Читать онлайн Сладкое предательство, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое предательство - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 86)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое предательство - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое предательство - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Сладкое предательство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Вечернее солнце ярко светило с небес, согревая безбрежные просторы западного Канзаса. Пейзаж становился все более однообразным. Редкие тополиные рощицы и зеленый кустарник сохранились только вдоль берегов реки. Вдалеке, за рощицами, начиналась степь, покрытая уже успевшей пожелтеть травой. Сабрина ловко соскользнула с седла в высокую зеленую траву, растущую узкой полосой вдоль берега. Все тело ныло и уже давно требовало отдыха, крича, что не хочет больше ехать верхом.
Она все время украдкой поглядывала на противоположный берег, с нетерпением ожидая, когда могучий охотник отправится за добычей. Как только он скрылся за небольшой рощицей из редких дубов и тополей, Сабрина тотчас бросилась к воде, чтобы искупаться и смыть с себя дорожную пыль. Она быстро разделась, аккуратно сложила на зеленой траве свое черное монашеское платье и нижнюю сорочку и, оглянувшись по сторонам, вошла в воду.
Боже, как приятно было отдаться неторопливому течению, позволяя прохладной воде смыть грязь и усталость с затекшего тела, размять мышцы. Девушка блаженствовала, наслаждаясь ощущением свежести после пыльной и душной дороги. «Пока есть возможность, надо делать это каждый вечер», – сказала себе Сабрина. Судя по меняющемуся пейзажу, такое удовольствие скоро станет недоступным. Уже сейчас река начинала постепенно сужаться, вскоре она превратится в маленький ручеек, а затем уйдет в песок, оставив измученных путников без глотка воды, – ведь не зря ее называют Потерянной рекой.
Сабрина блаженствовала и смеялась от удовольствия, резвясь в воде. Прошло уже несколько дней, а перед глазами у нее до сих пор стояло изумленное лицо Риджа, когда он увидел ее монашеский наряд. Обычно Ридж держался ровно и дружелюбно, но очередная загадка девушки поразила его, он рычал и бесился, как раненый лев.
Сабрина предалась воспоминаниям, не замечая ничего вокруг. Вдоволь наплескавшись в воде, она направилась к тому месту, где оставила аккуратно сложенную монашескую одежду. Негромко напевая какой-то веселый мотив из любимой пьесы, она потянулась к одежде, надела сорочку и только было собралась надеть платье, как вдруг бронзовая от загара мужская рука закрыла ей рот, и кто-то грубо прижал ее к себе.
«Черт бы побрал этого Риджа! Хочет опять напугать меня до смерти», – решила Сабрина в ярости. Ему прямо-таки доставляет удовольствие бесшумно подкрадываться к ней сзади и играть в индейцев…
Не успела Сабрина подумать об этом, как индеец будто из-под земли выпрыгнул на дорогу. Животный страх охватил девушку. Она вдруг поняла, что человек, который держит ее, вовсе не Ридж Теннер.
В ужасе девушка попыталась посмотреть через плечо и увидела грозное лицо еще одного индейца. А пока она пыталась взять себя в руки, в высокой траве показались фигуры еще двух индейцев, спешащих в их сторону.
На мгновение девушка словно окаменела – охваченное ужасом сознание отказывалось слушаться ее. Однако Сабрина сумела прийти в себя и сделала вид, что падает без чувств. Она обмякла и повисла на руках индейца, закрывавшего ей рот. Индеец, державший ее, очевидно, решил, что с белой женщиной случился обморок, и ослабил хватку. Как только Сабрина почувствовала, что ее держат не так крепко, она сильно ударила индейца локтем в живот и рванулась вперед, подобно нападающей гремучей змее. Прежде чем четверо индейцев успели сообразить, что произошло, Сабрина уже стремглав неслась прочь, крича изо всех сил.
Густые ивовые заросли помешали ее преследователям сразу накинуться на нее и прижать к земле. Сабрина, подобно зайцу, петляла между деревьев, используя их в качестве защиты. Она вдруг испугалась, что не выдержит такого бешеного темпа и выбьется из сил до того, как индейцам удастся схватить ее, чтобы снять скальп… или что там еще они собирались сделать с одинокой беззащитной женщиной.
Сабрине показалось, что на ногах у нее выросли крылья, так быстро она неслась сквозь деревья, изо всех сил выкрикивая имя Риджа. Она понимала, что в конце концов индейцы догонят ее, – убегать от них бесполезно, но будь она проклята, если просто покорится их злой воле без всякого сопротивления.
Испуганный крик вырвался у нее, когда одному из преследователей удалось схватить ее за светлую прядь волос, развевающихся за спиной. От неожиданности Сабрина потеряла равновесие, но сделала все, чтобы удержаться на ногах. В ужасе она вцепилась ногтями в кору ближайшего дерева, сопротивляясь попыткам повалить ее. Именно этого и добивались преследовавшие ее индейцы. Но силы были слишком неравные. Сабрина попыталась опять позвать Риджа, но вместо крика у нее вырвался только сдавленный стон. Индейцы дружно навалились на нее, оторвали от ствола дерева, и мгновение спустя она уже лежала на земле. Один из индейцев тут же верхом уселся на нее и победно рассмеялся.
Злорадная ухмылка индейца была совсем рядом, она даже ощутила на своем раскрасневшемся от бега и волнения лице его горячее дыхание. Мускулистые ноги преследователя плотно сжимали ее бедра. Но когда двое индейцев перехватили ее руки, развели их в стороны и плотно прижали к земле, она поняла, что они собираются изнасиловать ее. От этой страшной догадки внутри у Сабрины все сжалось в комок, сердце замерло от страха, и волна холодного ужаса пробежала по ней. Услышав резкий звук разрываемой ткани ее нижней рубашки, Сабрина только крепче зажмурила глаза. Она почувствовала, как прохладный вечерний воздух обдал своим дыханием ее обнаженную грудь. Девушка начала дрожать всем телом от охватившего ее животного страха, судороги пробежали по ногам и рукам, но она была не в силах что-либо изменить.
«Боже милосердный, это неправда, мне только снится этот кошмар», – пыталась убедить себя Сабрина. Как только она проснется и увидит, что лежит на своей подстилке у костра, весь этот ужас исчезнет. Но в то мгновение, когда она пыталась убедить себя в нереальности происходящего, девушка почувствовала, как загрубевшие руки сидящего на ней индейца сжали ее обнаженную грудь. Увы, это не сон, это происходит наяву, – с девушкой началась истерика. Она вдруг поняла, что уже ничто не изменит происходящего. Осталось только полностью отрешиться от своего тела и представить, что весь этот кошмар происходит не с ней!
В тот миг, когда она уже приготовилась к самому худшему, индеец, сидевший на ней, вдруг вздрогнул и замер, а два воина, прижимавшие ее руки к земле, внезапно отпустили их. Услышав приближающийся топот копыт и скрип трущейся о седло кожи, Сабрина открыла глаза.
Ее взгляд остановился на бесстрашном всаднике, который несся галопом сквозь густые заросли кустарника. Выражение лица Риджа было настолько свирепо, что даже пантера, увидев его, трусливо поджала бы хвост и поспешила скрыться в своем логове. Его разгневанный взгляд словно пригвоздил к земле краснокожего, который стоял на страже. Казалось, будто сам дьявол слетел с небес на землю, изрыгая огонь и неся отмщение. Ридж был страшным соперником, а верхом на лошади он напоминал бога войны. Увидев, как устрашающе выглядит Ридж в гневе, Сабрина искренне порадовалась, что не входит в число его смертельных врагов. Никогда прежде, даже во время нападения на почтовую станцию Фостеров, Сабрина не видела его таким бесстрашным и таким безжалостным к врагам, как в это мгновение.
Индеец, стоявший на страже, очнулся, выхватил нож и быстро метнул его в Риджа. Но тот, вовремя заметив это, ловко уклонился от ножа и пришпорил коня. Пронзительное ржание жеребца разнеслось далеко окрест, а вслед за ним эхом отозвалось яростное рычание разгневанного всадника. Ридж сжал губы, его лицо, словно выточенное из камня, было обращено к врагу, взгляд холоден, тверд и беспощаден.
Продолжая нестись галопом, Ридж неуловимым движением повернул лошадь немного влево, разворачиваясь в сторону индейца, метнувшего в него нож. Огромное животное, управляемое умелой рукой наездника, словно гора, налетело на обомлевшего воина. Звук удара крупа лошади о человеческое тело был настолько ужасен, что Сабрина невольно зажмурила глаза, отметив про себя, что никогда не сможет забыть его. Она впервые в жизни видела, как лошадь сбила человека и теперь копытами топтала то, что еще мгновение назад было живой человеческой плотью. Однако Ридж пошел на это не моргнув глазом, не колеблясь ни секунды.
Три других индейца, которые находились возле Сабрины, вскочили на ноги, как только увидели, что случилось с их товарищем. Однако Ридж не оставил им времени на размышления и бегство. Резко осадив жеребца перед индейцами, он с грозным рыком спрыгнул на землю, не дав им опомниться. Ридж левой рукой сжал горло ближайшего индейца, а правой ловко выхватил из ножен кинжал и быстрым движением всадил его в грудь другому по самую рукоять. Меньше чем за минуту соотношение сил изменилось и стало уже не четыре, а два к одному. В следующее мгновение сильным ударом ноги в пах Ридж уложил на землю четвертого индейца, а потом и того, которого держал за горло. К изумлению Сабрины, Теннер вступил в схватку пешим. Все его тело превратилось в смертельное оружие. Мелькали огромные кулаки, ступни и ноги наносили сокрушительные удары. Слышались крики, хрипы и стоны.
Сабрина едва успела подняться с земли и отскочить в сторону, прежде чем один из индейцев попытался воспользоваться ею в качестве щита, прикрываясь от страшных ударов Риджа. Она в ужасе переводила взгляд с раздавленного конем индейца, который безжизненной кровавой грудой лежал на земле, на другого, который пал от смертельного удара. Потом она перевела лихорадочный взгляд на Риджа, который боролся врукопашную сразу с двумя индейцами, старавшимися нанести ему смертельный удар. У нее перехватило дыхание, когда один из индейцев замахнулся на Риджа ножом, но тот ловко увернулся, и лезвие прошло буквально в дюйме от его виска.
Это зрелище немного отрезвило Сабрину и подстегнуло к действию. Она бросилась к лошади Риджа, выхватила из прикрепленного к седлу чехла ружье, прицелилась в одного из индейцев и уже была готова выстрелить, когда ее остановил окрик.
– Нет! – дико крикнул Ридж, прежде чем она успела спустить курок, и тут же ловко увернулся от второго удара, который мог иметь смертельные последствия.
«Нет? Какого черта, почему нет?» – недоумевала Сабрина, но все же подчинилась Риджу. Она поразилась тому, как он, ловко уворачиваясь от двух индейцев, нападавших на него с ножами, умудрился заметить, что она собирается выстрелить в, одного из них. «Не иначе, у него глаза на затылке, – решила она. – Даже в разгар схватки он умудряется не упустить из виду ни одной мелочи из того, что происходит вокруг».
Даже если Ридж не разрешает ей стрелять, все равно надо что-то делать. Сабрина схватила ружье за ствол и замахнулась им как дубиной. И когда один из индейцев повернулся к девушке спиной, приготовившись прыгнуть с ножом на Риджа, она что было сил ударила краснокожего прикладом по голове. Раздался жуткий хруст ломающейся кости. От сильного удара ноги у нападавшего подкосились, он обмяк и медленно опустился на землю, так и не узнав, что случилось, поскольку не ожидал нападения сзади.
Сабрина уже было снова замахнулась, чтобы нанести второй удар, но помощь Риджу не понадобилась. В смертельной схватке он сцепился с последним индейцем, они сплелись в клубок и повалились на землю. Каким-то неуловимым движением Ридж вывернул из-под индейца руку с ножом и всадил его в грудь противника.
Пока Сабрина стояла в стороне, борясь с подступившей тошнотой при виде кровавого зрелища, Ридж отбросил раненого индейца в сторону и быстро вскочил на ноги.
– Ты в порядке? – спросил он, тяжело дыша и оглядывая ее разорванную сорочку и лицо в царапинах.
Какое-то время Сабрина продолжала молча дрожать всем телом, не сводя обезумевших глаз с Риджа. Она не думала ни о разорванной сорочке, сквозь которую была видна грудь, ни о растрепанных волосах, в которых застряли сухие травинки. Она никогда не смогла бы объяснить причину, заставившую ее броситься в объятия Риджа. Она упала на его распростертые руки, подобно голубке, вернувшейся в свое гнездо. Девушка всем телом прижалась к нему и уткнулась лицом в его широкую грудь, не желая отпускать, словно боялась потерять.
Губы Риджа припали к ее губам. На какое-то мгновение они жадно прильнули друг к другу, дыхания их слились. Они забылись в чувственном мире, где не было ни страха, ни насилия, которые они только что пережили.
Но вот здравый смысл дал о себе знать, Ридж поднял Сабрину на руки и направился к жеребцу. Весь путь до него губы Риджа ни на секунду не отрывались от губ девушки. Продолжая целовать ее, он поставил ногу в стремя и вместе с ней уселся на коня.
Часто и неровно дыша, Сабрина сидела впереди, обхваченная сильными руками Риджа. Она смотрела на него так, словно встретилась с любимым после долгой разлуки. Она провела рукой по его груди и, убедившись, что под разорванной рубашкой нет серьезных ран, снова слилась с ним в поцелуе, в котором выплеснула все чувства, накопившиеся за время происшествия.
Жеребец не спеша трусил по берегу вверх по течению, а Сабрина тем временем, прижавшись к Риджу, рассматривала подбородок мужа, на котором были видны ссадины, и разбитые губы. Она с любовью провела пальцами по его распухшей губе и тихо спросила:
– Почему ты не хотел, чтобы я стреляла? Боялся, что я случайно попаду в тебя?
Ридж покачал растрепанной головой и едва заметно, одними уголками губ, улыбнулся. От удара индейца губы его распухли, и улыбаться было больно.
– Я боялся, что поблизости у них могут быть друзья. Звук выстрела мог привлечь их внимание, и еще несколько человек пришли бы им на помощь.
Взгляд его переместился с лица девушки на соблазнительные холмики грудей, которые выглядывали из-под разорванной муслиновой сорочки. На мгновение Ридж забылся. Сабрина выглядела так соблазнительно, что его охватило острое желание овладеть ею. «Неудивительно, что индейцы тоже хотели насладиться ее телом, – подумал он. – Она так прекрасна, что вряд ли найдется мужчина, способный устоять перед ее красотой».
Когда они проезжали мимо аккуратно сложенной одежды, Сабрина попросила его остановиться. Ридж осуждающе нахмурился.
– Твой наряд не очень-то помог тебе, Сабрина, верно? – спросил он с едва, уловимой насмешкой в голосе, помогая ей спуститься на землю.
– Помог бы, если бы был на мне, – пробормотала Сабрина в ответ, высвобождаясь из рук Риджа и спускаясь к воде, чтобы умыться.
Когда девушка начала одеваться, Ридж обиженно заметил:
– С этим можно повременить. Кто знает, сколько времени пройдет до того, как индейцы выступят на поиски своих собратьев. – Он нагнулся и протянул руку, чтобы подхватить Сабрину. – Предлагаю собрать вещи и побыстрее отправиться вверх по течению. Если здесь поблизости есть и другие враждебно настроенные индейцы, они не станут нападать ночью, поскольку большинство индейцев верят, что ночь – время злых духов и привидений, причиняющих смертельный вред.
Они собрали пожитки Сабрины, взяли под уздцы ее жеребца и вброд перешли реку, чтобы забрать вьючных мулов. Вскоре стемнело. Они ехали молча, каждый по-своему переживал случившееся.
Сабрина поглядывала на своего молчаливого спутника, зачарованно наблюдая, как серебристый лунный свет ласкает его сильное, властное лицо, играет в черных как смоль кудрях. Она оценила красоту доблестного рыцаря, который совсем недавно избавил ее от кошмара, и преисполнилась гордости.
Ей вдруг пришла в голову мысль, что до сих пор Ридж обращался с ней очень бережно. И сейчас, увидев, на что он способен в смертельной схватке, она поняла, что Ридж может принудить ее к чему угодно. В душе он был точно таким же дикарем, как те, с кем он сцепился в смертельной схватке час назад. Но, несмотря на это, с ней он был бесконечно нежен и терпелив. Ридж Теннер представлял собой совершенно невероятную смесь грозного льва и кроткой овцы.
Вполне вероятно, это был всплеск эмоций, которые еще не улеглись после пережитого. А может быть, это проделки волшебного лунного света, освещавшего путешественников? Сабрина и сама не знала, чем вызваны ее ощущения, но одно она поняла твердо: Ридж ей нужен, очень нужен, хотя она долго не хотела признавать это.
«Он хочет меня», – призналась себе девушка. Это было видно по выражению его синих глаз. Эти сапфировые глаза буравили ее насквозь. И если уж его руки сейчас не прикасаются к ее телу, не ласкают его, пусть это делают хотя бы его глаза.
Верещание цикад и стрекот сверчков смешивались с монотонным топотом копыт. К этим ставшим уже привычными ночным звукам примешивался еще один – Сабрина слышала, как учащенно и громко бьется в груди ее сердце, пробуждая воспоминания, от которых она безуспешно пыталась избавиться.
Когда Ридж остановил своего жеребца и спешился, Сабрина тут же последовала его примеру.
– Что-то не так? – спросила она.
Голос ее, словно искра, взорвал напряжение, которое все больше и больше нарастало с того мгновения, как она оказалась в его объятиях после случившегося. Сабрина отчетливо сознавала, что их друг от друга отделяет совсем маленькое расстояние, она помнила, как хорошо и спокойно ей было под защитой его сильных и ласковых рук.
– Все не так, – простонал в ответ несчастный Ридж. – У меня все болит.
– Это из-за драки с индейцами, – сделала заключение Сабрина.
Она сочувственно улыбнулась, обдумывая, стоит ли предлагать ему сделать массаж, чтобы размять напряженные мышцы и облегчить боль. В конце концов, это самое малое, что она могла предложить человеку, спасшему ей жизнь.
Выражение лица Риджа не изменилось, наоборот, стало еще более хмурым, чем минуту назад. Только ему одному было известно, каких усилий стоит спокойно стоять перед этой златокудрой богиней. Она заполнила собой весь его мир, все чувства. Даже когда он схватился с индейцами, он ежесекундно помнил, где она и что делает. Теннер жутко испугался за нее, когда услышал крики. Пока он продирался сквозь деревья и кустарник, в голове у него проносились одна за другой самые страшные сцены насилия. Ридж боялся, что не успеет спасти ее. А теперь, когда им уже ничто не угрожает, он не мог думать ни о ком, кроме нее.
– Эта боль вызвана не ударами шайеннов, – отозвался Ридж голосом, хриплым от едва сдерживаемой страсти. – Я хочу тебя так, как никогда не хотел ни одну женщину. Я не хочу больше наблюдать за монашкой с другого берега реки, Сабрина, я больше не могу и не хочу спать один!
Она была готова открыть ему свое настоящее имя, хотела услышать, как он произнесет его своим низким, полным неутоленной страсти голосом, но усилием воли девушка справилась с этим порывом и сосредоточила все свое внимание на мужчине, который стоял в десяти футах от нее. Он пожирал ее глазами, не упуская ни единой мелочи, призывая девушку приблизиться к нему. Почувствовав это, Сабрина, словно загипнотизированная, медленно подошла к нему и дрожащими руками принялась развязывать тесемки на его рубашке. Покончив с ними, она взяла рубашку за подол и через голову стянула ее с Риджа. С наслаждением разглядывая его мощный торс, вздымающуюся и опускающуюся при каждом вдохе грудь, легко, кончиками пальцев, она дотронулась до него. Этот синеглазый демон с черными блестящими кудрями и бронзовой от загара кожей опять расшевелил ее чувства, которых она не желала испытывать.
Когда Ридж протянул к ней руки и сдернул с плеч сорочку, Сабрина не сопротивлялась. Она почувствовала, как соскользнула вниз и упала к ногам легкая ткань, как нежный ночной ветерок обнял ее молодое тело. Она стояла перед Риджем обнаженная, не испытывая ни малейшего стыда, позволяя ласкать себя руками и взглядом. Голова Сабрины откинулась немного назад, когда он наклонился, и его губы прикоснулись к ее шее. Легкая дрожь пробежала по обнаженной спине Сабрины, принося необыкновенное чувство удовольствия и приятного тепла.
Но эта безмятежность, это прекрасное мгновение сразу исчезли, как только в памяти девушки вдруг возникла и промелькнула совсем другая картина – злобное, ухмыляющееся лицо индейца с грубыми, шершавыми руками, блуждающими по ее груди. Она вдруг ясно осознала ту опасность, которая грозила ей тогда, и дрожь ужаса прошла по всему ее телу. Благодаря пережитому она сумела сейчас оценить мужчину, который так нежно сжимал ее в своих объятиях.
– Обними меня крепче, Ридж, – умоляюще прошептала Сабрина, закрыв глаза и еще теснее прижимаясь к нему, чтобы прогнать мучительные воспоминания. – Помоги мне забыть…
Ридж почувствовал ее дрожь. Он страстно желал сделать все, чтобы стереть пережитое из памяти девушки, показать ей разницу между мужским насилием и нежной мужской любовью. И если бы только одного его желания было достаточно, он сумел бы сделать это, так чтобы у нее не осталось причин не доверять мужчинам, бояться их.
Господи, почему эта женщина будит в нем такие чувства? Вытягивает на поверхность то, о чем он даже не подозревал? Когда он находился рядом с ней, целый калейдоскоп чувств и ощущений охватывал его. Никогда прежде он не испытывал такой необузданной ярости, как в те минуты, когда, продираясь сквозь ветви деревьев, увидел двух индейцев, державших за руки распластанную на земле девушку, и третьего, сидящего на ней верхом. Ридж был готов разорвать их голыми руками, расправиться с ними за то, что они посмели посягнуть на это принадлежащее ему прекрасное создание. А когда Ридж заглянул в широко раскрытые от животного ужаса фиалковые глаза, обрамленные пушистыми длинными ресницами, ему безумно захотелось взять эту нимфу на руки, успокоить и убедить, что в его руках ей бояться нечего, что она под надежной защитой. Он был готов держать ее так бесконечно долго, пока не улягутся, не пройдут все страхи.
Грустный стон вырвался из груди Риджа от нахлынувших нежных чувств. Руки его скользнули по телу девушки, и страсть с новой силой разгорелась в нем. Он просто сходил с ума, когда касался ее, ощущая шелковистую кожу под своими пальцами; первобытные инстинкты пробуждались в нем. Они были неподвластны Риджу, особенно в те мгновения, когда Сабрина отзывалась на его ласки.
Охваченный этими дикими, лихорадочными желаниями, Ридж был не в силах оставаться ласковым и нежным – его страсть требовала выхода, немедленного удовлетворения, она рвалась наружу, превращаясь в настоящую пытку. Он жаждал ощутить ее тело под своим, вокруг себя, хотел слиться с ней в одно целое, чтобы их сердца бились в унисон.
Ридж быстро расстелил на земле одеяло и бережно опустил на него Сабрину. Лежа на одеяле, девушка наблюдала, как он раздевается. При виде его обнаженного тела, освещенного рассеянным светом костра и луны, желание принадлежать этому мужчине стало еще сильнее. Сабрина знала, что видит в его глазах отражение собственной страсти, которой не знакомы ни терпение, ни логика. Это был миг наслаждения, а не раздумий. Она с радостью ощутила на себе тяжесть его тела.
Он с силой впился в ее губы, сокрушая их своим нетерпением. Руки его скользнули вниз по ее телу, устремились к самым укромным его уголкам. Ридж тихо застонал, наслаждаясь близостью с желанной женщиной. Он вошел в нее сразу, словно горящий факел, тело его, изголодавшееся по ней за несколько дней, сотрясали волны экстаза. Никогда прежде чувства не имели над ним такой власти. Казалось, он погружается в бездну. Страсть овладела каждой его клеточкой, тело вытянулось, как стрела.
Ридж овладел ею, но только для того, чтобы тотчас стать ее собственностью. Нежное, молодое тело девушки самозабвенно отвечало ему. Ридж ощущал вкус ее кожи языком и губами, вдыхал дразнящий аромат ее тела. Огонь, пожиравший его, был столь силен, что смог бы зажечь ночное небо, и оно засияло бы как днем.
Этих мужчину и женщину соединила взаимная страсть, жаркая, как солнце, сжигающая сердце, душу и плоть. Тело Риджа содрогнулось, он вложил все силы в одно последнее божественное мгновение, которое нельзя описать словами.
Время остановилось, Земля перестала вращаться. Все чувства, остававшиеся не востребованными в прошлом, обнажились. Ридж обессилел, в голове все смешалось. Наслаждение заполнило его подобно вырвавшейся на свободу лаве, вытеснив все остальные чувства. Тело его обмякло, он был не в состоянии даже подвинуться, чтобы дать своему неземному ангелу вздохнуть.
Когда Сабрина вернулась из бездонных глубин страсти, ее кольнуло неприятное предательское чувство, которое никак не желало исчезнуть. Она нисколько не сожалела о том, что уступила Риджу, и теперь это беспокоило ее. Следует хорошенько отчитать себя за то, что опять уступила голосу плоти, не устояла против зажигательной страсти, пошла на это сладкое предательство. Однако эта самая плоть, похоже, уже не подчиняется голосу рассудка и живет своей, самостоятельной жизнью, когда дело доходит до удовлетворения простых земных желаний, о которых Сабрина раньше и не подозревала, пока чернокудрый дьявол не открыл ящик Пандоры, наполненный желаниями, и не показал ей, что такое безумная, неуправляемая страсть.
Наконец Ридж пришел в себя и лег рядом с возлюбленной. Он с любовью запустил руку в ее волосы и заглянул в обеспокоенные глаза девушки.
– Прости, – хрипло прошептал он, – я не хотел быть грубым. Понимаю, тебе сейчас нужно совсем другое. Я хотел, чтобы эта ночь наполнилась нежностью, но желание было сильнее меня.
Взгляд Сабрины беспокойно заметался, но она все же набралась смелости и посмотрела в синие глаза Риджа. Он ласково повернул ее подбородок к себе и оставил на нем легкий поцелуй.
– Я сделал тебе больно, Сабрина? Или ты все еще не пришла в себя от этих насильников?
Сабрина молчала. Ридж тяжело вздохнул:
– Я бы отдал все, что угодно, лишь бы узнать, что ты сейчас чувствуешь, о чем думаешь. Поговори со мной, я совсем не холодное, бессердечное чудовище, каким тебе хочется представить меня.
– Я боюсь, – не выдержала Сабрина, часто-часто моргая, чтобы сдержать подступившие слезы.
– Боишься чего? – Ридж озадаченно посмотрел на нее. – Нам сейчас ничто не угрожает.
Сабрина приглушенно всхлипнула и энергично покачала головой.
– Я боюсь не того, что скрывает ночная тьма. Разбойники и разные твари, прячущиеся под ее покровом, из плоти и крови, их можно потрогать, увидеть. Я справлюсь с ними. – Она вздохнула, дрожа всем телом, и пытливым взглядом уставилась в точеное лицо Риджа, ясно освещенное лунным светом. – Я боюсь того, что происходит со мной. Боюсь почувствовать к тебе то, что не чувствовала еще ни к одному мужчине. – Она закусила нижнюю губу, исполненная решимости выговориться до конца и не расплакаться. – И ты, и я отлично понимаем, что у наших отношений нет будущего. Я не верю в вечную любовь, а ты вполне удовлетворен тем, что плывешь по течению или куда подует ветер, не пропуская ни одной юбки. Я не хочу страдать от боли, когда настанет момент расставания, и ты покинешь меня. Не хочу мучиться!
Слова закончились плохо сдерживаемым рыданием. Ридж непроизвольно притянул девушку к себе и уткнулся подбородком ей в макушку. Почувствовав, что Сабрина пытается высвободиться, он прижал ее к себе еще крепче.
– Послушай, Сабрина, – тихо, но твердо приказал он. – Я должен кое-что сказать тебе, хотя это может и не понравиться, но я все равно обязан сделать это. – Сабрина расслабилась, и Ридж несколько ослабил свои объятия. – Осознаешь ты это или нет, но каждый из нас уже по-своему зависит друг от друга, ты – от меня, а я – от тебя. В этом нет ничего плохого. Это не признак слабости. Ты обратилась ко мне, потому что нуждалась в проводнике и защите в пути. Когда на тебя напали шайенны, ты звала на помощь меня, выкрикивала мое имя. – Ридж немного отодвинул ее голову от себя, так чтобы заглянуть в избегающие его взгляда глаза. – Неужели тебя так пугает, что приходится рассчитывать на меня, когда это необходимо и нет другого выхода? Разве я сгорел от стыда, когда ты одним ударом уложила мерзавца, готового расправиться со мной?
Сабрина покачала головой. Он продолжил:
– Между нами горит огонь, Сабрина. С самого начала. Пусть ты пока наивна и неопытна в любви, но ты прекрасно чувствуешь, как нас влечет друг к другу. Этого не надо бояться, тебе нужно просто привыкнуть к этому, получше узнать меня. – Едва заметная улыбка промелькнула на чувственных губах Риджа. – Ты удивительно храбрая девушка, но только не в сердечных делах. У нас впереди целых три недели путешествия. Предстоит еще пережить песчаные бури на территории Симаррон. Там целые реки пересыхают так, что тысячи лягушек умирают, не узнав, что значит плавать.
Попытка немного развеселить девушку и отвлечь ее от грустных мыслей, частично удалась. Прелестное личико Сабрины расцвело улыбкой.
– А после Хорнады мы окажемся на территории племен кайова и команчей. Когда я был еще мальчиком, мне довелось увидеть танец солнца на Уошито, который исполняли эти два племени. Да и в качестве посредника между армией и племенами навахо приходилось иметь с ними дело. Я довольно хорошо знаю их нравы и поэтому не могу обещать безопасного путешествия. В каждом племени есть непримиримые, а для них все белые – враги. – Большим пальцем Ридж провел по щеке Сабрины, по ее слегка припухшим от поцелуев губам. – Если мы не поможем друг другу, каждому придется столкнуться и с индейцами, и со стихией в одиночку. За эти три дня, что мы ехали по разные стороны реки, я чуть с ума не сошел. – Он перешел почти на шепот, от которого у Сабрины вся кожа покрылась мурашками. – Нас связывают общие воспоминания. Я уже так привык к тебе, что не представляю, как смогу обходиться без тебя…
Сабрина открыла было рот, чтобы сказать что-то, но Ридж помешал ей, прижав к ее губам свой указательный палец:
– Не думай, что ты одна мучаешься от переживаний. Сейчас я вовсе не уверен, хочу ли я, чтобы наш брак распался. Кажется, я уже не смогу забыть тебя, когда мы доберемся до Санта-Фе. Прелестная леди, разве вам не понятно, что в моих мыслях и моей душе вы заняли постоянное место? – Голова Риджа медленно склонилась к девушке.
Его теплые влажные губы чуть коснулись ее губ.
– Почему бы нам в оставшееся время не выяснить, насколько способно разгореться пламя между нами? И кто знает, быть может, его уже будет невозможно погасить?
Руки Риджа обхватили Сабрину, сжимая ее обнаженное тело и снова возбуждая его. У девушки не было сил противиться. Легче поверить его тихому страстному шепоту, чем бороться со своими противоречивыми чувствами. Достаточно ей закрыть глаза, как она тут же переносилась в мир, где царила чувственная страсть.
И когда этот мир вновь замаячил перед ее глазами, Сабрина сдалась без боя, не сопротивляясь. Забыв всякое смущение, она ласкала тело Риджа, вновь и вновь изучая и познавая его. Она заглушила голос разума, позволив говорить только сердцу. Однако в глубине сознания девушка понимала, что опускает зернышко любви в зыбкую почву, где оно очень быстро укоренится и прорастет диким прекрасным цветком, но эти же пески способны, подобно острейшим ножам, искромсать стебель и уничтожить его, оставив только корень, который невозможно будет выдернуть.
Возможно, время докажет, что она поступила неразумно, но, поддавшись чарам, против которых невозможно устоять, Сабрина забыла обо всем на свете.
Сейчас она была в состоянии думать только о руках, которые сжимали и ласкали ее, о страсти, сжигающей их обоих…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое предательство - Финч Кэрол



первый раз я прочитала ее в семнадцать лет и до сих пор это одна из моих любимых книг
Сладкое предательство - Финч Кэролкатрин
13.04.2013, 13.16





Очень интересный роман, только немного растянут.Иногда недоверие ГГ-ни бесило, но в жизни мы тоже поступаем не всегда разумно. Моя оценка- 9. Читайте рекомендую.
Сладкое предательство - Финч КэролЛюда
15.11.2013, 8.19





потрясающий роман!!!!Я осталась под огромным впечатлением!!!!Ставлю10из10.
Сладкое предательство - Финч КэролИрина
1.07.2015, 16.38





потрясающий роман!!!!Я осталась под огромным впечатлением!!!!Ставлю10из10.
Сладкое предательство - Финч КэролИрина
1.07.2015, 16.38





Что-то с этим романом не так. Главный герой вызывает омерзение, если честно. Я понимаю, что это все традиционные составляющие любовных романов: воспылал страстью, не смог сдержаться, овладел в порыве желания и т.д и т.п. Такие фантазии имеют место быть. Но описывает это автор настолько мерзко, что тошно. Слишком это перекликается с реальным насилием, когда мужик спаивает жертву, имеет её, или домогается, игноря все протесты, а потом "она сама хотела, самадуравиновата". Вот ход мыслей главного героя: ""Ты мог бы овладеть ею, и она никогда бы не узнала, что случилось... красотка заслужила наказания... Я всего лишь мужчина с мужскими желаниями и потребностями... Когда овладел ею: – А что я сделал? Насколько я помню, ты сама перестала сопротивляться и желала получить удовольствие." Это логика тупого безмозглого самца, который думает не головой, а головкой: я знаю, твое тело меня хочет, значит и ты меня хочешь, и насрать мне, на последствия. Таких в реальности каждый третий, если честно, причем большинство - мутные пузатые уроды. Короче, не понравилось мне, после 6 главы бросила. После мрачных готических опасных героев Энн Стюарт это как из мечт на землю.
Сладкое предательство - Финч КэролМарни
1.07.2015, 19.38





Абсолютно согласна с мнением Марни. Сам сюжет неплохой, но исполнение и аргументация слабоваты. 5 баллов из 10 и то с натяжкой.
Сладкое предательство - Финч КэролНюша
4.07.2015, 16.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100