за самыми неотложными делами. И теперь он решил, что займется любовью с Эрикой, чего бы это ему ни стоило.
Его нежные, дразнящие прикосновения пробудили в Эрике такое горячее желание, что даже вода, в которой она пыталась укрыться, не могла потушить пробежавший по всему ее телу огонь.
«Ну нет, у меня еще есть гордость! Я не какая-то проститутка, чтобы отдаваться ему по первому требованию, когда ему приспичит!» – сердито подумала Эрика, борясь со своей непослушной плотью, которая уже радостно отзывалась на прикосновение рук мужа.
– Оставь меня в покое! – прошипела она, пытаясь оказать хоть какое-то сопротивление. – Мне ничего от тебя не нужно!
– Разве? – прошептал Данте несколько хрипловатым от страсти голосом.
Он наклонился к Эрике еще ближе, и она, ощутив исходящий от него терпкий мужской запах, почувствовала, как у нее закружилась голова. Данте, коснувшись губами ее зардевшихся щек, провел рукой по шелковистым бедрам Эрики, и у нее перехватило дыхание.
– Хотел бы и я сказать то же самое, моя очаровательная нимфа, но не могу, – прошептал он, касаясь губами ее трепещущего тела. – Мы можем говорить друг другу всякие гадости, но я никогда не стану отрицать, что хочу тебя и всегда хотел. Показать, как сильно?
– Нет! – выкрикнула Эрика и, выскочив из ванны, обдала Данте облаком брызг. Со всех ног она бросилась к шкафу и, влетев в него, захлопнула за собой дверцу.
– Ну и ну! – покачал головой Данте. – У тебя какая-то странная тяга к шкафам.
И он, опершись рукой о стену, потянул на себя дверцу шкафа, пытаясь ее открыть. Эрика мужественно сопротивлялась, однако силы оказались слишком неравными, и в итоге победа досталась Данте. Тогда Эрика поспешно натянула первое, что подвернулось под руку, – это оказалась куртка Данте, которая, естественно, была ей слишком велика, – и выскочила из шкафа.
– Завидую своей куртке. В ней находится то, чем я желаю обладать больше всего на свете, – усмехнулся Данте, бросив жадный взгляд на длинные стройные ноги Эрики, выглядывающие из-под куртки, и на соблазнительные бугорки едва прикрытых грудей.
Эрика показала рукой на дверь.
– Уходи сейчас же, Данте! У меня нет настроения выслушивать твои намеки.
Данте послушно отошел от стены и направился к двери. Эрика облегченно вздохнула, однако радость ее была недолгой. Заперев дверь на ключ, Данте повернулся и направился к жене. Эрика поспешно отступила.
– Предупреждаю тебя, Данте…
Она обвела лихорадочным взором комнату, ища, где бы спрятаться. Ей уже доводилось бывать в такой ситуации прежде, когда они с Данте впервые встретились, и она отлично помнила, чем закончилась ее попытка вырваться на свободу.
С кошачьей грацией Данте одним прыжком подскочил к Эрике и заключил ее в свои объятия.
Влажный ищущий язык Данте скользнул по ее губам, рука накрыла грудь и принялась нежно мять и поглаживать ее, и Эрика вздрогнула от наслаждения.
Когда Данте, оторвавшись от губ жены, поцеловал ее плечо, у Эрики подкосились ноги, и она наверняка рухнула бы на пол, не держи ее Данте так крепко. Он прижался к Эрике, будя в ней такое яростное желание, что она затрепетала в его объятиях.
На какую-то долю секунды, секунды безумной, сумасшедшей, Эрике стала ненавистна одежда, не позволявшая полностью насладиться прикосновением горячего тела Данте. Ее снедало безумное желание прижаться к нему своей обнаженной плотью, забыв о существовавших между ней и Данте разногласиях, с головой окунуться в наслаждение, охватывавшее ее всякий раз, когда она позволяла любви возобладать над разумом.
Когда дерзкая рука Данте прошлась по ее животу, Эрика едва не задохнулась. А он, будто ничего не замечая, коснулся нежных розовых бутонов ее груди, заскользил рукой по талии. Пальцы касались кожи, вызывая трепетное желание. Эрика чувствовала, что сгорает от страсти. Она, изгибаясь, все теснее прижималась своим трепещущим телом к мускулистому торсу Данте, отвечая на каждое его прикосновение сладостной дрожью. Руки ее зарылись в его темные волосы, губы шептали его имя. Она мечтала лишь об одном – чтобы Данте снова прижался к ее рту своими ненасытными губами.
– Эрика, ты видишь, как я тебя хочу? – прошептал Данте, задыхаясь и впиваясь в нее взглядом изумрудно-зеленых глаз. – Ты мне необходима как воздух. Когда я с тобой, я могу думать лишь о том, как бы побыстрее заключить тебя, такую теплую и желанную, в свои объятия.
В этот момент Эрика тоже способна была думать только о том, как бы поскорее удовлетворить свою страсть. Данте, с легкостью сломив сопротивление, пробудил в ней такое яростное желание, что оно, не в силах удержаться внутри, выплеснулось на поверхность, как низвергается на землю из вулкана раскаленная лава. Только Данте было под силу укротить этот снедающий тело огонь. И оттолкнуть его в такой момент означало бы пойти против себя самой, а сделать это Эрика не могла, особенно когда ее ласкали такие опытные, удивительные руки. Куда девалась строптивая, своевольная женщина, какой она была только что? Перед Данте стояла послушная и даже несколько робкая девушка, которая покорно последовала за ним, когда он осторожно увлек ее к кровати. В глубине души Эрика понимала, что этого делать не следует, однако не в силах была остановиться.
Отбросив всякий стыд, она, не отворачиваясь, смотрела, как Данте раздевается, искренне восхищаясь его великолепно сложенной фигурой. Он был похож на загорелого бога, мужественного и прекрасного, с сильным и мощным телом и волевым лицом. Вот он одним ловким движением забрался в кровать и лег с ней рядом, и Эрика почувствовала, как слегка потухший огонь желания разгорается в ней с новой силой. Данте способен быть сильным и бесстрашным, словно средневековый рыцарь, умеющий, когда надо, добиться своего, не идя ни на какие уступки. Но сейчас он – сама нежность…
Данте заключил Эрику в свои объятия. Он прильнул губами к ее зовущему рту, и Эрика забыла обо всем на свете, всецело отдавшись любовному упоению.
Наплевать на то, что будет завтра. Главное – Данте сейчас здесь, с ней рядом, и она жаждет разделить с ним минуты блаженства, описать которое невозможно.
Эрике казалось, что она живет лишь тогда, когда Данте, заключив ее в свои объятия, отправляется вместе с ней в самые прекраснейшие дали.
И вот оно началось, их странствие за пределы реальности. Эрика, глядя в изумрудные глаза Данте, горевшие неукротимым огнем, почувствовала, как сильное, мускулистое тело мужа опускается на нее. Блаженный восторг охватил Эрику, когда Данте вошел в нее… Каждое его движение бросало ее в восхитительный водоворот страсти, охватившей их обоих. Сладострастно изогнувшись, Эрика прижалась к Данте всем телом, мечтая быть к нему еще ближе, с восхищением дожидаясь того удивительного, ни на что не похожего момента, когда накал чувств достигнет апогея и унесет ее сквозь пространство и время в волшебную страну, где забываешь обо всем на свете.
И оно пришло, это поразительное ощущение, когда кажется, что умираешь и никак не можешь умереть. Как могучая, вышедшая из берегов река, нахлынуло оно на Эрику, прокатилось по всему телу. Но и после этого острота чувств осталась прежней. Вновь и вновь переживала Эрика блаженный экстаз, пока силы не оставили ее и она не затихла в объятиях мужа.
Тогда и Данте захлестнула волна наслаждения. Он застонал и содрогнулся, достигнув пика. Стиснув Эрику в своих объятиях, он, вконец опустошенный, выжатый как лимон, затих.
Когда некоторое время спустя к Данте вернулась способность соображать, он первым делом с изумлением подумал, что Эрике каким-то непостижимым образом удалось заставить его забыть обо всех волнениях последних нескольких дней. Она сумела довести его до такого состояния, когда не имеет значения, доживешь ты до завтрашнего утра или нет. У Данте было такое чувство, словно он воспарил к небесам, и обретенное там удовольствие оказалось ни с чем не сравнимо. Предстоящая схватка с Сэбином казалась ему чем-то далеким и нереальным. Он держал Эрику в своих объятиях и готов был провести так всю оставшуюся жизнь.
Запустив пальцы в ее буйную темную гриву и откинув с лица непокорные пряди волос, Данте легонько поцеловал жену в мягкие губы. Однако ночи, которые он провел без сна, не прошли бесследно, и Данте погрузился в блаженную дремоту, когда непонятно, спишь ты или бодрствуешь.
Эрика лежала не шевелясь, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не услышала ровное дыхание Данте. Тогда она потихоньку отодвинулась от него и, осторожно выбравшись из кровати, оделась. Чуть дыша, опасаясь разбудить спящего льва, Эрика на цыпочках пробралась к двери и выскользнула в погруженный во мрак холл.
Только пробравшись на конюшню и очутившись на спине неоседланного коня, Эрика наконец глубоко вздохнула. Пока она лежала в объятиях Данте и размышляла, что ей делать дальше, ее вдруг осенило: нужно поехать к Эллиоту, подробно рассказать ему о своих приключениях и попросить на время приютить ее в своем доме, пока она не придумает, как ей действовать дальше. Эллиот клялся, что любит ее, и Эрике оставалось лишь уповать на то, что он любит ее достаточно сильно для того, чтобы согласиться ей помочь. И если Сэбину она действительно так нужна, она отвлечет его внимание на себя, заставит Кейри забыть о нелепой сделке, которая может стоить Данте всего его состояния.
Стукнув пятками по серовато-коричневому крупу лошади, Эрика помчалась в Натчез с такой скоростью, словно сам дьявол гнался за ней по пятам. Добравшись до особняка Эллиота, расположенного на окраине города, она спрыгнула на землю и, подбежав к входной двери, принялась барабанить что есть силы. Спустя несколько минут дверь ей открыл заспанный слуга и, коротко расспросив, кто она и откуда, отвел в гостиную и попросил дождаться хозяина.
– Эрика?! – изумленно воскликнул Эллиот, увидев, кто к нему пожаловал, и удовлетворенно улыбнулся. Наконец-то! Ужасным дням ожидания пришел конец. – Боже, как я по тебе скучал!
Глаза его светились такой неподдельной радостью, что Эрика засомневалась, стоило ли ей вообще приезжать к нему за помощью. Похоже, ее ночной визит натолкнул Эллиота на какие-то свои мысли и позволил сделать определенные выводы. Подскочив к Эрике, Лесситер сгреб ее в охапку.
Внезапно Эрику пронзила страшная мысль, и она похолодела. А что, если Данте, проснувшись и не увидев жены возле себя, придет к мысли, что ее похитил Сэбин, и помчится к нему в гостиницу? Черт подери! Данте с ума сойдет, решив, что она стала добычей этого негодяя! Ну почему она не оставила мужу записку, что уходит от него? Если он заподозрит Сэбина в похищении своей жены, разразится буря. Какая же она идиотка!
Потрясенная этими ужасными мыслями, Эрика выскользнула из объятий Эллиота и сжала его руки, прежде чем он успел вновь схватить ее и прижать к себе.
– Я не должна была сюда приезжать, Эллиот, – поспешно проговорила она. – Мне нужно возвращаться. Простите, что побеспокоила вас.
– Но… – начал было Эллиот и, видя, что Эрика уже устремилась к двери, выпалил: – Неужели вы снова возвращаетесь к нему?
Эрика подошла к двери, открыла ее и, остановившись на пороге, ответила:
– У меня нет выбора.
И, прежде чем Лесситер успел что-то возразить, выбежала в холл. А Эллиот так и остался в комнате, полыхая негодованием. Данте, воспользовавшись слабостью Эрики, принудил ее к браку. И вот теперь, когда она пришла к нему, Эллиоту, с намерением у него остаться, эта женщина вдруг вспоминает, что у нее есть муж. Поминутно чертыхаясь, Эллиот стал подниматься по лестнице на второй этаж. Надо во что бы то ни стало изыскать способ увести Эрику у своего лучшего друга. Впрочем, какой он ему друг! Сейчас Данте не заслуживает даже элементарного уважения! Он навязал Эрике брачные узы, которые ей совершенно ни к чему, опутал ее ими и теперь держит в плену. Так что он должен каким-то образом освободить Эрику из этого плена, и он не успокоится, пока что-нибудь не придумает.


Лунный свет серебристой пеленой окутал свисавшие до самой земли ветви деревьев. Эрика натянула поводья, сдерживая разгоряченного коня. Немного поодаль она заметила сверкающую рябь речки, с веселым журчанием петлявшей между деревьями. Пейзаж этот показался Эрике настолько прелестным, что она спешилась и спустилась к реке, решив немного побродить по берегу. Пока она не торопясь прохаживалась у кромки воды, ей вдруг захотелось искупаться. Быть может, это поможет ей успокоиться, и она сможет хладнокровно встретиться с Данте лицом к лицу. Сбросив одежду, Эрика погрузилась в прохладную воду и удовлетворенно вздохнула.
– Думаю, не ошибусь, если скажу, что ты наполовину человек, а наполовину рыба, – послышался у нее за спиной низкий голос.
Эрика вскрикнула и обернулась. На берегу, рядом с горкой небрежно брошенной одежды, сидел Данте.
– Я же просил тебя никогда не уезжать из дома одной. Какого черта ты здесь делаешь? – резко спросил он.
Проснувшись и обнаружив, что Эрики рядом с ним нет, Фаулер перевернул весь дом вверх дном и, не найдя ее, помчался в город в полной уверенности, что этой несносной девице взбрело в голову отправиться среди ночи погулять. И для этой цели, решил он, она почему-то выбрала Натчез, где и стала легкой добычей Сэбина или какого-нибудь головореза, слонявшегося по улицам. Когда, не доезжая до города, Данте заметил лошадь без седока, сердце его на мгновение перестало биться. Он уже не сомневался, что его строптивая женушка попала в очередную переделку. Нет, слава Богу, нет! Вот она собственной персоной. Плещется себе в реке, напевая при этом какой-то мотивчик, словно никакого Сэбина не существует и бояться ей нечего.
Она была настолько обворожительна в этот момент, что у Данте возникло желание сорвать с себя одежду и броситься к ней в реку.
Однако огромным усилием воли он сумел обуздать свои чувства, напомнив себе, что Эрика ослушалась его приказа и ее следует за это хорошенько наказать.
– Я запретил тебе выходить из дома одной! – сердито крикнул он, погрозив жене пальцем. – А теперь заруби себе на носу – после сегодняшнего случая я приставлю к тебе телохранителя, который с тебя глаз спускать не будет!
После бешеной гонки и купания в прохладной воде Эрика немного успокоилась, да и настроение заметно улучшилось. И ее абсолютно не волновали нотации Данте. Пусть себе сидит на берегу и надрывается хоть весь остаток ночи! Глядя на его хмурое лицо, Эрика весело расхохоталась.
– Ты слишком много на себя берешь, господин мой и повелитель, – промурлыкала она таким сладким голосом, что Данте передернуло. – Тебе никогда не сделать меня своей покорной рабой, так что можешь и не пытаться. А твоих телохранителей я пошлю к черту! Если у меня возникнет желание искупаться ночью в реке, я пойду купаться! И вообще буду делать все что захочу!
Данте взглянул Эрике в глаза, в которых отражался лунный свет, и отчетливо понял, что одними лишь угрозами неукротимый дух этой девицы не сломить. А Эрика смотрела на Данте, гордо вскинув голову и с вызывающей улыбкой на губах, словно говоря, что она от своего не отступится. Лукаво усмехнувшись, Данте развязной походкой направился к воде.
– Невзирая на последствия, мадам? – спросил он.
– Невзирая ни на что, – беззаботно отозвалась она и рассмеялась. – Я слишком дорожу своей свободой, чтобы от нее отказываться.
– Значит, так? – усмехнулся Данте.
– Именно так, – надменным тоном заверила его Эрика. На Данте она в этот момент не смотрела, а потому не видела, чем он занимается. – Я не позволю никому диктовать мне условия.
Взгляд ее вновь упал на мужа, и вся ее надменность мигом улетучилась.
– Не смей! – закричала Эрика.
А Данте, и не подумав слушаться жену, бросил поверх ее скомканного платья рубашку, которую уже успел с себя стянуть, сбросил ботинки и принялся стаскивать с себя брюки.
– Я, как и ты, буду поступать так, как мне заблагорассудится, детка, – заявил он, глядя на Эрику смеющимися глазами, и направился прямо к ней, словно хищник к вожделенной добыче.
Затаив дыхание, смотрела Эрика на его великолепное мускулистое обнаженное тело. Какие у него широченные плечи, стройные бедра!
«Не подпускай его к себе!» – вскричала ее гордость, и Эрика уже готова была ей подчиниться, однако ее непослушное тело, застыв на месте, отказалось ей повиноваться.
Эрика и рада была бы отплыть от этого красавца подальше, но не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Взгляд его, казалось, пронзал ее насквозь. Ей уже доводилось ощущать на себе этот взгляд на борту «Натчез бель», когда Данте знакомил ее с… Неожиданная догадка настолько неприятно поразила ее, что Эрика похолодела. Какой же он все-таки подонок! Специально знакомил ее с такими отъявленными негодяями, что она вынуждена была выйти замуж за человека, казавшегося более или менее приличным, то есть за него, за Данте Фаулера. Мерзавец, обманщик, мошенник! Да и она тоже хороша, сама же ему подыграла! Впрочем, иначе и быть не могло. Устав от любовных домогательств своих новых знакомых, она примчалась к Данте, рассчитывая найти у него защиту. И что же? Он, в свою очередь, принялся ухлестывать за ней, пытаясь при каждом удобном случае затащить ее в постель. Она искала у Данте поддержку и утешение, а он, притворяясь ее другом, на самом деле осуществлял свои коварные замыслы, используя ее в качестве приманки. Ничего не скажешь, Данте сумел извлечь из создавшейся ситуации максимальную выгоду! А она, дурочка, еще и влюбилась в этого мерзавца по уши и даже опустилась до того, что сама вешалась ему на шею в надежде, что он ответит на ее любовь взаимностью. Боже правый! Как она могла совершить такую глупость? И глаза у нее открылись только после ночного купания в реке! Теперь-то она будет начеку, и умопомрачение, которое на нее нашло где-то на полпути между Новым Орлеаном и Натчезом, больше не повторится.
Когда Данте подплыл к жене и протянул к ней руки, она что есть силы ткнула его коленом в живот и, прежде чем муж успел опомниться, окунула его с головой в воду. Она пребывала в такой ярости, что с удовольствием утопила бы его. Пусть лежит себе на дне реки!
– Утопить тебя, мерзавца, мало! – сердито воскликнула она и, взгромоздившись Данте на спину, обхватила его ногами за талию, а голову его по-прежнему держала под водой, не позволяя несчастному дышать.
Что есть силы замолотив руками по воде, Данте сумел всплыть, однако с Эрикой на спине долго удержаться на поверхности ему не удалось. С таким грузом лучше всего не плавать, а лежать на дне реки. А Эрика по-прежнему прилагала все усилия к тому, чтобы Данте как можно дольше оставался под водой. И когда наконец они увенчались успехом и Данте, перестав брыкаться, как-то обмякнув и не подавая признаков жизни, начал погружаться в воду, Эрика ощутила отчаянный страх. Точно такой же, какой она испытала, когда Данте ударило бревном по голове и он, потеряв сознание, камнем пошел ко дну. Боже милостивый! Что же она наделала? Ведь она не собиралась его топить! Хотела только припугнуть немного.
– Данте? – испуганно позвала Эрика, чувствуя, как неистово колотится в груди сердце. Схватив Данте за волосы, она вытащила его на поверхность. – Я не хотела…
Не договорив, Эрика удивленно вскрикнула. Данте, только что камнем пошедший ко дну, удивительнейшим образом воскрес и заключил ее в свои объятия. И, прежде чем Эрика успела опомниться, утянул ее вместе с собой под воду, крепко прижимая к себе и прильнув губами к ее губам.
Когда они всплыли на поверхность, Эрика, жадно хватая ртом воздух, раздраженно бросила:
– Я уж было подумала, что утопила тебя!
– Ты и утопила, но я вновь возродился к жизни после того, как меня поцеловала русалка, – поддразнил он жену, коснувшись руками ее груди. – Твои игры при луне заставили меня вспомнить, что, помимо жажды жизни, существует и еще одна жажда, такая же сильная и неукротимая.
Эрика с силой оттолкнула Данте, сообразив, какую именно жажду он имеет в виду.
– Похотливое чудовище! – выпалила она.
– Вы, русалки, наделены волшебной силой, – парировал Данте, ухмыляясь. – Вы умеете творить чудеса. Например, можете одним поцелуем превратить похотливое чудовище в прекрасного принца.
– Лучше уж я, воспользовавшись этим своим умением, превращу тебя в жабу! – язвительно проговорила Эрика, не в силах тем не менее сдержать улыбку.
– Пощади меня несчастного, божественная нимфа, – пробормотал он и, отыскав за ушком жены чувствительное местечко, коснулся его своими влажными губами. – Разве ты не видишь, что я твой раб навеки?
А тело Эрики уже отвечало на жгучие прикосновения Данте, который, поглаживая ей бедра, добрался до ног и осторожно, но настойчиво развел их в стороны. Его нежные ласки вызвали в Эрике сладостный трепет. Она почувствовала, что не в силах больше им сопротивляться, да ей этого и не хотелось. В объятиях Данте она была как дома и вовсе не думала из них выбираться. У каждого человека есть своя маленькая слабость. Эрика понимала, что ее слабостью является Данте, и поскольку совладать с собой она не может, придется принять это как должное.
– Поцелуй меня, – дрожащим от желания голосом проговорил Данте. – Неужели я прошу так много?
Эрика прекрасно понимала, что это очень много, ведь ей было известно, чем обычно заканчивались их поцелуи. Однако она послушно прильнула к губам Данте, вложив в поцелуй всю страсть, которая клокотала в ее душе. Руки ее скользнули ему на плечи, упругие соски тесно прижались к его груди, и Данте почувствовал, что сходит с ума от неистового желания. Вздрогнув всем телом, он прижал Эрику к себе так крепко, что казалось, будто они стали единым целым.
– Люби меня, Эрика, – задыхаясь прошептал он.
Его теплые губы приоткрылись, и ищущий язык проник в сладостную влажность рта Эрики, вызвав у нее острое желание. Ее трепетное тело прильнуло к мускулистому и стройному телу мужа. Наслаждаясь страстным поцелуем, Эрика с Данте позабыли обо всем на свете.
Огонь желания, снедавшего Данте, оказался таким сильным, что легко мог спалить его дотла. И хотя Фаулер стоял по шею в воде, это не могло остудить бушевавшего в нем пламени. С наслаждением пил он сладкий нектар поцелуя, чувствуя тем не менее, что поцелуй не в силах утолить его голода. А неутомимые руки Эрики ласкали его бедра, беззастенчиво предлагая то, что он давно уже жаждал получить.
У Эрики создалось впечатление, будто она со стороны наблюдает за собой, за тем, как соблазняет человека, от которого должна бы держаться подальше. Ей приятно было ощущать под руками его сильное, мускулистое тело, и она продолжала ласкать его, упиваясь своей властью. Как было бы чудесно, если бы она смогла заставить Данте любить ее так же глубоко и страстно, как любит его сама, если бы сумела стать для него самым дорогим существом на свете…
Данте почувствовал, что не в силах больше выдерживать эту сладостную пытку. Неукротимое желание требовало немедленного выхода. Он обвил руками стройную талию жены, прижал Эрику к себе и осторожно вошел в нее, с наслаждением ощущая влажное обволакивающее тепло. И тела их задвигались в такт чарующей мелодии, поющей в их душах.
Острое чувство наслаждения охватывало Эрику, когда Данте глубоко вонзался в нее, удовлетворяя свою страсть. Внезапно ей показалось, будто она, упиваясь неземным блаженством, устремляется прямо к звездам, рассыпавшимся на темном бархате неба. И в этот момент те слова, которые она крепко-накрепко держала в своем сердце, невольно вырвались из ее уст. Вслед за ними слабый стон слетел с ее губ, но губы Данте жадно прильнули к ним, заглушая его. Руки его с силой стиснули ее, и вот они уже вдвоем поплыли по бурной реке страсти, у которой нет ни начала, ни конца.
Слезы восторга хлынули у Эрики из глаз, и ей почудилось, что прошла целая вечность, прежде чем они с Данте спустились наконец с небес на землю. Несколько минут Эрика выжидала, пока биение ее сердца замедлится. Немного успокоившись, она выпустила мужа из объятий и взглянула ему в лицо. На нем играла довольная улыбка.
– Это правда? То, что ты сказала? – тихо спросил он.
Эрика удивленно вскинула брови. Что же она такое сказала?
При виде ее недоумения Данте весело расхохотался.
– Ты сказала, что любишь меня, – напомнил он.
Эрика вспыхнула. Неужели она и в самом деле произнесла эти слова? Боже правый! Энергично рассекая воду, она направилась к берегу. Что же она наделала! Дать в руки своему врагу мощнейшее оружие, которое он сможет использовать против нее! Даже представить себе страшно, какие унижения ей теперь придется испытать!
– Поехали лучше домой, – попыталась она перевести разговор на другую тему. – Лошади наши наверняка уже как следует отдохнули.
– Ответь мне, – настаивал Данте, идя следом за Эрикой. – Это правда?
Эрика выскочила на берег и принялась лихорадочно натягивать на себя платье.
– А сам ты никому не признавался в любви в порыве страсти? – игриво поинтересовалась она.
– Никому и ни разу, – заявил Данте, не принимая ее игривого тона.
– Что ж, значит, выдержки у тебя больше, чем у меня, – пробормотала Эрика, жалея, что задала Данте этот вопрос.
Ну и положеньице! Сказать ему правду она не могла, но и отказываться от своих слов не хотела.
– Вероятно, – улыбнулся Данте и, ухватив Эрику за подбородок, заставил взглянуть себе прямо в глаза. – А может, ты в меня влюбилась?
Смахнув его руку, Эрика гордо вскинула голову.
– С тобой я познала страсть и узнала, что такое предательство. Но влюбиться в тебя? Да ты с ума сошел! – бросила она, решив, что все-таки не стоит повторять признание. – Я была дурой, Данте, но теперь чуточку поумнела и поняла, что ты все это время заставлял меня плясать под твою дудку. Ты знакомил меня поочередно с мужчинами, от одного вида которых меня тошнило, после чего любезно предложил выйти за тебя замуж. Но нужна я тебе только для того, чтобы помочь осуществить какие-то корыстные замыслы. Так что не заслуживаешь ты моей любви, Данте. Не жди от меня больше, чем я могу тебе дать, а я, в свою очередь, никогда не стану ждать от тебя больше, чем уже имею.
Лицо Данте помрачнело. Холодно взглянув на жену, он заявил:
– Все равно когда-нибудь я дождусь от тебя этих слов.
Эрика едва не задохнулась от негодования. Ну и наглец! Он что, ей бросает вызов? Ведь единственное, чего ей хочется, – это любви. Ей нужен не фиктивный, а настоящий муж, который бы любил и уважал лишь ее одну. Ей нужна его любовь, и она никогда не согласится на меньшее, даже если ей придется уйти от Данте – единственного человека, сумевшего завоевать ее сердце.
Стиснув зубы, Данте смотрел, как Эрика чуть ли не бегом направилась к своей лошади. Интересно, привыкнет он когда-нибудь к мгновенной смене настроений жены? Только что она своими ласками возносила его прямо на небеса, а уже в следующую секунду низвергла прямо в ад. Общаясь с Эрикой, Данте понятия не имел, что она учудит через минуту.
В течение многих лет он пребывал в полной уверенности, что ему не составляет никакого труда получить от понравившейся женщины все что заблагорассудится, а потом, когда она ему надоест, бросить ее. Но с Эрикой все было иначе. Он влюбился в нее. Ну почему у него не хватило ума держаться от нее подальше! А теперь он, как мотылек, летит к вечно горящему огню, который никогда не затухает, а, наоборот, с каждым днем разгорается все сильнее и сильнее. Бормоча что-то себе под нос, Данте вышел на берег, натянул на себя одежду и, вскочив в седло, пустил лошадь в галоп, намереваясь догнать строптивую жену, которая уже мчалась во весь дух далеко впереди.
Вернувшись домой, он направился в ее спальню, чтобы строго-настрого наказать ей не выезжать с плантации одной, однако дверь в комнату оказалась заперта, а на стук Эрика не открывала.
Тогда Данте, вне себя от негодования, помчался в свою комнату и стал метаться по ней, как делал каждую ночь, с тех пор как привез Эрику в свой дом. Что же ему предпринять, чтобы завоевать сердце этой необузданной дикарки? Кажется, он уже сделал все что мог. Предоставил ей защиту и убежище. Накупил целую кучу самых изысканных туалетов. Любил ее со всей страстью, на которую только был способен. Но оказывается, этого недостаточно. От этой Эрики не знаешь чего ожидать. То сама бросается ему на шею, то близко к себе не подпускает. Черт бы ее побрал! Да она должна быть благодарна ему хотя бы за то, что он оградил ее от Сэбина! Но разве от этой девицы дождешься благодарности? Данте негодующе фыркнул. Как бы не так! Она способна лишь на то, чтобы бросать в его адрес всякие оскорбления.
А впрочем, какой ему толк от ее благодарности? Данте устало опустился на кровать и уставился невидящим взглядом в темноту. Старайся не старайся, все равно ему не завоевать сердце этой непокорной красавицы! Похоже, оно сделано из камня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостный плен - Финч Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3

Часть вторая

Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть третья

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть четвертая

Глава 12Глава 13

Часть пятая

Глава 14Глава 15Глава 16

Часть шестая

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Часть седьмая

Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24

Часть восьмая

Глава 25Глава 26Глава 27

Часть девятая

Глава 28

Ваши комментарии
к роману Сладостный плен - Финч Кэрол



Слегка затянуто. И утомляет борьба характеров героев. Много красивых сцен любви.
Сладостный плен - Финч КэролКэт
12.11.2012, 22.46





немного затянуто ,а так ничего .можно почитать.на 7.
Сладостный плен - Финч Кэролчитатель)
21.04.2014, 11.54





Сплошной секс,если его убрать то читать то и не чего. Ну,кое как домучила роман.
Сладостный плен - Финч КэролНаталюша
5.10.2016, 18.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100