Читать онлайн Моя навсегда, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя навсегда - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя навсегда - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя навсегда - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Моя навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Вот уже почти час тревога не покидала Джейкоба. Ожидая возвращения Иден, он с беспокойством всматривался в темную дорогу. Хозяйка не просила дожидаться се возвращения, но Кортни не смог бы уснуть, не увидев ее предварительно здоровой и невредимой в родных стенах. Несколько раз он смотрел на часы, не понимая, что могло ее задержать. Приближалась полночь, а Иден все не было — значит, что-то случилось, и Джейкоб торопливыми шагами направился к дому, чтобы разбудить Мэгги.
— Подожди минуту, я оденусь, и мы вместе отправимся на поиски, — сказала экономка.
Спустившись в холл, Мэгги увидела, что там собрались раненые. Она объяснила им, что произошло. Темный дом наполнился звуком шагов, это все, кто мог передвигаться, спускались вниз.
— Мы организовали поисковую группу, — объявил Генри Мейнард. — Если Иден попала в беду, мы ее спасем. Мне приходилось выполнять подобные задания, другим тоже.
— Не думаю, что мисс Иден понравится, если с кем-то из вас что-нибудь случится, — возразила экономка. — Вы же знаете, как она о вас беспокоится.
— В этом все и дело, мисс Мэгги, — присоединился к разговору Артемус Райли. — Иден позволила нам жить в своем доме, она ухаживала за нами — мы просто обязаны прийти ей на помощь, — решительно заявил он, и спасатели отправились на поиски.
В голове у Мэгги не к месту возник вопрос, как она будет справляться с делами, если останется главной на плантации Пембрук. Иден умудрялась замечать все мелочи и никого не обделять вниманием. Сможет ли Мэгги ее заменить, если… Постаравшись отогнать страшные мысли, Мэгги стала убеждать себя, что с Иден, Бет и Питером вес в порядке и они просто задержались… Но когда Генри Мейнард, подняв вверх забинтованную руку, остановил свой отряд, у нее перехватило дыхание. Спешившись, он подобрал лежавшие посреди дороги плащ Питера и расшитую бисером сумочку Иден.
— Зажги еще фонари, Артемус, — распорядился Генри. При свете разгоревшихся фонарей солдаты обследовали окрестности и нашли отпечатки копыт пяти лошадей, но следы терялись в зарослях кипарисов.
— Бесполезно, мы не сможем разглядеть следы в темноте, — мрачно сказал Артемус, — нужно дождаться рассвета.
Мэгги отерла слезы. С детства Иден преследовали ночные кошмары, и экономка то и дело приходила к ней в спальню и успокаивала се, но так и не узнала, что мучило Иден. А теперь какие еще страдания выпали на ее долю? Она этого не заслужила! Говорили, что разбойники, рыскавшие по лесам и болотам, грабят без разбору и повстанцев, и тори, повсюду снуют шпионы, выслеживая друг друга, Виргиния на грани войны, а Иден, Бет и Питер исчезли среди ночи! Она больше не могла сдерживать слезы.
— О, не переживайте так, мисс Мэгги. — Генри ободряюще похлопал по плечу всхлипывающую экономку. — Мы разыщем нашего ангела-хранителя. Каждый, кто может ходить, поможет в поисках. Вот увидите, мы вернем домой всех троих живыми и невредимыми.
Мэгги всей душой надеялась на это. Господь не допустит, чтобы ей пришлось посылать генералу Пембруку печальное известие о том, что все его родные пропали. У бедного Лиланда и так достаточно проблем!
Очнулась Иден, когда сильные руки сняли ее с седла и перекинули через крепкое мужское плечо. Пару раз она попыталась лягаться, но ее быстро утихомирили. Обозревая окрестности из своего странного положения, Иден поняла, что они направляются в убогую хижину на краю болота. Элизабет не было видно, но невдалеке слышались приглушенные женские рыдания. Внутри домика «его светлость» усадил Иден и быстро привязал ее к стулу.
— Элизабет привяжите к кровати, — приказал Локвуд, когда Талли с шумом ввалился в дом с пленницей на могучем плече, — я сначала допрошу старшую.
Иден взглянула вверх на смутно вырисовывавшуюся фигуру, чей голос показался ей знакомым. Но где она могла его слышать? Нет, она не выдаст своего страха этим людям. Она терла щеку плечом, пока кляп не выпал изо рта, а затем вызывающе взглянула на стоявшего перед ней человека в маске.
— Что вам от нас нужно?
— То, что лично мне от вас нужно, я получу позже, — хмыкнул Локвуд, — а сейчас меня больше интересует то, чем вы можете нам помочь.
— Это глупость, хотя от орущих ослов не следует ждать иного.
Локвуд вскинул руку, но «его светлость» перехватил предназначавшийся Иден удар.
— Я предупреждал, чтобы вы не распускали руки. — Голос с сильным британским акцентом был нежным, как бархат, но резал, как сталь. — Если женщина так легко выводит вас из себя, значит, она сильнее.
— Раз вы такой умный, разбирайтесь сами с этой маленькой грубиянкой. — Локвуд отвернулся и хлопнул кулаком по столу, давая выход гневу.
— Я так и сделаю. — Под маской никто не заметил кривой улыбки, тронувшей губы Себастьяна. Он встал позади стула с высокой спинкой, отделившего его от взбесившегося ангела. Себастьян решил испытать на Иден ее же коварную тактику. — Разумеется, вы расстроены, мисс Пембрук, — начал он, — и, поверьте мне, я сочувствую вашим страданиям.
— Правда? — Окаменев, Иден смотрела прямо перед собой, в стену, все равно ее собеседник стоял у нее за спиной.
— Безусловно, Вы переживаете, но дело в том, что ваша враждебность только обостряет ситуацию.
— Какая невероятная проницательность!
— Вы считаете себя умной, образованной женщиной, так ведь?
— Нет, — Иден заскрежетала зубами, — я считаю себя кретинкой, потому что допустила, чтобы меня похитила шайка шутов. И да будет вам известно, что никакие внушения на меня не действуют. Я, «ваша светлость», гораздо искуснее владею этой тактикой и гораздо больше преуспела в ней, чем вы.
— Похоже, и вы не умнее этой крошки, — ядовито ухмыльнулся Локвуд, когда лорд Сейбер получил отпор. — Силу — вот что она поймет. Она скажет нам все, что потребуется, когда я применю свой способ убеждения.
— Вы можете оторвать мне руку, но не услышите ничего, кроме того, куда вам следует пойти и что делать, когда окажетесь там. — Возмущенно вздернув подбородок, Иден уставилась в маску, скрывавшую лицо Локвуда.
Себастьян поразился той сверхъестественной легкости, с которой она приспосабливалась к обстановке, бабочка вылетела из своего кокона и коршуном ринулась в атаку. Его восхищало мужество Иден, но он предпочел, чтобы она не восстанавливала против себя Локвуда, который был слишком жесток и не выносил насмешек.
— Мисс Пембрук, с вами и с вашей сестрой будут обращаться почтительно и вежливо, а в обмен вы сообщите некоторые интересующие нас сведения, — предложил сделку Себастьян. — Ваш отец командует территориальной армией Виргинии…
— Любой идиот мог прочитать это в местной газете. Интересно, кто сообщил эту информацию вам и вашим замаскировавшимся недоумкам?
Талли громко расхохотался, но Себастьян кивком признал его к тишине.
— Где ваш отец, мисс Пембрук? — намеренно безразлично спросил он.
— Надеюсь, в такой поздний час уже в постели. — Иден посмотрела на закрытую дверь, за которой спрятали Элизабет. — Я хотела бы пойти спать, ваша светлость. Когда меня лишают сна, я становлюсь раздражительной и капризной. — Иден качнулась вперед и встала с привязанным к спине стулом, и Талли издал еще один приглушенный смешок. — Надеюсь, нам обеспечат сносные условия. Меня устроят чистый перьевой матрац и свежевыстиранное одеяло. Завтракаю я обычно с восходом солнца и буду это делать в постели. И проследите, чтобы ваши лакеи сразу после этого приготовили мне ванну. — Иден искоса взглянула на «его светлость». — Если вы не удосужились припасти приличную одежду для меня и моей сестры, поторопитесь позаботиться об этом. Мы не станем два дня подряд ходить в одном и том же. Отвяжите меня! — приказала она, повернувшись к до сих пор молчавшим мужчинам, и Джонатан Бакстер невольно подчинился.
— Чертов дурак! Не смей выполнять ее приказы! — гаркнул Локвуд.
— Ничего страшного, — успокоил Себастьян Джонатана, отдернувшего руки от веревки, словно это была ядовитая змея. — Не может же она спать с привязанным к спине стулом. Думаю, у мисс Пембрук хватит разума понять, что ей не удастся убежать. Ведь вы это понимаете, правда, миледи?
— Я? — Иден бросила на него злобный взгляд.
— Я уверен в этом, — с расстановкой произнес он. — Но если я ошибаюсь, то хочу предупредить: неповиновение может вызвать неприятные последствия. Не станете же вы заставлять моих подчиненных выбрать более простой путь? — Себастьян приблизился к Иден, и она взглянула прямо на него. — Не сомневаюсь, такая сообразительная женщина, как вы, понимает: отказавшись содействовать нам, вы вынудите нас оказать давление на вашу сестру.
— Я, пожалуй, могла бы предложить сделку. — По спине Иден пробежал озноб. Она не могла допустить, чтобы эти негодяи принялись за Элизабет.
— Что за сделка, миледи? — поинтересовался Талли, с наслаждением слушавший пикировку лорда Сейбера с достойным противником.
— Об условиях мы поговорим утром, после того как я позавтракаю и приму ванну. — Иден взглянула на верзилу, который однажды спас ее от бандитов, а теперь предал, и с королевской надменностью прошествовала к спальне. К ее удивлению, «его светлость» неотступно следовал за ней.
Когда Иден исчезла за дверью, Талли, сбросив маску, быстрыми шагами направился к выходу.
— Куда вы, черт побери, собрались? — поинтересовался Локвуд.
— Как куда? — изумился Талли. — Естественно, раздобывать для леди ванну и смену одежды.
— Вы, должно быть, теперь у нее в служанках, — съязвил Джерард.
— Лучше быть служанкой, чем орущим ослом, — не остался в долгу Рандолф, а когда Локвуд угрожающе шагнул вперед, посоветовал:
— Лучше сварите себе кофе, а для его светлости приготовьте его любимый чай.
— Пусть его чертова светлость сам готовит себе спою дьявольскую смесь! — Локвуд сорвал маску и швырнул ее на стол. Он уже по горло сыт этим высокомерным типом и «его наглой светлостью»! А что касается Иден Пембрук, то она ему еще заплатит за оскорбления! Как только лорд Сейбер отвернется, он позаботится, чтобы эта женщина научилась вежливости.
Окинув взглядом убого обставленную комнату, Идея увидела Бет, которая, наплакавшись, уснула, привязанная к ножкам кровати, тут она вспомнила о безвинно погибшем Питере… Возмущение, гнев, ярость, боль переполнили ее сердце. Теперь она знала, что чувствуют захваченные врагом патриоты!
— Что вам нужно от нас? — Резко обернувшись, Иден в упор посмотрела на «его светлость», который разглядывал ее сквозь узкие прорези. — Понятно, что это никакие не сведения, так что не оскорбляйте меня примитивными отговорками.
— Как я успел заметить, миледи, — усмехнулся Себастьян, — вы здесь единственный человек, который набрасывается на всех с оскорблениями.
— Вы же не столь наивны, чтобы полагать, будто мне известны какие-то военные тайны. К тому же вряд ли вы, британцы, даже находясь в отчаянном положении, унизитесь до того, чтобы выведывать у женщин, к примеру, расположение войск.
— Местонахождение вашего отца, количество людей под его командованием и планы атак нетрудно узнать, это верно, — согласился Себастьян, приблизившись к Иден.
— Тогда зачем мы с сестрой здесь?
— Полагаю, миледи, вы очень скоро поймете это сами. Не стану оскорблять вас, объясняя очевидное.
— Не думайте, что я растаю от вашей любезности, ваша светлость. — Иден вздернула подбородок. — После того как вы застрелили Питера и взяли нас с Бет в заложницы, вы мой смертельный враг, и ничто не сможет этого изменить.
Наблюдать, как Иден менялась в соответствии с новой обстановкой, было так же занимательно для Себастьяна, как смотреть в калейдоскоп. Эта непокорная красавица могла быть нежной и кроткой, упрямой и язвительной. Рассудительной и хитрой. Сейчас она была решительно настроена не сдаваться. Взглянув в горящие голубые глаза, Себастьян не смог устоять и не дотронуться до гордой бунтарки.
— И не думайте, что так вам удастся из меня что-нибудь выудить! — Иден с силой оттолкнула руку в перчатке, коснувшуюся ее подбородка. — Я недавно узнала, что такое любовь, и ни за что не поддамся на ваши фальшивые ухаживания!
— Что же такого делает тот мужчина, которого вы любите? Ползает перед вами на коленях? Как лакей, исполняет малейшую вашу прихоть?
— Если вы задаете такие вопросы, то ничего не знаете о любви.
— Правда? — Себастьян был рад, что маска скрыла его довольную улыбку.
— Будьте добры развязать мне руки, чтобы я могла приготовиться ко сну, — потребовала Иден.
— Должен ли я из ваших слов сделать вывод, что вы не попытаетесь убежать?
— А вы, окажись на моем месте, дали бы такое слово? — огрызнулась она.
— Гм, пожалуй, я подумал бы над планом побега.
— Так зачем же я буду лгать, если мы оба понимаем, что я убегу при первой же возможности?
— Так зачем же просить, чтобы я развязал вас?
— Затем, — Иден лукаво улыбнулась, — что я хотела проверить ваш характер — или отсутствие такового.
— Я выдержал проверку, миледи?
— Какая вам разница, выдержали или нет? — бросила Иден.
Что-то в этом холодном самоуверенном аристократе ее смущало. Ее похититель, казалось, обладал той же способностью внушения и пользовался теми же уловками, что и она. Он бросил ей вызов, околдовал ее своими блестящими манерами и хрипловатым голосом с ярко выраженным акцентом, и ей нужно защищаться. Иден позволила пальцу в перчатке погладить ее по щеке и обвести Контур губ, а затем с нескрываемым презрением взглянула на своего тюремщика.
— Вот в этом-то и разница между вами и человеком, которого я люблю.
— Вы просто уничтожили меня, миледи. — Замечание Иден, казалось, озадачило его.
— Ваше прикосновение в любой ситуации оставило бы меня холодной и безразличной. Мужчина без характера — это то же, что любовник в перчатках. Вы не можете понять, что чувствую я, а мне не дано уловить ваших ощущений. Снимите маску и перчатки, ваша светлость, и посмотрим, действительно ли за этой мишурой скрывается мужчина.
— Зачем мне это? — спокойно возразил Себастьян. — Вы видите только то, что хотите увидеть. Вы верите, что ваше дело неизмеримо благороднее моего, а я так же непоколебимо убежден в обратном, так что здесь, миледи, мы расходимся во мнениях.
Поразмыслив над его слонами, Иден все же решила не смягчаться: он был ее заклятым врагом — и точка.
— Я хочу спать, развяжите меня, ваша светлость. — Она вытянула связанные за спиной руки, но Себастьян повернулся к ней спиной и пошел к двери. — Спокойной ночи, граф, — бросила ему вдогонку Иден, и Себастьян замер, но не обернулся. — Мой завтрак должен быть готов к шести. Бет предпочитает есть в восемь, хотя сомневаюсь, что у нее будет аппетит после смерти мужа.
— Ваш зять жив, — заверил ее Себастьян. — Я только ранил его, чтобы его не убили другие. Будьте благодарны за эту маленькую любезность, миледи. — И прежде чем открыть дверь, тихо добавил: — Мой преданный слуга и я сейчас самые верные ваши друзья.
— Тогда у меня рискованное положение, — огрызнулась Иден.
— Что есть, то есть. Подумайте обо всем этом перед сном.
— Как бы вы ни старались быть остроумным и обаятельным, я не стану с вами сотрудничать. Подумайте об этом перед сном.
После того как за ее похитителем закрылась дверь, Иден, нахмурившись, села на кровать и под мерное дыхание Бет погрузилась в размышления. Какого черта их все-таки похитили? Она доберется до ответа на вопрос, даже если на это уйдет вся ночь!
Внезапно острая боль обожгла руку Питера Далтона, он снова пережил нападение и похищение.
— Бет! — воскликнул он охрипшим голосом, нарушив тишину ночного дома, и родители вскочили со своих мест у его кровати.
— Вес будет хорошо, — успокоил его Ангус.
— Что со мной? — Подняв тяжелые веки, Питер увидел склонившихся над ним мать и отца, а затем появился еще кто-то.
— Перед тем как извлечь пулю, я дал вам настойку опия, — объяснил доктор Кертис. — Ваша рана выглядела гораздо хуже, чем оказалось на деле.
Именно это и хотел узнать Питер. Он будет жить и найдет украденную жену — он немедленно отправится на поиски! Питер попытался встать, но доктор Кертис удержал его.
— О, молодой человек, я сказал, что вы поправитесь, но я не говорил, что это произойдет сию минуту.
— Я должен разыскать жену, — не сдавался он.
— Ложись, мальчик. — Ангус взял его за плечо. — Я разговаривал с констеблем, он со своими людьми прочесывает окрестности.
— Я нужен Бет. — Питер попытался стряхнуть руку отца.
— Если вам так необходимо идти, выпейте это. — Доктор Кертис сунул под нос Питеру стакан. — Оно поможет вам попасть куда нужно.
Тот, не задумываясь, проглотил снотворное и через несколько секунд повалился на постель, забыв обо всем на свете.
— Я же сказал, настойка приведет его куда нужно — ко сну, — усмехнулся доктор Кертис и, сложив инструменты, собрался уходить. — К тому времени, когда он проснется, от него будет больший толк, хотя надеюсь, его молодая жена вернется раньше, чем он придет в себя. — Полуобернувшись, доктор с порога улыбнулся Ангусу и Кэтрин. — Забыл поздравить вас. Питер очень удачно женился. И совсем не плохо иметь в родственниках такого ангела, как Иден, Мне жаль негодяев, похитивших сестер Пембрук, весь город возьмется за оружие, когда узнает об этом.
Ангус ничего не ответил — он не мог произнести ни звука. От стыда у него комок застрял в горле.
— О Боже! — Иден резко села в кровати.
Она долго лежала, стараясь догадаться, зачем похитили ее и Бет, и ответ свалился на нее как гигантская глыба. Тори вовсе не нужны были сведения о генерале Пембруке, они взяли в заложники его семью, чтобы использовать ее как средство давления на генерала! Придя к этому печальному выводу, Иден рассмотрела полдюжины способов, которыми тори могли заставить Лиланда стать предателем. Например, вынудить его слать войска и артиллерию в обмен на жизнь дочерей. Бенедикт Арнольд сделал это добровольно, но Лиланд Пембрук не предаст свою страну, клятвенно пообещала себе Иден, она этого не допустит!
— Бет, проснись. Мы должны выбраться отсюда, — прошептала она.
— Зачем? Питер мертв. Какой мне смысл жить? — Бет хотела отвернуться, но привязанные к ножкам кровати руки не дали ей такой возможности.
— Питер жив, он только ранен в руку, — ободрила ее Иден.
— Откуда ты знаешь? — Повернув голову. Бет взглянула на сестру. — Или ты просто стараешься успокоить меня?
— Предводитель этой банды заверил меня, что он выстрелил в Питера, чтобы от него отделаться. — Став на колени. Иден склонилась над Бет. — Я постараюсь развязать тебя, и мы попробуем убежать.
— Как ты собираешься развязывать меня, если у тебя самой руки связаны? ~ Бет скептически посмотрела на сестру.
— Что-нибудь придумаю.
Было бы гораздо проще отвязать Бет, если бы у самой Иден руки были завязаны спереди. Она села боком на кровать и принялась за работу, но спустя несколько минут сведенные пальцы потребовали передышки. Через некоторое время снизу донеслись шаги и скрип дверных петель. Иден не могла понять, входят или выходят похитители, но очень надеялась, что они вошли; меньше всего ей хотелось наткнуться на расположившуюся под окном охрану. Не обращая внимания на боль, Иден упорно распутывала привязывавшие Бет к кровати, и наконец почувствовала, что веревка поддалась. Когда Бет оказалась на свободе, Иден устало повалилась на кровать, и Бет развязала сестру.
— И что теперь? — Встав, Элизабет посмотрела в окно. — У тебя есть хоть малейшее представление о том, где мы находимся? — Подойдя ближе, она совсем сникла: в лунном свете виднелись лишь болото да узловатые ветки кипарисов.
— Пи малейшего, — ответила Иден. встав рядом с сестрой. Она не была уверена в своих способностях к ориентированию.
— Мы увязнем, и нас съедят крокодилы, — угрюмо проговорила Бет.
Иден открыла задвижку на окне, но тут ей в голову пришла хорошая идея, и она быстро вернулась к кровати. Подняв подол юбки, она просунула его между ногами и заправила за повязанную вокруг талии веревку.
— Что ты… — Бет с изумлением смотрела на ее манипуляции.
— Бриджи, — пояснила Иден и протянула сестре кусок веревки. — Снимай нижние юбки, а верхнюю завязывай так же. Дождавшись, когда Бет «приоделась», Иден поставила ногу на подоконник, но сестра удержала ее.
— Может, мы не доберемся домой живыми, поэтому знай: я ценю все твои жертвы, которые ты приносила ради меня. Признаюсь, иногда я эгоистично желала, чтобы ты не была такой неутомимой святой…
— Пожалуйста, больше не называй меня так, — недовольно перебила се Иден и быстро переключилась па более насущную проблему. — Согласно тому, что я читала по астрономии…
— О Господи, — прошептала Бет.
— Главное — верить.
— Верить в звезды, о которых я ничего не знаю? — усмехнулась Элизабет. — Если ты не расправишь свои ангельские крылья и не полетишь, у нас нет надежды выбраться отсюда. Я больше никогда не увижу Питера. Родители женят его на Корнелии Виклхаймер, и он обзаведется кучей уродливых детишек. — Бет отмахнулась от сестры, попытавшейся что-то возразить. — Эта росомаха Виклхаймер ужасно противная особа. Но конечно, какое мне дело до того, какой она будет Питеру женой? Меня это уже не заденет. Я буду блуждать по этим проклятым болотам, пока не умру от голода — если меня не съедят до того.
— Перестань ныть, — прикрикнула на сестру Иден, оказавшись по ту сторону и тщательно выбирая, куда поставить ногу.
— Как ты полагаешь, почему нас похитили? — шепотом поинтересовалась Бет, ступая точно по следам Иден.
— Нас хотят использовать в качестве давления на папу — чтобы он стал предателем.
— Боже милостивый!
— Вот-вот.
Когда впереди из кустов взлетела птица, Бет испуганно вскрикнула, а Иден, зажав ей рот рукой, хорошенько ее встряхнула.
— Возьми себя в руки. Нам никогда не удастся удрать, если ты каждую минуту будешь кричать, — шепотом отругала сестру Иден.
Главное не паниковать. И Иден поклялась, что ради Бет будет сохранять спокойствие, хотя, честно говоря, ей было так же страшно, как и сестре. К ней снова вернулись детские кошмары, и она вздрагивала при каждом шаге, а когда у нее под ногой что-то чавкнуло, Иден сама едва сдержала крик ужаса.
— Будет чудом, если мы все-таки найдем дорогу, — пробормотала Бет.
Иден долго и горячо молилась, чтобы это чудо свершилось.
Джерард Локвуд попытался схватить печенье, которое Талли снимал с плиты, но услышал возмущенный окрик:
— Приготовьте себе собственный завтрак, это для леди!
— Эти крошки наши заложницы, а не гостьи, — недовольно проворчал Джерард.
— С ними следует обращаться заботливо и уважительно, — напомнил Талли, натягивая маску на встрепанную голову. — Так распорядился его светлость, перед тем как уехать с докладом.
— Я не получал приказов от его всемогущей светлости, — насмешливо отозвался Джерард.
— А теперь получили. — Рандолф разложил печенье на жестяной тарелке. — Нравится вам или нет, но главный здесь — он.
— Чертовски не нравится, — раздраженно буркнул Локвуд.
Перешагнув через двух мужчин, спавших на соломенных тюфяках, Талли тихо постучал в дверь спальни.
— Мисс Иден, ваш завтрак готов. — Тишина. — Мисс Иден? — позвал он громче.
Джерард ринулся вперед и даже не подумал извиниться, наступив на руку Пептону Хейнсу, который немедленно проснулся и взвыл от боли.
— Сейчас же открывайте эту проклятую дверь! — заорал он на Талли. — У нас здесь не гостиница для приема королевской семьи… — Когда дверь открылась и обнаружилось, что сестры Пембрук исчезли, Джерард разразился проклятиями. Затем он быстро пересек комнату и выглянул в окно, а потом, не переставая ругаться, обернулся и вперил злобный взгляд в гиганта, загораживавшего собой дверной проем. — Если они сбежали, могу поспорить, что у Сейбера голова слетит с плеч. Посмотрим, кто скажет о нем доброе слово после того, как он провалит их задание.
— Если полетят головы, то ваша, Локвуд, будет одной из них, — пообещал Талли. — Его светлость оставил вас главным на время своего отсутствия. В это время дамы и убежали.
Кинувшись вон из спальни, Локвуд попытался убрать с дороги Талли, но тот ни на дюйм не сдвинулся с места, продолжая держать тарелку с угощением.
— Можете взять печенье, а я пойду за леди.
Злобно зарычав, Локвуд запустил печенье в стену и пинками поднял своих людей.
— Я задам этой сумасбродке урок, который она никогда не забудет, — пообещал он и выскочил из хижины.
— Наденьте маски, — приказал Талли оставшимся. — Его светлость велел действовать только в них.
Пока они лихорадочно готовились к погоне, Талли про себя ругался. Он понимал, что путешествие по болоту не сулит ничего хорошего сестрам Пембрук, особенно учитывая, что Локвуд поклялся им отомстить. Что ж, остается молиться, чтобы ему первому удалось добраться до Иден и Элизабет.
Питера Далтона разбудили золотистые рассветные лучи, и, поняв, что проспал всю ночь, он в отчаянии застонал. Представив, что его возлюбленная Элизабет либо уже мертва, либо умирает, он проклял доктора Кертиса, обманом заставившего его выпить это сонное зелье. Поморщившись, Питер натянул на раненую руку рукав и встал, но комната закружилась перед ним, и он, покачнувшись, был вынужден схватиться за стену. Но решив, что подобные мелочи не помешают ему отправиться на поиски Элизабет, он вышел из спальни и направился к лестнице.
— Питер, вернись в постель, — остановил его появившийся в коридоре Ангус. — Ты еще недостаточно окреп, чтобы вставать.
Его родители уже много лет не спали вместе, и Питер с любопытством взглянул на отца, вышедшего из спальни Кэтрин. Похоже, рассуждения святой Иден о верности и чести оказали свое действие на Ангуса.
— Я отправляюсь за Бет, и никакими словами меня не остановишь. — Питер для надежности взялся за перила.
— Тогда я иду с тобой, — заявил Aнгус.
— А как же магазин? — удивился Питер.
— К черту магазин! — рявкнул Далтон-старший, и Питер чуть не упал: Иден, вне всякого сомнения, сотворила чудо с его родителями!
— Будьте осторожны, — напутствовала их Кэтрин, появившись на пороге спальни и запахивая халат.
Питер с гордостью оглядел родителей и пошел к выходу с единственным стремлением — поскорее найти Элизабет.
Только бы с ней ничего не случилось, молился он, сидя в экипаже, направлявшемся к месту похищения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя навсегда - Финч Кэрол



Удивлена, что нет комментариев. Замечательный роман, есть и юмор, и интрига, и любовь...много любви. Интересный роман читайте
Моя навсегда - Финч Кэроллюбовь
7.04.2015, 21.12





Не спорю, роман написан очень легко, но в то-же время абсолютно не понятно, почему нужно было автору так тянуть резину.Все было бы тип-топ, если бы роман занимал 10-12 глав, как говориться:"много да дурного".rnНачало- просто супер, но уже дальнейшее читание вызывало у меня смертельную тоску.С 8 главы и по 20, я прочитала по пару строчек.rnГГ очень быстро ему уступила, а он- очень быстро к ней привык.Чушь!
Моя навсегда - Финч КэролДжу-джу
8.04.2015, 6.55





Не спорю, роман написан очень легко, но в то-же время абсолютно не понятно, почему нужно было автору так тянуть резину.Все было бы тип-топ, если бы роман занимал 10-12 глав, как говориться:"много да дурного".rnНачало- просто супер, но уже дальнейшее читание вызывало у меня смертельную тоску.С 8 главы и по 20, я прочитала по пару строчек.rnГГ очень быстро ему уступила, а он- очень быстро к ней привык.Чушь!
Моя навсегда - Финч КэролДжу-джу
8.04.2015, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100