Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Крышу палатки освещали солнечные лучи, когда Мики стала с трудом просыпаться с ощущением, что не спала вовсе. Из-за их пылких занятий любовью у них было совсем мало времени для сна...
Сообразив, что Кейла рядом с ней нет, Мики быстро выпрямилась на койке. Неужели он снова ушел от нее, не простившись? Мики поспешно вскочила на ноги, схватила смятую одежду и бросилась наружу.
С изумлением она увидела, как Кейл одной рукой неловко пытается прикрепить седло на спину лошади. На Кейле были его обрезанные джинсы и ботинки. Он даже не позаботился побриться, а его волосы выглядели как после бури. Вид его был столь комичен, что Мики невольно рассмеялась.
Кейл хотел накинуть седло на Санданса – но каждый раз, когда он пытался его закрепить, конь шарахался в сторону, и седло падало на землю. Поскольку Кейл мог действовать только одной рукой, ему приходилось поднимать с земли попону, класть на спину Санданса, поднимать седло, снова класть на спину – и когда конь шарахался, все начинать сначала.
– Чертова кляча, – буркнул Кейл, со злостью глядя на упрямого скакуна. – Я не хочу иметь с тобой дела, так же как и ты со мной. Но поскольку мою чалую украли, ты единственное четырехногое вьючное животное, кроме мула Мики... на котором я никогда не поеду!
Санданс поднял свою гордую голову и переступил копытами в опасной близости от ботинок Кейла.
– Ты что, хочешь, чтобы у меня все конечности были переломаны? – недовольно буркнул Кейл. Он снова положил попону на спину лошади и быстро нагнулся за седлом, пока упрямое животное не сбросило его, как оно делало уже дважды.
– Санданс, веди себя хорошо, – с улыбкой побранила коня Мики.
Кейл и лошадь тут же повернули головы, чтобы увидеть идущую к ним девушку, одетую лишь в тонкую длинную рубашку. Проигнорировав жадный взгляд Кейла, Мики вопросительно подняла бровь.
– Ты хотел украсть мою лошадь и оставить меня, не попрощавшись?
– Если я и хотел, то не сейчас, – низким голосом произнес Кейл, обнимая ее за талию здоровой рукой. Его поцелуй, сделанный в знак приветствия, согрел ее, словно летнее солнце.
Мики озабоченно нахмурилась.
– Ты куда-то собрался?
– Помнится, вчера ты считала, что я способен почти на все, – с иронией прищурившись, напомнил он.
Мики смущенно зарделась. Видя ее замешательство, Кейл рассмеялся. Но улыбка сползла с его губ, когда он заметил, что Мики тревожно всматривается вдаль.
– Ты собираешься ехать в Техас, не так ли? – поспешно спросила она. – Но не проси меня снова ехать за тобой.
Какое-то время Кейл смотрел ей в лицо.
– Я не собирался просить. Но куда ты поедешь, Ки?
Он снова повернулся, чтобы положить седло на спину лошади.
– Мне это не так важно, – грустно произнесла Мики. – Я не знаю, где буду. Я знаю только, где я наверняка не буду.
Протянув руку к животу коня, Кейл попытался закрепить седло левой рукой. На его лице была написана крайняя досада, и Мики не могла понять: вызвана эта досада ее словами или же она – результат его неспособности справиться с работой. Отведя его руку, Мики сама взялась за дело.
Кейл молча смотрел на стройную спину Мики. Почему это создание до сих пор способно вызывать в нем одновременно и желание, и злость?
– Если бы ты прислушивалась к моим словам, ты не осталась бы без дома, – с горечью произнес он. С сожалением вздохнув, он засунул в рот Санданса удила. Наступила неловкая тишина. Только Санданс перекатывал удила языком и недовольно фыркал.
Мики почувствовала себя совсем одинокой. Если бы Кейл продолжал настаивать, чтобы она сопровождала его в Техас, даже несмотря на ее отказ, это было бы для нее хоть каким-то утешением. Но Кейл отказался от нее, и теперь у нее осталась лишь пустота, которую нечем заполнить, и глубокое уныние.
– Одевайся и пакуй свои вещи, – нетерпеливо распорядился Кейл. – Нам нужно уезжать с этой земли как можно скорее, поскольку это уже чужая собственность... – Он показал на восток, откуда приближались фургоны и телеги. – Морган приведет сюда множество народа. Через полчаса тут будет целая толпа будущих горожан.
Мики пришла в негодование. Черт бы побрал этого Моргана Хагерти! Он заставляет ее уходить со своей земли. Вся ее работа, все ее надежды... все это уходит в никуда.
Словно в тумане Мики направилась к палатке. Когда она оделась и забрала вещи, Кейл помог сложить палатку. Но не успели они уехать, как с северо-запада к ним подъехал кавалерийский патруль.
Кейл негромко выругался, усмотрев среди приехавших Брока Террела. Брок приветствовал Кейла сдержанным кивком, удивленно разглядывая его перебинтованную руку.
– Похоже, ты недавно попал в заварушку, – сделал он вывод, но, не продолжая дальше, сделал знак кавалеристам проехать к восточной ограде, чтобы проследить за прибытием переселенцев. – Прошлой ночью были убиты Джозеф Ричардс и его помощник из Канзаса.
Эта новость застала Мики и Кейла врасплох. Они оба с разинутыми ртами уставились на Брока с таким изумлением, словно у того на голове вдруг выросли цветы.
Брок перевел взгляд на Мики и задумчиво прищурил глаза.
– Мне говорили, что мисс Ласситер очень переживает по поводу потери своей земли. Морган Хагерти сообщил мне, что она выстрелом разнесла судебное постановление, которое Ричардс держал в своей руке.
Удивленно подняв брови, Кейл повернулся к Мики.
– Это так? – спросил он.
Мики неохотно, но вполне ясно кивнула.
– Я была сердита, и мне было горько...
– Может, ваш гнев заставил вас убить Джозефа и еще одного директора компании по распределению городских участков? – требовательно спросил Брок.
– Прошедшую ночь она была со мной, – взял ее под защиту Кейл, мрачно глядя на Брока, – по всем вопросам тебе следует обратиться к Моргану. Именно он получает больше всех от смертей других директоров.
– Я уже допрашивал его. Морган считает, что вы оба могли быть замешаны в этом деле, а у него самого есть алиби. – Внезапно лицо Брока сделалось мягче. Несколько секунд он молча смотрел на кончики своих начищенных сапог, после чего снова перевел глаза на Кейла. – Говоря по правде, я не верю, что ты мог пойти на такие крайние меры. Не верю я и в то, что ты мог позволить мисс Ласситер выразить свое недовольство в кровавом насилии. Но мой долг – исследовать все обстоятельства дела.
Брок оглядел расстилающиеся холмы, и его взгляд остановился на медленно приближающихся колышущихся фургонах.
– Должен также принести тебе извинения, Кейл, – негромко пробормотал он. – Эмили призналась, что не ты стал виной тому, что произошло во время праздника в Рино. Она сказала, что ты ее отверг из-за того, что ты и я – друзья. – Он взглянул на Кейла, и его губы тронула легкая улыбка. – Хотя Эмили не осталась со мной, после того как всем стало известно о ее неверности, я не хочу, чтобы мы с тобой стали врагами. Ты был прав: я действительно в какой-то степени виноват перед ней, и я это признаю. – Он пожал руку Кейла. – Забудем этот неприятный инцидент в Рино и продолжим наши дела. Мне жаль, что я сказал тебе много лишнего, как и Эмили, отчего она меня покинула.
Мики стоило больших усилий удержаться от слез, когда она в последний раз оглядывала свой вожделенный участок. Все кончилось, сказала она себе. Хватит этих детских мечтаний о собственном доме и ранчо. Скоро на этой земле раскинется город. А у нее не останется ничего, кроме печальных воспоминаний о том, что в ее жизни был момент, когда ее мечты на лучшее будущее почти стали явью. Но теперь эти мечты испарились.
Когда орда переселенцев заполонила их землю, чтобы застолбить участки на месте будущего города, Мики и Кейл двигались на север. Через несколько минут напряженной тишины Кейл наконец вздохнул.
– Я знаю, что ты мне не поверишь, когда я скажу, что все это к лучшему, – начал он, но тут же осекся, услышав, как Мики еле сдерживает рыдания.
– К лучшему? – горестно переспросила она. – Что я такого сделала, чтобы меня вышвырнули с моего участка? Только потому, что я одинокая женщина, мужчины считают, что они могут через меня перешагнуть. Так как у меня нет времени и денег, чтобы обратиться в суд, Морган позволяет себе угрозы и насилие.
Голос ее задрожал. Сердце Мики ныло, и она совсем повесила нос, а все вокруг плыло, словно в тумане. Только теперь она почувствовала всю глубину своего поражения.
– Они говорили «свободная земля». Молочные реки и кисельные берега – только протяни руку, воплощай свою мечту и свои надежды на будущее. – Мики медленно повернулась в седле, чтобы кинуть взгляд на поток переселенцев, идущих устраиваться на ее участке. Ей хотелось зарыдать. – Мне следовало прислушаться к твоим словам, а не смотреть на мир сквозь розовые очки. А теперь у меня осталась только горечь. Я ненавижу всех этих переселенцев и даже вспоминать о них не хочу! – закричала она в сердцах.
Глядя на ее слезы, Кейл сжал губы. Ему хотелось прижать ее к своей груди, но вряд ли ее бы это успокоило. Никогда он не видел ее такой расстроенной.
– Ты сейчас готова ненавидеть весь мир. Но я думаю, компании по продаже городских участков – это неизбежное зло. Они служат для того, чтобы люди могли создавать города там, где это практично. Я не оправдываю их методов, но многие прибегают к помощи подобных компаний.
Кейл внимательно посмотрел в ее синие глаза, в которых сейчас не было никакого выражения. Он пытался угадать, слушает ли она его.
– Подумай о переселенцах и их семьях. Эти люди заплатили солидные деньги компании. Если бы ты продолжала держаться за свою землю, Морган и его люди удрали бы отсюда с их деньгами. Все эти ни в чем не повинные люди потеряли бы свои средства, и им пришлось бы опять куда-нибудь отправляться. – Кейл показал рукой на переселенцев, многие из которых уже начали разгружать фургоны. – Пострадали бы эти люди, а не Морган. А из-за своей жадности Джозеф и его друг мертвы. Это могла быть и ты, Мики, – со значением произнес он.
Мики знала, что Кейл пытается ее ободрить, но тем не менее в его словах был резон. Однако это не могло излечить ее от душевных ран. Ее выводило из себя, что такие люди, как Морган, могут свободно делать свои грязные делишки и никто их не может арестовать. Он прогнал ее с ее земли, а потом избавился от своих деловых партнеров. Получит ли этот человек когда-нибудь справедливое наказание?
Они заехали в Эль-Рино, чтобы купить еще один комплект одежды, и Кейл направил Санданса на восток. Остановившись на возвышенности, Кейл показал ей на массивный двухэтажный дом, окруженный большими и маленькими загонами.
Мики с удивлением посмотрела на ранчо, которое растянулось по прерии на многие мили. Это напомнило ей ее мечту. Именно таким могло быть и ее ранчо. Когда Кейл толкнул Санданса в бока, чтобы тот двинулся вперед, Мики поспешно натянула вожжи.
– Если ты думаешь, что от вида ранчо мне станет лучше, то ты ошибаешься, – грустно произнесла она. – Я хочу провести этот день, оплакивая свою судьбу.
– Доверься мне хотя бы раз в жизни, – пробормотал Кейл, берясь за поводья, чтобы управлять лошадью.
Мики не хотелось подъезжать ближе к чьей-то сбывшейся мечте. Почему Кейлу вздумалось терзать ее, когда он знал, как плохо она себя чувствует? Что ему здесь надо – найти для нее работу у хозяев ранчо? Разве он не понимает муку, которую она будет чувствовать от постоянного напоминания, что она потеряла?
– Кейл, я не знаю, что ты хочешь сделать, но я...
– Тише, женщина, я делаю это для твоего блага.
Мики замолчала, но настроилась отвергнуть все, что бы Кейл ни предложил. К ее изумлению, Кейл, сойдя с лошади, стащил с седла и ее самое, а потом повел к парадной двери, причем с таким видом, словно был хозяином дома.
– Меня уже подозревают в убийстве, а сейчас нас схватят за то, что мы забрались в чужой дом, – буркнула Мики, когда он подвел ее к двери. Несмотря на то что она упиралась, Кейл все же сумел затащить ее в дом. – Зачем ты меня сюда привел? Я не хочу ничего этого видеть.
Ее голос совсем ослабел, пока Кейл вел ее по коридору в комнату. Когда Кейл по-хозяйски открыл ящик стола и вытащил объемистый конверт, она лишилась дара речи. Без церемоний Кейл подошел к ней и сунул конверт.
– Это твой дом, – деловито сообщил он. – Здесь купчая и достаточная сумма денег, чтобы приобрести всю мебель на твой вкус.
У Мики подкосились ноги, а глаза, казалось, готовы были выскочить из орбит.
– Что? – не верила она своим ушам.
Кейл протащил ее в просторную гостиную и усадил на стул.
– Если ты помнишь, я говорил тебе, что можно застолбить участок, а затем выгодно его продать. Эти два участка земли их хозяева застолбили именно с такой целью. Я приобрел эти участки, а потом поручил Рубену нанять плотников и проследить за строительством дома и загонов. Дом был построен по моим указаниям, и я купил немного мебели, чтобы ты могла жить в нем, пока не обзаведешься всем остальным по своему вкусу, – сообщил Кейл.
Мики с трудом пыталась осмыслить его слова.
– Но почему? И на какие деньги ты приобрел эту землю и построил дом? – озадаченно спросила она. – Грета говорила мне, что ты запрашивал низкую цену за свой скот. Где ты взял деньги на это ранчо, как и на лавку для моего отца? – В ее синих глазах загорелась ирония. – Не думала, что на этой территории уже есть банк, который можно ограбить! Как ты мог нанять Белинду присматривать за моим отцом и почему... – Вопросы так и сыпались с ее губ.
Кейл приложил указательный палец к губам, чтобы она замолчала, а потом сел на корточки. Видя ее круглые от удивления глаза, он рассмеялся.
– Как только я узнал, что Джозеф Ричардс положил глаз на твою собственность, то понял, что ты ее потеряешь, – объяснил он. – Я решил подобрать другой участок, который можно было бы подготовить к тому времени, когда ты поймешь, что свой участок тебе не удержать. – В его голосе прозвучало сожаление. – Я не могу дать тебе вида на реку, но здесь весной разливается ручей и довольно долго снабжает водой эту землю. Я оставил тебе достаточно денег, чтобы ты могла обзавестись всем необходимым для дома. А с теми деньгами, что ты получила за свой участок, ты можешь купить кобыл и начать разводить стадо.
Он взял в руки ее дрожащие пальцы. Глядя в ее круглые глаза, он прижал ее пальцы к своим губам.
– Это все теперь твое, Ки. Мечта, которую ты считала несбывшейся, надежды, которые ты потеряла, – все это теперь стало явью. Ты считала, что у меня нет ничего, однако моя семья владеет самыми большими ранчо в Техасе. Мы также снимаем внаем пастбища около Блю-Лейк. Рубен работает на меня, он присматривает за стадом, что пасется на территориях резерваций в земле шайеннов и апачей. Эту самую землю, на которой сейчас стоит твое ранчо, мы до гонок за землей снимали внаем у племени крик. – Указательным пальцем Кейл поддел ее за подбородок, чтобы закрыть Мики рот. – Я могу позволить себе приобрести и землю, и ранчо. И я хочу, чтобы ты их у меня приняла. Небеса знают, что ты заслужила все это после своих попыток заиметь дом в Оклахоме.
У Мики сердце билось в груди, подобно птичке, пойманной в сеть. Все вокруг словно заволокло дымкой. Мики могла только сидеть, по-совиному хлопая глазами и время от времени открывая и закрывая рот, не в силах что-либо произнести.
– Тебе не нравится мое предложение? – спросил Кейл, желая, чтобы она что-нибудь ответила. Редко он видел, чтобы эта злючка так долго молчала.
Наконец Мики смогла справиться с собой.
– Оно просто замечательное, – произнесла она сдавленным голосом. – Но я не приму твое ранчо.
Кейл с изумлением увидел, что Мики возвращает ему конверт и идет к двери. «Черт, что случилось?» – с изумлением спросил себя он. Он дал ей то, о чем она мечтала, чтобы компенсировать потерянное. Несколько месяцев Мики жила своей надеждой построить ранчо и разводить породистых лошадей. Теперь он подарил ей эту землю обетованную совершенно бескорыстно – и она напрочь его отвергает! Боже, если он проживет еще столетие, то никогда не встретит больше такую упрямую, своевольную и непонятную особу!
– Почему ты не примешь? – недовольно спросил Кейл, направляясь следом за Мики.
Она не повернулась.
– Думаю, я выразилась достаточно ясно. Я сказала, что не приму твое ранчо, и это все, что я хочу сказать.
Сжав ее руку, Кейл решительно повернул Мики. Его хмурое лицо и растрепанные волосы придали ему грозный вид, но Мики не дрогнула.
– Мне столько пришлось сюда ездить, давать поручения, нанимать рабочих, выбирать место, откуда бы у тебя был хороший вид. Черт побери, барышня, вам не стоило после всего этого мне говорить такое! – буквально прорычал он ей в лицо.
– Я, конечно, тебе благодарна, – не отступала она, упрямо подняв подбородок. – Я и в самом деле признательна и за время, и за усилия, и за капиталовложения. Но я не могу принять этот щедрый подарок.
– Почему? – заорал Кейл. Ему нестерпимо хотелось тряхнуть ее, чтобы привести в чувство. Но поскольку одна его рука была в повязках, это было невозможно, даже несмотря на то что Мики была легка как пушинка.
Глаза Мики затуманились от слез, и она нервно вздохнула.
– Думаю, что ты меня не сможешь понять.
– Не смогу, пока ты мне все не объяснишь! – зло выкрикнул Кейл.
– Это только мечта, Кейл, – нерешительно начала она, опасаясь, как бы он не взорвался от гнева. – Подобно той мечте, которую я потеряла из-за компании по продаже городских участков. – Соскользнувшая с ее ресниц слеза покатилась по ее щеке. Мики продолжила, пытаясь тщательнее подбирать слова: – Я раньше думала, что земля и возможность на ней работать сделают меня счастливой. Но... – «Боже, как это трудно», – сказала себе она. Никогда раньше она не пыталась высказать свои самые потаенные чувства. Она смело могла противостоять опасности, встречала врагов с гордо поднятой головой, но, когда дело коснулось сердечных вопросов, она боялась говорить вслух. Как же трудно было заставить себя выразить все словами! – Но каждый раз, когда ты от меня уезжал, мои мечты казались мне пустыми фантазиями.
Мики нервно заломила руки. Если Кейл будет над ней насмехаться, она умрет, ее сердце будет разбито. Тем не менее чувства так переполняли ее, что она продолжила:
– Если бы я могла обменять это ранчо на твою любовь, то я бы сделала это не раздумывая. Но я люблю тебя и не хочу связывать человека, которому я не нужна так, как он нужен мне.
Она осторожно подняла ресницы, чтобы посмотреть прямо в его зачаровывающие серебристые глаза.
– Я не хочу быть твоей рабыней, я хочу быть тебе равной. Я не смогу быть твоей возлюбленной, если не смогу быть твоим товарищем и другом.
Вот, она высказала все. Теперь ей осталось только стойко встретить отповедь Кейла.
Кейл молча смотрел на ее печальное лицо. На его губах появилась улыбка, недоверчивая и немного странная.
– Зачем же тогда вся эта суета в последние несколько месяцев? Я уже говорил, что люблю тебя. Я уже начал сомневаться, что ты когда-нибудь ответишь мне взаимностью.
Это звучало слишком хорошо, чтобы могло быть правдой. Она ожидала самых разных ответов, но на подобный совершенно не рассчитывала. Но его слова о любви прозвучали столь небрежно, что это не понравилось Мики.
– Ты говорил, что любишь меня, но ты не вкладывал в эти слова смысл, – горько возразила она. – Каждый раз, когда ты произносил эти слова, ты от меня чего-то хотел добиться. Ты думал, что я растаю, как последняя дурочка, стоит только сказать мне о любви! – выкрикнула она. Кейл, однако, лишь улыбнулся.
– А как я должен был произносить эти слова? – насмешливо фыркнул он. – На коленях клясться, что мое сердце полно страсти? Ты мне тогда не доверяла и все равно решила бы, что я говорю эти слова каждой знакомой женщине. – Его глаза вдруг стали жесткими. – И вообще, моя прекрасная ведьма, ты всегда ругала меня и за то, что я делал, и за то, чего не делал.
Мики разозлило, что она говорит о столь важных для нее вещах, а Кейл ухмыляется ей в лицо, словно она рассказывает забавные анекдоты.
– Я не вижу в этом ничего смешного! – в негодовании воскликнула она. – Ты хоть раз в жизни можешь посмотреть на вещи серьезно?
– Ты хочешь серьезности? Будем серьезными, – ответил он с легкой усмешкой.
Он подхватил ее, словно пушинку, и, перебросив через плечо, направился к дому. Это доставило ему такое удовольствие, какое он не испытывал уже давно. Мики не могла сопротивляться – она боялась повредить его израненное тело.
– Опусти меня на землю, ты, большая обезьяна. Теперь совершенно ясно, что в тебе не может быть ни капли серьезности. – Поскольку Кейл даже не замедлил шаг, Мики смирилась и стала смотреть на дом со своей перевернутой позиции. – Куда ты меня тащишь? Я уже говорила тебе, что не хочу иметь ничего общего с этим домом.
Кейл поднялся по лестнице и бесцеремонно бросил ее на диван с синей обивкой. Покупая его, Кейл хотел, чтобы он гармонировал с синими глазами Мики. Когда она растянулась на диване, Кейл сел на нее, словно на лошадь. Это привело Мики в ярость.
– Я уже говорил, что люблю тебя, и оба раза я говорил то, что думал, – произнес Кейл. – Но ты не поверила мне, потому что не хотела мне верить. Ты мечтала о своем доме и своем ранчо. Я дал тебе и дом, и ранчо – и ты опять недовольна. Черт побери, Ки, это тебе надо стать серьезной. – Поскольку она перестала бороться за свободу и начала внимательно слушать его слова, он смягчил голос: – Я хотел, чтобы ты любила меня таким, какой я есть, а не мои деньги. Я хотел, чтобы несколько недель, которые мы провели вместе в прерии, заложили основу для нашей совместной мечты. В этой мечте должны быть и ранчо, и лошади, но главное в ней – это мы сами.
Он провел ладонью по ее покрасневшей щеке, наслаждаясь мягкостью ее кожи.
– Мы получили это, когда были вместе в последние недели. У меня всегда было к тебе не только физическое влечение. И не только уважение к твоему уму и характеру. Если мы смогли жить вместе, когда обитали в палатках, то почему мы не можем соединить свои судьбы, когда все трудное позади? – Он поднял ее лицо за подбородок, чтобы посмотреть ей в глаза. – Это ранчо может стать началом удивительного времени... если ты останешься со мной в нашем доме. Пока ты будешь здесь, у меня не будет желания странствовать в поисках чего-то лучшего. Кроме тебя, мне ничего не надо...
Мики почувствовала, что словно заново влюбляется в этого человека. Она посмотрела на его могучую фигуру, на его перебинтованную руку и внезапно разразилась слезами. Но на этот раз это были слезы радости и облегчения. Теперь она действительно приходит к себе домой, где ее ждут сильные руки, которые будут беречь ее и охранять. Кейл больше не покинет ее, разбив вдребезги ее мечты. Только пусть это счастье длится всю жизнь.
– Я действительно люблю тебя, Ки... Я люблю тебя так, как никогда и никого не любил в моей жизни. Я говорил это постоянно, своими поступками, – просто ты этого не хотела замечать. Мне пришлось прикидываться бродячим ковбоем только для того, чтобы иметь возможность быть рядом с тобой. – Он приостановился, чтобы стереть слезы из уголков ее глаз, пока они не потекли по щекам. – Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, чтобы ты дала мне детей – плод нашей любви. Пусть этот едва обставленный дом наполнится любовью. Я очень этого хочу. Но в первую очередь мне нужно, чтобы ты любила меня так, как я люблю тебя. Только это сделает мою жизнь полноценной.
Мики провела пальцем по его лицу и вдруг расцвела озорной улыбкой.
– И сколько?
Кейл недоуменно нахмурился.
– Чего сколько? – Может, он внезапно заснул и забыл какой-то отрывок из их разговора?
– Сколько тебе нужно детей? – прошептала она, касаясь его тела и не думая, как оно исцарапано и побито.
– С полдюжины будет достаточно, но начинать надо с одного...
Его губы коснулись ее губ, словно обещая то, что должно скоро произойти.
– Знаешь, как сильно я тебя люблю? – произнесла Мики, когда ее пальцы проникли под рубашку Кейла, чтобы коснуться его бронзовой кожи.
Она начала ласкать его, и ее ласки туманили его разум. Ему захотелось ущипнуть себя, чтобы удостовериться, что все это происходит наяву. Но те ощущения, что породила в нем Мики, были столь живыми и яркими, что никакая фантазия не могла с ними сравниться. Любовь Мики он чувствовал в каждой ее ласке, в каждом произнесенном шепотом слове. И Кейл постарался отвечать тем же – поцелуем на поцелуй, прикосновением на прикосновение, возвращая ей ее бесценный дар любви.
Их охватило безумие. То, что они долго сдерживали, теперь стало необузданным, как извержение вулкана. В порыве наслаждения они шептали слова, которых ранее тщательно избегали. Они оба словно исследовали страсть, изучая ее самые сокровенные глубины. Их любовь выражала себя и физическим желанием, и словами. Скоро они слились в единое живое, дышащее существо. Их страсть, подобно вспыхнувшей звезде, разгоралась все ярче и ярче с каждым мгновением...
Когда они, изнеможенные, лежали рядом, Кейл знал, что это только начало. Мики зажгла в нем огонь, который осветил окружающий сумрак и дал смысл его жизни.
– Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж – и чем быстрее, тем лучше.
– Сегодня – это не слишком поздно? – засмеялась Мики, потершись носом о его массивное плечо.
На его лице появилась озорная улыбка.
– Поздно, поскольку я не хочу прерывать такое увлекательное занятие.
Ее синие глаза блеснули юмором.
– Но нам надо переставить мебель... посмотреть, что у нас есть... – Несмотря на это предложение, ее руки продолжали скользить по его твердым мышцам, разминая их.
– Потом, – буркнул Кейл, которому не понравилась эта идея. Было видно, как под прикосновениями ее рук в нем растет желание.
– Нам следует посмотреть наши припасы и приготовить обед.
– Я не голоден, – объявил Кейл, и его голос дрогнул от ее ласк.
– Тебе трудно угодить, Кейл Броулин, – поддразнила его Мики.
– Да, – согласился Кейл и притянул ее стройное тело ближе. – У меня большие требования. Но то, что мне нужно, находится совсем близко...
– Какое совпадение, – рассмеялась она. – И мне тоже не надо никуда идти, чтобы получить то, что я хочу...
Она снова принялась за свои искусные ласки, и с губ Кейла слетел стон.
– Я люблю тебя, Мики, – произнес он, тяжело дыша, когда она покрывала его тело поцелуями.
– И я люблю одного ковбоя – да так, как он и не мечтал, – прошептала Мики. – А взамен мне нужна его любовь, и больше ничего.
Когда солнце, поднявшись над горизонтом, осветило заросший деревьями ручей, Мики и Кейл занимались любовью уже несколько часов. Санданс, о котором его хозяйка совсем забыла, спрятался от солнечных лучей в тень, досадуя, что никто не позаботился его расседлать.
Когда наконец хозяева дома появились на крыльце, он был смертельно обижен на обоих.
Раньше Мики никогда о нем не забывала. Она никогда не оставляла его грызть удила, когда не ехала на нем верхом. Теперь его бросили и забыли, словно он был обычной лошадью из стада! Однако вечером конь сменил гнев на милость, когда Мики задала ему грандиозную порцию овса и позволила наесться до отвала.




ЧАСТЬ IV

Любовь сама по себе слишком сладка.
Лучше всего, когда в любовном меде есть капля желчи.
Автор неизвестен


Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100