Читать онлайн Пообещай мне лунный свет, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пообещай мне лунный свет - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.44 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пообещай мне лунный свет - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пообещай мне лунный свет - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Пообещай мне лунный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Ровно в десять утра за окном послышалось конское ржание. Лоутон как раз прощался с вдовой Херман, что всегда стоило ему больших трудов.
Накануне, выйдя из номера Кейро, он и понятия не имел, куда направиться дальше, и в результате остановился у дверей Молли Херман. Вспомнив о ее усердии, он понадеялся, что она сможет разрешить его проблему и избавить от того, что так ему докучало. Какое же его постигло разочарование, когда он понял, что вдовушка может дать ему только то, в чем он нуждался, но никак не то, о чем он действительно мечтал.
Целуя Молли, Лоутон не мог избавиться от ощущения, что держит в объятиях совсем не ту женщину. Тысячу раз он принимался бормотать проклятия, ловя себя на том, что постоянно сравнивает свой вялый отклик на нежности вдовушки с тем взрывом чувств, который пробуждала в нем Кейро.
Чего ради мужчина в здравом уме станет мечтать о поцелуях женщины, обрекшей его на смерть? Лоутон привык заигрывать со смертью и улыбаться опасности в лицо, однако даже такой испытанный воин позволил себе увлечься женщиной, в честности которой не был до конца уверен.
Молли Херман ждал неприятный сюрприз — вскоре Лоутон вырвался из ее объятий и ушел, придумав на ходу какие-то объяснения. Он сказал, что не сможет остаться на ночь, потому что рано утром должен выехать из города. И добавил, что ему надо отдохнуть, хотя, произнося эти слова, чувствовал себя полным идиотом. Сердце бедняжки Молли было разбито, и это было ясно видно по ее лицу.
В половине десятого Молли поднялась на крыльцо его дома, недоумевая, что она сделала не так, лишившись в результате и тех призрачных прав на своего любимого, которыми, как ей казалось, она обладала. Лоутон, отличавшийся обычно прямотой и откровенностью, бормотал нечто невразумительное. Однако он не мог признаться в том, что его мыслями прочно завладела Кейро Калхоун, вставшая стеной между ним и Молли. Поверить в это было просто невозможно: в обществе за Лоутоном давно и прочно закрепилась репутация закоренелого холостяка, который не ищет лишних осложнений в отношениях с женщинами.
Вскинув на Лоутона полные слез глаза, Молли, не отрываясь, смотрела на своего рослого и мускулистого возлюбленного, разглядывавшего улицу поверх ее головы.
— Лоутон, я знаю, что ты не любишь меня, но и ты знаешь, как я к тебе отношусь. Может быть, я подурнела? Или чем-нибудь обидела тебя? Если так, скажи мне, в чем я допустила ошибку, и этого больше не повторится.
Лоутон вздрогнул — он не был готов к сценам. Молли понимала его как никто другой и воспринимала его таким, какой он есть. Она вполне устраивала его в качестве женщины на ночь, потому что не связывала его никакими обязательствами. Однако Лоутону не хотелось обидеть Молли, которую он искренне считал славной.
Рука Молли нежно сжала его ладонь:
— Может быть, начнем все сначала, когда ты вернешься?
«Если вернусь», — уточнил Лоутон про себя. При всем своем безрассудстве он понимал, что вступает в долину смерти, повинуясь неодолимым чарам другой женщины. Сейчас эта колдунья дожидалась его за дверью. И самое удивительное, что ему не терпелось поскорее ее увидеть. Да спасет Господь его душу!
— Увидимся… когда я вернусь, — пробормотал Лоутон и, схватив шляпу, шагнул за порог.
И тотчас же замер, будто громом пораженный. Отправляясь в путь, Кейро облачилась в бриджи и рубашку, подчеркивавшие все достоинства ее фигуры. Сидя верхом на низкорослом пинто в окружении целой груды разных свертков, сумок и мешочков, она действительно производила потрясающее впечатление, напоминая индюшку в гнезде. При том, что вес седла, которого даже не было видно, составлял около пятидесяти фунтов, а леди, сидящая в нем, пожалуй, потянула бы на сотню, громоздившиеся вокруг нее предметы «первой необходимости» весили еще столько же. Бедный пони едва держался на ногах.
— Что за чепуху вы с собой набрали? — раздраженно спросил Лоутон.
При виде миловидной брюнетки, выглядывавшей из-за плеча Лоутона, любезная улыбка исчезла с лица Кейро. Ей стало совершенно ясно, что эта женщина делает в доме у Лоутона. Да уж, что говорить, в женщинах он видит только одно. Да будет проклято его каменное бессердечие!
Поборов в себе приступ ревности, Кейро похлопала рукой по громоздившейся вокруг нее груде припасов.
— Здесь только самое необходимое, — объявила она. — Даже пересекая границу, я не намерена лишать себя небольших удобств.
— Небольших? — переспросил Лоутон. — Какого черта вы туда напихали? Разобрали гостиницу и навьючили ее на своего пинто? Этот хлам сломает ему хребет!
Кейро не могла допустить, чтобы Лоутон отчитывал ее, как неразумное дитя, в присутствии своей любовницы. Она вздернула подбородок, и из ее изумрудных глаз посыпались искры.
— В случае подобного несчастья я перегружу багаж на собственную спину, — резко отрезала она. — Я плачу вам за то, чтобы вы сопровождали меня в пути, а вовсе не за нравоучительные лекции!
Молли во все глаза разглядывала стройную красотку, осмелившуюся перечить Лоутону. Перехватив его взгляд, устремленный на нахальную девчонку, она тотчас поняла, что отношениям с Лоутоном пришел конец. Его глаза сказали Молли все, что ей хотелось узнать.
Выдавив из себя жалкую улыбку, она молча кивнула и быстро зашагала по улице. Кейро посмотрела ей вслед:
— Похоже, вы нашли себе занятие после того, как вам наскучило изводить меня.
Между ним и Молли ровным счетом ничего не произошло, но Лоутон не мог отказать себе в удовольствии поддразнить Кейро.
— Ревнуете, Клеопатра? — злорадно спросил он и спустился с крыльца.
Щеки Кейро зарделись от гнева.
— Слава Богу, что не я была на ее месте, — надменным тоном произнесла она. — Вероятно, вы обладаете прытью росомахи, преследующей самку.
Губы Лоутона скривились в усмешке:
— Наверное, вы предпочли бы лично убедиться в этом. Лицо Кейро стало пунцовым. Ей хотелось соскочить с седла и как следует отколотить Лоутона. Сумей она быстро освободиться из-под груды багажа, она бы непременно сделала это, однако вынуждена была ограничиться оскорбительными замечаниями.
— Не сомневаюсь, что в тот день, когда Господь наделял людей добротой, вы явились на раздачу с чайной ложечкой. И никак не возьму в толк, как вам удалось не сломать себе спину, волоча домой свою порцию так называемой мужской гордости! Если вы вдруг вообразили, будто я намеревалась прыгнуть в вашу постель, то вас ждет страшное разочарование. Пусть меня лучше высекут кнутом!
«Ну и нрав у этой мегеры! Лучше не попадаться ей на язык!» Она легко положит на лопатки любого мужчину. Любого, но не его. К счастью, Лоутон не отличался чрезмерной чувствительностью — бесчисленные проклятия, призываемые па его голову схваченными им преступниками, выработали у него иммунитет.
Услышав звяканье сбруи и топот копыт, Лоутон обернулся. Такер Магуайр и Вудворт Холл вели лошадей, навьюченных несколькими седельными сумками и мешками.
Завидев Кейро, Такер вежливо поднял руку к своей шляпе, затем перевел взгляд на Лоутона:
— Надеюсь, ты не будешь возражать, если мы с Вуди проделаем с вами часть пути. Судебный исполнитель Хенрик собирался прибыть в Талсу, чтобы забрать там парочку конокрадов, арестованных в Индиане. Однако, поскольку его миссис со дня на день ожидает прибавления семейства, мы вызвались его заменить.
— Удачный предлог, — фыркнул Лоутон.
Им его не одурачить. Вуди и Так боялись, что Лоутон угодит в ловушку, и придумали подходящий повод, чтобы не отпускать его одного.
— Мы не нарушим, ваши планы, если захватим с собой Такера и Вуди, Клеопатра? — спросил Лоутон, пристально наблюдая за тем, как Кейро отреагирует на этот вопрос.
— Я всегда рада хорошей компании. С какой стати мне возражать против того, чтобы меня охраняли еще два судебных исполнителя? — ответила она, недоумевая по поводу сарказма, прозвучавшего в голосе Лоутона.
— Действительно… — пробормотал Лоутон. Что ж, возможно, это вовсе не Лесная Птичка. Изменение плана ее явно не смутило.
Однако при виде букета, который Кейро завернула в мокрую ткань, чтобы подольше сохранить, уверенность в ее невиновности быстро испарилась.
— На чьи похороны вы их везете? — нахмурившись, спросил Лоутон и кивнул на цветы.
Его реакция на ее розы разочаровала Кейро, хотя она по-прежнему не понимала, почему его так раздражает этот букет. Впрочем, она все равно была довольна — ведь и сам он постоянно раздражал ее.
— На ваши, — с издевкой ответила Кейро. — По крайней мере так и будет, если вы не прекратите отпускать ваши ехидные замечания.
Услышав ее слова, Вуди с Такером многозначительно посмотрели друг на друга. Кейро, вздернув нос, окинула Лоутона холодным взглядом и решительно пришпорила своего скакуна.
— Похоже, тебе повезло, что мы едем с тобой, — шепнул Лоутону Такер. — Боюсь, ты не ошибся насчет этой особы. Лоутон тоже этого боялся.
Не успели они выехать из города, как Лоутон объявил привал и остановился возле конюшни, выкрашенной темно-коричневой краской. Невзирая на протесты Кейро, ее стащили с седла, и Лоутон обменял пони на более рослую и крепкую лошадь, способную выдержать тяжесть ее припасов. Однако на самом деле Лоутоном двигали совсем другие соображения: яркая окраска пинто могла служить опознавательным знаком, предупреждающим Гардинеров о том, что их подруга ведет свою жертву в ловушку.
Подозрения вновь возродились у Лоутона в тот момент, когда на улице к ним, размахивая руками и хлопая полами сюртука, подбежал запыхавшийся гостиничный клерк.
— Мисс Калхоун! — окликнул он. — Это принесли сегодня утром, после вашего отъезда.
За то, чтобы узнать, что было в письме и кто его прислал, Лоутон готов был отдать свою правую руку. Скорее всего письмо от Гардинеров. Он содрогнулся при мысли о том, какие адские мучения приготовила для него Кейро со своей шайкой.
Заметив, как потемнел лицом Лоутон, Кейро торопливо разорвала письмо на мелкие кусочки и развеяла их по ветру. Ей было приятно держать этого самодовольного мужлана в неведении и наслаждаться его раздражением, поэтому она ни за что не скажет ему, что было в письме, и уж тем более не даст его прочитать. Пусть помучается!
— Что там было, Клеопатра? — строго спросил Лоутон. Кейро поудобнее устроилась среди груды своих мешков и сумок, возвышавшейся над гнедым мерином.
— Это личное, — помедлив, ответила она. — В нем нет ничего такого, что могло бы вас заинтересовать, мистер Стоун.
— Зовите меня Лоутоном, — с недовольным видом произнес судебный исполнитель.
— Имя ничего не меняет, — огрызнулась Кейро и, вскинув голову, с важным видом двинулась по улице.
Лоутон, помолчав какое-то время, повернулся к своим товарищам и, заметив, что Вуди с Такером с трудом сдерживаются от смеха, раздраженно спросил:
— Что вас так развеселило?
— Где вы еще видели такую нахалку? — ответил вопросом на вопрос Такер и с усмешкой посмотрел вслед удалявшейся точеной фигурке в бриджах.
Лоутон промолчал и, пришпорив коня, поскакал вперед.
Вот чертовка! Должно быть, всю ночь не смыкала глаз, размышляя, как бы подобраться нему поближе. Конечно, она Лесная Птичка, кто же еще, убеждал себя Лоутон. К тому же только что получила очередное тайное послание от своих сообщников. Их план приведен в действие, но будь он проклят, если позволит им поймать себя в расставленные сети! Она должна была стать для него наживкой, но станет гарантией его безопасности. Неужели они принимают его за молокососа, неспособного позаботиться о себе? Если Гардинеры попытаются его захватить, им придется выдержать настоящий бой.
Первый день путешествия прошел без приключений, что совсем не удивило Лоутона. Он знал, что Гардинеры выжидают, когда он утратит чувство опасности и притупит бдительность. Но он этого не допустит. Не забывая следить за окрестностями, Лоутон не спускал с Кейро глаз и все время держал руку на кобуре. В случае нападения его не застанут врасплох.
День второй ничем не отличался от первого. Ни одно из событий этого дня не выходило за рамки обычного, если не считать того, что Вуди все чаще задерживался возле Кейро, заводя с ней пустые разговоры. Бедняга тоже поддался ее чарам. Вуди знал о том, что Кейро опаснее заряженной винтовки, но, как всегда, не мог устоять перед хорошеньким личиком и соблазнительной фигурой.
Каждый раз, когда четверка останавливалась, чтобы разбить лагерь, Кейро сгружала с седла все свои «предметы первой необходимости», среди которых можно было найти все, что требовалось для приготовления пищи и наведения чистоты. Она взяла с собой такое количество кастрюль и сковородок, что их хватило бы на целую посудную лавку, а разных продуктов и приправ было больше, чем на корабле, прибывшем из Китая. Кроме того, с собой у нее было столько одежды, что она меняла наряды дважды на дню и при этом целую неделю могла не стирать! И все это она называла «предметами первой необходимости», хотя, на взгляд Лоутона, налицо было явное излишество.
Несмотря на невыносимый характер Кейро и ее манеру то и дело вставлять ему шпильки, Лоутон поймал себя на том, что время от времени его голова непроизвольно поворачивается в ее сторону.
От него не укрылось и то, что Такер и Вуди тоже вес больше поддаются колдовским чарам Кейро Калхоун и полностью утратили бдительность. Они убедили себя в том, что она не имеет никакого отношения к Гардинерам.
Еще одно из доказательств ее коварства, размышлял Лоутон, остругивая прутик, — это занятие всегда помогало ему сосредоточиться.
— Я иду к ручью, мне нужно искупаться, — заявила Кейро, прихватив с собой мыло, полотенце и духи — одному Богу известно, что еще хранилось у нее в рюкзаке, отведенном для купальных принадлежностей.
Лоутон машинально поднялся на ноги, намереваясь следовать за ней, но Вуди схватил его за руку.
— Я сам схожу, — с энтузиазмом вызвался он, устремив вслед удаляющейся стройной фигурке хищный взгляд. — Если Гардинеры вздумают напасть, ты должен быть в лагере.
Лоутон скорее съел бы свою шляпу, чем поверил в то, что Вуди действительно опасается нападения Гардинеров. Он уже убедил себя в невиновности Кейро, и его единственной целью было подглядеть за ней, когда она, раздевшись донага, будет купаться в ручье.
— Я сам пойду, — тоном, не допускающим возражений, отрезал Лоутон. — Ведь именно я получу две сотни за то, что охраняю ее от неприятностей.
— Черт, я бы провез се в Оклахому и бесплатно! — с жаром воскликнул Вуди. — Господи, Лоу, разве ты видел кого-нибудь красивее ее?
Лоутон закатил глаза к небу и шумно вздохнул.
— Лучше вырежи себе красотку из дерева. — И, сунув свою трость прямо под нос вытаращившему глаза Вуди, Лоутон с ужасом обнаружил, что в задумчивости вырезал женскую фигурку, в точности повторявшую фигуру Кейро.
Вуди осторожно провел по ней рукой.
— Сходство первоклассное, Лоу, — хитро улыбнувшись, констатировал он. — Никогда не думал, что доживу до того дня, когда и ты будешь мечтать о женщине. Мне казалось, они не производят на тебя никакого впечатления. Как видно, я ошибся.
Лоутон выхватил у Вуди фигурку, разломал се на куски, а затем тяжелой поступью двинулся следом за Кейро. Самым ужасным было не то, что он по тысяче раз на дню таращится на эту предательницу, а то, что он вырезал из деревяшки ее соблазнительные формы. Хуже и не придумаешь.
Кейро осторожно вошла в прозрачную волу. После долгого утомительного дня в седле сделать это было очень приятно. К тому же Кейро хотелось побыть одной: уже два дня она была лишена возможности остаться наедине со своими мыслями.
Такер и Вуди оказались приятными спутниками и без устали развлекали ее рассказами о своих приключениях на обеих территориях.
Сотню раз на дню она ловила себя на том, что ее мысли — а часто и глаза — прикованы к мускулистому мужчине, ехавшему рядом с ней. Кейро и Стоун почти не разговаривали друг с другом, разве что в случае крайней необходимости, и никогда не оставались наедине. Она никак не ожидала, что ей будет не хватать их перепалок, помогавших оттачивать красноречие и придававших остроту существованию. Наверное, Лоутон только радовался тому, что они не имеют возможности уединиться, чтобы снопа пережить те чувства, которые они испытывали друг к другу там, в гостиничном номере.
При воспоминании о поцелуях и ласках Лоутона по телу Кейро прокатилась горячая волна. «Это больше не повторится!» твердо и решительно сказала она себе. Это было временным помрачением рассудка, вот и все. Но теперь она будет держать себя в руках и не позволит чувствам взять верх над ее рассудком. Она не собиралась осложнять свою жизнь глупыми романтическими увлечениями и распутством, выдаваемым за женское любопытство. Они с Лоутоном обменялись несколькими страстными поцелуями и довольно откровенными ласками, но на этом все и закончится.
Успокоившись, Кейро перевернулась на живот и поплыла через ручей, любуясь мерцанием звезд, висевших так низко над головой, что, казалось, до них можно было дотянуться рукой. Полная луна висела над горизонтом, как гигантский оранжевый шар. Наслаждаясь уединением и красотой погружающейся в темноту природы, Кейро убеждала себя в том, что этого ей вполне достаточно, чтобы чувствовать себя счастливой. Настойчивое желание, что гложет ее изнутри, утихнет… когда-нибудь. Кейро была слишком упряма и не желала признаваться даже самой себе в том, что причина этого беспокойства — Лоутон Стоун.
В этот самый момент Лоутон Стоун приближался к той, кто была причиной его беспокойства. Эта нахальная чертовка засела в его сердце, как заноза, до которой он никак не мог дотянуться. В который раз он предостерегал себя, твердя, что в исходящем от Кейро соблазне кроется смертельная опасность и увлекаться ею — все равно что желать собственной смерти.
Услышав плеск, Стоун украдкой бросил взгляд в сторону ручья. Сквозь нависающие над водой ветви блестела лунная дорожка, и Лоутон в этот момент увидел роскошную гриву светлых волос, покачивавшихся на волнах прямо посреди ручья. Кейро, словно грациозный лебедь, плавно скользила по воде, рассыпая серебристые брызги. При виде этой картины у Лоутона перехватило дыхание. Что бы ни рисовало его воображение, это не могло сравниться с тем зрелищем, которое открылось ему сейчас! Лунный свет, падавший па обнаженную спину девушки и ее изящно очерченные бедра, создавал впечатление, будто она парит среди звезд, а при виде колышущейся на волнах гривы светлых волос Лоутону вспомнились легенды о русалках.
Кейро перевернулась на спину, и Лоутон едва удержался на ногах — так прекрасно смотрелось ее тело в лунном сиянии. Капли воды бриллиантами сверкали на округлых холмиках груди и скатывались по рукам.
Все тело Лоутона заныло. Добровольно отдаваясь этой сладостной пытке, он не отрываясь смотрел на соблазнительную нимфу, и даже ради спасения своей души не смог бы отвести от нее глаз. Ему мучительно хотелось ласкать ее, прикасаться к ее коже — так, как прикасался к ней лунный свет.
«Не может быть, чтобы она была преступницей», — твердил себе Лоутон. Нет, такая восхитительная, чарующе прекрасная женщина не может быть заодно с бандитами. Он ошибся и сам себя заставил верить этим черным мыслям. Он изводил и мучил Кейро, но только потому, что боялся поверить в ее невиновность и признаться самому себе в том, что в его душе просыпается любовь.
Кейро Калхоун — обычная, хотя и, бесспорно, очаровательная молодая женщина, вошедшая в его жизнь в тот момент, когда он был особенно склонен к подозрениям. Она не вынашивала никаких зловещих планов, а всего лишь, так же как и он, пыталась справиться с неудержимым желанием, охватывавшим ее каждый раз, когда встречались их взгляды или случайно соприкасались тела, и, так же как и он, старалась ничем не выдавать тех чувств, которые проснулись в ней.
Не в силах больше терпеть, Лоутон вышел из-под деревьев и молча двинулся к воде, срывая на ходу одежду. Ему представлялось, как он сжимает Кейро в своих объятиях.
Не сводя с нее глаз, Лоутон вошел в воду. В этот момент Кейро, не заметив его, нырнула под воду, словно хотела уйти от встречи.
Когда она вынырнула, Лоутон уже поджидал ее, стоя по грудь в воде. Он едва сдерживал себя, чтобы тут же не наброситься на Кейро.
Отбросив с лица свои длинные, до талии, волосы, Кейро громко ахнула при виде мужского силуэта, возникшего в каких-нибудь двух шагах от нее. Она взглянула Лоутону в глаза, сверкавшие, словно озера расплавленной стали, и почувствовала, что ее решимость избегать его уносится прочь вместе с речной водой. Под взглядом его глаз она чувствовала себя безвольной медузой. Внутренний голос приказывал Кейро немедленно спасаться бегством, но руки и ноги не слушались его. Взгляд Лоутона скользнул по ее телу, и Кейро затрепетала, будто па самом деле ощутила его прикосновение.
— Я хочу тебя, Кей, — страстно прошептал он, и голова у Кейро закружилась, словно на карусели.
Руки Лоутона сомкнулись у нее на талии. Нежно, будто искупая все свои резкие слова и злые насмешки, он поднял ее на руки и припал поцелуем к губам.
Слабый внутренний голос снова предпринял героическую попытку спасти Кейро от гибели. Она решительно отстранилась.
— Не уходи, — взмолился Лоутон, и Кейро почувствовала, как прикосновения его рук лишают ее последних крупиц сознания.
Она уперлась руками в грудь Лоутона, пытаясь высвободиться, по, почувствовав под рукой его твердые мускулы, испытала непреодолимое желание погладить их.
Предприняв очередную попытку овладеть собой, Кейро вздернула подбородок, но тотчас же наткнулась на пылающие огнем страсти глаза Лоутона.
— Ты хочешь не меня, — Голос Кейро дрогнул от волнения. — Тебя удовлетворила бы любая женщина. Я слишком уважаю себя, чтобы согласиться на это просто для развлечения!
Лоутон нежно улыбнулся и медленно покачал головой:
— Нет, Кей, ты ошибаешься. Мне нужна именно ты — с того самого мгновения, как только я увидел тебя. Я не смог заставить себя прикоснуться к Молли Херман, потому что она не ты.
Лоутон крепче прижал Кейро к себе, и она почувствовала, как буквально тает в его объятиях. Ее волю и разум парализовало, и Кейро поняла, что, как никогда, близка к окончательному падению.
Обнаженная кожа Кейро соприкоснулась с жесткой порослью волос, покрывавших грудь Лоутона, и с ее губ слетел тихий стон. Близость его тела разожгла в душе Кейро настоящий пожар, ее руки невольно скользнули по его плечам. Лоутон сделал движение бедрами, от которого Кейро испытала очередной прилив желания. Она не находила в себе сил противиться этому могучему, зрелому мужчине, способному подчинить себе ее всю целиком, без остатка.
Всего три дня, хотя они показались Кейро вечностью, прошло с тех пор, как он впервые прикоснулся к ней и как она познала вкус его поцелуя, который заставил ее забыть обо всем на свете. Но даже в тот раз она не испытала того, что испытывает сейчас, когда всей кожей, каждой клеточкой своего тела ощущает его.
Почему в присутствии Лоутона ее охватывает такое смятение, какого в ней не пробуждал ни один мужчина? Неожиданно для себя Кейро поняла, что примет все, что бы он ей ни предложил, и готова отдать ему все, что угодно, только бы избавиться от этой сладостной пытки.
Неторопливые ласки вызвали в Кейро вздох наслаждения. Руки Лоутона плавно скользили по се телу, открывая в нем такие уголки, о существовании которых Кейро и не подозревала. Она с восторгом ощутила, как его теплые губы, коснувшись ее плеча, спустились к розовым кончикам грудей. Кейро не смогла сдержать дрожь, чувствуя, как он ласкает се тело.
Всей душой стремясь подарить в ответ такое же наслаждение, она принялась, словно пытливый исследователь, изучать мужское тело, проводя рукой по мускулистым равнинам и возвышенностям. Лоутон чувствовал, как эти прикосновения разжигают в нем пламя такой мощи, что даже вода в ручье больше не казалась ему холодной.
Боже! Эта женщина сводит его с ума. Заняться с ней любовью было бы восхитительно, но даже просто держать ее в объятиях — настоящее чудо.
Впервые в жизни Лоутон испытывал такое наслаждение от того, что сжимал в своих объятиях женщину, зная, что она испытывает к нему не меньшее желание. Он всей душой желал, чтобы Кейро оказалась права и он мог бы объяснить свои ощущения исключительно мужским желанием. Но эта тигрица с изумрудными глазами имела над ним особую власть и заставила выпустить на свободу чувства, которые он тщательно скрывал от всех, даже от самого себя. Она разожгла в нем жаркое мучительное пламя, обжигавшее его до глубины души, это было нечто большее, чем обычное физическое влечение.
Лоутон сгреб Кейро в охапку и понес на противоположный берег. Выйдя на сушу, он осторожно опустил ее на траву, не и силах отвести глаз от ее совершенных форм.
— Никогда в жизни не видел ничего прекраснее, — прошептал Лоутон. Скользнув ладонью по холмикам ее груди, он опустил руку на тонкую талию. — При одном взгляде на тебя у меня захватывает дух.
Комплименты были совсем не в духе Лоутона Стоуна. Его трудно было назвать увлекающимся мужчиной, и если такое даже и случалось, он никогда не признавался в этом. Однако вид восхитительного тела Кейро, осыпанного капельками воды, вынудил его сделать признание.
Кейро невольно улыбнулась — ей показалось забавным, что Лоутон так любуется ею, будто видит перед собой драгоценный алмаз. Забыв о скромности, она упивалась его восхищенными словами и взглядом и сама наслаждалась видом его великолепно сложенной фигуры. Даже под страхом смерти она не отвела бы от него взгляда. Ни один из знакомых ей мужчин не шел ни в какое сравнение с Лоутоном Стоуном. Рядом с ним даже античные боги казались бы его бледной тенью.
Отношения Кейро с мужчинами не выходили за рамки обычной дружбы, но теперь она понимала, что эти отношения могут быть иными, если они окрашены страстью. Наверное, этот загадочный мужчина был тем единственным, кому суждено пробудить в ней желание и заставить трепетать от нетерпения, словно она всю жизнь ждала, когда он придет и покажет ей, от чего она отказывалась, откроет для нее неодолимую власть чувств, таившихся в глубине ее души.
Кейро обдало жаром — она почувствовала, как ее колени раздвинулись под напором ног Лоутона. Приоткрыв губы для поцелуя, она отдалась во власть огненной страсти. Лоутон навалился на нее всей тяжестью своего тела, и Кейро инстинктивно подалась ему навстречу, чтобы утолить неистовую жажду, которая иссушила ее до самого сердца.
Руки Лоутона, прикасавшиеся к ее коже нежно, словно трепещущие крылышки бабочки, скользнули по ее животу, затем коснулись шелковистой кожи бедер, и у Кейро вырвался сладостный стон. Ее нервы были натянуты как струны. Она знала, что будет дальше, но не находила в себе сил остановить Лоутона.
Движения его рук стали настойчивее, они дразнили и возбуждали ее, пока она не почувствовала, что все ее тело охвачено огнем. Кейро не хватало воздуха, ей казалось, что переполнившее ее желание рвется на волю через каждую пору кожи. С каждым прикосновением Лоутона она чувствовала, как томление нарастает. В этот момент Лоутон припал губами к затвердевшим соскам, заставив Кейро трепетать от сладкой невыносимой муки.
— Лоутон? — сорвалось с ее губ беспомощным стоном. Ее тело выгнулось ему навстречу.
Мысль о том, что он сумел подчинить себе непокорную красавицу, заставив ее испытывать не меньшее желание, чем испытывает он сам, наполнила сердце Лоутона гордостью. Никогда и ни с одной женщиной он не был так нетороплив и нежен, и — пусть он и не хотел в этом признаться — для него имело большое значение, что она так же нетерпеливо стремится утолить свою страсть, как и он сам.
Лоутон еще крепче стиснул в объятиях Кейро и почувствовал, как все ее тело содрогнулось от резкой боли. На мгновение Кейро охватила паника, дурман рассеялся, и она широко распахнула глаза, встретившись с изумленным взглядом Лоутона.
Он слегка отстранился, затем осторожно снова двинулся ей навстречу, шепча какие-то слова.
Кейро казалось, что ее тело тает в его объятиях. Она с восторгом ощутила, как ее затопила горячая волна, смыв боль и оставив только безудержное, непреодолимое желание. Кейро начала двигаться в одном ритме с Лоутоном, чувствуя, как наслаждение нарастает. Она словно обезумела в его объятиях и все теснее прижималась к нему, будто боялась, что он встанет и уйдет, оставив ее одну.
Лежа на берегу рядом с Лоутоном, Кейро потеряла всякое представление о времени и пространстве. Она вся была во власти удивительных ощущений, о существовании которых даже не подозревала. На какое-то мгновение ей показалось, что сердце перестало биться, и она еще крепче стиснула Лоутона в объятиях, словно он был единственным спасением.
Лоутон содрогнулся всем телом, и Кейро почувствовала, как что-то изменилось внутри ее. Голова закружилась. Казалось, что Кейро летит куда-то вверх, высоко-высоко. Ей так хотелось, чтобы этот стремительно-головокружительный полет не заканчивался никогда.
Лоутон приподнялся на локтях и посмотрел Кейро в лицо. Она была необыкновенно красива. Пышные светлые волосы рассыпались по траве серебристыми прядями. Она не обманула его ожиданий и даже превзошла их. Нет, Кейро Калхоун не могла быть любовницей Гардинеров. Теперь Лоутон знал точно, что до него эта колдунья с ангельским лицом не знала мужчины, и при этой мысли его сердце наполнилось несказанной радостью. В его жизни были другие женщины, но ни одна из них не могла сравниться с этой волшебницей. Несмотря на свою неопытность, она открыла ему такие тонкости искусства страсти, о которых он и не подозревал! Лоутон был потрясен силой своего желания, которое сумела разбудить в нем Кейро Калхоун.
Поглаживая ее шелковистые локоны, он вдруг поймал себя на мысли о том, что за время их знакомства впервые позволил себе забыть о своих подозрениях и осторожности. Пусть Кейро знает, какое наслаждение она подарила ему и как он гордится тем, что стал первым мужчиной, показавшим ей путь в волшебную страну под названием «Любовь».
Самому себе Лоутон вынужден был признаться, что и Кейро заставила его по-новому взглянуть на некоторые его убеждения относительно женщин. Он словно увидел жизнь другими глазами.
Заметив крошечные морщинки, расходившиеся от уголков его глаз, окруженных веером густых черных ресниц, Кейро улыбнулась. Даже теперь она не совсем понимала, что вызвало такую разительную перемену в их отношениях.
Она рассеянно провела пальцем по его плечу, обвела сосок на его груди, наслаждаясь прикосновением к крепкому мужскому телу. Перед ней был совсем другой Лоутон, нисколько не похожий на того, которого она, как ей казалось, знала до сих пор. Он не сторонился ее, — напротив, проявил такую нежность, что буквально околдовал ее своими искусными ласками.
Тот вечер в гостинице был только прелюдией их отношений. Сегодня же искра страсти разгорелась в настоящее пламя, превратившее Лоутона из циника и прожженного пистолеро в нежного любовника. Удивительные перемены произошли и с Кейро. Из сдержанной леди она превратилась в настоящую распутницу!
Лоутон гораздо быстрее сумел обезоружить ее своими ласками, чем язвительными замечаниями. Стоило ей ощутить прикосновение его рук, как она растаяла, словно снег в огне походного костра. Наедине друг с другом они оказались со, всем другими, не такими, какими были на людях, и Кейро вдруг поняла, что не знает, какая же она на самом деле и кто из этих двоих Лоутонов настоящий.
Ей по-прежнему не верилось в то, что он способен подпустить к себе женщину настолько близко, чтобы она могла узнать его как следует. Что, если он нарочно ввел ее в заблуждение? Кто знает, что у него на уме? Лоутон казался Кейро настоящей загадкой — в нем сочетались суровость и нежность, он умел быть строгим и властным, чутким и ласковым одновременно. Может быть, эти перемены произошли в нем благодаря ей? Может быть, и она сама изменилась, едва Лоутон заключил ее в спои объятия?
Кейро была поражена тем, как Лоутон сумел раскрыть те черты ее характера, о которых она сама даже не догадывалась. А что, если это была только уловка, с помощью которой он надеялся обмануть ее бдительность и удовлетворить свою похоть? Или он действительно питает к ней какие-то особые чувства?
Кейро не пожалела бы ничего, лишь бы узнать, как в действительности относится к ней этот загадочный мужчина! Как бы она хотела понять, почему ее тело ответило ему с такой неукротимой страстью! Было ли это прелюдией каких-то волшебных отношений между ними или обычным проявлением физиологических потребностей? Она была в замешательстве. Иногда Лоутон казался ей таким близким и понятным, а иногда — существом с далекой планеты!
— Не думала, что нравлюсь тебе, — тихо прошептала Кейро. — И теперь совсем запуталась.
— Похоже, я тоже нравлюсь тебе, девочка, — негромко рассмеялся Лоутон, целуя ее в губы. — Признайся, или я тоже не скажу тебе о той сверхъестественной власти, что ты имела надо мной все это время.
— Должно быть, ты нравишься мне больше, чем я думала. Впрочем, не исключено, что я просто боялась признаться себе в том, насколько ты мне нравишься, — сказала Кейро и залилась румянцем. Расточать комплименты было не в ее привычках. Она, как и Лоутон, не была увлекающимся человеком, легко принимающим желаемое за действительное.
— Правда, Кей? — Маленькая морщинка пролегла между бровями Лоутона. Он ласково провел пальцем по ее щеке. — Я хочу знать… я действительно тебе нравлюсь?
Обхватив руками широкие, будто высеченные из гранита плечи Лоутона, Кейро притянула его к себе. Она и предположить не могла, что он нуждается в подтверждении ее чувств.
— Правда, Лоутон, — прошептала Кейро, почти касаясь его губ своими. — Никогда не думала, что это может быть так… как с тобой.
В душе у Лоутона снова зародились подозрения. Он поймал себя на том, что невольно ищет в словах Кейро двойной смысл. Однако, почувствовав, как доверчиво она прижимается к нему, Лоутон отбросил прочь все сомнения.
— Возможно, я об этом пожалею… — продолжила Кейро с легкой грустью.
Лоутон приподнял ее лицо за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
— Я не пожалею, колдунья, — хрипло выдохнул он, проводя рукой по шелковистой коже, чтобы вновь разжечь пламя, сжигавшее их обоих совсем недавно. — Я снова собираюсь заняться с тобой любовью…
Сам того не замечая, Лоутон все больше поддавался очарованию Кейро. Один поцелуй — и в нем снова разгорелось пламя. Одно прикосновение — и все его тело уже пылало, словно факел, стремясь к той, что могла погасить это пламя страсти. И теперь, когда Кейро вновь стала осыпать его поцелуями, Стоун чувствовал, как рушится крепостная стена, которую он воздвиг вокруг своего сердца.
Его не волновало то, что Такер и Вуди, возможно, теряются в догадках, почему Кейро так долго не возвращается с купания. Он готов был терпеть их шуточки, потому что знал, что оба его товарища отдали бы все на свете, желая оказаться на его месте. Но теперь Кейро принадлежала только ему, он был единственным счастливым обладателем ее чудного тела. Лоутон никогда еще не чувствовал такого полного слияния с другим человеком. Сознание того, что именно он обучил Кейро науке страсти, внушало ему непривычное желание защищать и оберегать эту восхитительную нимфу, которая стала женщиной в его объятиях.
Он не допускал даже мысли о том, что другой мужчина может наслаждаться се прелестями. Лоутон никогда не был ревнив, но теперь понял значение этого слова. Вообще с появлением в его жизни Кейро он обнаружил в себе много таких черт, о существовании которых даже не подозревал.
Эта мысль оказалась последней, которую Лоутону удалось додумать до конца, — страсть снова накрыла его волной и вынесла в мир чувств, где рассудок не действует.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пообещай мне лунный свет - Финч Кэрол



Ну что можно сказать,слишком уж много постельных сцен.Чересчур,а так роман не плох.Читайте!9 баллов.
Пообещай мне лунный свет - Финч КэролНАТАЛЮША
1.12.2014, 22.16





Надоели любовные романы, где героиня после нескольких похотливых взглядов и прикосновений героя бросается к нему в объятья, не задумываясь о последствиях.Скукота!.. Читательницы, посоветуйте романы, в которых бы герой долго соблазнял героиню, и героиня в то же время была бы адекватной, а не истеричкой!
Пообещай мне лунный свет - Финч КэролJane
7.08.2015, 20.16





Эммм... Может быть "Джейн Эйр"? )) В исторических романах Энн Стюарт герой долго соблазняет. У Аманды Квик потрясающие герои и героини всегда. Очень рекомендую Элизабет Хойт серию "Мэйден-Лейн" (мой любимый роман серии - "Таинственный спаситель"). На loveread можно почитать/скачать.
Пообещай мне лунный свет - Финч КэролМарни
7.08.2015, 20.34





действительно, ИР Энн Стюарт очень нравятся, а вот А.Квик и Э.Хойт еще не читала, спасибо)).
Пообещай мне лунный свет - Финч КэролJane
7.08.2015, 21.20





О мне Аманда Квик тоже очень нравится, особенно "Скандал" и "Опасность". Там такой приятный тонкий юмор, искрометные диалоги, любовные сцены классные. Кому-то может показаться скучно, ибо нет истерик, унижений, жести, садомазо. А мне по кайфу. Настоящие английские романы, очень рекомендую.
Пообещай мне лунный свет - Финч КэролКролик Квики
7.08.2015, 21.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100