Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда они ехали сквозь моросящий дождь, на губах Кейла играла самодовольная улыбка. Он понял, что Мики держалась напряженно из-за того, что их тела были так близки.
Действительно, Мики всегда относилась к мужчинам с опаской и недоверием. Они пролетали в ее жизни подобно птицам, мигрирующим осенью на юг, и с ними всегда нужно было держаться настороже. Этот ее спутник нисколько не улучшил ее мнения о мужчинах.
Желая как-то прервать напряженное молчание, Кейл решил начать разговор... как он надеялся. Однако тут же ему пришлось убедиться, что он выбрал неверную тему.
– А вы с вашей семьей хотите застолбить участок под ранчо или приобрести место в городе?
Вопрос прозвучал так близко над ее ухом, что Мики невольно вздрогнула. Она кашлянула, чтобы успокоиться.
– Мой отец хочет ферму, но я надеюсь обзавестись ранчо. Я мечтаю о ста шестидесяти акрах земли с густой травой, множеством воды и тенистыми деревьями. Как хорошо бы разводить там породистых лошадей – потомков Санданса!
Губы Мики тронула улыбка, когда она вспомнила об участке, обнаруженном ею сегодня утром.
– Похоже на то, что вы хорошо изучили земли для переселенцев, которые скоро назовут Оклахомой, – предположил Кейл. Неудивительно, что эта красотка неслась с такой сумасшедшей скоростью. Если бы ее поймал кавалерийский патруль, то ее бы сурово наказали за пересечение границы.
– Да, я была там, – признала Мики. – И когда двадцать первого апреля прогремит орудийный выстрел, объявляя о начале гонки за участками, я буду точно знать, куда мне направиться. – Она указала тонким пальчиком на деревья, тесно стоящие вдоль реки Канейдиан. – Прямо за холмом есть прекрасное место для ранчо. А поскольку Санданс бегает быстрее всех, я буду там первой.
В ее голосе прозвучало столько убежденности, что Кейл скептически усмехнулся.
– Надеюсь, ты будешь не очень разочарована, если тебе придется поискать что-нибудь еще. Неужели ты не знаешь, что уже несколько семей незаконно перебрались через границу, избегая патрулей и пряча своих лошадей и фургоны? Некоторых удастся выследить, их лагеря будут сожжены и разрушены, но другие сумеют спрятаться. Не удивляйся, если, прибыв на место, ты обнаружишь кого-то, кто уже застолбил участок, о котором ты мечтала.
От этих слов Мики словно окатило холодной водой. Она просто умрет, если ее бесценное место украдет какой-то хитрый жулик.
– Я сама спряталась бы здесь, – печально призналась она, – если бы не боялась быть пойманной. Этим утром меня уже чуть не схватили, и я теперь боюсь.
Почему о гонках ее собеседник говорит таким пренебрежительным тоном? Нахмурившись, она бросила быстрый взгляд назад.
– Похоже, вам не нравятся эти гонки за землей, мистер Броулин, верно?
– На бумаге гонка за землей выглядит хорошо, – признал он. – Но в реальности все будет выглядеть еще хуже, чем поход за золотом в Калифорнию в 1849 году. – Кейл презрительно фыркнул. – Я вижу в акте, который узаконил эту гонку, только безудержную человеческую жадность. Когда-то эти земли были отданы индейцам на вечные времена. Теперь же поселенцам отдают два миллиона акров их земель. Правительство заставляет каждого индейца из каждого племени взять надел в сто шестьдесят акров и отдать то, что остается, белым, которые жаждали этой земли и в последний год сколотили сильное лобби в конгрессе. Я не удивлюсь, если скоро начнутся конфликты и поселенцы станут убивать друг друга, выясняя, кто первый застолбил участок.
Кейл помолчал. Он уже имел возможность видеть и массовые беспорядки, и кричащих друг на друга людей, и стреляющие ружья.
– Уже то, что устраиваются гонки, не оставляет места честности. Гонки дают почву для жульничества, а во всех лагерях, что стоят вдоль границы, полно воров и прочих мерзавцев.
Чем больше он объяснял, тем большая досада его разбирала, что эта дамочка бездумно ввязалась в столь опасное дело.
– Вам нечего надеяться на успех в соревновании с безжалостными головорезами, которые уже присмотрели лучшие участки. Одинокая женщина – это очень легкая добыча. – Его голос стал мрачным. – Если хотите знать, что вам нужно сделать, – так это упакуйте вещи и вернитесь туда, откуда вы приехали.
От негодования Мики выпрямила спину. Она всегда отличалась упрямым характером, причем ее настойчивость возрастала прямо пропорционально встреченному ею сопротивлению. Особенно ей не понравилось, что этот человек указывал ей, что делать. В конце концов, это была ее жизнь. Ее собеседник просто не знал, как для нее важно иметь собственный дом. Она стала мечтать о своей земле с того дня, как президент Гаррисон подписал акт. Это был шанс начать новую жизнь. Эта земля непременно будет принадлежать ей, и там, в девственной прерии, она начнет самостоятельное дело.
– Вы слишком скептично настроены, – раздраженно проговорила она. – Вы просто считаете поселенцев помехой, которая лишит вас вашего дела по продаже лошадей и мулов на этой территории. Но для таких, как я, у которых ничего нет, это великолепная возможность осуществить свои мечты. Поселенцы смогут построить дома и пустить здесь корни. Гонка даст им возможность стать богатыми людьми. Думаю, в вас говорит эгоизм, когда вы отказываете людям в праве осуществить свои надежды.
Кейл лишь что-то пробормотал про себя. Они уже добрались до его лагеря, Мики остановила лошадь, и он спрыгнул на землю. Вот странная девчонка! От возбуждения у нее даже горят глаза. Видит лишь светлое в этой смехотворной гонке за землей и не способна заметить проблем. Эта дамочка собирается участвовать в гонках сама. А потом сама же будет строить ранчо? Боже, это же безумие! Место женщины – дом, после того как он будет построен и обнесен высокой оградой.
Внезапно Кейл взял всадницу за талию и поставил ее на землю так быстро, что она не успела возразить.
– Вы гоняетесь за радугой, дорогуша, – буркнул он. – Даже если вы сможете застолбить участок, о котором мечтаете, чиновники вас обманут. Они сделают все, чтобы украсть вашу землю. Думаю, вам придется хорошо освоить ружье. – Он бросил на нее внимательный взгляд серебристо-серых глаз. – Вы способны убить человека, если он будет с угрозами требовать отдать ему ваш участок? Да и надо ли рисковать собственной жизнью ради куска почвы?
Мики никогда не думала над подобными вещами. Ее мысли были слишком заняты гонкой и землей, которую она выбрала для своего ранчо. И только теперь она подумала, что нужно уметь как-то защитить свои права.
Но в следующее мгновение, бросив взгляд на строгое лицо Кейла, она почувствовала злость. Трудности ее не испугают! Никто не заставит ее отказаться от ее надежд. Ох уж эти мужчины! Они всегда уверены в своем превосходстве. По-видимому, этот мужлан считает, что раз она женщина, то совсем ни на что не годится. Впрочем, чего от него ждать?
Нет, она не будет обращать внимание на мнение этого циничного ковбоя. Скорее Мексиканский залив обмелеет, чем она примет какой-либо его совет!
– Я приехала сюда, чтобы участвовать в гонках за землей, и буду в них участвовать. И я не боюсь жуликов и воров, – твердо произнесла она.
Кейл нахмурился. Ну и девица! Она осталась на уровне развития тринадцати лет и не способна принять разумный совет.
– Леди, вы так упрямы, что непременно свернете себе шею, – ядовито фыркнул он.
– Спасибо за предсказание, – мрачно буркнула Мики.
На бронзовом лице Кейла появилась кривая усмешка:
– Всегда к вашим услугам.
Мики бросила на него презрительный взгляд.
– Похоже, тактом и дипломатичностью вы никогда не отличались, – выпалила она. – Может, я и упряма, но вы – отвратительны!
Кейл даже не поморщился от этого оскорбления.
– Зато я в здравом уме, – гордо объявил он. – А вам стоит остудить голову. Это безнадежная затея.
Негромкое ржание заставило Мики повернуть голову. Перед ней были загоны, в которых Кейл держал скот. Мики снова перевела взгляд на своего спутника, и на ее лице заиграла злорадная улыбка. Теперь ей есть что ответить.
– Безнадежная? Только не говорите мне, что вы уверяли в этом переселенцев из лагеря. Наверняка вы говорили им, что они должны иметь для гонок хороших лошадей, и предлагали своих.
Какую-то секунду Кейл хотел ответить, но раздумал. Зачем начинать перебранку с этой упрямой, строптивой и сумасбродной девицей? Сосчитав до десяти, он взял ее за руку и потащил к своей палатке.
Когда они вошли внутрь, он схватил попавшуюся под руку сухую одежду и бросил ей.
– Вот, надень на себя. Не хочу, чтобы ты померла от воспаления легких до своей гонки. – В его тоне, однако, не слышалось беспокойства.
Не успел он повернуться к двери, как Мики с издевкой бросила ему вслед:
– Вы продаете свой скот состоятельным поселенцам, не так ли? Вы осуждаете это на словах, но при этом делаете все, чтобы разбогатеть самому. Если вы продаете лошадей по пятьсот долларов за штуку, я думаю, вы неплохо зарабатываете.
Кейл снова сосчитал до десяти. Этого не хватило, и он повторил счет. Потом медленно повернулся, на его лице была злая улыбка.
– Да, я продавал лошадей этим жадным поселенцам. Чем я виноват, что вы и ваши друзья такие дураки? – Он фыркнул. – Я реалист и зарабатываю на жизнь тем, на чем реально можно заработать.
Он сделал несколько шагов и снова оказался рядом с Мики, угрожающе нависнув над ней.
– Ты говоришь о свободной земле, но ничего нет свободного, дорогуша, – насмешливо произнес он. – Ты будешь работать в поте лица, чтобы создать в этом диком краю хорошее ранчо... если какой-нибудь мерзкий любитель чужих участков до этого не выстрелит тебе в спину. Для трети тех, кто хочет увидеть здесь молочные реки, они окажутся из простокваши. Эти люди найдут здесь только тяжелый труд. Другая треть стремится сюда, чтобы застолбить участок, а потом его продать. Еще треть будет спекулировать землей или прибавлять ее к своим землям, чтобы иметь больший вес и влияние. – Серебристые глаза с насмешкой пробежали по ее телу. – Готов поставить все деньги, что я выручил на продаже лошадей, на то, что через шесть месяцев у тебя не будет никакого участка. На тебя так насядут, что ты сама продашь участок и вернешься туда, откуда пришла. Твоя мечта растает как дым.
Какая самоуверенность! Какое высокомерие! Этого наглеца следовало бы поставить на место.
– Я знаю, чего хочу, и непременно это получу, – ответила Мики, решительно подняв подбородок. – У меня будет и земля, и ранчо, и в нем будет полно скота. Я построю дом, и никто не сможет его у меня забрать. Из-за моего отца мы все потеряли. Он все промотал... – Тут Мики осеклась, ругая себя за безрассудную вспышку.
Какое-то время Кейл молча с интересом смотрел на нее. Ему было не понятно, почему эта молодая женщина столь яростно желает иметь дом в самом центре Индейских территорий. И что сделал ее отец, чтобы о нем вспоминали с такой горечью? Эта девушка очень хочет участвовать в безнадежной гонке за землей, но, черт, как женщина в одиночку может построить дом, обнести его оградой и защитить свою собственность? Кейл считал, что это невозможно, поскольку у нее нет денег, чтобы нанять работников, необходимых для воплощения ее мечты. Но, глядя на волевое лицо Мики, Кейл подумал, что она сделает все ради своей цели – или умрет.
Изобразив на лице улыбку, Кейл наклонился, чтобы взять сухую одежду для себя самого.
– Я наверняка буду здесь через шесть месяцев. Специально загляну, чтобы посмотреть, как у вас дела, – произнес он с долей иронии. Чуть помолчав, он взглянул на нее. – А вы собираетесь выйти замуж за сильного, трудолюбивого молодого человека, чтобы он взял на себя тяжелую работу, или же вы намереваетесь нанять кого-нибудь из тех несчастных, кто не успеет в гонке или уступит угрозам?
В ярости Мики швырнула одежду прямо в него.
– Вы можете насмехаться надо мной сколько хотите. Но у меня, по крайней мере, есть мечта! – выкрикнула она с уверенностью в своей правоте. – Я хочу пустить здесь корни и построить дом – а вы так и будете бродить туда-сюда, ночевать в палатке, а потом отправитесь, куда подует ветер, мистер торговец лошадьми!
Кейл открыл, было, рот, чтобы возразить, но затем решительно сжал губы.
– Ладно, дорогуша. Живи своей жизнью, а я буду жить, как я хочу, – буркнул он. Механическим движением Кейл поднял одежду и снова кинул ей. – Когда-нибудь ты поймешь, что земля – это не самое важное, что можно иметь, и пожалеешь, что не слушала меня.
Он повернулся, но Мики произнесла ему вслед:
– А что, выдумаете, важнее земли и дома, господин Броулин?
«Черт, я не должен спорить с этой дикой девчонкой, – подумал Кейл. – Не следовало вообще затевать спор о гонке за землей». Хотя Мики Ласситер была очень привлекательна и имела острый ум, она, по-видимому, страдает навязчивой идеей. Если она не знает, что земля и состояние не дают счастья, ей предстоят в жизни большие разочарования. Когда-нибудь ее разноцветный мыльный пузырь лопнет и она вернется на грешную землю. Будет жаль, если она не скоро взглянет в глаза реальности. А пока с ней можно спорить до хрипоты, но зерна все равно будут падать на мертвую почву.
– Когда переоденешься, выйди. Я буду у палатки, – сказал он, проигнорировав ее вопрос. – Нам надо еще поесть.
С этими словами Кейл исчез. Мики лишь с силой сжала в руках брошенную ей одежду. Этот человек просто заражен скептицизмом, решила она. И у него нет никакого такта. Он начал сыпать своими циничными замечаниями и заставил ее защищать свои взгляды. Какое ему дело до того, что с ней случится? Он чуждый ей человек. Они разные люди. Он перекати-поле, а она дуб, который хочет пустить глубокие корни. Он мог нестись куда угодно по воле ветра, а она хотела иметь свой дом, такой, что был у них, когда была жива мать. Это будет теплый, уютный дом.
Мики постаралась изгнать из памяти горькие воспоминания. Большая гонка 1889 года будет новым началом. Она сама будет определять свою судьбу и построит дом, которого отец ее не сможет лишить. И никакой Кейл Броулин ей в этом не помешает!
Когда Мики появилась снова, Кейл вел своих лошадей и мулов, стянув с себя мокрую рубаху. Ее глаза невольно прошлись по его сильным плечам и волосатой груди. Она могла ненавидеть этого человека, но это не мешало ей признать, что у него великолепное тело. От такой мускулатуры замерла бы в восхищении не одна женщина.
Кейл перехватил ее взгляд, и на его губах проскользнула понимающая улыбка.
– Я тебе нравлюсь, Ки, даже если ты презираешь меня и все, что я говорю, – насмешливо произнес он.
Мики залилась краской от шеи до кончиков волос.
– Нет, мне все равно, как ты выглядишь, – солгала она. Кейл неторопливо направился к ней. Мики захотелось убежать, но она подавила это желание. Черт побери, и зачем она разглядывала его мускулистое тело?
– Леди еще и лгунишка, – убежденно произнес Кейл. Его глаза опустились на рубашку, свободно висящую на ее плечах. В его взгляде было написано сожаление, что это не он так прильнул к телу строптивой красотки.
Его насмешливая улыбка взбесила Мики. В ней проснулись гордость и ярость. Сведя вместе кулаки, Мики с размаху двинула ими в живот стоящему перед ней мужлану. Кейл от боли хрипло вскрикнул. Не останавливаясь на достигнутом, в бешенстве она с силой ударила Кейла в подбородок.
Кейл, до того считавший, что имеет дело с кисейной барышней, вдруг понял, что связался с дикой кошкой. Кто мог подумать, что под ангельской внешностью скрывается столь неистовый характер? Хоть он и прикусил язык от удара, но быстро пришел в себя и с тигриной быстротой бросился на обидчицу. Эта растрепанная ведьма нуждается в нескольких уроках хороших манер – и он ей эти манеры преподаст!
Но как только Кейл схватил ее за руки, влажный воздух пронзил истошный визг. Мики с силой рванулась в сторону.
– Пусти, большая обезьяна! – выкрикнула она.
– Только после того как я отвечу на нападение, – прошипел Кейл ей в щеку. – И чтобы потом, когда я тебя отпущу, ничего подобного больше не повторилось!
Мики не успела опомниться, а он уже повернул ее к себе и с силой прижал. Его рот коснулся ее губ и стал терзать их, лишая ее дыхания. Его язык с требовательной настойчивостью развел в стороны ее губы, а рука смело прошлась вниз по спине, изучая это невинное тело.
Мики была в такой ярости, что у нее в глазах стояла красная пелена, от которой она еле видела Кейла. Как она в эту секунду ненавидела его силу, опытность, его умение использовать свою мужскую притягательность, его дерзость, наконец! Но если он думает, что все это на нее подействует, он глубоко заблуждается. Она не поддастся его чарам.
Внезапно Кейл ее отпустил – словно ястреб, разжавший когти и позволивший добыче упасть на землю. Мики сразу опомнилась. Размахнувшись, она с силой залепила ему пощечину. Но на этот раз, к ее полному изумлению, Кейл нанес ей ответный удар. Вот негодяй! Как он только посмел ударить женщину!
Вне себя от ярости, Мики подняла руку, чтобы нанести еще один удар, но на этот раз Кейл проворно перехватил ее.
– Я бы не делал этого на твоем месте, дорогуша! – прорычал он.
С легкостью, будто она была мешком с сеном, он перебросил ее через плечо и понес в конюшню. Затем усадил ее в седло и отступил назад со злорадной улыбкой.
– Надо было бы сказать: «Рад был познакомиться». Но я этому не рад. – Он ухмыльнулся, видя, как ее прелестное лицо заливает румянец. – Лучше было бы, если бы я приехал сюда один...
Он осекся, с изумлением увидев, что Мики сунула ноги в стремена и направляет свою лошадь прямо на него. Она хочет его растоптать за его слова! Кейл поспешно метнулся прочь, едва унеся ноги от смертоносных лошадиных копыт. Повернувшись, он обнаружил, что и она поворачивает коня. Чертова баба, чтоб она провалилась!
– Проклятая коза! – выкрикнул он и наклонился, чтобы подобрать свою сухую одежду. – Кто-то должен положить эту стерву на колено и отлупить!
Неудивительно, что эта дама была не замужем. Мерзкая маленькая дрянь! На земле не найти человека, который был бы способен поладить с этой необузданной, ничего не понимающей в жизни бабой. А ведь ему показалось, что между ними установилась эмоциональная связь!
За свою богатую событиями жизнь Кейл повидал очень много женщин. Но ни одна из них не была похожа на эту злобную чертовку. Женщины, как правило, знали свое место и понимали, что уступают мужчинам с самого рождения. Но Мики Ласситер совсем другая. Она все решала сама. Она способна оскорбить мужчину только ради того, чтобы самоутвердиться. Вместо того чтобы прислушаться к разумным советам, она ввязывается в непосильное дело.
Ну и пусть потерпит полный крах. Пусть несется в этой безумной гонке за землей, со злостью решил Кейл, на своей чертовой лошади с головоломной скоростью. Пусть попытается отгородиться от мошенников, которые с удовольствием примутся за одинокую женщину, бросающую вызов всему миру. Пусть борется за кусок земли. Нет сомнения, что она совершенно ничего не понимает в том, как создавать ранчо и как им управлять. Однажды он приедет на ее бесценный участок и найдет ее у разбитого корыта, разочарованную и отчаявшуюся. Тогда она поймет, что ее мечта была недостижимой!
Кейл стремительно вошел в палатку. Но когда он переодевал рубашку и стягивал с себя мокрые брюки, его мысли вдруг приняли совсем другое направление. Он вспомнил пылающие синие глаза и серебристые волосы с золотым отливом, каскадом упавшие на рельефную фигуру. Черт бы побрал эту упрямую бабу! Она его волновала, и вместе с тем он был готов ее задушить.
Краем глаза Кейл увидел, как поднялся полог палатки. Он поспешно схватил брюки, чтобы прикрыть ими ноги. К его изумлению, в палатке появилась Мики. Обнаружив, что Кейл стоит полуголый, она залилась краской. Брюки не могли скрыть обнаженных бедер и мускулистости ног. Мики неловко переступила с ноги на ногу, но, собравшись с духом, подняла взгляд на серые, как штормовое небо, глаза своего собеседника.
– Я вернулась, чтобы сказать, что я думаю...
– Тогда делай это побыстрей, – нетерпеливо ответил Кейл. – Не думаю, что в женской голове могут быть очень ценные мысли.
Мики проигнорировала это язвительное замечание.
– Думаю, вы просто не представляете, как для меня важно то, о чем я говорила, – пробормотала она. Она опустила взгляд и секунду нервно теребила пуговицу на рубашке. Потом упрямо проговорила: – Больше всего на свете я хочу иметь дом, который могла бы назвать своим. Я устала жить в фургоне торговца, переезжать из города в город. Я не хочу все время прощаться со своими новыми знакомыми и не иметь никаких постоянных друзей. – Мики подняла глаза на лицо Кейла. – Неужели это плохо – мечтать об этом? Я всего лишь хочу получить то, что когда-то имела. А сейчас у меня нет ничего, кроме мечты. И надеюсь, Санданс поможет мне осуществить ее.
Мики заморгала, пытаясь справиться с нахлынувшими слезами, и поспешно перевела глаза на стену палатки.
– Простите, что я вас ударила. Это совершенно непозволительно. Женщина не должна так поступать. Мне нужно выразить вам признательность за то, что вы спасли меня от удара молнии. То, что я отправилась в дорогу во время грозы, было глупостью. – Она бросила быстрый взгляд на Кейла и поспешно отвела глаза, чтобы не смотреть на его длинные мускулистые ноги. – До свидания, мистер Броулин. Я уверена, что вы разбогатеете на продаже лошадей. Это хороший скот, он стоит больших денег. Если бы у меня не было Санданса, я обязательно приобрела бы самую быструю лошадь из вашего стада.
Повернувшись, Мики уже собиралась выйти, но вдруг приостановилась. На ее мягких губах появилась робкая улыбка.
– Мне не следует этого говорить... но вы и в самом деле хорошо целуетесь.
Она исчезла так же быстро, как и появилась. Кейл остался стоять с брюками в руках, в недоумении раздумывая, не ошибся ли он в этой женщине. Черт бы ее побрал! Как только он решил, что это настоящая ведьма, она вернулась и показала себя совсем другой.
Кейл подошел к краю палатки и выглянул наружу. Лошадь с Мики стремительно летела в сторону заходящего солнца. Когда всадница исчезла из виду, Кейла переполнили противоречивые мысли. Нет, эта женщина имеет что-то за душой. Она очень решительна. Она идет навстречу трудностям. Но в одиночку женщине, особенно столь привлекательной, будет нелегко преодолевать их.
Если бы у нее был покладистый характер, ее бы кто-нибудь взял замуж, и она бы получила свой желанный дом. Но до этого далеко. А каким-то другим путем ей дом не получить. Она была красивой женщиной, с бурным темпераментом. Даже когда она вымазалась в грязи, она выглядела симпатичной. Совсем недавно она стояла перед ним смешная, со спутанными волосами и в нелепо висящей одежде, что он ей дал, но как искренне было ее чарующее лицо, как горел огонь в ее глазах, какой мягкой казалась ее белая кожа, словно просящая, чтобы к ней прикоснулись...
С грустью Кейл натягивал брюки. У него было ощущение, что он еще встретится с этой упрямой девицей. Она, должно быть, остановилась в одном из лагерей, что стоят у границ незаселенных земель. Его сделки с переселенцами могут привести к встрече с ней. «Если это произойдет, – решил Кейл, – я буду сдержанней».
Эта женщина, которая никак не могла принять горькую правду, занимала в его мыслях на удивление много места. Ему было жаль ее. Предстоящая сумасшедшая гонка за землей будет совсем не похожа на воскресный пикник. Это будет настоящее столпотворение. Если она не побережется, ее могут сбить с ног, затоптать – или еще хуже. Конечно, какой-то шанс у нее есть, но очень небольшой.
Кейл постарался выбросить из головы эти мысли. Он никогда не тратил много времени на раздумья о женщинах. Но красивое лицо Мики никак не выходило у него из головы. Он до сих пор помнил ощущение близости ее тела, исходящий от нее запах и вкус ее губ.
«Забудь ее, – приказал себе Кейл. – Может, ты еще отправишься к границам Индейских территорий, чтобы разыскать эту чертовку?» В конце концов, он прибыл сюда, чтобы продать своих лошадей и мулов. Если бы ему была нужна спутница, то он мог бы выбрать из нескольких десятков женщин, которые не отвечают на поцелуй ударом сложенных вместе кулаков. Полезно было ознакомиться с этим экземпляром, но и только. Пусть она идет своей дорогой. Не стоит связываться с этой одержимой воительницей. Рано или поздно она поймет, что без мужчины ей не обойтись. Но до этого она разобьет лоб. Она прицепится к какому-нибудь мужчине – не потому, что его полюбит, а из-за того, что он ей будет нужен. А Кейл Броулин – не из породы людей, которых кто-то может использовать.
И, тем не менее, пока Кейл мысленно перечислял себе все недостатки Мики, он не мог справиться с горящим в его груди огоньком. Его заинтриговала эта одухотворенная натура. Может, его привлекало даже и то, что она, женщина, пытается отвоевать свое место в мужском мире.
Кейл поспешил уверить себя, что ему интересно в Мики только это. Да, он заинтересовался ею, потому что она взялась за непосильную задачу. Он восхищался ее мужеством, но это вовсе не значило, что он в нее влюбился! Дьявол, он не хочет влюбляться вообще нив кого. Он любил свою жизнь такой, какой она была. Лишние сложности ему были не нужны. А Мики Ласситер, определенно, была такой сложностью. Она могла ворваться в жизнь другого человека, подобно свирепому циклону, перевернув на пути все вверх дном. Кейл предпочитал видеть мир неперевернутым.
Придя к такому выводу, Кейл достал из-под брезента сухие щепки для растопки и быстро соорудил костер. Но пока он готовил пищу, в его голове не раз всплывали большие синие глаза и серебристо-золотые волосы. Черт, эта женщина не давала ему покоя! Если у него есть хоть капля здравого смысла, он должен повесить на Мики Ласситер предупреждающий знак «Осторожно. Взрывоопасно». Кейл Броулин не хотел исчезнуть в огне и дыму!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100