Читать онлайн Однажды в лунную полночь, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Однажды в лунную полночь - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Однажды в лунную полночь - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Однажды в лунную полночь - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Однажды в лунную полночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Прошло немало времени, пока у Люсьена достало сил и желания поднять голову. О Боже! Они с Микаэлой лежали на ковре, наполовину скрытые под столом.
Выходит, подхвативший их порыв страсти был так силен, что даже до кровати они не добрались. Мягкая тахта была в двух шагах, но с таким же успехом она могла быть в тысяче миль отсюда. Да что там ковер! Огонь желания поглотил Люсьена настолько, что он и колючей проволоки бы не заметил.
— Микаэла? — Люсьен приподнялся на локтях и посмотрел на ангельское лицо, чуть розовевшее в мерцающем свете ночника. Его жена была погружена в глубокий сон. Люсьен улыбнулся. Что ж, это и неудивительно — она выпила столько, что это количество бренди двух здоровых мужчин свалило бы с ног. Можно представить, каково будет похмелье!
Люсьен на цыпочках отошел в сторону, хотя никакой нужды в подобной предосторожности не было: даже если бы тяжелый компас упал на пол, Микаэла все равно бы не проснулась. Он бережно поднял ее на руки, перенес на постель, подоткнул простыни, прикрыл одеялом и, неторопливо натягивая одежду, посмотрел на спящую красавицу, золотистые волосы которой рассыпались по подушке. С улыбкой вспоминал он о необыкновенной страсти, равно охватившей их обоих, — это результат не только нынешней ночи, но и всех прежних ночей, что провели они в объятиях друг друга. Что бы ни вставало между ними, существовала некая сила, притягивавшая их друг к другу, как магнит.
Погруженный в свои мысли, Люсьен осторожно прикрыл дверь и побрел на палубу. Его угнетало то, что насчет их будущего так ничего и не было решено. Микаэла попросила развода, но о деньгах и словом не обмолвилась. Это так на нее похоже — она слишком независима, чтобы полагаться на чью-либо поддержку.
Как бы ни представляла себе Микаэла свою будущую жизнь, Люсьен твердо решил предоставить ей свободу выбора, к которой она всегда так стремилась. Более дорогого подарка она скорее всего и не желала. А вот ее отказ отвечать на вопросы, касающиеся той страшной ночи, поверг его в сильнейшее смущение. Что-то ей было известно, что-то такое, о чем она не хочет рассказывать. И что означали все эти ее намеки…
— Люсьен? — На опустевшей палубе голос Вэнса прозвучал особенно громко. — Я должен извиниться перед тобой.
— За что? — Люсьен даже головы к нему не повернул, неподвижно глядя, как полночная луна отбрасывает свой серебряный свет на поверхность воды.
— Ты сам прекрасно знаешь за что, — пробурчал Вэнс, — но я хочу, чтобы ты знал: ничего такого по дороге в Новый Орлеан между нами не было. Ну а сейчас я распоряжусь, чтобы все вещи Микаэлы перенесли на твой корабль.
— Думаю, она предпочтет остаться здесь, — все так же спокойно откликнулся Люсьен. Повернувшись, он направился было вниз, но Взнс неожиданно остановил его:
— Еще одно. Только что из города вернулся Родди Блэнкеншип — он рассказывает интересные вещи. После всего происшедшего нынче в казармах Карлоса Моралеса вызвал сам генерал О'Рейли: говорят, ему стало известно о том, что Моралес берет взятки. При обыске у него обнаружили в карманах английские деньги. Мора-леса обвиняют и в том, что он бросил в тюрьму молодую женщину только за то, что она отказалась выйти за него замуж. Ходят слухи, что он пытался затащить ее в постель в обмен на снятие выдвинутых против нее ложных обвинений.
— Действительно интересно, — заметил Люсьен.
— Не правда ли? — ухмыльнулся Вэнс. — И кто только сообщил все эти подробности О'Рейли?
— Даже представить себе не могу.
— Да ну? А я-то все гадал, зачем тебе понадобилось возвращаться в дом, когда Моралес храпел в своей кровати! Ведь это ты подложил ему английские монеты, разве не так? А потом вышел из экипажа у главного штаба, чтобы заявить на Моралеса.
Люсьен неопределенно пожал плечами.
— Что ж, возможно, тебе будет также небезынтересно узнать, что Моралеса вышвырнули из Высшего совета и заключили под стражу: теперь оставшиеся годы ему придется провести под замком. — Вэнс пристально посмотрел на Люсьена: — Слушай, зачем тебе понадобилось все это: ведь ты не хуже моего понимаешь, что отныне в этом порту нам уже не торговать — те дикие пошлины, которые там установлены, мы просто не потянем.
— Мне надо было наказать Моралеса за то, что он сотворил с Микаэлой. Лучше потерять луизианский рынок, чем простить этому подлецу все его гадости. К тому же я подозреваю, что в конце концов он бы выдал нас. Пусть уж лучше в тюрьме сидит этот тип, а не мы, не правда ли?
— Это уж точно, мне вовсе не хотелось бы пройти через тот ад, через который прошла Микаэла. — Вэнс содрогнулся.
— Пока в Новом Орлеане правят испанцы, контрабанда будет по-прежнему процветать, ведь метрополия не в состоянии удовлетворить все нужды местного населения. Но теперь пусть рискуют другие, а у нас найдется где торговать. К тому же мне меньше всего хотелось бы возвращаться туда, где меня ждут лишь тяжелые воспоминания.
Спустившись по трапу, чтобы направиться к себе на судно, Люсьен бросил на Вэнса прощальный взгляд и негромко проговорил:
— Присматривай за ней, приятель, больше я тебя ни о чем не прошу.
* * *
Микаэла пошевелилась и протяжно застонала. Ей вдруг показалось, что нынче ночью она умерла, только никто не потрудился сказать ей об этом. Голова ее гудела, как колокол, и ощущение было такое, словно в череп вбили гвозди, в животе бурлило, а стоило ей открыть глаза, как все вокруг начинало бешено кружиться.
Почувствовав, что кровать под ней слегка покачивается, Микаэла осторожно выглянула из-под одеяла. Потом она попыталась сесть, но на это сил у нее уже не хватило.
Именно в этот момент Микаэла заключила сама с собой торжественный договор. К бренди отныне она не прикоснется до конца жизни.
Ей удалось встать на ноги и, хватаясь за все подряд, пересечь каюту. Не переставая стонать, она опустила голову в таз с водой. Пол под ее ногами ходил ходуном, и, чтобы сохранить равновесие, Микаэле пришлось присесть на комод; хотя даже теперь тошнота не проходила, ей все же стало немного легче. Впрочем, ей все равно в конце концов пришлось вернуться на прежнее место, и она со стоном повалилась на кровать.
Только тут Микаэла обнаружила, что расхаживала по каюте совершенно голой; но не успела она подивиться этому, как все вокруг потемнело и сознание ее снова погрузилось в спасительную темноту.
* * *
Прошли часы, а может, годы, прежде чем Микаэла пробудилась вновь. Ощущение у нее было такое, будто неделя, проведенная в тюрьме, возвращение памяти, жуткое похмелье — все это вступило в союз, чтобы лишить ее последних сил. Неуверенно приподнявшись на локте, она откинула с лица спутанную прядь волос и вгляделась в темноту: неужели, напившись, снова память потеряла? А впрочем, нет, кажется, не совсем так: она отлично помнила, что видела Карлоса, а потом встретилась с братом.
Откинувшись на подушку, Микаэла изо всех сил старалась собрать разбегающиеся образы. После того как отошел в тень Анри, появился Люсьен — именно с ним она начала пить, чтобы одолеть нахлынувшую тоску. Потом Люсьен принялся выпытывать у нее, что произошло той ночью, когда она свалилась с обрыва.
Интересно, что же она успела рассказать ему про Сесиль? Этого, как ни старалась, Микаэла вспомнить не смогла. Она озабоченно нахмурилась. Неужели все выложила? Да нет, не могла она быть такой безжалостной. Или все же…
Охваченная паникой, она бросилась разыскивать в темноте одежду. Если с ее помощью Люсьену стала-таки известна ужасная правда, она должна немедленно отыскать его и повиниться, пусть даже для этого придется взять спасательную шлюпку и отправиться к нему на судно, иначе она места себе не найдет и будет терзать себя всю дорогу до Чарлстона.
Выскочив из каюты, Микаэла услышала жуткое завывание ветра; только тут она поняла, что ее слабость и тошнота вызваны не одним лишь похмельем — корабль неистово трепал тропический шторм. Какая уж тут спасательная шлюпка!
В этот момент из глубины поднялась гигантская волна, и если бы Микаэла не успела ухватиться за поручни, ее бы тут же смыло за борт. Она бросилась на верхнюю палубу и едва успела прижаться к мачте, как на судно обрушился новый вал.
Микаэла в ужасе задрожала. На обыкновенном ветру торговые суда держатся, но настоящий шторм их сокрушит. Сейчас они в десятках миль от Нового Орлеана, и волны способны утащить их в сторону от обычных маршрутов.
Сквозь шум и грохот Микаэла с трудом расслышала отрывистые команды Вэнса. Матросы поспешно опускали звенящие на ветру паруса. При вспышке молнии она увидела, как на правый борт снова налетела гигантская волна. Микаэла еще сильнее вцепилась в поручни, и ей показалось, что перед тем, как на нее и на команду обрушился очередной вал, раздался единый вздох всех присутствовавших на корабле.
Когда волна отхлынула, Микаэла, кое-как отдышавшись, стала вглядываться в раскачивавшееся впереди судно. Ей было видно, как мечутся по палубе матросы Люсьена. Фонари на крюках бешено раскачивались, и при их мерцающем свете люди казались жуткими призраками.
Она поискала глазами мужа — Люсьен стоял на мостике, широко расставив ноги, и, вцепившись в штурвал, пытался хоть как-то удержать болтающееся из стороны в сторону судно, в то время как один из матросов вскарабкался на фок-мачту, чтобы отвязать растерзанный в клочья парус, хлопавший на ветру, как белье на веревке.
При виде этой одинокой фигуры, едва удерживавшейся на раскачивающейся мачте, Микаэла содрогнулась от страха.
Вдруг черную тучу разрезал серебряный клинок молнии, и в тот же миг полосы паруса захлестнули матроса; яростно размахивая руками, он изо всех сил старался удержать равновесие. Люди на обоих судах замерли: еще мгновение — и их товарищ свалится в черную мглу, где его ожидает неминуемая смерть.
Очередная волна приподняла корабль Люсьена, потом он стремительно клюнул носом, и матрос, окончательно потеряв ненадежную опору, запутавшись в веревках, повис вниз головой, раскачиваясь на ветру; оставалось только гадать, когда волны поглотят беднягу. Как набитую трухой куклу, его ударило о бимс, и душераздирающий крик несчастного словно парализовал Микаэлу. Увидев, что место капитана за штурвалом занял Луи Бичем, а Люсьен бросился на помощь товарищу по команде, она и вовсе потеряла голову от страха. Подпрыгнув, Люсьен уцепился за рею, рывком подтянулся и, используя в качестве опоры рангоут, на котором только и удерживался полоскавшийся на ветру парус, начал дюйм за дюймом приближаться к матросу.
Гремел гром, полыхали молнии, время от времени освещая отважного моряка, который, подобно акробату, все выше поднимался по мачте. Когда при очередном порыве ветра шхуна накренилась, Люсьену удалось, немного ослабив одну из веревок, обвязаться ею.
— О Господи, куда это ты?! — в сильнейшем страхе вскрикнул Вэнс, в этот момент оказавшийся рядом с Микаэлой.
На какое-то жуткое мгновение всем показалось, что Люсьен просто парит в воздухе, и, не будь он ловок, как кошка, возможно, ему тоже была бы уготована участь повиснуть вниз головой, вроде того матроса, которого он пытался выручить. Микаэла вдруг испытала сильнейшее желание как следует отколотить этого неисправимого авантюриста — от страха за него она чувствовала себя так, будто постарела на десять лет! Пока же ей оставалось лишь беспомощно наблюдать, как Люсьен ползет, точно гусеница, к несчастному матросу.
Внезапно Микаэла в ужасе закричала: надвигающийся вал грозил поглотить весь корабль, а с ним и Люсьена.
Небо прорезала молния, оглушительно загремел гром — казалось, бездны ада разверзлись под ногами людей. Снова вспыхнул ослепительный свет, и небо словно раскололось надвое от громового удара. Корабль застонал и странно затрясся. Микаэла в ужасе прижалась к Вэнсу, вцепившись в его налившиеся свинцовой тяжестью плечи. Разодранные паруса, канаты, деревянные реи — все это с грохотом рухнуло на палубу. В воздухе остро запахло гарью, Луи Бичем едва успевал уклоняться от падающих на него предметов. Вырвавшийся на свободу руль задергался, словно в пляске святого Витта, и несчастное судно оказалось полностью во власти разбушевавшейся стихии: оно резко приподнялось — и тут же получило мощный удар слева.
Даже не зная морского дела, Микаэла прекрасно отдавала себе отчет в том, что ожидает их корабль, если не поставить его поперек волны. Судно Люсьена тоже опасно накренилось: людей сбивало с ног и швыряло из стороны в сторону, словно это были жалкие щепки. Мачта, на которой повисли Люсьен и матрос, угрожающе раскачивалась.
Микаэла инстинктивно бросилась вперед, но Вэнс вовремя перехватил ее, зажав между собой и поручнями.
— Сейчас нам его не достать! — крикнул он, перекрывая шум волн. — Позаботьтесь-ка лучше о себе, иначе и глазом моргнуть не успеете, как вас смоет за борт.
Микаэла поспешно вознесла молитву небесам во спасение Люсьена, в то время как Вэнс крепко держал ее, пытаясь оградить от волн, одна за другой обрушивавшихся на корабль.
Мгновения казались вечностью. При очередной вспышке молнии Микаэла увидела, что матросы Люсьена поспешно забираются в спасательные шлюпки. Нос переднего корабля опустился еще глубже, вода была повсюду и даже захлестывала капитанский мостик. Те, кому не хватало места в шлюпках, прыгали в воду прямо с борта в надежде доплыть до второго судна.
Не находя себе места от страха, Микаэла вырвалась из рук Вэнса и бросилась к спасательной шлюпке: она просто должна была прийти на помощь Люсьену.
— Остановитесь! — Вэнс кинулся следом за ней.
Микаэла вклинилась в группу суетящихся матросов; ей было слышно, как Вэнс ругается на чем свет стоит, освобождая канаты, на которых крепилась спасательная шлюпка. Увидев, что ей удалось-таки попасть на шлюпку, он недовольно пробурчал что-то.
— Люсьен запутался в канатах. — Микаэла нетерпеливо потянулась к веслам. — Надо спешить, иначе он попросту утонет.
Пока Вэнс устраивался рядом с ней в шлюпке, Микаэла изо всех сил напрягала зрение, вглядываясь в корабль впереди. Ветер заревел с новой силой, все вокруг погрузилось в непроглядную тьму; фонари на судне Люсьена мигнули в последний раз и погасли, и тут же сверху на Микаэлу обрушились мощные струи дождя.
— Люсьен! — вскричала Микаэла, работая веслами, точно ветряная мельница крыльями. В этот момент перед ее глазами возникла злополучная мачта тонущего корабля.
Она увидела, как Люсьен резко повернул голову. Заметив надвигающуюся, словно демон из глубины, волну, он разразился потоком проклятий.
— Назад, Вэнс! Побереги Микаэлу! — Придерживаясь одной рукой за мачту, Люсьен другой рукой показал на надвигающуюся водяную стену.
— О Господи! — выдохнул Вэнс, проследив за его взглядом.
Микаэла, не отводя глаз, с ужасом смотрела, как Люсьен яростно пытается разорвать веревки, захлестнувшие ногу матроса. Она понимала, что до катастрофы осталось всего несколько секунд, но не в ее силах было предотвратить трагедию.
Последнее, что бросилось ей в глаза, — ее муж, который эти последние секунды тратил на то, чтобы освободить попавшего в беду моряка. В этот момент налетевшая, словно безжалостный дракон, волна потащила шлюпку в глубокую воронку. Раздался оглушительный треск, и небольшое суденышко раскололось надвое. Микаэлу потянуло вниз.
Разъяренная стихия тащила ее бог весть куда, но вдруг ей в ногу ткнулся обломок шлюпки, и она поспешно ухватилась за него.
Перед слабеющим взором Микаэлы неожиданно возник образ Люсьена: волосы его прилипли к окровавленному лбу, рубаха вымокла в крови, ноги запутались в веревках. Она просто обязана выплыть! Люсьен прикован к тонущему кораблю, который вместе со своим хозяином уходит под воду; надо спасти его во что бы то ни стало!
В конце концов обломок дерева, в который вцепилась Микаэла, вынырнул на поверхность. Тяжело дыша и отплевываясь, она постаралась покрепче ухватиться за этот неожиданный якорь спасения. Дождь обрушивался на нее яростными потоками, ночную тьму сотрясали удары грома, соленая морская вода заливала глаза.
Оказавшись в очередной раз на гребне волны, Микаэла подняла голову и поспешно огляделась. Увиденное заставило ее сердце сжаться; она с трудом подавила крик ужаса.
Судно Люсьена, эта изящная гордая птица, некогда бороздившая моря во всем своем королевском великолепии, ушло в мрачную пучину вод; даже поломанной мачты, на которой находились Люсьен и зацепившийся за нее моряк, не было видно.
Только теперь Микаэла по-настоящему поняла, что почувствовал Люсьен, увидев мертвое тело Сесиль на громадном валуне под обрывом. Боль, подобную которой она ранее никогда не испытывала, пронзила ее грудь. Люсьена больше нет, а скоро и она окажется на пороге вечности.
Но неужели она уйдет в мир иной, зная, что ненароком разбила вдребезги мечту Люсьена, сказав под воздействием спиртного слишком много? Бог ей судья! Она не могла сдержаться, требуя развода и проклиная Люсьена за обман, но не сказала, что ждет от него ребенка, что по-прежнему любит его — и всегда будет любить, даже убедившись, что он любит не живого человека, а память о другой.
И все же одно утешение ей еще остается, думала Микаэла, погружаясь в черноту вод: на один-единственный, но по-настоящему прекрасный миг они с Люсьеном испытали неизъяснимое блаженство. Тела их, души, сердца слились воедино, и все, что их разделяло, утонуло в страсти, которую ничто не могло сдержать.
В грохоте волн Микаэле слышался голос Люсьена, взывающий к ней, как и минувшей ночью, когда она покачивались на других волнах — волнах счастья. Стоило ей закрыть глаза, как Люсьен вновь оказывался рядом. Слова, которые он нашептывал, превращаясь в пожирающее ее пламя, эхом отдавались в измученной душе Микаэлы: «Мне не нужно видеть тебя, чтобы знать, что ты рядом. Я узнаю тебя повсюду, даже во тьме тысячи безлунных ночей. Я услышу тебя даже в непроницаемой пелене молчания. Я дотянусь до тебя, где бы ты ни была…»
При виде очередной надвигающейся на нее водяной стены Микаэла вдохнула побольше воздуха. Она тянулась к сверкающим голубым глазам, черным, как вороново крыло, волосам, лукавой улыбке, которая всегда проникала ей прямо в сердце. Даже ледяная вода не могла потушить пламя памяти о Люсьене. Она тянулась к нему сквозь тьму вод, зная, что он там, что его любовь преодолеет все границы, даже саму смерть…
* * *
— Микаэла! — слабо прозвучал и тут же замер в разъяренных порывах ветра голос Вэнса. Крепко держась за обломок шлюпки, сделавшейся его спасением, он вновь и вновь повторял ее имя.
— Капитан Кэвендиш!
Вэнс резко повернул голову — освещая себе путь чудом уцелевшим фонарем, к нему изо всех сил гребли Тимоти Тоггл и Джереми Ивз. В свое время они из предосторожности привязались к мачте, что позволило им избежать участи Вэнса и Микаэлы.
— Держитесь, капитан, — Тимоти приналег на весла, — сейчас мы подберем вас.
— А где Микаэла? Вы видели ее? — прокричал Вэнс, стараясь держать голову над водой.
Ответа не последовало. Моряки, с трудом добравшись до Вэнса, протянули ему весло. Едва он перевалился через борт, как оба изо всех сил заработали веслами, направляясь к уцелевшему судну, угрожающе раскачивающемуся на неутихающих волнах.
— Кто-нибудь видел Микаэлу? — повторил Вэнс, с трудом поднявшись на палубу и вглядываясь в угрюмые лица своих товарищей. Схватив фонарь, он бросился к одному борту шхуны, затем к другому, тщетно вглядываясь в непроницаемую тьму. Он повторял имя Микаэлы, пока не охрип, но все было тщетно.
— Капитан, — Тимоти положил тяжелую руку на плечо Вэнса, — это бесполезно. Они погибли, все погибли — капитан Сафер, Микаэла и еще двое. Вы сделали все возможное, чтобы спасти их, но…
— Мы никуда не уйдем отсюда, пока не обыщем каждый квадратный фут, — резко проговорил Вэнс.
— Никому из нас не хочется верить в худшее, сэр, — мрачно возразил Тимоти, преграждая своей могучей фигурой путь капитану, который, казалось, готов был начать поиски немедленно. — Но вы ведь сами отлично понимаете, что шансов уцелеть в такой шторм у них просто не было. Вы видели, как ушел под воду капитан Сафер, привязанный к мачте, а Микаэла… — Тимоти опустил голову и посмотрел себе под ноги. — Она всего лишь женщина, капитан: даже если у мужчин, которых мы вытащили из воды, сил уже не осталось, то на что же рассчитывать ей? А если кто и уцелел чудом, ветром и течением их отнесло бог весть куда. Их нет больше, и ничего тут не поделаешь.
У Вэнса защемило сердце. Проклятие, каким же дураком надо быть, чтобы позволить ей забраться в эту чертову шлюпку и броситься на помощь Люсьену! Этот героизм стоил ей жизни… А Люсьен… Вспомнив, как друг просил его присмотреть за женой, Вэнс вовсе упал духом. Выходит, он подвел их обоих…
— Капитан, — голос Тимоти вывел его из тяжелых раздумий, — у нас на борту многим нужна медицинская помощь. Некоторым совсем плохо. О живых надо подумать, капитан, мертвые могут подождать.
Вэнс понимал, что моряк прав, и все же никак не мог примириться с ужасающей реальностью. Он потерял своего лучшего друга, он потерял женщину — само воплощение жизни, единственную, которая по-настоящему тронула его сердце. Боже всемогущий, а ведь ему придется еще обо всем рассказать Адриану! При мысли об этом у Вэнса руки опускались. Одной штормовой ночи хватило, чтобы превратить в пыль наследство Саферов и лишить жизни их предполагаемого владельца.
— Капитан, вас ждут, — настойчиво повторил Тимоти, подталкивая Вэнса к мостику. — Судно изрядно потрепало, нужно принимать срочные меры, иначе мы все отправимся на корм рыбам.
Это было правдой: живые должны были помогать живым. И все же, машинально отдавая необходимые команды, Вэнс невольно прислушивался к зазываниям ветра в надежде различить слабый голос, который поможет найти пропавших; но все было тщетно — до него доносился только рев набегающих волн, удары грома, скрип обшивки и одинокий шепот призраков, кружащихся в ночной мгле…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Однажды в лунную полночь - Финч Кэрол



Довольно неплохо, мило.))
Однажды в лунную полночь - Финч КэролК
18.10.2013, 22.06





В самом деле мило...мне очень понравилось!время потрачено не зря!
Однажды в лунную полночь - Финч КэролПятерочка
3.07.2014, 0.27





Интересный роман.
Однажды в лунную полночь - Финч КэролИрина
6.07.2015, 19.05





хороший роман , понравился
Однажды в лунную полночь - Финч КэролЧита
7.07.2015, 15.17





Неплохой роман, но какой-то суетной. Отношения между гл.героями вызывают не романтические чувства, а мысли, когда же это закончится. ИМХО.
Однажды в лунную полночь - Финч КэролЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
9.07.2015, 0.06





Тяжело шел.
Однажды в лунную полночь - Финч КэролКэт
3.04.2016, 16.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100