Читать онлайн Моя навсегда, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя навсегда - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя навсегда - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя навсегда - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Моя навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Стая цапель поднялась над болотом, предупреждая о приближении преследователей. Услышав позади громкие проклятия, Иден ускорила шаг.
— Быстрее, Бет.
Пробежав по скользким корням кипарисов, она устремилась навстречу солнечным лучам, пробивавшимся сквозь заросли лиан, но приглушенный крик сестры остановил ее. Оглянувшись, она увидела, что Бет, споткнувшись о корень, упала и теперь лежит на земле и держится за лодыжку. Голоса в чаще становились все громче, и Иден попыталась поднять Элизабет.
— Оставь меня, — захныкала та, — я только задерживаю тебя. Хотя бы одна из нас должна убежать.
— Тогда это будешь ты, — объявила Иден, ведя ее к зарослям.
— Нет, я…
— Ты же хочешь снова увидеться с Питером, правда? — Взяв Бет за плечи, Иден как следует встряхнула ее.
— Да, но…
— И я хочу, чтобы это случилось. — Иден бросила полный страха взгляд на густую поросль, ожидая увидеть там демонов в масках. — А теперь, Бет, слушай меня внимательно. Ты спрячешься в кустах, а я уведу погоню в сторону. Потом иди прямо на солнце. — Иден жестом указал а на пробивавшиеся сквозь деревья солнечные лучи.
— Я не могу…
— Можешь и пойдешь, — строго приказала сестра. — Ты должна выбраться из болота, даже если тебе придется ползти. Вы с Питером заслуживаете счастья и, черт побери, получите его! А пока меня не будет, ты должна заботиться о раненых. — Иден втащила упрямую Бет в кусты и расправила ветки.
Собрав все свое мужество, она дождалась, чтобы преследователь заметил се, а затем бросилась бежать. Зеленый мундир тори и черная маска не оставляли сомнений: это тот самый подонок, который приставал к ней в грозовую ночь, тот самый негодяй, который ударил бы ее вчера вечером, не вмешайся «его светлость». Иден бежала, молясь, чтобы враги попались на ее уловку. Если ценой своей жизни она обеспечит покой и счастье Бет и Питера, пусть так и будет! Подстегиваемая этой мыслью, Иден пробиралась сквозь мрак и грязь, производя столько шума, что только глухой мог не услышать.
Локвуд уже был всего в нескольких шагах от нее…
Натянув поводья, Себастьян остановил уставшую лошадь и, поглядев на хижину у болота, сразу почуял недоброе — уж слишком тихо было кругом, казалось, все вымерло. Быстро взбежав по ступенькам, он распахнул дверь — валявшиеся на полу соломенные тюфяки, оставленная без присмотра пышущая жаром печка и открытая дверь в пустую спальню свидетельствовали о несчастье.
Проклятие! Как жаль, что он не привязал Иден к кровати, а только связал ей руки за спиной. Он не хотел причинять ей лишние страдания, но, черт побери, если бы он предполагал, что эта отчаянная леди способна решиться бежать, он ее саму завязал бы узлом! Ругая себя последними словами, Себастьян вышел из дома и быстрыми шагами обошел хижину, чтобы взглянуть на следы. Так и есть, отпечатки маленьких ног вели к болоту. Себастьян пошел по следам, на ходу вытащив из кармана маску и напялив се на себя.
Бог знает, сколько времени он пробирался сквозь заросли, при каждом шаге проклиная себя на чем свет стоит. Казалось, прошла целая вечность, когда наконец он услышал невдалеке глухие звуки и, ринувшись в чащу, обнаружил Талли. К тому времени как они встретились, Себастьян уже еле дышал.
— Что… произошло? — хватая воздух, спросил он. Прислонившись к стволу, Талли сообщил об исчезновении Иден и, указав на запад, добавил:
— Мне показалось, я слышал там какой-то шорох. Обратив внимание на слабое движение кустов, Себастьян сделал Талли знак окружить подозрительное место.
Когда Элизабет осталась одна, она, прячась за кустами, двинулась в восточном направлении, но нога подвела — Бет снова ее подвернула. Проглотив слезы, она села, поклявшись, что не издаст ни звука. Было больно до тошноты, но Бет решила не сдаваться. Однако, когда сквозь кусты просунулась мускулистая рука и за ворот платья вытащила ее на свет Божий, она непроизвольно вскрикнула, и все ее мужество испарилось. Бет поняла, что никогда ей не стать такой, как Иден. Все пропало, она упустила свой шанс на спасение!
Взяв бедняжку на руки, Себастьян почувствовал, как его грудь оросили слезы унижения.
— Далеко не уйти, ваша светлость, — Талли указал на поврежденную ногу Бет, — бедной девочке пришлось бы ползком пробираться через болото. И мужчинам-то приходится тяжко на войне, но разве можно втягивать в этот ад еще и женщин? — Талли растаял как жир на горячей сковороде, да и самого Себастьяна слезы Бет не оставили равнодушным, он не желал этой милой молодой леди новых страданий. — Ваша светлость, нет ли какого-нибудь другого выхода? — взмолился Талли. — Может, отпустим хотя бы одну из двух? Эта не так сильна…
— Давайте договаривайте до конца. — Элизабет громко всхлипнула. — Я никогда не буду такой, как моя сестра. Я никчемная… — Рыдания не дали ей договорить.
— Ничего подобного, — успокоил се Талли. — По-моему, вы держитесь молодцом. Правда, ваша светлость?
— Молодцом, — эхом откликнулся Себастьян.
— Нет, совсем нет, — рыдая, пробормотала Бет и, сделав судорожный вдох, отодвинулась от груди Себастьяна. Раз уж она потерпела неудачу, то принесет себя в жертву ради спасения Иден. — Отвезите меня обратно в хижину и отпустите сестру, — потребовала она.
— А где ваша сестра? — спросил Себастьян.
— Отзовите своих ищеек-тори и возьмите меня в заложницы, — повторила Бет, вздернув подбородок жестом, которым даже Иден могла бы гордиться.
— Отпустим эту, ваша светлость, — тихо предложил Талли. — Мы скажем генералу Пембруку, что сами освободили одну из его дочерей.
— Мы вернем Элизабет мужу, — принял решение Себастьян.
— Я не хочу, чтобы меня отпускали!
Бет продолжала возмущаться, но Себастьян, невзирая на ее возражения и сопротивление, передал ее в крепкие руки Талли, а сам, оторвав от ее порванного платья полоски материи, завязал ей глаза и связал руки.
— Отвези Элизабет на то место, где ее похитили, — распорядился он. — Но так, чтобы она не вычислила направления.
— Иден и я знаем, что вы замышляете, — выпалила Бет. ~ Но мой отец никогда не предаст свое дело. Никогда!
— Ради своей сестры держите при себе свои соображения, — не опровергая, посоветовал ей Себастьян. Он уже знал о реакции генерала Пембрука, контакт был установлен, и к осуществлению плана уже приступили. — Жизнь вашей сестры висит на волоске.
— Чтоб ваша черная душа побыстрее попала в ад, — успела пожелать ему Бет до того, как Талли увез ее.
Его душа уже и так обречена на ад, бросив угрюмый взгляд на болота, подумал Себастьян и, когда Талли с заложницей скрылись из виду, побрел вперед, время от времени останавливаясь, чтобы прислушаться к звукам, которые могли бы привести его к Иден.
Господи, помоги ему найти ее раньше, чем это сделает Локвуд!
Догнав Иден, преследователь схватил ее за ногу, так что она упала и ударилась головой о пень. Дальше все помнилось как в тумане, после удара она то проваливалась куда-то, то снова приходила в себя. Из-за неистового бега по болоту все тело болело, и ужасы настоящего переплетались с кошмарами прошлого. Временами кружащаяся водоворотом темнота рассеивалась, как черное облако, но череп у Иден раскалывался от боли, и она снова погружалась в небытие.
И сейчас, когда она, крепко связанная веревкой, попыталась пошевелиться, тошнота волной подкатила к горлу. Иден не знала, куда се притащил похититель — возможно, в коптильню; сжавшись в комок и дрожа в своей промокшей одежде, она позволила себе поплакать. Мучительные воспоминании детства навалились на нее, на память пришли другие случаи, когда ее запирали в полной темноте. Не в силах справиться с ознобом, она все же поклялась, что не даст прошлому взять над собой верх. Те ужасы уже позади, так пусть они там и остаются, она не позволит себе раскиснуть и не станет вспоминать тот трагический день, когда… Но справиться со страхом никак не удавалось. Если бы не эта беспросветная тьма, она смогла бы совладать с собой. Ей нужен солнечный свет, небо, залитое солнцем — чтобы отогнать преследующих ее призраков, чтобы замолчали голоса, причиняющие муку. Прислонившись к стене, Иден попыталась вытянуть онемевшую руку и наткнулась на другую стену. В этой каморке места хватало лишь для удушающей темноты и мучительных воспоминаний!
Проклятие! Неужели она еще не расплатилась за свое преступление? Разве она ежеминутно не просила прошения? Следовало предвидеть, что она никогда не сможет полностью искупить свой грех и угрызения будут неотступно следовать за ней. Прошлое никогда не умирает, оно, как и воспоминания, живет и дышит. Иден твердо намеревалась держаться на расстоянии от давно минувшего, надеялась забыть его… Но воспоминания поджидали се на каждом шагу, они являлись, как привидения, в темноте и вторгались в ее сны. Как ни старалась Иден взывать к рассудку, мрачные образы приблизились и почти что поглотили ее. Она закричала и стала проваливаться еще глубже в ту самую темноту, которую ненавидела и боялась. Иден пыталась защититься, но ужас заполнил ее, и она снова провалилась в беспамятство. Прошлое взяло верх над настоящим, прошедшие годы исчезли, как будто их и не было, и ничто не смогло удержать правду былого на расстоянии. Иден надеялась каждым своим добрым делом укреплять стену, отделяющую ее от того ужаса, но ничто не помогало. Укрепления рушились одно за другим, и между нею и се тайным грехом не осталось ничего…
Вздрогнув от грохота распахнувшейся двери, Иден отпрянула. Над ней нависла тень массивной фигуры, и она отметила, что этот человек всегда появлялся перед ней в маске и зеленом мундире тори.
— Пора преподать тебе еще один урок кротости, — усмехнулся Локвуд и, схватив Иден за волосы, поставил на ноги. — Ты хорошо запомнишь этот урок, — пообещал он, волоча ее к дому. — Его всемогущая светлость вместе с преданным лакеем не защитят тебя на этот раз, их здесь нет. От тебя одни неприятности, но сейчас я разберусь с тобой, и у тебя пропадет охота к побегам.
Несмотря на дрожь и тошноту, Иден поклялась, что этому мерзавцу не удастся сломить се дух. Мир бешено кружился вокруг нее, но она решила сосредоточиться на дорогих ее сердцу воспоминаниях — о времени, проведенном с Себастьяном. Милый образ станет ее спасением, она воскресит в памяти его красивое лицо, его улыбку и не позволит этому зверю подавить ее волю.
Мысли о Себастьяне защитят Иден от любых ужасов, которые ожидают ее…
После двух часов бесплодных поисков Себастьян повернул назад, к хижине. Талли, должно быть, уже успел доставить Бет в безопасное место и вернуться, так что если Локвуд нашел Иден, он защитит ее.
А если Иден удалось убежать, что тогда? Он не одобрял это предприятие, но все уже было подготовлено, были задействованы немалые силы и слишком многое поставлено на карту. Эта операция могла стать переломным моментом войны. Корнуоллис переводит войска на новую британскую базу, сэр Клинтон продолжает наступать на Нью-Йорк, флот из девятнадцати кораблей уже на подходе и готов поддержать наземные войска, а Джордж Вашингтон продолжает сопротивляться, прося в качестве подкрепления двадцать четыре корабля французов, Иден Пембрук стала гирей, которая могла склонить чашу весов на ту или иную сторону.
Женский крик пригвоздил Себастьяна к месту, этот звук подействовал на него как удар молнии. Крик повторился, и он, забыв обо всем, бросился к дому. От следующего жуткого вопля в нем вскипела ярость. Талли не было, а Хейнс и Бакстер, сидевшие в общей комнате со стаканами виски в руках, с тревогой смотрели на дверь спальни. Выругавшись, Себастьян распахнул дверь в спальню и увидел наяву ночной кошмар — распростертая на постели Иден привязана к кровати, ее испачканная юбка задрана, ноги покрыты синяками и царапинами, а Локвуд сидит на ней верхом.
Кинувшись на мерзавца, Себастьян сбросил его на пол, затем, не переставая ругаться, схватил его за ворот сорочки, рывком поднял и нанес несколько ударов в челюсть. Локвуд закачался и попытался ответить, но сжатый кулак Себастьяна предупредил его попытку, ткнувшись в мягкий живот. Тори согнулся пополам, а посланный вдогонку мощный апперкот выбил воздух из его легких. Локвуд упал на колени, из его разбитой губы сочилась кровь, но Себастьян никак не мог остановиться.
— Ваша светлость! — Громоподобный возглас Талли пробился сквозь пелену ярости, туманившую мозг. Застыв с занесенным кулаком, Себастьян обернулся. — Не торопитесь разделаться с этим подонком. Если вы убьете его, последуют вопросы, на которые придется отвечать. — Рандолф перевел взгляд с безжизненного тела Иден на замершего в угрожающей позе Себастьяна.
— Забери этого ублюдка, чтоб я больше его не видел. — Отступив назад, Себастьян швырнул свою жертву в руки Талли. — Пусть Хейнс и Бакстер отвезут его в Йорктаун. Если Локвуда не разжалуют и не заключат в тюрьму, я добьюсь у лорда Корнуоллиса, чтобы он немедленно предал его суду. — Себастьян отдавал приказания, а Хейнс и Бакстер, смущенно топтались на пороге спальни. — Если Локвуд окажется на свободе, когда я прибуду в Йорктаун, я разыщу вас обоих. Ясно?
— Бог мой, — глядя на Иден, прошептал Талли, после того как Хейнс и Бакстер увели Локвуда.
Она выглядит так, словно побывала в аду. Вы только посмотрите, какая шишка у нее на голове.
— Принеси воды из колодца и приготовь ванну, — попросил Себастьян. Его ярость сменилась отчаянием. Сбросив перчатки, маску и плащ, он опустился на колени возле потерявшей сознание заложницы и, нахмурившись, потрогал устрашающего вида шишку. — Ты раздобыл какую-нибудь одежду?
— Об этом я позаботился еще вчера вечером.
— Хорошо.
— Я чувствовал, что это ни к чему хорошему не приведет, — тихо проворчал Талли. — Нужно было отказаться участвовать в этом богомерзком деле.
— И оставить их на волю Локвуда? Тогда все было бы в десять раз хуже, чем сейчас.
Когда Талли закрыл за собой дверь, Себастьян произнес про себя все проклятия, которые когда-либо слышал. Весь остаток жизни он будет стараться вымолить прощение за муки, которые выпали на долю Иден. Но разве это облегчит его совесть? Как можно осторожнее он снял с Иден грязную одежду и снова проклял Локвуда, увидев синяки и ссадины на ее руках и бедрах.
Тихо постучав и приоткрыв дверь, Талли доложил:
— Ванна для леди готова. Чистая одежда на столе. Если понадоблюсь, я снаружи.
Бережно, словно хрупкий хрусталь, Себастьян взял Иден на руки и понес в общую комнату. Она чуть шевельнулась, когда прохладная вода коснулась ее истерзанной кожи, и опять провалилась в забытье. Потом она снова на мгновение очнулась, и Себастьян быстро встал позади нее. Она не должна узнать, что он причастен к этому кошмару…
— Себастьян… — Иден с прерывистым вздохом произнесла его имя, и он почувствовал, как невидимый нож вонзился ему в сердце.
— Я здесь, — шепнул Себастьян с протяжным южным акцентом. — Отдыхай. Я позабочусь о тебе. — Пребывая в полубреду, она не осознавала его присутствия, но се мысли были заняты им.
Слабая улыбка тронула губы Иден. Он увидел приготовленный Талли тонкий муслиновый халат, но, вытащив Иден из ванны, решил пока обойтись без него. Она еще не скоро сможет встать и куда-нибудь пойти.
Уложив Иден в постель, Себастьян молча глядел на нее. У него сердце сжималось в груди, когда он представлял себе мучения, выпавшие на ее долю. Глаза, прежде светившиеся, затуманились болью, губы, когда-то складывавшиеся в ослепительную улыбку, распухли и потрескались.
Чтоб проклятому Локвуду гореть в вечном огне! Протянув руку, он отвел от лица спутанные каштановые кудри.
— Я безумно виноват перед тобой, Иден, — шепнул он. — Ты даже не представляешь, как глубоко я сожалею о случившемся. — Он едва коснулся губами ее рта, мечтая, чтобы ее боль можно было унять поцелуем.
Бросив взгляд на окно, Себастьян обратил внимание на задернутые шторы — видно, Локвуд постарался. Бог знает, почему она любила открытые окна и солнечный свет, но он не хотел оставлять ее в темной комнате и раздвинул занавеси. Ну и ловушку подстроил ему дьявол!
Талли оставил Бет на обочине дороги. Она провела там не более тридцати минут. Когда муж и поисковая группа нашли ее, Элизабет расплакалась от радости. Самолично убедившись, что Питер получил лишь легкое ранение, она кое-как поднялась на ноги и изо всех сил обняла мужа.
С того дня как Элизабет вернулась домой, она старалась во всем заменить Иден и, занимаясь повседневными делами, непрестанно молилась о благополучном возвращении сестры. Сейчас, стоя в холле и опираясь на костыль, Элизабет Пембрук Далтон раздавала указания.
— Родни, проследи, чтобы вес пожертвования попали к бойцам в фонд континентальной армии, — инструктировал слугу Бет. — Известно, что штаб-квартира лорда Корнуоллиса находится в Йорктауне. Повстанческие войска концентрируются в окрестностях, и для их поддержки нужны одежда и продовольствие.
Мэгги, довольно улыбаясь, наблюдала, как Бет уверенно и успешно исполняла обязанности сестры. Вопреки ее ожиданиям малышка серьезно взялась задело. Если бы Мэгги не видела этого сама, то никогда бы не поверила, что это не Иден стоит здесь и с улыбкой отдает распоряжения.
— После стычки под Ричмондом Джон Брэдли вернулся домой раненным, — продолжала Бет. — Нужно позаботиться, чтобы у него было вдоволь еды. Пусть Джон знает, как высоко мы ценим его вклад в нашу борьбу. Доктор Кертис сообщил, что прибывают еще раненые, — Бет обернулась к Мэгги, — нам понадобятся дополнительные койки. Пожалуйста, позаботься о размещении новеньких.
Слуги отправились выполнять поручения, а Бет, устало прислонившись к стене, тихо прошептала:
— Обещаю, Иден, на этот раз я тебя не подведу.
Пока Бет творила добрые дела, Питер тоже помогал освобождению Америки. В данный момент он занимался погрузкой продуктов для доставки на армейский склад. Ангус Далтон уверенно встал на сторону повстанцев и пожертвовал одежду, одеяла, кухонную утварь и продукты «Сынам свободы». А кроме этого, Ангус и Кэтрин извинились перед Бет.
И это чудесное превращение тоже заслуга Иден, напомнила себе Бет и грустно улыбнулась. Вот бы Иден поскорее освободилась и увидела произошедшие перемены. Его светлость обещал, что сестре не причинят вреда, и ей хотелось верить, что он сдержит свое слово — ведь она держала свое. Бет сказала констеблю, что, когда ее похитили, ей завязали глаза и она не знает дороги.
Она не нарушила уговора, и похитителям лучше бы тоже этого не делать, иначе Бет выследит его светлость и живьем спустит с него шкуру!
Тедиес Сейбер поставил на стол кружку и опустил свое грузное тело на стул напротив гостя.
— У вас усталый вид, молодой человек.
— В последнее время дела идут неважно, — кивнул темноволосый Лайл Хендрик, с жадностью потянувшись к кружке с элем. — Местные партизаны, прячущиеся в лесах, контролируют каждый наш шаг на пути Йорктауну. Молодой французский маркиз объединил свои силы с закаленными в боях ветеранами Энтони Уэйна и хорошо обученными отрядами фон Штубена. Мы на это не рассчитывали.
— Возможно, у вас и лорда Корнуоллиса теперь будет передышка, раз уж вы добрались до места назначения.
— Наши люди могут отдыхать, пока из Нью-Йорка не прибудет британский флот, — пояснил Лайл, сделав еще глоток эля.
— Да, флот станет мошной поддержкой Корнуоллису, — отозвался Тедиес. — С девятнадцатью кораблями его победа обеспечена.
— Мне было бы гораздо спокойнее, если бы сэр Клинтон послал часть своей армии на юг. Но из перехваченной депеши выяснилось, что повстанцы готовятся к осаде Нью-Йорка. Сэр Клинтон не может дробить свои силы, когда генерал Вашингтон наступает ему на пятки.
— Тем не менее, думаю, мятежникам не устоять. — Тедиес протянул британскому курьеру потертую кожаную сумку. — У американцев плохое снабжение, они выдохлись, и их слишком мало. Под командованием лорда Корнуоллиса семь с половиной тысяч солдат, а у американцев — только пятая часть этого количества.
— Надеюсь, вы правы, Тедиес. Но наши войска уже несколько месяцев на марше, и нужно время на восстановление сил. — Лайл допил эль и встал. Засунув в карман куртки сумку, он направился к двери, но остановился на пороге и взглянул на старика, чье уединенное жилище стало главным соединительным звеном между разбросанными британскими войсками. — Корнуоллис, Арнольд и Тарлтон благодарят вас за помощь, а я — за эль.
— Я делаю все, что могу, — скромно ответил Тедиес.
— Продолжайте свое доброе дело. — Лайл достал из кармана монету и протянул ее старику. — Если повезет, мы разделаемся с мятежниками еще до конца года.
После ухода курьера Тедиес распечатал новые депеши, доставленные ему для обработки, достал книгу с кодами и расшифровал сообщения. Больше двух часов Тедиес трудился над бумагами, вписывая между строчками невидимые предложения, а покончив с работой, разложил письма по отдельным сумкам, чтобы каждую отправить по соответствующему адресу. Выйдя из хижины, Тедиес внимательно оглядел заросли и положил одну сумку в ведро, которое затем опустил в колодец, а вторую повесил в коптильне. Третий пакет он засунул себе в сапог и, оседлав послушную кобылу, отправился на встречу с еще одним курьером.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя навсегда - Финч Кэрол



Удивлена, что нет комментариев. Замечательный роман, есть и юмор, и интрига, и любовь...много любви. Интересный роман читайте
Моя навсегда - Финч Кэроллюбовь
7.04.2015, 21.12





Не спорю, роман написан очень легко, но в то-же время абсолютно не понятно, почему нужно было автору так тянуть резину.Все было бы тип-топ, если бы роман занимал 10-12 глав, как говориться:"много да дурного".rnНачало- просто супер, но уже дальнейшее читание вызывало у меня смертельную тоску.С 8 главы и по 20, я прочитала по пару строчек.rnГГ очень быстро ему уступила, а он- очень быстро к ней привык.Чушь!
Моя навсегда - Финч КэролДжу-джу
8.04.2015, 6.55





Не спорю, роман написан очень легко, но в то-же время абсолютно не понятно, почему нужно было автору так тянуть резину.Все было бы тип-топ, если бы роман занимал 10-12 глав, как говориться:"много да дурного".rnНачало- просто супер, но уже дальнейшее читание вызывало у меня смертельную тоску.С 8 главы и по 20, я прочитала по пару строчек.rnГГ очень быстро ему уступила, а он- очень быстро к ней привык.Чушь!
Моя навсегда - Финч КэролДжу-джу
8.04.2015, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100