Читать онлайн Сладкое предательство, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое предательство - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 86)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое предательство - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое предательство - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Сладкое предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Сабрина неловко спешилась, действительно ощущая себя втрое старше своего возраста. Миновав часть пути, путешественники, наконец, решили остановиться на ночлег. Все ее тело занемело, а в ноги будто воткнули тысячи иголок. Путешествие длилось уже пятый день, и она сама настояла, чтобы они продвигались на запад как можно быстрее, поэтому не могла жаловаться, что Ридж останавливался всего два раза в день, да и то всего на полчаса, чтобы животные могли перевести дух и вволю напиться.
Сабрина с наслаждением ощутила под ногами твердую землю. Ридж решил заночевать на опушке леса, протянувшегося вдоль берега речки Неошо. Прохладная тень дубов, осин, грецкого ореха манила обессиленных путников. Солнце было еще довольно высоко, но уже чувствовалось приближение вечера. Тени быстро удлинялись, в лучах солнца появился золотой оттенок.
Еще в начале путешествия Сабрина и Ридж распределили свои обязанности. Риджу предстояло охотиться, обеспечивая себя и свою спутницу свежим мясом и дичью, а Сабрине – разводить костер и готовить пищу. До сих пор оба справлялись с обязанностями. Девушка не жаловалась, что приходится готовить и мыть посуду после еды. Ридж был отличным охотником, поэтому ни одного вечера они не оставались без жареного кролика, фазана или рыбы.
Сабрина села на пень и устало посмотрела вдаль – море колышущейся травы простиралось до самого горизонта. Ей нестерпимо захотелось скинуть с себя многослойный наряд, в котором она парилась весь день и благодаря которому теперь была на грани обморока. Стояла весна, но было не по сезону тепло. Сабрине было нестерпимо жарко в черном закрытом платье с толстым слоем подкладок.
Ридж, напротив, расстегнул кожаную рубаху, ветерок приятно обдувал его грудь. Сабрине же ее наряд начинал казаться тюрьмой. Но снять его она не могла, иначе тотчас навлекла бы на себя ненужные неприятности. Вот и приходилось выбирать: или мучиться от жары, или отдать себя в руки злостного распутника. Сабрина решила, что лучше страдать от удушья, чем открыть свое истинное лицо Риджу Теннеру. Он мужчина, и, стало быть, не заслуживает доверия.
Сабрине ужасно хотелось, чтобы Ридж, вернувшись с охоты, объявил, что собирается провести вечер в ближайшем селении. Тогда она получила бы несколько часов свободы – смогла бы скинуть свое ненавистное одеяние и окунуться в прохладные воды реки. Представив себе это удовольствие, девушка с тоской вздохнула. Сейчас она была готова отдать все что угодно, лишь бы поплескаться в реке.
Держа в руках большую рыбину, Ридж подошел к пню, на котором отдыхала вдова Стюарт. Он, как всегда, протянул ей улов, ожидая, что старуха сразу же примется за стряпню, но та лишь недовольно фыркнула.
– Опять рыба? – недовольно поморщилась вдова. – Я уже столько ее съела, что, кажется, скоро сама превращусь в рыбу. – Она посмотрела на рыбину, бьющуюся в руках у Риджа. – У меня скоро плавники вырастут!
Девушка с надеждой посмотрела на проводника. Господи, хоть бы он оказался где-нибудь подальше отсюда! Сабрина надеялась, что ее колкости отобьют у него охоту стоять рядом, однако Ридж не сдвинулся с места и продолжал смотреть на вдову.
– Я ожидала, что вы сегодня вечером отправитесь на поиски смазливых мордашек в ближайшем селении.
У Риджа от удивления брови поползли вверх. Он знал, что старуха не одобряет распутства, но тут вдруг сама толкает его на это – значит, хочет на время избавиться от него. Любопытство его распалилось до предела: зачем ей нужно остаться одной?
– Уверен, что в здешнем селении я нашел бы благодарное общество, если бы несколько месяцев назад кучка отщепенцев не разорила его. Полковник Райберн рассказал, что разбойники убили всех жителей, а дома сожгли. Остались одни печные трубы и развалины. – Он едва заметно улыбнулся. – Так что, как видите, вдова Стюарт, вам придется терпеть меня весь вечер.
Пока Ридж стоял, глядя на загадочный ворох черного атласа, вопросы, которые последние дни крутились у него в голове, внезапно выплеснулись наружу.
– Мадам, мы путешествуем вместе уже пять дней, а я еще ни разу не видел вашего лица, – вдруг выпалил он. – Разве вы не собираетесь открыть лицо солнечному свету?
Ридж поклялся себе не лезть не в свое дело, но любопытство пересилило. Просто невероятно, что старуха ни разу не сняла вуаль. Она ела, спала и передвигалась с густой вуалью на лице. Ридж уже начал сомневаться, что у нее вообще есть лицо. А если и есть, то, наверное, ужасно безобразное и страшно уродливое. Поэтому она и не желает открывать его.
Он все ждал, когда старуха потеряет бдительность и он, наконец, узнает, действительно ли женщина, скрывающаяся за вуалью, так холодна, как старается показать это, или так уродлива, как он думает. Однако Сабрина Стюарт была осторожна сверх меры. Она предвидела любые ситуации, в которых ей бы пришлось раскрыть себя, и умело избегала их.
Даже если бы Риджу удалось увидеть лицо спутницы, он решил бы, что она вдвое старше его. Сабрина гримировалась очень умело. Она тщательно нарисовала морщинки в уголках глаз, на лбу и вокруг рта. Под толстым слоем грима кожа выглядела бледной и грубой, совсем не такой, как ее гладкое личико.
С трудом поднявшись, Старуха взяла из рук Риджа еще живую рыбину и принялась за стряпню.
– Мистер Теннер, после утраты любимого человека полный траур принято носить в течение года. А со смерти моего… мужа прошло менее полугода. Я сочла бы святотатством снять черное платье и вуаль так скоро после… гибели Генри.
Вдова бросила на Риджа быстрый взгляд сквозь вуаль, отмечая про себя, как испытующе он смотрит на нее своими синими глазами. Она догадывалась, что его любопытство разгорается с каждым днем все сильнее, и поэтому старалась укрепить разделяющую их стену, отпуская в его адрес колкости и оскорбления, после которых они иногда не разговаривали по нескольку часов кряду. Однако не меньшим любопытством мучилась и сама девушка. Ей очень хотелось узнать о прошлом этого человека. Для нее он тоже оставался загадкой. Да, Ридж был сильным, уверенным, ответственным, и вместе с тем Сабрина заметила в нем и другое – какую-то безумную удаль. Внезапно вопросы стали возникать один за другим. Откуда он так хорошо знает пустыню и почему чувствует себя здесь как дома? Почему он стал бабником и каким образом освоил в совершенстве науку обольщения? Что двигало им? Каков род его занятий, да и есть ли у него профессия? Где он научился бесшумно передвигаться и почему одет так, что его происхождение вызывает сомнения?
Сабрина удивилась сама себе – когда все эти вопросы она задала Риджу, который вдруг понял, что его попутчице интересно, кто он и каковы его цели.
Он серьезно посмотрел на толстую вдову, пряча в глазах веселые искорки.
– Что это вдруг у вас появилось желание поговорить, мадам? Я полагал, мы испытываем взаимную неприязнь и безразличие друг к другу.
Старуха надела рыбину на палку, повесила над огнем и повернулась к Риджу.
– Если у вас нет желания рассказывать о своем прошлом, так и скажите. Я особенно не церемонилась, когда нанимала вас, поэтому не жду особого почтения, но, если пожелаете что-нибудь рассказать о себе, я выслушаю вас.
Ридж был готов поклясться, что его подопечная приложит все силы, чтобы показаться несносной, однако сейчас ее слова прозвучали вполне миролюбиво.
– Что именно в моем прошлом вас интересует? – поморщился он. – Будет жаль, если я утомлю вас повествованием о своей юности, в то время как вам просто хочется узнать вкратце о каком-то конкретном отрезке моей жизни. – Ридж насмешливо улыбнулся. – Вы ведь сами сказали, что я вас интересую лишь постольку, поскольку являюсь ходячим компасом.
– Для начала расскажите о своем происхождении, – проговорила вдова Стюарт и сквозь вуаль посмотрела на Риджа. – У вас были родители или вы вылупились из яйца? А когда я сочту себя удовлетворенной вашим ответом, расскажите, где вы научились так искусно подражать индейцам. Ваше умение подкрасться совершенно бесшумно пугает меня. – С тяжелым вздохом вдова опустилась на пень поблизости от костра. – Если ваш рассказ окажется интересным, я продолжу задавать вопросы, если нет – буду довольствоваться щебетанием птиц и стрекотом цикад.
Ридж налил себе кружку кофе и усмехнулся прямоте старухи.
– Я не вылупился из яйца, мадам, но, честно говоря, первые пятнадцать лет жизни был вполне уверен, что я действительно индеец, – начал он свой рассказ. – Много лет назад индейцы навахо во время набега выкрали новорожденного сына у Джейкоба и Мелиссы Теннер и увезли с собой в Каньон-де-Шелли, где проживало их племя.
Когда вдова встала и подошла к огню, чтобы перевернуть рыбу, озорная мысль пришла в голову Риджу. Он презирал себя за такую низость, но удержаться не смог. Пока миссис Стюарт стояла к нему спиной, он торопливо вынул из сумки бутылку спиртного и отлил часть содержимого в кофе, который старуха обязательно выпивала каждый вечер, прежде чем устроиться на ночь на своей подстилке.
Ридж налил ей кружку горячего кофе, проводил назад к пню и продолжил свое повествование. Он собирался говорить до тех пор, пока выпитый алкоголь не начнет действовать. С самого начала путешествия Ридж дал себе слово не связываться со старухой, но уже не раз Сабрина Стюарт удивляла его своей подвижностью и силой, которые никак не сочетались с ее предполагаемым почтенным возрастом. Что-то здесь не сходилось. Он был не в состоянии понять, почему она хотела выглядеть толстой, когда на самом деле была худой, и почему опиралась на палку, хотя на самом деле не нуждалась в ней. «Когда эта ночь подойдет к концу, я увижу лицо под вуалью и узнаю, как на самом деле выглядит эта плутовка», – пообещал себе Ридж.
– Так что вы говорили? – прогнусавила старуха, устроившись на пне и собираясь пить кофе под его неторопливый рассказ. – Что произошло после того, как индейцы похитили вас?
Сдерживая довольную ухмылку, Ридж смотрел, как вдова начала пить кофе.
– У моих настоящих родителей было большое ранчо в красивейшей долине реки Рио-Гранде, к юго-западу от Санта-Фе. Индейцы часто совершали туда набеги, уводили лошадей, овец. Моя приемная индейская мать была бездетна. Они с мужем очень хотели сына, а поскольку своего иметь не могли, выкрали чужого, вместе с сотней овец и десятью лошадьми. – Ридж прервал рассказ и предложил вдове еще кофе, который она с удовольствием выпила.
Потом он продолжил свой рассказ.
– Я рос в полной уверенности, что я индеец, сын одного из вождей нашего рода. У индейцев навахо нет единого вождя, который правил бы всеми. У каждого рода свои вожди, а решения они принимают только сообща. Из уважения к другим родам никто не решался поведать мне правду о моем происхождении; каждый считал, что это не его дело.
– Значит, у народа навахо нет единого вождя, который выступал бы от его имени? – переспросила вдова и непонимающе уставилась на свою кружку в руках.
После выпитого кофе во рту остался странный вкус. Не приготовь она кофе своими руками, обязательно обвинила бы Риджа в том, что он из вредности добавил туда какую-нибудь гадость.
– Не потому ли часть народа навахо ведет с белыми войну, а часть говорит о мире?
Ридж утвердительно кивнул:
– Среди индейцев навахо есть такие, как, например, мой двоюродный брат Мануэлито – вождь одного из родов, чьи люди настолько настроены против мексиканцев и белых, что никогда не сложат оружия и не пустят белых на свои земли. А есть и такие, кто не держит на белых зла и хотел бы договориться с ними о прочном и долгом мире.
Вдова взмахнула обтянутой перчаткой рукой, подавая Риджу знак продолжать рассказ. Ей было интересно узнать об индейцах, с которыми ее отец имел дело, служа в Форт-Кэнби. Ридж послушно продолжил, но успел заметить, что обычно резкие движения спутницы сделались более плавными и мягкими. Защитная стена, скрывающая непонятное создание, под действием алкоголя дала трещину.
– Я узнал легенды народа навахо, научился ценить их священную землю в Стране большого неба.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Мы жили как кочевники. Индейцы навахо называли свою землю Динетта. Моя семья занималась скотоводством, мы пасли овец в долине. Не раз нам приходилось замирать перед огромной Паучьей скалой, пристанищем таинственных духов, где виднелось поселение наших предков, выдолбленное в скале, над которой нависала другая скала. В Стране большого неба считают, что на небесах обитает бог Солнца. А Святой Народ попадает к нему на солнечных лучах, на молнии или по радуге.
Ридж тепло улыбнулся этим воспоминаниям, наполнил чашку, протянутую вдовой, вернул ей и продолжил свой рассказ о легендах индейцев навахо.
– Величие природы и присутствие Святого Народа священно для Дене – так называют себя индейцы навахо. – Теннер прервал повествование, подошел к костру и перевернул рыбу, пока она не сгорела.
Выжидая, пока вдова осушит очередную кружку сдобренного виски кофе, он собирал раскиданный вокруг хворост, чтобы подложить его в огонь.
– А когда вы узнали, что в ваших жилах течет кровь не индейцев навахо? – нетерпеливо спросила старуха.
Ридж вскинул голову. Брови его удивленно поползли вверх, он с любопытством посмотрел на вдову. Ридж был готов поклясться, что голос миссис Стюарт резко изменился. Он вдруг сделался легче и звучнее, стал мелодичнее и теперь не имел ничего общего с тем скрипучим гнусавым голосом, каким обычно говорила старуха.
Не спуская с нее глаз, Ридж продолжил повествование.
– Когда для меня настало время становиться мужчиной, мой приемный отец рассказал правду о моем происхождении. Он с грустью поведал, что я никогда не смогу стать вождем рода, когда придет его время уйти по радуге к Святому Народу, потому что я не индеец. Отец рассказал мне о ранчо Теннеров к югу от Динетты и признался, что выкрал меня у настоящих родителей, чтобы сделать счастливой свою жену.
Оторвав взгляд от огня, Ридж с интересом посмотрел на вдову. Старуха что было мочи обмахивалась импровизированным веером, опасаясь, что вот-вот упадет без чувств от того, как разгорячилась ее кровь. Похоже, теплая весенняя ночь и ее многослойный наряд привели к тому, что температура у нее резко подскочила. Голова кружилась, вдова была уже не в состоянии координировать свои движения, ей становилось все жарче и жарче. Она пила кофе кружку за кружкой и никак не могла утолить жажду. Она боялась, что если встанет за очередной порцией сама, то тут же упадет на землю, поэтому жестом попросила Риджа подать ей еще кофе. Однако, когда Ридж выполнил ее просьбу, она заявила, что больше пить не может, потому что и так вся горит.
– Я вся как в огне. Дайте-ка мне выпить чего-нибудь попрохладнее, – потребовала она уже совсем не таким грозным голосом, как раньше.
Ридж удовлетворенно усмехнулся про себя. Его план начал срабатывать, каменная стена, окружавшая вдову, дала еще одну трещину. Теперь он не сомневался, что Сабрина Стюарт совсем не та женщина, за которую себя выдает.
– Боюсь, могу предложить вам только виски или воду, мадам. Что вы предпочитаете?
Полагая, что виски облегчит ее страдания, вдова, к вящему удовольствию Риджа, попросила более крепкий напиток.
Теннер с ухмылкой протянул ей бутылку:
– А я думал, вы осуждаете алкоголь, вдова Стюарт. Или это единственный порок, который вы себе позволяете?
Старуха только фыркнула в ответ, налила себе виски и расправилась с напитком совсем неподобающим даме образом.
– Да будет вам известно, юноша, сегодня я чувствую себя не очень хорошо. Думаю, сказывается возраст. – Она попыталась выпрямиться и сделала Риджу знак продолжать.
Заметив, что рыба уже готова, Ридж снял ее с огня и разделил на две порции – хотя это входило в обязанности вдовы. Однако сегодня он хотел, чтобы она как следует напилась, и не стал отвлекать ее.
По тому, как неуверенно звучал голос старухи, Ридж понял, что она приняла уже достаточно. Еще часок, и он сможет делать с ней все, что захочет. Вот тогда он и узнает, кто скрывается под густой вуалью. Ридж улыбнулся своим мыслям.
– Ну, продолжайте же, – потребовала его спутница, ковыряя рыбу на тарелке. – Я нахожу ваш рассказ необычайно интересным.
– Вскоре после того, как я узнал правду о своем происхождении, меня послали с группой других воинов доказать, что мы уже мужчины и достойны своего рода. – Взгляд Риджа затуманился, словно облачко набежало на его лицо. – Но пока нас не было, на наше селение напали мексиканцы, чтобы забрать индейцев в рабство. Индейцы навахо мужественно сопротивлялись, многие погибли. Мои приемные отец и мать были среди тех, кто предпочел смерть неволе. Несколько месяцев я в одиночестве скитался по Стране большого неба, оплакивая смерть близкой мне семьи. Я одичал, едва не превратился в зверя, иначе было не выжить. – Ридж замолчал, глубоко вздохнул, вспомнив то тяжелое время, и глотнул виски, совсем забыв, что собирался сохранить ясную голову. – Пока я скитался, мне вспомнился разговор с приемным отцом о моих настоящих родителях. И тогда, покинув Динетту, я направился к ранчо Теннеров в долине Рио-Гранде. Какое-то время я тайком наблюдал за жизнью своей настоящей семьи. – Он неопределенно пожал плечами. – Наверное, мне ужасно захотелось наверстать упущенное, поближе узнать жизнь этих людей, так непохожую на жизнь кочевых индейцев. – Ридж вытянул вперед свои длинные ноги и уставился в темноту невидящим взглядом. – Наконец я собрался с духом и… – Его рассказ был прерван невнятными звуками, издаваемыми вдовой. – Мадам, вы слушаете меня? – спросил он и обернулся к старухе.
Сидя на пне, миссис Стюарт медленно покачивалась в такт мелодии, которую негромко напевала. Сейчас она уже не казалась той добродетельной, почтенной матроной, которую изображала из себя почти всю неделю.
Сабрина не совсем понимала, что с ней происходит. Она всегда пила только виноградное вино, и то понемногу. Сейчас, после выпитого виски, ее охватили удивительная бесшабашность и легкость, становилось все труднее следить за рассказом проводника. Сабрина поймала себя на том, что не слушает его, а тихонько посмеивается, вспоминая некоторые стычки между ними.
– Вдова Стюарт! Вы слышали, что я вам рассказал за последние четверть часа? – неожиданно спросил Ридж.
Сабрина не отозвалась, продолжая напевать все ту же мелодию из какой-то комедии, в которой играла в Сан-Франциско.
Губы Теннера медленно изогнулись в дьявольской улыбке. Похоже, ведьма наклюкалась так, что уже не соображает, где она и уж тем более с кем.
Ридж вскочил на ноги и слегка качнулся. Черт, он выпил больше, чем собирался. Голова шла кругом. Ридж недовольно выругал себя и, слегка пошатываясь, направился к восседавшему на пне вороху черного атласа.
– Мадам, – обратился он к миссис Стюарт, – если позволите, я тоже хотел бы задать вам несколько вопросов, после того как рассказал вам о своей жизни.
Продолжая что-то мурлыкать себе под нос, вдова подняла скрытое вуалью лицо. Мелодия, которую она напевала, слегка покачиваясь из стороны в сторону, становилась все более неразборчивой, постепенно превращаясь в какое-то мычание. Спустя какое-то мгновение вдова замолчала и замерла на своем деревянном троне, а потом, подобно гигантской секвойе, подрубленной топором дровосека, с глухим ударом молча свалилась на землю. Ридж в замешательстве стоял над грудой юбок и оборок, не зная, что делать.
Он простоял несколько минут в нерешительности, не спуская со старухи глаз, ожидая, что она сама очнется. Наконец победная улыбка озарила его лицо – он одолел этого дракона в юбке.
Но откровенное злорадство быстро сменилось противоречивыми чувствами. Он поступил по отношению к пожилой женщине не очень порядочно. Ему было стыдно, но любопытство заглушило голос совести. И потом, зловредная особа так и напрашивалась на нечто подобное.
Пытаясь ясно мыслить, Ридж сделал несколько глубоких вдохов, потом медленно опустился на колени рядом с вдовой и нерешительно откинул густую вуаль, внутренне опасаясь того, что может увидеть. Однако, бросив первый взгляд на открывшееся лицо, освещаемое отблесками костра, он озадаченно нахмурился. Потом придвинулся поближе и пристально вгляделся в морщинки на лбу, в уголках глаз и вокруг рта.
Ридж с облегчением вздохнул. Что ж, по крайней мере, она не так уж страшна, как рисовало ему воображение. Но когда он заметил серебристо-золотистую прядь волос, выбившуюся из-под седого парика, брови Риджа сошлись на переносице.
Итак, леди совсем не так стара, как пыталась убедить его. Ридж осторожно потянул прядь – в сумерках волосы этой загадочной женщины ласкали его пальцы, словно шелк, и казались смесью солнечных и лунных лучей.
Любопытство буквально раздирало Риджа. Он понял, что не успокоится, пока не разгадает загадку до конца. Проведя ладонью по лицу вдовы, он от удивления широко раскрыл глаза: от его прикосновения морщинки размазались по щеке, а на ладони он ощутил грим. Казалось, под верхним слоем кожи скрывается еще один!
Он ощупал пухлые рукава и обнаружил в них подкладки, придающие толщину; то же самое Ридж обнаружил на поясе, на груди и на бедрах.
– Зачем? – спросил он себя вслух.
Опустившись на землю, он протянул руку за бутылкой и отхлебнул виски прямо из горлышка. Что пытается скрыть эта женщина и от кого? А все эти россказни о погибшем муже такая же выдумка, как и ее вдовий наряд? Ридж сделал еще глоток и уставился на размазанный по щеке женщины грим.
Если только он не делает чересчур поспешных выводов, то за всем этим маскарадом скрывается очень привлекательное и молоденькое создание. Все больше злясь, Ридж еще раз приложился к бутылке. Как ловко она обошла его! А какие нотации читала – будто его бабушка. Он обязательно докопается до правды, узнает, чем вызван весь этот спектакль, даже если на это уйдет весь остаток путешествия.
Ридж вытащил из сумки кусок чистой ткани и бегом направился к реке. Намочив тряпку, он вернулся к вдове и принялся осторожно стирать толстый слой грима, покрывавшего ее лицо.
– Черт побери! – вырвалось у Риджа, когда лицо вдовы, освобожденное от толстого слоя грима, внезапно преобразилось.
Освещаемое лунным светом, лицо женщины, открывшееся ему, было таким молодым и прелестным, что Риджа мгновенно охватило желание обладать ею. Он благоговейно коснулся кончиками пальцев шелковистой кожи, изумляясь пухлым, четко очерченным губам, небольшому точеному носику. В ней не было ни одного изъяна, а чувственный рот, казалось, так и просит поцелуя.
Ридж чувствовал себя пиратом, наткнувшимся на спрятанное сокровище. Он жадным взором окинул ее грудь и бедра, гадая, как они выглядят в действительности.
Поделом ей будет, если он разденет ее догола, – она ведь столько раз набрасывалась на него со своим острым как бритва языком. Но, даже обдумывая этот коварный замысел, Ридж чувствовал, что движет им вовсе не чувство мести, а чисто мужское любопытство.
Что там Сабрина Стюарт говорила насчет того, что мужчин в женщинах привлекает только форма, а не содержание? Он нахмурился. Похоже, эта красотка, скрывающаяся под личиной вдовы, довольно цинична по отношению к мужской половине человечества. Поэтому и прячет под слоем грима свою красоту. Опасается, что мужчины, и особенно Ридж Теннер, попытаются воспользоваться ею.
Он хищно улыбнулся, вглядываясь в утонченные черты лица девушки. Кем бы она ни была, она достаточно умна, чтобы понять, что в наряде старой вдовы не вызовет у мужчин никакого интереса. Поэтому и прибегла к маскараду. Она знала, что, если не скроет свою красоту, мужчины будут липнуть к ней, как мухи к меду.
Из уст Сабрины вырвался тихий стон, она попыталась приподняться, но голова ее упала набок, седой парик слетел, и серебристо-золотистые волосы водопадом хлынули на зеленый ковер травы.
Ридж присел на корточки, завороженный прелестным лицом девушки и ее сияющими волосами. Господи, какой соблазн! Он уже почти неделю путешествует вместе с ней, но даже в самых дерзких мечтах и помыслить не мог, что она такая красавица. А теперь, когда он знает, как она привлекательна…
Подобно мотыльку, летящему на пламя, не думая о том, что может опалить крылышки, Ридж склонился над Сабриной. Глаза его были прикованы к нежному изгибу ее губ – один раз вполне можно попытаться. Она ведь даже никогда не узнает о случившемся – если, конечно, он сам ей не расскажет. Но как только он прильнул к ее губам, тотчас пожалел, что мнимая вдова не в состоянии ответить ему. Вкус ее губ дурманил ему голову, желание волнами растекалось по телу. От каждого прикосновения к прекрасной девушке Ридж испытывал истинное блаженство. В одно мгновение он понял: поцеловать Саманту Стюарт все равно что отведать пирожного. Раз надкусив, уже невозможно остановиться, особенно когда лакомство лежит у тебя на ладони. Ридж страстно желал пробудить свою спящую красавицу, а там пусть природа возьмет свое.
Мягкие, прохладные губы приблизились к лицу Сабрины. Она едва слышно застонала, смутно ощутив, как язык Риджа раздвинул ее губы и скользнул ей в рот. Она и не подумала сопротивляться, да и в любом случае не смогла бы. Она не соображала, что происходит, но чувствовала легкие прикосновения. Происходящее казалось ей волшебным сном. Спящее тело девушки инстинктивно возбудилось – не сдерживаемая разумом, она ответно прижалась к могучей груди.
Жар, который так мучил ее, прошел. Теперь Сабрине было зябко от холодной земли, на которой она лежала. Она неуверенно обвила шею Риджа руками и вдохнула его мужской запах. Губы его продолжали изучать ее, и где-то на самом краешке сознания недопустимый сон пригрезился девушке. Хотя Сабрина всем своим видом все еще выказывала презрение к Риджу Теннеру, в глубине души она восхищалась им и его находчивостью. И вот теперь опьяненное сознание перестало сдерживать чувства девушки.
Ридж изумился скорости, с какой его мужское начало отозвалось на невинные движения этого ангела. Губы Риджа по-прежнему были заняты необыкновенно приятным делом, в то время как руки изучали все изгибы и округлости того, что так долго было спрятано под слоем подкладок.
Опираясь на локоть, Ридж изучал черты девушки, снедаемый странной, необъяснимой мыслью. О, разумеется, у него было много женщин. Но то совсем другое. В прошлом он просто жаждал удовлетворить потребность плоти. Он не утруждал себя тем, чтобы узнать тех, с кем делил свою постель и чье тело использовал, – они не интересовали его. А эта волшебная фея не только пробудила в нем желание, но и разожгла его любопытство своими загадками. Риджу хотелось одновременно и удовлетворить свою страсть, и узнать, от кого бежит это божественное создание.
Он рассматривал незнакомку, которая пряталась от него под слоем грима и траурным одеянием, и у него возникло странное ощущение, что он уже когда-то раньше видел эту женщину. Вот только где? Вспомнить это Ридж не мог. Разве можно забыть эти прелестные черты, эти локоны, увидев их однажды? Такую девушку не выбросишь из головы!
Пока эти мысли теснились в голове Теннера, рука его скользнула девушке под ворот платья на грудь. Природа щедро наградила эту красавицу. Потом его рука отыскала в ворохе ткани бедро девушки и нащупала шелковистую кожу. Как Ридж и ожидал, тело девушки оказалось гладким и упругим.
В ответ на изучающие прикосновения Риджа она зашевелилась. Приди Сабрина в себя, она бы уже в ярости закричала. Но сознание ее дремало, и ничто не сдерживало природную чувственность, которая отзывалась на мужские прикосновения.
«Я не должен этого делать», – корил себя Ридж, склоняясь к влажным губам девушки. Если бы Сабрина была в состоянии говорить, она бы, несомненно, согласилась с ним. Но она вообще не сознавала, что происходит. Девушке казалось, что она видит чудесный сон, в котором синеглазый дьявол управляет ею как бесчувственной куклой.
Мучительный стон вырвался у Риджа, когда его руки, действуя сами по себе, заскользили вдоль ее бедер. Поняв, что внутри безобразной скорлупы скрывается изумительное тело, он принялся осторожно расстегивать крошечные пуговки. Наконец ладони его накрыли дразняще-упругую грудь девушки.
«Боже, она само совершенство», – подумал Ридж со вздохом. Он чувствовал себя как ребенок в игрушечной лавке, которому хочется все потрогать. Он открывал для себя ее тело, и огонь необычно острого желания разгорался в нем все сильнее.
Никогда раньше Сабрина не испытывала таких странных ощущений. Она держала себя с мужчинами очень строго, не допуская ни малейшего намека на близость. И если бы не ее теперешнее состояние, давно пресекла бы это рандеву. Но тело ее жило своей жизнью, наслаждаясь восхитительными ощущениями, которые огненными волнами накатывали на девушку, погружая в неведомое ранее блаженство. Ласки и поцелуи Риджа, словно легкий ветерок, уносили ее на крыльях наслаждения.
«Разумеется, это все сон», – подумала Сабрина, томно улыбаясь. Она просто грезит, каково быть любимой этим необыкновенно привлекательным повесой, которого она тайком изучала с самого первого дня путешествия. Больше дюжины раз за прошедшую неделю она представляла себе его поцелуи и объятия. А сейчас ее воображение совсем распоясалось. Она представляла, как нежен Ридж в любви, и если уж мечтать, так до конца. Боже, как ей хорошо…
Но грезы Сабрины длились недолго. Она погрузилась в полную тьму. Руки ее бессильно упали, сердце успокоилось, стало биться ровно. Тело обмякло. Силы покинули Сабрину, она стала безжизненной, как труп.
Ридж отодвинулся. Его смуглое лицо выражало разочарование. Он недовольно поднял ее руку и отпустил. Рука безвольно упала. Стараясь подавить досаду, Ридж опять склонился над девушкой. Внимательно разглядывая ее божественные черты, задержался на двух шелковистых округлостях с розовыми сосками, которые виднелись из-под открытого ворота.
– Теннер, ты стареешь, – усмехнулся он вслух. – Когда-то ты здорово возбуждал женщин, но сейчас усыпил эту таинственную незнакомку!
«Ты мог бы овладеть ею, и она никогда бы не узнала, что случилось», – внезапно прошептал ему голос неудовлетворенного желания. «Да, и потом мучился бы этим поступком до конца жизни», – тотчас возразила совесть. «Но красотка заслужила наказания, – подло протестовало желание. – Сколько раз за эти дни она заставляла тебя страдать, ранила своим острым языком!» Ридж провел рукой по нежному личику девушки, ожидая дальнейших возражений совести. «С каких это пор ты стал заниматься насилием? – вопросил голос совести. – Леди может ненавидеть тебя сколько угодно, но ты же не насильник».
– Господи, не могу поверить, что спорю сам с собой! – с отвращением к себе проговорил Ридж.
Наморщив лоб, он с большим сожалением стал застегивать пуговки на платье вдовы Стюарт. Ридж поднял глаза к небу.
– Надо же, заделался настоящим джентльменом, вот уж к чему никогда в жизни не стремился, – проворчал он.
Ему нравились более земные черты своего характера.
Ридж сдвинул брови. Что предпринять теперь, когда он знает, какой ангел скрывается под личиной ведьмы? Выложить ей всю правду и потребовать объяснений? «Не стоит», – решил он про себя.
Теннер имеет дело не с робкой, послушной девочкой. Сабрина Стюарт упряма и своенравна – он понял это за несколько дней пути. Ультиматумами от нее ничего не добьешься, только больше разозлишь. Нет, пусть она сама расскажет ему обо всем, что его интересует, пусть устыдится своего обмана. А когда угрызения совести замучают девушку и она поймет, что проводник вовсе не собирается съесть ее, она сама раскроет ему цель своего маскарада.
Удовлетворенный ходом своих размышлений, Ридж размазал грим по обратной стороне вуали. «Пусть думает, что это случилось, пока она спала мертвецким сном, – решил он. – Начиная с этого мгновения все будет иначе», – пообещал себе Ридж. Теперь вуаль не помешает ему видеть божественное лицо. Сабрина Стюарт может продолжать свою игру, но последнее слово останется за ним.
Широко ухмыляясь, Ридж Теннер продумал план действий на следующий день. К тому времени, когда он осуществит свой замысел, эта фея сама выложит ему всю правду. Теннер создаст ей такие невыносимые условия, что девушке волей-неволей придется раскрыться.
Он перетащил обмякшее тело «вдовушки» на подстилку и надел парик ей на голову, тщательно заправляя под него ее собственные волосы. Возвышаясь над спящей незнакомкой, Ридж улыбнулся: не такая уж она и противная! В такую необычную переделку он попал впервые в жизни.
Подумать только, он всю неделю дулся на этот траурный мешок. Ну, уж теперь-то он повеселится над ней, точно так же, как она издевалась над ним. Ведь эта женщина намеренно вела себя отвратительно, угрожала, унижала его, возводя между ними защитную стену. «Даже Великая Китайская стена не спасет ее теперь от меня, – поклялся Ридж. – По всей вероятности, преграды рухнут еще до того, как мы доберемся до Санта-Фе!»
Ридж всегда получал то, что хотел. Так было принято у людей, вырастивших его. Образование, которое он получил у белых, не перечеркнуло того, что дали ему индейцы. Пусть он и не был индейцем по рождению, но он знает цену подлинной свободе. Ридж умеет вести себя в обществе, обучился изысканным манерам, но сердце его осталось диким и неприрученным.
Возвращаясь на свою подстилку, он подумал, что порыв стоит многого, если предпочитаешь получать желаемое без особых усилий. Прислушайся он сейчас к голосу своего сердца, он утром легко овладел бы этой девушкой. Но Ридж понимал, что в ответ вместо взаимности он получит яростное сопротивление. Нет, к Сабрине Стюарт нужен особый подход, эту крепость штурмом не возьмешь. Но рано или поздно девушка сама скинет с себя все напускное и предстанет перед ним в своем истинном виде.
С этой приятной мыслью Ридж и уснул, зная, что так или иначе, но своего добьется…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое предательство - Финч Кэрол



первый раз я прочитала ее в семнадцать лет и до сих пор это одна из моих любимых книг
Сладкое предательство - Финч Кэролкатрин
13.04.2013, 13.16





Очень интересный роман, только немного растянут.Иногда недоверие ГГ-ни бесило, но в жизни мы тоже поступаем не всегда разумно. Моя оценка- 9. Читайте рекомендую.
Сладкое предательство - Финч КэролЛюда
15.11.2013, 8.19





потрясающий роман!!!!Я осталась под огромным впечатлением!!!!Ставлю10из10.
Сладкое предательство - Финч КэролИрина
1.07.2015, 16.38





потрясающий роман!!!!Я осталась под огромным впечатлением!!!!Ставлю10из10.
Сладкое предательство - Финч КэролИрина
1.07.2015, 16.38





Что-то с этим романом не так. Главный герой вызывает омерзение, если честно. Я понимаю, что это все традиционные составляющие любовных романов: воспылал страстью, не смог сдержаться, овладел в порыве желания и т.д и т.п. Такие фантазии имеют место быть. Но описывает это автор настолько мерзко, что тошно. Слишком это перекликается с реальным насилием, когда мужик спаивает жертву, имеет её, или домогается, игноря все протесты, а потом "она сама хотела, самадуравиновата". Вот ход мыслей главного героя: ""Ты мог бы овладеть ею, и она никогда бы не узнала, что случилось... красотка заслужила наказания... Я всего лишь мужчина с мужскими желаниями и потребностями... Когда овладел ею: – А что я сделал? Насколько я помню, ты сама перестала сопротивляться и желала получить удовольствие." Это логика тупого безмозглого самца, который думает не головой, а головкой: я знаю, твое тело меня хочет, значит и ты меня хочешь, и насрать мне, на последствия. Таких в реальности каждый третий, если честно, причем большинство - мутные пузатые уроды. Короче, не понравилось мне, после 6 главы бросила. После мрачных готических опасных героев Энн Стюарт это как из мечт на землю.
Сладкое предательство - Финч КэролМарни
1.07.2015, 19.38





Абсолютно согласна с мнением Марни. Сам сюжет неплохой, но исполнение и аргументация слабоваты. 5 баллов из 10 и то с натяжкой.
Сладкое предательство - Финч КэролНюша
4.07.2015, 16.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100