Читать онлайн Моя навсегда, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя навсегда - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя навсегда - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя навсегда - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Моя навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Стоило только Лиланду и Талли выйти из гостиной, как Иден мгновенно выдернула руку и быстро отошла в самый дальний угол.
— Если вам пришло в голову совершить благородный поступок, то уверяю вас, что в этом жесте нет необходимости, — накинулась она на Себастьяна. — Ваше предложение вовсе не продиктовано чувством чести, поскольку таковое у вас полностью отсутствует.
— Почему это ты была со своими семью женихами любезна, а меня постоянно оскорбляешь? — Себастьян внимательно смотрел на раскрасневшуюся Иден.
— Разве не понятно? Вы пробудили все худшее, что есть во мне. Одно это служит доказательством, что наш брак был бы катастрофой.
— А мне думается, вовсе наоборот. — Себастьян подошел ближе.
— Я не собираюсь выходить за вас замуж ни при каких обстоятельствах. — Иден сделала шаг назад. — Я хочу, чтобы вы покинули этот дом и никогда не возвращались.
— Почему?
— Потому, что вы мне антипатичны.
— Но ты не раз говорила, что любишь меня. — Черная бровь вопросительно поднялась.
— Это было в другой жизни. Все изменилось, и я тоже. Я избавилась от своей любви к вам. Вам нечем заинтересовать меня…
— Мы не избавились друг от друга, Иден. — Этот глагол приводил его в бешенство. Он протянул руку и привлек к себе Иден. — А теперь будь добра, объясни, почему ты не хочешь за меня выйти?..
— Уберите руки, — зашипела она.
— Не уберу, пока ты не скажешь, в чем дело.
— Я не стану ничего объяснять, пока вы не отпустите меня и не отойдете.
Себастьян исполнил требуемое, а Иден демонстративно разгладила морщинки на рукавах.
— Не знаю, зачем вы сделали мне предложение, но я никогда не приму его потому, что вы лгали мне и использовали меня в своих интересах.
— Иден, у меня не было выбора…
— Выбор есть всегда, — перебила она. — Но вы так долго занимались шпионажем, что лжете легче, чем говорите правду. Из-за вас я побывала в аду. К вашему сведению, я и сейчас не убеждена, что верю всему сказанному вами на военном совете.
— Это была правда, — заверил ее Себастьян.
— Так ли? Вы единственный человек, который знает это наверняка. Очень удобно на случай, если ваша колеблющаяся верность внезапно склонится на сторону Британии.
— Черт возьми, Иден, что мне было делать, когда британцы решили похитить тебя? Отдать все в руки Локвуда? В этом случае ты бы испытала значительно больше мучений. Я не мог отказаться от задания, не вызвав у англичан подозрений. Нельзя было рисковать; ситуация в Виргинии стала складываться, как картинка-головоломка.
— Вы могли бы довериться мне, — уколола его Иден.
— И как бы ты вела себя с Локвудом? Убедительно играла отчаяние, зная при этом, что ни тебе, ни честному имени твоего отца ничего не грозит? Наверное, ты бы спокойно ждала окончания спектакля.
— Да, я не волновалась бы понапрасну. А также не блуждала бы по болотам, и нога Бет осталась бы…
— Твое спокойствие возбудило бы подозрения Локвуда, — не сдавался Себастьян. — Все мои хитроумные измышления, долженствующие изменить ход войны, пропали бы впустую.
— Короче, вы считаете, что мой куриный мозг был не способен осмыслить ситуацию, а убогие актерские данные не позволяли вести себя адекватно.
— Я ничего подобного не говорил.
— В общем, вы мне не доверяли, — подытожила Иден. — Поэтому обманывали, использовали вслепую и даже соблазнили меня, пока я была одурманена снотворным.
— Этого не было, — возразил Себастьян.
— Вы же сами сказали, что было, — быстро напомнила ему Иден.
— Я хотел посмотреть на твою реакцию. — Себастьян поморщился, ему следовало бы предвидеть, что эта проделка в итоге обернется против него. — Мне стыдно признаться, но любопытство в тот момент взяло верх.
— Если вы солгали тогда, почему я должна верить вам сейчас, Себастьян? — Иден в упор взглянула на него, а потом, отвернувшись, стала смотреть в окно. — Я отказываюсь выйти замуж за человека, который пренебрежительно относится к моим способностям или моему уму. Вы дразнили и оскорбляли меня, лгали до самого последнего момента, так что пеняйте на себя. Нам больше нечего сказать друг другу — ни сейчас, ни в будущем. И если в ближайшее время я увижу вас сражающимся в рядах британцев, то не удивлюсь этому.
— Если разговора не получается, придется применить другие методы, — Себастьяну не хотелось использовать свое преимущество, но Иден была чересчур упряма, а он был настроен решить проблему — любым способом.
— Вряд ли что-нибудь может изменить мое решение. — Иден по-прежнему не отводила взгляд от окна.
— Ничего? — с вызовом спросил Себастьян.
— Ничего, — твердо повторила она.
— Все дело в том, что на самом деле случилось с твоей матерью много лет назад. — Он повернул Иден к себе. — Я прав?
— Как?.. — Это было все, что она смогла произнести — язык отказался ей повиноваться. Иден пошатнулась, как будто Себастьян ее ударил, и ее пылающее лицо мгновенно стало белым как бумага.
— Ты говорила во сне, Иден. — Взяв девушку за подбородок, Себастьян заставил ее посмотреть ему в глаза. — Я ведь сразу заметил туманящую твой взор тень, слышал боль в твоем голосе, когда призраки выходили из своих склепов. Я помню, как ты в страхе кричала в гостинице, помню и другие кошмары, преследовавшие тебя, пока ты оставалась моей заложницей. Генерал знает, что случилось с его женой, или ты преподнесла ему какую-то сказку? Ты обманула отца, внушив ему мысль, что вас с матерью связывали какие-то отношения, но это вовсе не так. Так кто же из нас лгун и грешник — ты или я?
С каждым его словом лицо Иден становилось все бледнее, в жилах застыла кровь. Нет, он не может этого знать, он просто блефует. Даже под действием сильного снадобья она не… Взгляд серебристо-серых глаз пригвоздил се к месту. О Боже, он знал! Она сама себя выдала!
— Ты сама назначишь день свадьбы или это сделать мне? — медленно произнес он.
— Я… подумаю… над вашим предложением, — с трудом проглотив комок в горле, ответила Иден, но глаза ее полыхнули огнем.
— Нет, Иден, — покачал головой Себастьян, — на этот раз не выйдет. Я не дам тебе времени придумать, как улизнуть, — в этом ты мастерица. И учти, твой дар убеждения бессилен заставить меня передумать. Я не похож на всех остальных твоих женихов.
О, в этом он, без сомнения, прав! Другие были джентльменами, а этот — дьявольски нагл. Он унизился до шантажа, он взялся судить Иден за ее грех, хотя она сама всю жизнь искупала совершенное.
— Скрепим помолвку поцелуем? — шепнул Себастьян и решительно наклонился.
Иден застыла, не позволяя себе чувствовать ничего, кроме гнева, но лишь только его крупные чувственные губы коснулись ее рта, она позабыла обо всем. Больше всего на свете она не желала показывать своей незащищенности, но, черт возьми, Себастьян Сейбер по-прежнему имел над ней власть. Оно никуда не делось, это жгучее влечение, которое стало ее погибелью с момента их первой встречи.
Зачем Себастьяну жениться на ней? Должно быть, он снова что-то затевает, и она должна стать пешкой в его очередной игре. Иначе зачем он настаивал бы на таком поспешном обручении? Не в любви же, в конце концов, дело — значит, существует какая-то корысть.
— Ваша светлость? — Голос Талли ножницами разрезал тишину.
Иден отпрянула, стыдясь своей капитуляции. Проклятие, ей нельзя подходить к нему слишком близко, она совершенно теряет голову! А теперь, узнав правду о ее прошлом, он получил над нею и вовсе безграничную власть и легко сделает ее соучастницей своих хитроумных афер. Не дай ей Бог выйти замуж за Себастьяна Сейбера! Должен же быть какой-то выход, и она обязательно его найдет, как только у нее появится возможность собрать разбежавшиеся мысли.
— Маркиз просит вас прибыть к нему в лагерь, — доложил Талли, когда Себастьян повернулся к нему. — Думаю, нас ожидает еще одно задание.
— Я догоню тебя. — Оглянувшись на Иден, Себастьян нахмурился. Он не ожидал, что его предложение с восторгом примут, но и не собирался загонять ее в угол. Правда, оставшись одна, она непременно придумает способ ускользнуть от него — так же как она ускользала от всех своих бывших женихов. — Я хочу, чтобы ты назначила дату свадьбы сейчас, — потребовал он, когда Талли вышел.
— Думаю, самое подходящее время для свадьбы — через неделю после окончания войны, ваша светлость.
— Какой войны, ангел? — Себастьян не хотел дать себя обмануть. — Между Англией и Америкой или между нами?
— Разве мы воюем? — с притворной наивностью поинтересовалась Иден. — Благодарю, что предупредили. Мне понадобится время на подготовку оружия и доспехов.
— Свадьба состоится в начале недели. — Себастьян не даст ей подготовиться к битве, все должно решиться немедленно. — И не мучайся, выдумывая хитроумные способы избежать своей восьмой помолвки.
— Хитроумные? — Брови безупречной формы приподнялись вделанном изумлении. — Вы слишком высоко оцениваете пустоголовую насмешницу, которой нельзя доверять военные тайны.
— Нет, Иден, я достаточно хорошо тебя знаю и трезво оцениваю твои ум и проницательность.
— Правда? — Иден бросила на него задумчивый взгляд.
— Безусловно. Пожалуй, я знаю тебя лучше, чем ты сама.
— Поэтому мне следует предоставить вам решать мою судьбу? Вы слишком высокого о себе мнения. Но я захвачена врасплох и не понимаю, кто же такой настоящий Себастьян Сейбер. За кого я выйду замуж: за наглого авантюриста, старика Тедиеса или искушенного лорда Сейбера.
— У тебя будет целая жизнь, чтобы узнать это.
— Да, конечно, это блистательная перспектива, — насмешливо заметила Иден и взмахом руки указала Себастьяну на дверь. — А теперь вам стоит поторопиться. Вы заставляете Жильбера ждать.
— Жильбера?
— Жильбера, — подтвердила она. — Маркиз один из самых чистосердечных джентльменов, с которыми я имела удовольствие быть знакомой. Он открытый, верный и честный — эти качества всегда привлекали меня в людях.
— Другими словами, он обладает всем, чего, по-твоему, у меня нет.
— Вы сами это сказали, — бросила она Себастьяну.
— Ваша светлость! — поторопил его из холла Талли.
— Иду, черт побери, — раздраженно отозвался Себастьян. Он боялся предоставить Иден самой себе. Себастьян всячески припирал ее к стенке, но она не собиралась сдаваться. Все равно Иден станет его женой, поклялся он. Ему просто нужно время, чтобы доказать ей, что он не так плох, и дать ей почувствовать его нежность и заботу. Он непременно убедит ее в своей искренности.
— Иден, я…
— Жильбер ждет, ваша светлость, — перебила его Иден.
— По поводу свадьбы…
— Долг зовет, — настаивала она. — Вы сами сказали, что чувство долга у вас на первом месте.
— Я еще вернусь, — пообещал Себастьян и, сжав зубы, резко повернулся к двери. Иден всегда успешно удавалось втыкать шпильки в самые больные места.
— Благодарю за предупреждение, ваша светлость.
Себастьян замер и угрюмо оглянулся, Она в ответ улыбнулась этой проклятой жизнерадостной улыбкой, и он совсем помрачнел.
Нет, о свадьбе не может быть и речи, решила Иден, задумчиво глядя ему вслед. По ее мнению, для счастливого брака требовался точный баланс сил. Между мужем и женой необходимы взаимное доверие и уважение. Мужчина, который пытался шантажировать свою будущую жену, никогда не станет уважать ее, никогда не будет видеть в ней ровню. И кроме того, Себастьян никогда не полюбит ее так, как она когда-то любила его. Надо успокоиться и обдумать свое положение. Можно собрать веши и убежать. Можно уйти в монастырь… Это хорошая идея, решила она, тем более что ее и так причисляют к ангелам и святым. Она могла бы заявить, что услышала зов. Кто осмелится возражать против такого? Но что, если… Иден сжала кулаки. Что, если она носит дитя Себастьяна? Тогда она не годится в монахини. Нужно найти другой вариант. Все, что ей требовалось, — это успокоиться и подумать.
Однако это было легче сказать, чем сделать!
— Ну что, ваша светлость, мисс Иден назначила дату свадьбы? — поинтересовался Талли, когда они отъехали на милю от плантации Пембрук.
— Не знаю, — хмуро бросил Себастьян.
— То есть как это?
— Если я не ошибаюсь, — Сейбер с шумом выдохнул воздух, — Иден восприняла мое предложение как объявление войны.
— Войны? — как попугай повторил Талли. — Когда мужчина говорит женщине, что любит ее и хочет на ней жениться, разве это повод для битвы?
— Кто говорил о любви? — мрачно спросил Себастьян.
— Очевидно, не вы.
— Тебе прекрасно известно, что я уже это проходил. И ты знаешь, куда привело меня откровенное изъявление чувств.
— Но леди Пенелопа была птицей совсем другого полета. Мисс Иден не самовлюбленная светская пташка, помешанная на титулах и богатстве.
— Что бы я ей ни сказал, это ничего бы не изменило, — отмахнулся Себастьян. — Она считает, что я обманул и предал ее, и не может этого простить.
— Я так и знал, что от этого задания будут одни неприятности. — Талли громко выругался. — Но мисс Иден, безусловно, понимает, что в данной ситуации брак — единственный разумный выход.
— Иден убеждена, Что всегда есть выбор, независимо от того, как далеко в угол загнали человека, — коротко усмехнулся Себастьян.
— Что вы имеете в виду, ваша светлость?
— То, — Себастьян холодно взглянул на приятеля, — что Иден Пембрук, несмотря на все свои добродетели, самое упрямое и несговорчивое создание из сотворенных Богом. Она отказывается снисходительно отнестись к моему поведению, хотя безоговорочно прощает другим их прегрешения. Она заявляет, что я пробудил в ней самое дурное и, следовательно, не обладаю качествами, которые требуются, чтобы быть ее мужем.
— Раз вы не имеете смелости признаться, что любите ее, то, пожалуй, и не годитесь в мужья, — вставил; Талли.
— Она все равно этому не поверила бы. А для меня любовь однажды уже обернулась большой бедой.
— И из-за того, что больше десяти лет назад вам нанесли рану, вы теперь трусите, боясь поцарапаться, так?
— Я не трус, — огрызнулся Себастьян.
— Нет? Тогда почему вы даже самому себе не можете признаться в очевидном, не говоря уже обо всех остальных?
— По мнению Иден, у меня много лиц, но среди них нет влюбленного. Просто меня к ней влечет, и, по-моему, наш брак мог бы стать удачным.
— Конечно, раз вы так утверждаете, ваша трусливая светлость, — съязвил Талли. — Но по-моему, человек, не понимающий собственного сердца, жалок.
— У тебя извращенный взгляд, — парировал Себастьян.
— Что ж, отлично. Становитесь экс-женихом номер восемь. Во всяком случае, вы окажетесь в большой компании. Возможно, в результате всех неприятностей, которые она пережила в последнее время, мисс Иден избавилась от своих чувств к вам. — Рандолф довольно улыбнулся, когда Себастьян прорычал проклятие. — Полагаю, существуют некоторые желания, которые нельзя удовлетворить, и некоторые женщины, которых нельзя укротить. Как джентльмен, вы, разумеется, были обязаны сделать предложение скомпрометированной леди. Что ж, вы выполнили свой долг. Думаю, ваша светлость, что вы не только встретили свою пару, но и потеряли ее.
— А я думаю, что ты болтаешь о том, в чем абсолютно ничего не смыслишь, — проворчал Себастьян.
— Значит, это относится к нам обоим, ваша светлость, — не сдался Талли.
Себастьян покинул плантацию Пембрук расстроенным и до сих пор не пришел в себя, поэтому он, стиснув зубы, терпел безжалостные издевательства спутника. Тысяча чертей! Талли то убеждал его выполнить обязательства, то в следующую минуту предлагал признать поражение. Иден и Талли, они оба доводили Себастьяна до умопомрачения, а впереди было задание, требовавшее всего его умения и выдержки. Он вовсе не влюблен, убеждал себя Себастьян на протяжении следующей мили, он не попадет снова в эту оскорбительную западню. Признаться в любви — значит, оказаться в чьей-то власти, и упаси Бог, чтобы эта власть сосредоточилась в руках такой волевой, независимой женщины, как Иден Пембрук! Именно из-за покорного подчинения полетели головы ее бывших женихов. Они угождали ей, расточали любезности — и она уходила, оставляя у них на спинах отпечаток своей ножки. Да, Иден не похожа на других женщин, она слишком умна и ведет себя совершенно по-другому. Если она почувствует свою силу, то ей быстро наскучит эта игра и она бросит его так же, как прочих. А вот если он найдет способ управлять ею…
В любом случае на следующей неделе Иден станет его женой, упрямо поклялся себе он. Их связывала страсть, до того неведомая им обоим, и, кроме того, живой ум Иден пленил его. Он явно не захочет завести любовницу, если у него будет такая жена — она ему не даст соскучиться. Себастьяну казалось, что Иден уже принадлежит ему — во всех смыслах этого слова. Они вместе пережили самое лучшее и самое худшее, и его никогда не тяготило ее общество. Перестав сердиться, она неизбежно поймет, что их связь уникальна. Она выйдет за него замуж, и у них будет время разобраться в тех чувствах, которые они пробуждали друг в друге. Пусть и с помощью шантажа, но он заставит Иден принять его предложение…
Мысленно увидев се побелевшее как мел лицо, Себастьян содрогнулся. Он не хотел мучить ее, но, черт возьми, что было делать? Возможно, он слишком долго тянул с предложением, быть может, ему следовало…
— А, вот и вы, полковник Сейбер. — Жильбер шагнул вперед и взял Араба под уздцы. — До того как мы встретимся с лордом Корнуоллисом в Йорктауне, вас ожидает еще одно задание.
Спешившись, Себастьян заставил себя отвлечься от мрачных мыслей. В любом случае она сильно ошибается, если надеется увильнуть от этой помолвки!
Себастьян смотрел на карту, где было отмечено расположение повстанцев, а Жильбер де Лафайетт проглядывал информацию, подготовленную к прибытию генерала Вашингтона.
— Если ваши цифры верны, у нас будет почти девять тысяч американских солдат, добровольцев и ополченцев плюс восемь тысяч французов, — сказал маркиз. — А если учесть еще корабли, которые вот-вот бросят якорь, Корнуоллису придется туго.
— Вы уже подготовились к осаде? — осведомился Себастьян.
— Qui, пехотинцы роют окопы, а орудия готовы в любой момент выдвинуться на позиции. Корнуоллис уже сдал два укрепления у Йорк-Ривер.
— И что же требуется от меня?
— Навестить лорда Корнуоллиса, — карие глаза де Лафайетта озорно блеснули, — и передать ему, что он отрезан от поставок продовольствия и что повстанцы получили более мощное подкрепление, чем ожидалось. Пора ему осознать безнадежность своего положения.
— Я должен выяснить, что собирается предпринять блистательный лорд Чарльз?
— Совершенно верно, — кивнул Жильбер. — Час назад я получил еще одну депешу от генерала Вашингтона. Он вот-вот будет. Его войскам, разумеется, требуется передышка. И пока Вашингтон будет отдыхать, мы прорвем линию внешней обороны и загоним англичан в Йорктаун.
— Я расшифровал послание, в котором Сорнуоллис просил прислать на помощь флот, — доложил Себастьян маркизу. — Думаю, он очень рассчитывает на его поддержку.
— Если Корнуоллис окажется в осаде, ему останется только эвакуировать войска, перебросив их на север через залив. Мы должны помешать ему.
— Корнуоллису не известна реальная обстановка. Я фальсифицировал все донесения тори, проходившие через мои руки, — признался Себастьян. — Он все еще убежден, что «Сыны свободы» блефуют и что генерал Пембрук обеспечит отступление повстанцев.
— Что ж, — сказал Жильбер, — пусть он до самого последнего момента верит, что подразделения Пембрука не окажут сопротивления. Когда Корнуоллис обнаружит обратное, он поймет безвыходность своего положения. Можете сообщить ему, что Пембрук передумал. Я хочу знать реакцию Корнуоллиса.
Кивнув, Сейбер пошел к выходу из палатки, но Жильбер окликнул его:
— Вы понимаете, что мы не можем прекратить артиллерийский огонь? Остается только надеяться, что вас не заденет.
— Я и не ожидал, что ваши пушки будут молчать во время моих переговоров с Корнуоллисом. Вряд ли прекращение огня было бы уместно, — сухо усмехнулся Себастьян.
— Это выглядело бы слишком подозрительно, правда? Не стоит давать Корнуоллису повод думать, что мы беспокоимся за вас и Талли. — Жильбер протянул Себастьяну скрученный в трубку документ, запечатанный его печатью. — Советую вам выбираться из Йорктауна морем. Это послание адмиралу де Грасу гарантирует вам беспрепятственный проход и помощь. Если ваши британские коллеги заглянут в этот документ, вас повесят за измену.
— Еще до наступления ночи я сообщу вам о своем визите к Корнуоллису, — пообещал Себастьян и, сложив документ, засунул его за подкладку шляпы. — Но во вражеский лагерь я отправлюсь один. Для Талли у меня есть другое поручение.
— Не советую идти босиком в змеиное логово, — остерег его Жильбер, — с Талли Рандолфом не так легко справиться, один его вид уже заставляет врагов трепетать, к тому же он так предан вам…
Себастьян вышел из палатки, оставив без ответа последнее замечание не потому, что был обязан отвечать только генералу Вашингтону, а потому, что в данный момент у него не было охоты отвечать вообще никому. А Талли Рандолф был нужен в другом месте. Его задача — следить за строптивой невестой, наверняка измышляющей какой-то коварный план очередного побега. Себастьян хотел, чтобы она была под наблюдением до того момента, когда он вернется — если вернется. Артиллерийский огонь вполне мог отрезать ему путь, и тогда Себастьян окажется в осаде вместе с Корнуоллисом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя навсегда - Финч Кэрол



Удивлена, что нет комментариев. Замечательный роман, есть и юмор, и интрига, и любовь...много любви. Интересный роман читайте
Моя навсегда - Финч Кэроллюбовь
7.04.2015, 21.12





Не спорю, роман написан очень легко, но в то-же время абсолютно не понятно, почему нужно было автору так тянуть резину.Все было бы тип-топ, если бы роман занимал 10-12 глав, как говориться:"много да дурного".rnНачало- просто супер, но уже дальнейшее читание вызывало у меня смертельную тоску.С 8 главы и по 20, я прочитала по пару строчек.rnГГ очень быстро ему уступила, а он- очень быстро к ней привык.Чушь!
Моя навсегда - Финч КэролДжу-джу
8.04.2015, 6.55





Не спорю, роман написан очень легко, но в то-же время абсолютно не понятно, почему нужно было автору так тянуть резину.Все было бы тип-топ, если бы роман занимал 10-12 глав, как говориться:"много да дурного".rnНачало- просто супер, но уже дальнейшее читание вызывало у меня смертельную тоску.С 8 главы и по 20, я прочитала по пару строчек.rnГГ очень быстро ему уступила, а он- очень быстро к ней привык.Чушь!
Моя навсегда - Финч КэролДжу-джу
8.04.2015, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100