Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В то время как Даг и Грета Эриксон ездили на север, в Дарлингтон, чтобы посетить Индейское агентство и оружейный магазин, Мики присматривала за их тремя детьми. Эриксоны вернулись к исходу дня, нагруженные покупками и подарками для Мики. Когда Грета забрала своих малышей, Мики вдруг почувствовала беспокойство. Она не знала, где сейчас находится ее отец... а без него ей стало совсем одиноко. И тут ее глаза остановились на аккуратной стопочке одежды, лежащей возле ее кровати, – именно эту одежду Кейл предложил ей после бури. Следует ли ей возвратить ее или лучше по-прежнему избегать мужчин, обрекая себя на скучное одиночество? Пожалуй, лучше выбрать скуку, чем снова связываться с Кейлом Броулином. Мики сразу чувствовала людей, от которых у нее будут одни беспокойства, и Кейл к ним определенно принадлежал.
Но ее взгляд снова упал на одежду, и Мики в раздумье закусила губу. В конце концов, просто невежливо взять чужую одежду и не вернуть. Мики схватила одежду и направилась к Сандансу.
Кейла в его лагере, наверное, уже нет. Он, возможно, выгодно продает лошадей тем переселенцам, которые жаждут принять участие в гонке. Проще всего оставить одежду Кейла в его палатке и вернуться в лагерь переселенцев, не встречаясь с ним.
Когда она приехала в лагерь, Кейла там не оказалось. Мики поймала себя на мысли, что не знает, радует ее это или огорчает. Около палатки горел костер, но никого не было. Возможно, Кейл отправился к ручью помыться. Сейчас он, наверное, стоит без одежды и...
Прогнав эту мысль, Мики соскочила с лошади. Ей не нужно представлять себе, как Кейл выглядит в ручье без одежды. Она видела его более чем достаточно во время их встречи под дождем.
Гордо выпрямив спину, Мики отправилась прямо к палатке Кейла, ткань которой колыхалась на весеннем ветру. Она нырнула под развевающийся входной клапан и остановилась, оглядывая скромное жилище торговца скотом. Вещей здесь было так мало, что их можно было свернуть и увезти за несколько минут. Только некоторые из них могли что-то рассказать о своем обладателе.
Ее взгляд упал на мятую рубашку, натянутую на раскладной стул. Мики погладила ткань, вобравшую в себя мужской запах, и в ее памяти внезапно вспыхнули сцены того, как этот человек ее целовал и как он разъярил ее до такой степени, что она была готова ударить его. Этот торговец лошадьми был способен очень быстро вызвать в ней и ярость, и запретные желания.
– Я не думал, что среди твоих недостатков есть еще и стремление пошпионить, – удивленно произнес низкий хриплый голос.
Мики поспешно обернулась и увидела широкую грудь Кейла во входном проеме.
– Я... я не шпионю, – возразила она.
Она поспешно отдернула руку от рубашки, чтобы Кейл не догадался, что она наслаждалась его мужским запахом. Что за глупое ребячество, обругала она себя, – трогать его одежду! Кейл Броулин не значит для нее ничего.
– Я только возвращаю вещи, которые на время взяла. – Мики показала пальцем на стопку одежды, выстиранной ею с большим старанием. Но Кейл не должен об этом ничего знать.
Прищурив глаза, Кейл посмотрел на висящую на стуле рубашку.
– Спасибо за заботу, даже если ты пришла сюда шпионить, – добавил он с насмешливой улыбкой.
Гордо вздернув подбородок, Мики поспешила из палатки, но ей при этом пришлось коснуться искушающего тела Кейла, поскольку тот и не думал посторониться. От прикосновения к его широкой мускулистой груди по ее позвоночнику словно пробежала волна. Ее ноздри уловили мускусный запах его тела. Боже, почему этот человек так на нее действует? Рядом с ним она чувствовала себя неспокойно, ощущала скрытую угрозу, от которой ей надо было защититься. Но от кого на самом деле шла эта угроза? Может, ей следовало бояться не Кейла, а себя?
Кейл с удивлением заметил, что, когда она близко, в мире больше не существовало ничего, кроме этих греховных синих глаз и просящих поцелуя пухлых губ. Существовало не менее сотни причин, по которым ему следовало держаться подальше от этой нахальной девицы, но в данный момент Кейл не мог вспомнить ни одну из них. И сейчас ему вовсе не хотелось, чтобы она уходила. Эта женщина его заинтересовала. Но, решил Кейл, этот интерес – чисто временный. В его жизни встретилось очень мало женщин, которые подолгу занимали его, и эта роскошная блондинка тоже вряд ли будет исключением.
– Поскольку ты не осталась поужинать в прошлый раз, то можешь принять мое приглашение сейчас, – словно со стороны услышал Кейл собственный хриплый голос. – Ты не присоединишься ко мне?
Мики медленно двинулась дальше мимо Кейла.
– Я не могу, – неуверенно произнесла она. – Уже почти темно, и я...
– Ты не можешь или не хочешь? – настаивал Кейл, поняв, что его собеседницу явно смущает его близость. – Ты боишься меня, Ки?
Мики отступила в сторону. Опустив голову, она с холодной улыбкой бросила на Кейла недобрый взгляд. Этот человек постоянно стремится ее задеть. Может, он находит удовольствие в том, что заставляет ее защищаться?
– Я тебя не боюсь! – почти выкрикнула она.
Легким движением он подошел к ней и остановился совсем близко – слишком близко. Мики почувствовала ауру вокруг него, которая будила в ней чувственность. От его мужского запаха в ее голове начинали путаться мысли, уступая место ощущениям. Ее руки становились неловкими, язык – неуклюжим, а колени дрожали.
– Докажи, что ты меня не боишься, – бросил ей вызов Кейл, глядя на нее широко раскрытыми глазами.
Он придвинулся к ней ближе, глядя на ее пухлые губы. Его голова нависла над ее; внезапно Мики поняла, что ей не хватает воздуха. А когда его рука оказалась на ее талии, Мики почувствовала, что тает, как свеча от огня.
Его рот уверенно накрыл ее губы. Как же мало она знала о поцелуях! По-видимому, Кейлу было известно об искусстве соблазнения много больше, чем она смогла узнать за всю свою жизнь. Он был способен легко преодолеть сопротивление женщины и пробудить в ней желания, о которых она и не подозревала. Ей словно передалась теплота его тела, приносящая какое-то странное успокоение.
Когда Кейл отнял свои губы, Мики продолжала лежать на его сильной груди. Подняв глаза, она увидела его самодовольную улыбку – и это привело ее в чувство. Мики выпрямилась. Она приказала своим ногам отойти в сторону, подальше от искушения.
– Спасибо за то, что одолжил одежду, – тихо выдавила из себя Мики. Так, наверное, блеет ягненок, встретивший на дороге волка. Она тут же обругала себя за то, что ее голос прозвучал так неуверенно. – Мне придется отклонить ваше приглашение на ужин. – Она бросила на него полный подозрения взгляд. – Если я останусь, то могу сама оказаться главным блюдом.
Выбравшись из палатки, Мики на подгибающихся ногах двинулась прочь. Кейл пошел за ней, но вскоре остановился. Опершись на загородку загона, он скрестил руки на груди и смотрел ей вслед. Его буквально околдовывало грациозное движение ее бедер, плотно обтянутых джинсами. Его привлекала в этой женщине и манера держаться, и то, что она способна стать сдержанной и словно отрешенной, после того как за секунду до этого таяла в его руках. Кейл не мог припомнить женщину, которая вызывала в нем такое же желание, как эта стройная фея. Обычно женщинам было достаточно одобряюще улыбнуться, и они бросались к нему даже без приглашений с его стороны. Однако Мики ухитрилась проигнорировать даже то, что они оба чувствовали, когда он ее целовал.
Эта женщина была не единственной, кто одевался подобно мужчине. В лагере дам в брюках и ботинках было много. Кейл всегда любил отвечать на вызов – был ли это дикий мустанг или своенравная женщина. А в Мики Ласситер были и вызов, и соблазнительность.
Мики взобралась на лошадь и двинулась в дорогу, но вдруг остановилась, поскольку Санданс неожиданно стал хромать. Кейл понимал, что Мики не будет рисковать лошадью перед смехотворными, на его взгляд, гонками за землей. И в самом деле, Мики поспешно спустилась и принялась осматривать копыта. Кейл медленно подошел, чтобы помочь.
– Позволь мне взглянуть, – предложил он и мягко отстранил ее от лошадиной ноги.
Мики нахмурилась. Этого еще не хватало!
– Что с ним случилось? Когда я ехала сюда, с лошадью все было в порядке.
– Должно быть, у Санданса застрял камешек в стрелке копыта, – пришел к заключению Кейл. – Не советовал бы тебе на нем ездить, пока он не поправится. Если ему придется переносить вес на здоровую ногу, то может повредиться и она.
– Но что же мне делать?! – в отчаянии воскликнула Мики. – Пешком я не поспею в лагерь до темноты.
Кейл показал рукой на загон, полный лошадей.
– Если ты боишься остаться на ночь со мной и хочешь дать Сандансу нужный ему отдых, ты можешь взять одну из моих лошадей, а Санданса оставить мне. Я за ним присмотрю.
Она боится остаться? Эти слова заставили Мики вспыхнуть от негодования. Оставить Санданса с этим хитрым торговцем лошадьми? Да когда она вернется за своим любимцем, этот ковбой его уже продаст!
Не дожидаясь ее согласия, Кейл отстегнул подпругу, снял седло и привязал хромающего жеребца к столбу. Мики молча взглянула на его широкую грудь, не зная, что предпринять. Черт, как же неудачно захромал Санданс!
– Где вы собираетесь спать, если я решу остаться? – поинтересовалась она.
– Там, где обычно, – спокойно ответил Кейл. – В моей палатке, на кровати... на буйволовой коже. – Он потер воспалившееся место на лошадиной ноге, а потом поднял голову и одарил Мики плутоватой улыбкой. – Но я очень щедр. Я могу отдать тебе половину кровати.
– Я лучше умру! – воскликнула она так энергично, что в ее словах не могло быть и тени сомнений.
Кейл равнодушно пожал плечами:
– Ну, я как-нибудь это переживу. – Его взгляд остановился на соблазнительных изгибах ее тела и тут же загорелся, но Кейл поспешил напустить на себя равнодушный вид. – Не думай, что я очень буду горевать, если ты уедешь. Связываться с девственницами – это не мой стиль. Я предпочитаю женщин, а не смазливых девиц, которые совершенно не знают, как удовлетворить мужчину.
Мики непременно бы бросилась на него и дала пощечину, если бы знала, что ей делать дальше.
– А неразборчивые волокиты – это не мой стиль.
Серебристые глаза Кейла выразили удивление.
– А какой твой стиль? – с насмешкой произнес он. – Деликатные слабаки, которыми ты можешь помыкать как хочешь, и кто ни на что больше не способен?
Мики сжала кулаки с такой силой, что ногти врезались в ладони. О, как она в эту минуту хотела его задушить!
– Если я с кем-то и свяжусь, то мой избранник будет, по крайней мере, принадлежать к человеческому роду! – Выкрикнув это, Мики метнула в своего собеседника испепеляющий взгляд.
Кейл улыбнулся, найдя этот ответ забавным и заметив румянец, выступивший у Мики от ярости на щеках.
– Эти слова подразумевают, что я не принадлежу к человеческому роду, не так ли, дорогуша?
– Не называй меня «дорогуша», – нервно потребовала Мики. – Но ты правильно меня понял: ты – огромный волк!
Кейл негромко рассмеялся. Боже, какая эта крошка задиристая! Он любил подобных женщин. Женщины с характером были для него чем-то вроде вызова, и они нравились ему больше, чем те красотки, что просто так таяли в мужских руках.
– И я не собираюсь оставлять тебе Санданса, – добавила она, выводя Кейла из его раздумий.
– Ты думаешь, что я продам Санданса, чтобы помешать тебе участвовать в этой смешной гонке за земельными участками? Если бы я так поступил, то оказал бы тебе большую услугу, – подмигнул он ей.
– Это мне решать, что для меня лучше! – разъярилась Мики.
– Тогда покончим с этим, дорогуша. Хотя жаль, что ваша светлость не прислушивается к советам и рискует сломать свою красивую шею в этой бешеной гонке.
– Я вполне способна позаботиться о себе сама. Мне приходится это делать уже довольно долго, – зло сказала она.
– Но тебе следует знать, что в мужском характере – бороться за участок ценой в несколько сотен долларов, чем за десять долларов наличными, – вызывающе заметил Кейл. – Когда я был в Дарлингтоне два дня назад, то видел у агентства больше переселенцев и фургонов на грязных улицах, чем индейцев и вигвамов на всех Индейских территориях! А вместе с переселенцами туда прибыли и разные жулики. – Его стальные глаза словно пробуравили ее насквозь. – А вы, юная леди, слишком неопытны, чтобы распознать их среди этих переселенцев. Вы ввязываетесь в большие неприятности!
– Это мои проблемы, – резко напомнила ему Мики. – Мне не нужна незваная дуэнья, которая будет указывать мне, что можно делать, а что – нельзя. Вы потерпели в жизни много неудач и сейчас хотите внушить свой пессимизм другим, – насмешливо произнесла она. – В мире есть много хороших, честных людей...
– Но большинство из них находятся в других местах, – фыркнул Кейл. – Я слышал даже, что один нью-йоркский синдикат прислал сюда своих людей, желая забрать себе лучшие участки.
– Люди на Индейских территориях – не все жулики и воры, – горячо защищалась Мики. – Я живу в лагере с тысячами достойных граждан.
– И, наверное, у каждого из них по револьверу на каждом бедре, – предположил Кейл, со значением посмотрев на «кольт», висящий на талии Мики.
Да, среди переселенцев были преступники, признала про себя Мики, как бы ни было ей тяжело соглашаться в этом вопросе со своим собеседником. Однако достойных переселенцев все же было намного больше.
Но обсуждение этой темы следовало прервать, пока они не начали кричать друг на друга. Замолчав, Мики направилась в палатку Кейла, чтобы внимательно ее осмотреть. Ей, возможно, придется остаться из-за травмы Санданса, но она не собиралась становиться ужином для этого волка.
Пока она осматривала палатку, по лицу Кейла бродила озорная улыбка. Он извлек из-под подковы лошади камешек, который намеренно засунул туда раньше.
Конечно, это был нехороший поступок, но эта заносчивая девица выводила его из себя. Пусть побегает, пусть ее щеки будут красными от досады и раздражения. Он не упустит возможности ее проучить, поставить на место.
Ей придется проглотить и ночевку в одном помещении с мужчиной.
Кейл отпустил Санданса в загон восстановиться от своей вынужденной травмы, а потом направился проверить тушеное мясо, которое он приготовил на медленном огне в полдень. Когда Мики снова показалась из палатки, она бросила на него опасливый взгляд, а потом опустилась на одеяло, которое Кейл расстелил на земле.
– Ты действительно мне не доверяешь, Ки? – внезапно спросил ее Кейл, глядя, как она устраивается на одеяле.
Мики бросила на него быстрый взгляд и лишь после этого взяла тарелку, которую он приготовил для нее.
– Тушеное мясо? – разочарованно пробормотала она, глядя на свое блюдо. – Я надеялась, что оно будет... жареным.
Кейл проигнорировал эту реплику.
– Я задал тебе вопрос и теперь жду ответа.
– Я доверяю джентльменам, – уточнила она. – Но я не отношу вас к этой категории.
Его серебристые глаза сверкнули в огне костра.
– Ах да, помнится, это ты сказала, что относишь меня к семейству собачьих. Если быть точным, ты назвала меня волком, – пробормотал он тем низким, хриплым голосом, от которого Мики почти что покрывалась гусиной кожей.
Она постаралась забыть и о его взгляде, и о голосе.
– Я лишь высказала предположение, что вы принадлежите к волкам, – сказала Мики. – Но чем больше я думаю об этом, тем больше склонна отнести вас к семейству рыб.
Кейл с изумлением посмотрел на свое тело.
– Ты ошибаешься, моя дорогая. Я не чувствую никакого желания провести большую часть своей жизни в воде. И под этой одеждой нет чешуи и плавников. – На его губах появилась зловещая улыбка. – Если хочешь, я могу раздеться, чтобы ты убедилась в этом сама.
Он начал расстегивать ремень. Мики почувствовала, что ее щеки заливает краска.
– В этом нет необходимости. Акулы и барракуды среди людей, скорее всего не имеют плавников.
– Меня называли по-разному, в том числе и волком, – добродушно рассмеявшись, признал Кейл. – Но я не припомню, чтобы какая-нибудь леди назвала меня рыбой. Сказать по правде, я бы предпочел зваться волком... если ты непременно хочешь меня именовать какой-либо живностью.
Мики молча жевала мясо, раздумывая, почему каждое высказывание ее собеседника вызывает в ней желание ответить какой-нибудь колкостью. Может, это потому, что она чувствует волнение в его присутствии и подобным образом пытается с ним справиться? Это попытка защиты?..
– Тебе нравится ужин? – спросил Кейл, наклоняясь к ней ближе, чем это было необходимо для вопроса.
Тарелка в ее руках задрожала, когда Мики подумала, не захочет ли ее хозяин плату за угощение. Он был сейчас всего в нескольких дюймах от нее, его зачаровывающие глаза остановились на ее губах.
Мики прижала полупустую тарелку к животу и встала на колени, Она собиралась подняться, но Кейл ей этого не позволил.
– Сиди, Ки, – потребовал он. Его голос прозвучал ласково. – Если ты хочешь участвовать в этой гонке наравне с тысячами мужчин, тебе следует избавиться от инстинктивного желания бежать от каждой особи мужского пола. – Сильной рукой, словно канатом, он снова усадил своенравную гостью на одеяло рядом с собой. – Твоя пугливость тебе только вредит. Каждый раз, когда я приближаюсь, ты отпрыгиваешь, как испуганный кузнечик.
Он прислонился к ней, прижав ее к земле.
– Полагаю, что после нескольких уроков учителя Броулина я смогу защитить себя от самых отъявленных негодяев, – прищурилась она, глядя в резко очерченное лицо своего собеседника.
– Когда мне нужно приучить нервную кобылу стоять на месте, я хлещу ее до тех пор, пока она не застынет как приклеенная, – пробормотал Кейл, пропуская сквозь пальцы ее роскошные серебристо-золотые волосы. – Когда же женщина пугается каждый раз при приближении мужчины, словно испуганная утка, ее надо учить долгими поцелуями, чтобы она знала, что мужчина может ей дать. – Прежде чем он накрыл ее губы своими, она ощутила на щеке его теплое, похожее на ласку дыхание. – Страсть – это одно из самых величайших удовольствий, которые только могут пережить мужчина и женщина. Я хочу научить тебя не бояться...
Его черноволосая голова снова решительно наклонилась к ней, но Мики положила руку на грудь Кейлу, чтобы удержать его на расстоянии.
– И сколько этот урок будет мне стоить? – подозрительно спросила она.
На его полных губах появилась озорная улыбка.
– Ты можешь заплатить ту цену, которую сочтешь достойной...
– Не удивляйся, если ты не получишь ничего за свои уроки, – успела произнести Мики, до того как он закрыл ее рот своими губами.
Ей было бы намного легче справиться со своими чувствами, если бы Кейл захотел овладеть ею силой. Но он был удивительно нежен, она буквально таяла в его объятиях. Его губы были подобны пчеле, увивающейся вокруг цветка. Его опытные руки, едва касаясь, прошлись по ее ноге и бедру, а затем направились выше. Мики могла поклясться, что Кейл использует магию, чтобы разбудить ее девственное тело.
Когда его испытующие руки коснулись пиков ее груди, Мики вздрогнула. Это прикосновение зажгло ее невинное тело желанием и волнением. Оно рождало в ее голове греховные мысли, вызывало жажду новых ощущений.
Казалось, его губы и руки были одновременно во многих местах, исследуя изгибы и выпуклости ее тела, изучая каждую чувствительную точку. Мики жадно вдохнула, но тут обнаружила, что из-за тела Кейла она почти не может дышать. Она прильнула к нему, словно тонущий пловец, – хотя отлично понимала, что Кейл несет ей опасность, а не спасение.
Кейлу хотелось только поддразнить эту наивную чертовку, показать ей, что может происходить между мужчиной и женщиной. Но внезапно он остановился. Сейчас ему хотелось получить от этой женщины то, что он получал от других. Но это было невозможно – Мики вернула ему поцелуй со столь неподдельной невинностью, что он понял, что у него не может быть с ней того же, что с другими, опытными женщинами. Она даже не подозревала, что он от нее ожидает, – просто отвечала на его поцелуи, следуя непривычным ощущениям. Кейл поймал себя на мысли, что не хочет ее учить, как ей вести себя с мужчинами. Она должна быть не с мужчинами, а только с ним.
Не сошел ли он с ума? Он никогда раньше не желал постоянной связи с женщиной. А теперь в голову лезли нелепые фантазии о жизни с этой светловолосой красавицей, которую он обучал бы искусству заниматься любовью.
Да, он определенно спятил, решил Кейл. Он совершенно не собирался надолго связываться с Мики Ласситер. Он только желал немного позабавиться, получить удовольствие. Так он делал всегда. Соблазнив женщину, он первым делом стремился ее покинуть. Кроме того, эта девица собиралась ввязаться в большие неприятности, а у Кейла было достаточно и своих проблем, без этой дерзкой девчонки.
Когда его рука проникла под ее рубашку и коснулась кожи, Мики подалась прочь.
– Думаю, для первого урока достаточно, – проговорила она. – Мужчины думают, что у женщин мозги с наперсток. Тогда не надо их чрезмерно перегружать.
Кейл рассмеялся на это саркастическое замечание. Он действительно считал, что большинство женщин имеют в голове мало содержимого, но об этой мегере с ее острым язычком подобного сказать было нельзя.
Не давая ей возможности высвободиться, Кейл снова прижал ее к одеялу.
– Первый урок не может считаться законченным, пока я не удостоверюсь, что он правильно усвоен, – произнес он чуть дрожащим от страсти голосом. – Если я поцелую тебя и ты не растаешь от этого, как свечка, то можно считать, что курс для начинающих ты прошла с отличными отметками...
Мики могла видеть в глядящих на нее серебряных озерах свое отражение. Она ощущала его мускулистые ноги, его широкую грудь. И когда Кейл поцеловал ее, восхитительные ощущения волнами нахлынули на нее. Как могло получиться, что она чувствовала себя взлетающей в небеса, когда ее прижимало к земле тяжелое тело Кейла? Видно, решила она, целиком отдаваясь его жадным поцелуям, это парадокс страсти.
Когда Мики жадно ответила на его поцелуй, внутри Кейла словно вспыхнул огонь. Он никак не ожидал столь сильной реакции. Ему было непонятно, почему он реагирует, как юноша, который в первый раз получил возможность удовлетворить свои любовные желания. Однако он уже осознал, что не успокоится, пока не овладеет этой загадочной светловолосой женщиной, полной нежности и силы.
Подавшись назад, Кейл увидел ее опухшие от поцелуев губы и огромные синие глаза, затуманенные огнем желания. Пока Мики поспешно оправляла одежду, Кейл, откинувшись на одеяло, рассматривал ее. Эта прелестная ведьма обязательно окажется с ним в постели, и он научит ее всему, что знает, решил он. Он всегда избегал девственниц, но притягательности этой было трудно противиться. Кроме того, ее действительно следовало научить кое-чему в общении с мужчинами, а для учебы лучше всего подходит личный опыт.
Плутовато улыбаясь, Кейл поднялся на ноги и направился в палатку следом за Мики. Ему предстоит исключительно интересный вечер. Но, войдя в палатку, Кейл внезапно остановился. Между столбами была натянута веревка, разделяя палатку надвое. Без сомнения, на его и ее половины. В одной половине оказалась его койка, в другой лежал соломенный тюфяк.
– Что, черт побери, это такое? – буркнул он и тут же понял, что это была разделительная линия, которая с тем же успехом могла быть каменной стеной.
Тонкий пальчик показал на койку.
– Это кровать, где ты всегда спишь. А это мой тюфяк, – сообщила Мики и подарила ему милую улыбку. – Я уверена, что ты умеешь обращаться с женщинами. Но для меня твоих уроков поцелуев достаточно. Утром я собираюсь уехать отсюда без всякого ущерба для своей добродетели. Если ты попытаешься справиться со мной силой, мне придется признать твое существование бесполезным. Я уверена, что это помешает твоей цели – заселить континент своими потомками.
Кейл разинул рот, глядя на эту обаятельную чертовку.
– Ты меня застрелишь? – не веря, прохрипел он.
На губах Мики заиграла зловещая улыбка.
– В ту же минуту, – твердо произнесла она. – Если ты осмелишься пересечь разделительную линию, тебя отсюда вынесут.
Она и в самом деле не собиралась сдаваться, мрачно подумал Кейл. Чтоб она провалилась! А он-то был уверен, что пробудил в ней спящую страсть. И после этого она не хочет, чтобы они доставили друг другу удовольствие. Да к тому же полна решимости защитить свою честь. Если она скачет по прерии с мастерством мужчины, то и стреляет она, надо думать, не хуже.
Ладно, решил он, наконец, когда логика в нем взяла верх над инстинктом. Он и не собирался всерьез связываться с Мики Ласситер. Он хотел лишь соблазнить ее. Самым разумным сейчас было оставить ее в покое.
Кейл насмешливо поднял бровь.
– Поступай как знаешь, дорогуша. Я уверен, что ты всегда идешь своим путем. Но если ты, в конце концов, окажешься высохшей старой девой, то тебе некого будет винить, за исключением самой себя.
– Это лучше, чем стать игрушкой в мужских руках, которую безжалостно используют, а затем выбрасывают без всякого сожаления, – надула губы Мики. – Чувства – это не рубашка, которую можно по своей прихоти доставать или убирать.
Кейл рассмеялся и, пройдя вдоль разделительной линии, опустился на койку.
– С каких это пор ты стала специалистом в любви? Насколько я понимаю, сегодня был твой первый опыт по этой части.
– Я быстро учусь, – произнесла Мики, когда он опустился на одеяло. Она бросила взгляд на висящую на разделительной веревке простыню, что закрывала от нее столь раздражающего ее сейчас человека. – Я знаю, что я не должна делать. Объятия в траве с мужчиной вроде тебя могут в лучшем случае вызвать животное желание. Но это желание не имеет ничего общего с любовью и заботой. В нем нет ни взаимной привязанности, ни уважения...
– Зачем я задал этот вопрос? – простонал Кейл, закрывая уши. – Избавь меня от лекций. Сейчас я вовсе не хотел бы оказаться с тобой на твоем тюфяке.
Его пренебрежительный тон привел Мики в ярость. Нет, она больше не будет иметь с этим торговцем лошадьми никаких дел. И не будет его больше слушать. У нее есть своя мечта. Через неделю он уедет, и она забудет о нем навсегда.
Непонятный шум отвлек ее от размышлений.
– Что ты там делаешь?
– Снимаю рубашку, – дразнящим тоном ответил Кейл. Снова послышался легкий шум. – А теперь я стягиваю с себя брюки. На мне теперь нет ничего, кроме улыбки. Показать тебе?
У Мики лицо залилось краской.
– Я не хочу видеть! Разве ты не мог бы поспать всего одну ночь в нижней одежде! – Ее голос прозвучал почти яростно.
– Нет, – последовал ответ. – Я предпочитаю спать голым, даже если поблизости нет никого, с кем я бы смог разделить свою наготу.
– Вы извращенец, Кейл Броулин, – проговорила она, укладываясь на свой тюфяк.
– Почему? Только потому, что сплю обнаженным? – рассмеялся он. Подойдя к простыне, он положил руки на веревку и взглянул на Мики, которая поспешно отвернулась. – Если бы Бог хотел, чтобы люди спали в нижнем белье, он создал бы их не нагими.
Набравшись смелости, Мики бросила взгляд на взъерошенную голову с черными волосами и обнаженные плечи, что были видны поверх разделяющей палатку простыни. Свет лампы, зажженной Кейлом на своей стороне, смутно обрисовывал его налитые мускулы.
– Не пора ли спать? – простонала Мики. – Я не хочу обсуждать вашу наготу.
– Только за один твой поцелуй я вернусь обратно в свой угол и пообещаю, что не буду беспокоить тебя весь остаток ночи, – отрывисто произнес Кейл.
Мики молча посмотрела на него. Будет только хуже, если она не ответит на прихоть этого негодяя. Ей придется пережить еще один круг волнующих ощущений ради того, чтобы утихомирить это чудовище. Мики поднялась на ноги и, глядя прямо в глаза Кейла, приблизилась к разделительной простыне с осторожностью охотника, который подбирается к голодному льву.
Кейл поднял бровь.
– Однако это прогресс. Два часа назад ты бы пулей вылетела из палатки, лишь бы меня не видеть.
Мики захотелось отомстить ему за насмешку. Он хочет поцелуй с пожеланием «спокойной ночи»? Хорошо, она подарит ему горячий поцелуй, который даже метель не сможет остудить. Есть только один способ иметь дело с такими людьми, как Кейл Броулин, сказала себе Мики. Какая-нибудь женщина должна показать ему, что совершенно равнодушна к его чарам. Она может поцеловать его и уйти прочь, словно ее это совсем не взволновало. Кейл поймет, что встретил достойную противницу, и не станет тратить время на попытки ее соблазнить.
Следуя этой практичной теории, Мики обняла его за шею, распутно прижалась к нему всем телом и, используя технику, которой научил ее Кейл, запечатлела на его губах такой горячий поцелуй, который смог бы растопить и айсберг.
Теперь уже Кейлу пришел черед думать, что он встретил женщину, которая способна лишить его разума. Мики зажгла его огнем и вызвала в нем желание, да такое сильное, что оно не могло быть погашено, пока не получило бы полного удовлетворения.
В то же мгновение Мики внезапно отстранилась.
– А теперь спокойной ночи, Кейл.
Когда она улеглась, то заметила некоторое вздутие на простыне; совсем недавно его не было. Она подняла взгляд на грубо очерченное лицо Кейла и потом снова опустила на простыню.
– А мужчина может спать лицом вниз в твоем... состоянии?
В следующую секунду она мысленно обругала себя за то, что дала волю своей любознательности. На лице Кейла появилась дьявольская улыбка.
– Ты не хочешь посмотреть, как я буду пытаться это сделать, моя любопытная маленькая чертовка?
Увидев, как Мики поспешно зарылась головой в подушку, словно испуганный страус, он рассмеялся. Сколько же он будет над ней издеваться, подумала Мики. Боже, сколько уроков она получила за это время! Кейл Броулин делал такие вещи и говорил такое, о чем она и не подозревала. Он заставил ее понять гораздо лучше разницу между мужчинами и женщинами. Теперь Мики сообразила, что ввязалась в опасное дело. Не стоило оставаться на всю ночь в одной палатке с обнаженным мужчиной.
– Думаю, мы оба узнали друг о друге больше, чем если бы не провели этот вечер вместе, – донесся до нее голос Кейла с противоположного конца палатки. – Санданс к утру сможет бегать достаточно хорошо. Думаю, ты поедешь отсюда верхом. – Наступила долгая пауза, но, казалось, в воздухе от напряжения потрескивают искры. – Не приезжай сюда, если собираешься разделить со мной только палатку, Ки. Ты – искушение, которое я не в состоянии игнорировать. Я не буду в следующий раз с тобой столь осторожен...
Мики тяжело сглотнула, чувствуя биение своего сердца. Сможет ли она спать после такого признания?
Время ползло со скоростью улитки, а она никак не могла забыться. Как только показались первые рассветные лучи, Мики поднялась и вышла из палатки. Она направилась в загон, чтобы посмотреть, как ходит Санданс. Убедившись, что он вполне здоров, Мики вскочила в седло и перевела лошадь в галоп. Ей хотелось, чтобы ее и Кейла Броулина разделяло как можно большее расстояние, и чем быстрее, тем лучше. Растущие в ней чувства к нему ее пугали. А ведь было время, когда его присутствие приводило ее в ярость. Теперь же ей хотелось знать больше об этом человеке, получать все новые уроки любви. И своим учителем она хотела видеть только Кейла Броулина – и никого другого!
Кейл молча смотрел, как ранним утром Мики стремительно скачет прочь, а потом скрывается за холмом. Его отвергли, унизили, пренебрегли его чувствами. Ночь он тоже пролежал без сна. Эта женщина восхищала его, была для него вызовом.
«Найди себе женщину, которая не будет усложнять твою жизнь, – мрачно сказал себе Кейл. – То, что в тебе вспыхнуло желание к этой красотке, еще не значит, что ты должен ее заполучить. Скорее всего, тебе будет лучше без нее». Когда имеешь дело с такими прелестными особами, следует призывать на помощь здравый смысл и осторожность. Такие женщины способны привязать к себе. А Кейл хотел сохранить свою свободу. Он уже дважды играл с огнем, и его здорово обожгло. Третий раз получить ожог он не хотел.
Кейл не хотел, чтобы кто-то мог на него влиять, он любил бродяжничать по свету и чувствовать себя свободным. Если бы ему была нужна женская привязанность, он бы давно ее нашел. А Мики Ласситер не относилась к тем, кто затевает мимолетные интрижки. Она вообще сторонилась мужчин. А если она все же захочет уроков страсти, пусть поищет кого-нибудь другого. К вечеру он забудет Мики, словно ее никогда и не было.
Кейл принялся седлать лошадь. Он забудет сладкие, как мед, губы Мики, ее мягкое тело, аромат ее только что вымытых волос, ее улыбку... Он пытался изгнать из памяти соблазнительные картины. Однако ему это не удалось. Ладно, тогда он пойдет другим путем – пусть она в его воспоминаниях станет ведьмой с кучей недостатков. Припомнить их не составит особого труда. У этой особы их великое множество!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100