Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Облачившись в новое темно-красное платье, Мики начала собирать угощения, которые хотела повезти на вечеринку. Особенно много не набралось, поскольку у Мики не было возможности посвятить целый день хлопотам у голландской печи, приготавливая деликатесы. Все утро она возилась со своей оградой, считая работу на участке куда важнее, чем общественные мероприятия.
Мики удивилась, увидев, как много всадников направлялось к владениям Эриксонов. Похоже, Грета пригласила к себе всю Оклахому. Мики подъезжала к дому неохотно, опасаясь, что среди гостей будет и Кейл; но когда она услышала смех и крики детей, это сняло ее напряжение. Ей все еще нравилась безмятежность прерии. Но временами, особенно когда перед глазами вставал образ Кейла, ей требовалось и что-то другое.
Увидев ее, Грета радостно схватила Мики за руку.
– Ах, этот наряд гораздо лучше! – воскликнула она. – Вот он будет привлекать молодых людей, а не отталкивать, как то ужасное платье, которое ты надела в прошлый раз.
Мики не горела желанием встречаться со своими соседями, с некоторыми она познакомилась на предыдущей вечеринке. Грета повела ее к группе мужчин, чтобы представить им новую гостью. Каждому молодому холостяку Мики подарила улыбку и с каждым поздоровалась. Ее сильно огорчило, что среди гостей не было Кейла. Возможно, он и в самом деле уехал в Техас, покинув Оклахому и выбросив ее из головы.
Вечеринка проходила довольно спокойно, пока Мики не заметила Моргана Хагерти, небрежно опершегося о столб загона. Его самодовольная улыбка заставила ее застыть на месте. Мики захотелось ударить его по щеке, чтобы стереть эту улыбку с его лица.
– А почему ты не принесла свой «винчестер», Мики? – поддразнил ее Морган.
Синие глаза Мики блеснули, когда она осматривала его одежду. Она буквально чувствовала, как с каждой минутой в ней растет неприязнь к этому человеку.
– Если бы я знала, что здесь водятся змеи, я бы его обязательно захватила, чтобы их истребить, – ответила она, бросив на Моргана презрительный взгляд.
Насмешливая улыбка исчезла с губ Моргана.
– Мы могли бы хорошо поладить, если бы ты не была такой упрямой маленькой стервой, – буркнул он.
Мики не надо было лезть за словом в карман.
– Очень в этом сомневаюсь, Морган. Карточные игроки не способны ни на что, а тем более мерзавцы, которые разрушают по ночам чужое хозяйство. Ты продашь любого ради собственной выгоды.
Язычок у этой мерзавки остер, как у змеи, раздраженно подумал Морган и с такой силой сжал се руку, что Мики поморщилась.
– Не думай, что я злодей, а ты сама добродетель. Это ты нарушаешь закон, отказываясь уйти с участка. – Взгляд его зеленых глаз был испепеляющим, а в голосе звучала насмешка. – Ты не заслуживаешь вообще ничьего внимания. Даже твой любовник устал от твоих выходок и обратился к женщине, которая знает, что нужно мужчине.
Мики ответила на это не задумываясь. Поскольку Морган держал ее правую руку, она с размаху ударила его по левой щеке. Та немедленно заалела.
– Это только подтверждает мои слова, – прошипел Морган, освобождая ее руку, чтобы исследовать состояние своей щеки. – Потому Эмили Террел и добилась успеха, что не колотила всех, как ты, а показывала свою привязанность. – Он насмешливо поднял бровь. – Как это – быть брошенной, дорогуша? Ты просила и умоляла этого ублюдка с тобой остаться? Ты предлагала ему свое невинное тело? И после всего этого он ушел?
Мики решила, что должна немедленно избавиться от Моргана, а то еще немного – и получится сцена, которая испортит всем вечер. Злобное выражение его лица напоминало ей бешеную собаку. Она понимала, почему этот человек терпеть не может ее – она ведь стояла на его пути; но то, с какой ненавистью Морган относился к Кейлу, ее удивляло. Да, Кейл подрался с Морганом, но это не причина для таких сильных чувств.
Пока Мики раздумывала над этим, Грета взяла ее за руку и повела к группе, собравшейся вокруг корзинок, которые выставлялись на аукцион.
Из-за облаков выглянуло заходящее солнце, окрасив все в фиолетовые тона. Мики нервно переступала с ноги на ногу. Другие дамы постарались свои обеденные корзинки приукрасить с помощью цветов и лент, ее же корзинка из-за нехватки времени выглядела совсем скромно. Вряд ли кто-либо из мужчин прельстится ею и захочет купить.
Нет, напрасно Грета пригласила ее сюда. Если мужчинам нужен кто-то, кто готовит и стирает одежду, пусть нанимают горничную. А она скорее всего останется одна. Мужское племя вызывает в ней все меньше интереса, от него одни неприятности...
Тут Даг Эриксон взял ее простенькую корзинку и поднял на всеобщее обозрение. А затем и саму Мики подняли на платформу фургона, словно рабыню, выставляемую на аукцион. С натянутой улыбкой Мики ждала своей участи, когда вдруг вперед вышел Морган Хагерти и объявил свою цену – десять долларов.
Что этому человеку нужно? Он хочет устроить ей какую-нибудь гадость, чтобы отомстить или просто развлечься? Ему пора бы и понять: что бы он ни сделал, это все равно не заставит ее отказаться от участка.
Услышав про десять долларов, молодые люди, пожав плечами, просто отворачивались. Морган насмешливо улыбался во все лицо. И вдруг кто-то назначил новую цену – двадцать долларов. Мики стала искать глазами – кто это решил пожертвовать такой суммой, когда она затратила на корзинку всего четверть доллара?
Голос показался ей знакомым. Неужели это Кейл? Она не верила своим ушам. Он сейчас должен быть в Техасе.
Морган повернулся, тоже желая высмотреть того, кто назначил столь большую цену, и невольно вскрикнул, увидев Кейла, возвышавшегося над прочими гостями. Черт побери, он думал, что Кейла Броулина больше никогда не увидит.
Мгновение Мики и Кейл смотрели в глаза друг другу. Казалось, толпа исчезла и они остались вдвоем. Потом ее взгляд окинул его черные волосы и широкие плечи. Сердце у Мики оборвалось. Боже, как же красиво было его резко очерченное лицо! Его кожа была темнее, чем Мики ее помнила, но улыбка была все той же – веселой и чуть дразнящей.
– Тридцать долларов, – недовольно буркнул Морган. По толпе прошел удивленный гул. Ставка Моргана была непомерно высока, даже если прибыль и шла на строительство школы.
– Сто долларов, – мгновенно повысил цену Кейл. Морган протиснулся сквозь толпу, чтобы подойти к Кейлу поближе.
– Ты сошел с ума, Броулин. Хочешь прыгнуть выше головы. Ты и твоя смазливая стерва будете жить очень недолго – лишь столько времени, чтобы понять, что на пути Моргана становиться не надо.
– Не трогай ее, Морган, – угрожающе прозвучал голос Кейла. – Я поставил перед собой цель: проследить, чтобы ты получил то, что заслужил. Но Мики к этому не имеет никакого отношения.
Морган презрительно фыркнул.
– Я не забыл, как ты совался в мои дела, хотя они тебя не касались. Ты зашел так далеко, что даже убил Джессику – только для того, чтобы лишить меня ее. Но если ты не убедишь эту упрямую ведьму продать ее землю, я приму решительные меры, чтобы от нее избавиться... навсегда.
Бросив на Кейла мрачный взгляд, Морган быстро зашагал прочь.
Кейл не имел времени подумать над этими угрозами – толпа раздалась в стороны, подобно водам Красного моря во время исхода евреев, чтобы пропустить Мики с ее корзинкой. Она выглядела так жалко, что Кейл невольно рассмеялся.
– Похоже, я несколько переоценил корзинку, – чуть иронично заметил Кейл. – Но я надеюсь, в ней нет отравленного кролика.
Мики, может, задело бы это замечание, если бы она не была так счастлива видеть этого крепко сбитого повесу. Она будто нашла портрет, который многие годы считался потерянным. Глядя в это лицо, она думала, как ей не хватало его смеха, дразнящих искр в этих серебристо-серых глазах, его нежных ласк...
Когда сильные руки Кейла обхватили ее, чтобы увести прочь, Мики вся растаяла, словно масло, положенное на плиту. Ее охватывали самые разнообразные чувства, когда она спешила за Кейлом, стараясь поспеть за его широкими, нетерпеливыми шагами.
– Что ты здесь делаешь? Я думала, что ты в Техасе, – пискнула Мики и тут же подумала, что ей следует выглядеть холодной и безразличной. Надо казаться гордой, а она чуть ли не бросается ему на шею.
Ладони Кейла тут же обхватили ее лицо.
– Я не мог уехать, пока не сделаю это...
Он вжался в ее рот губами с такой страстью, словно хотел ее проглотить. Он был нетерпелив, настойчив и даже груб, однако Мики не обратила на это никакого внимания. Она так истосковалась по его объятиям, что и сама не стала сдерживаться. Мики с такой силой прижала его к себе, словно хотела попасть ему внутрь.
Ее корзинка упала, когда Кейл подхватил ее и понес в убежище из деревьев, окружавших ручей и густо раскинувших ветви. Мики не противилась. Она знала, что ведет себя бесстыдно, вновь открывая страницу, на которой когда-то поставила крест. Но она любила его и не хотела этого больше скрывать! Да, она знала, что он может снова уехать и что она не отправится вместе с ним. Но перед тем как они расстанутся, она решила предложить себя Кейлу: пусть поймет, что его ожидает, если он останется и поможет ей бороться за землю.
Когда Кейл поставил ее на ноги, Мики начала расстегивать пуговицы на его рубашке. Стянув эту рубашку с его широких плеч, она провела рукой по темным волосам, что покрывали его стройное тело. Кейл затаил дыхание, когда ее пальцы скользнули к его ремню.
– Эту награду ты приготовила для того, кто купит твою корзинку для ленча? – поддразнил ее Кейл. Его голос был хриплым.
Руки Мики не останавливались ни на мгновение. Они порхали над его плечами и грудью, описывая замысловатые траектории на его мускулистом теле. А потом она откинула голову, чтобы ответить на его озорную улыбку.
– Ты лучше, чем кто-либо еще, знаешь об отсутствии у меня кулинарных способностей. Что еще я могу предложить человеку, который заплатил столько денег за мои угощения? – поддразнила она.
Но когда Кейл захотел ее обнять, Мики поспешно выскользнула и лукаво улыбнулась.
– В прошлый раз ты разорвал на куски мое платье, похотливое чудовище. Я предпочитаю сохранить новое платье. Я умру от стыда, если мне придется ехать обратно верхом, как леди Годива.
Кейлу посчастливилось увидеть впечатляющее зрелище – хотя у него и недоставало терпения насладиться им в полной мере. Мучительно медленно, дюйм за дюймом, Мики стала снимать с себя свое красное шелковое платье. По его сверкающим серебряным глазам она могла видеть, как стремительно охватывает его желание. Наконец оно стало нестерпимым.
– Иди сюда, Ки, – хрипло произнес он. – Ты слишком хорошо владеешь искусством соблазнения. Только видеть тебя – уже искушение.
– И ты способен забыть тех женщин, которые были у тебя в последние несколько недель? – Мики тут же обругала себя за то, что задала такой вопрос. Но насмешки Моргана задели ее больше, чем она хотела это признавать. Кейл был чувственным человеком, и женщины отвечали ему взаимностью. Было горько думать, что она так дорожила воспоминаниями о его восхитительных ласках, а Кейл совершенно забыл о ней в объятиях другой женщины.
Кейл медленно сократил разделяющее их расстояние. Подняв лицо Мики за подбородок, он взглянул в ее глаза – и утонул в их глубине.
– Не говори об этом, Ки, – тихо прошептал он. – Я пришел сюда не спорить. Для нас не может быть ни прошлого, ни будущего. Только настоящее. – Его черноволосая голова была всего в нескольких дюймах, а его дыхание, касаясь се дрожащих губ, дразнило и обещало блаженство. – Помнишь, что восток – это восток, а запад – это запад?..
Она знала, на что он намекает. Что они не способны жить вместе, что у них могут быть только короткие мгновения встреч, после которых они неизбежно должны расставаться.
– ...И им никогда не сойтись, – закончила Мики низким, полным желания голосом.
– Когда я с тобой, я могу поверить, что невозможное возможно... – произнес Кейл, видя по ее затуманившемуся взору, что у Мики в голове восток стал западом, а запад – востоком. Но в этот миг и сам Кейл потерял чувство направления. Они были словно магнитными полюсами, которые наконец притянулись друг к другу.
Он прижал ее к груди, и у Мики закружилась голова. Все ее тело задрожало в ответ на его ласки. Ощущения плавно переходили одно в другое, когда его руки зажигали се огнем. Мики плыла на волнах счастья.
Она откинула голову назад, давая Кейлу доступ к шее, на которой с силой билась вена. Серебристо-золотые волосы рассыпались по плечам. За поцелуями Кейла словно тянулся шлейф пламени, заставлявший ее стонать. Когда его язык перешел на пики ее грудей, ее веки с длинными ресницами закрылись. И тут ее накрыла еще одна волна наслаждения. Мики бросило в жар. Восторг охватил все ее естество.
Она жадно раскрыла рот, вбирая в себя воздух, но теперь ей было трудно не то что думать, даже дышать. Она была в состоянии только отвечать на его пылкие ласки и перемежающиеся безумным шепотом поцелуи. Желание было таким сильным, что Мики усомнилась – насытится ли она когда-нибудь. Ее руки безостановочно скользили по его бокам и стройному животу. Но просто дотрагиваться до него ей было мало. Она жаждала этого человека. Ее тело инстинктивно выгнулось навстречу ему, но Кейл отстранился, продолжая ласкать; казалось, он хотел довести ее до безумия.
Кейл положил ее на кучку смятой одежды и в который раз был поражен безукоризненной красотой этой нимфы. Ее стройное тело выглядело обворожительным в свете луны и под тенями от деревьев. Ему вдруг показалось, что со времени, когда его руки касались ее тела, прошла вечность. Ему захотелось вспомнить каждую выпуклость и каждый изгиб, чтобы упиться удовольствием, которое вызывало в нем прикосновение к ней.
В голове Мики мелькнуло: если Кейл решил довести ее до безумия, то он преуспел в этом. Погрузившись в дикие, ненасытные наслаждения, она даже предпочитала их возможности дышать.
– Кейл... – В ее срывающемся голосе слышалось нетерпение. – Пожалуйста... Я хочу тебя...
Он направил на нее глаза, горящие, как расплавленное серебро. Мики была в слезах от сладостной муки, терпеть которую было уже свыше ее сил. Ее руки крепко обняли его, лаская, побуждая применить все любовное искусство, которому он ее учил, овладеть ею и заняться любовью, до тех пор пока эта сладостная мука не пойдет на убыль.
Глядя в ее жаждущие синие глаза, Кейл угадал ее желание. Его захлестнули эмоции, более сильные, чем желание. На какое-то время он овладевал её телом, но его упрямое сердце молчало. Когда его массивное тело накрыло ее, он испытал в душе странную боль. Он сейчас хотел Мики так, как и раньше, необузданно и безрассудно, – но на сей раз он желал и ее души с решительным характером, который и раздражал, и притягивал его.
Но тут его захлестнула страсть, и эти мысли унеслись прочь. Бурные ощущения требовали разрядки. Отдаваясь чувствам, Кейл все же сознавал, что он не удовлетворится, пока не получит любовь этой женщины. Это была эфемерная мечта. И потому Кейл должен сохранить ее в тайне. Другие женщины не вызывали в нем интереса: они не имели характера. Нос Ки занятия любовью были другими, в них было какое-то новое измерение. И в этом измерении можно было соединить и сердца, и жизни...
Это было последней мыслью, что мелькнула в голове Кейла перед тем, как он погрузился в вихрь наслаждения. Его тело подчинялось лишь первобытному инстинкту, безумствуя, заставляя войти в нее...
Мики вскрикнула, когда ее накрыла волна удовольствия. В ней как будто что-то взорвалось, превратилось в огонь в самой глубине ее тела. Она чувствовала, как содрогается Кейл, услышала его сдавленный стон. Ей показалось, что она перенеслась в другой мир – мир, где время остановилось. Пережитые мгновения повторялись вновь и вновь, словно эхо от эротических ощущений, которые она чувствовала во всем теле.
Нежная улыбка появилась на губах Кейла, когда он отпустил потное тело Мики. Он знал, что поднял ее на самую вершину наслаждения. Возможно, он никогда не сможет ее приручить, но всегда способен разбудить ее спящую страсть и сделать ее обычной женщиной, сняв с нее броню упрямства.
Вдруг он понял, что Мики беззвучно плачет. Он подался чуть в сторону, чтобы стереть слезы с ее щеки своими губами. После этого он мягко дотронулся указательным пальцем до ее подбородка и, заставив ее поглядеть себе в лицо, ободряюще улыбнулся.
– Интересно, другие пары испытывают то же самое удовольствие? – хрипло прошептал он. – Хотя сомневаюсь, что кто-либо еще способен делать корзинки со столь аппетитным угощением.
Даже при свете луны Кейл смог заметить, как заалели ее щеки. Уткнув лицо ему в плечо, Мики вобрала в себя чудный запах его кожи, не желая говорить из-за страха разрушить волшебство этой ночи. Они лежали вместе, обмениваясь легкими поцелуями, трогая друг друга, наслаждаясь безмятежностью, что наступает после любовной игры.
Когда Кейл наконец нашел в себе силы отстраниться, Мики тут же ощутила холод. Она с благоговением наблюдала за Кейлом, когда он поднялся, чтобы собрать разбросанные одежды. Он напоминал ей стройную, сильную пантеру, потягивающуюся в темноте. При движениях Кейла его мускулы напрягались, показывая, какая в них таится сила. Она была просто в восхищении от его тела.
Кейл повернулся к ней и замер. Мики выглядела подобно вырезанной из дерева нимфе, чья статуэтка была специально поставлена здесь, среди листьев и травы. Боже, как изысканно она смотрелась, подумал Кейл, застегивая пуговицы своей рубашки. Он был бы счастлив провести остаток своей жизни, любуясь этой стройной красавицей...
Его губы скривились в улыбке. Интересно, как может выглядеть их совместная жизнь? Половину времени он будет думать, что сделает, когда его руки коснутся этой красавицы, а половину воплощать свои мысли в жизнь. Чтобы им не овладело искушение заняться любовью снова, Кейл постарался взять себя в руки и решительно зашагал прочь.
Увидев, что Кейл уходит, Мики горестно нахмурилась. Неужели он покидает ее, и так бесцеремонно? Даже не попрощавшись? Не пообещав увидеться снова, не сказав вообще ничего?
– Не уходи... – Ее голос был хриплым от разочарования и еще не остывшей страсти.
Кейл повернулся, его пронзительные глаза еще раз пробежали по ее безупречному телу и волосам, рассыпавшимся по плечам.
– Думаю, мне следует забрать обеденную корзинку, пока люди не увидели ее и не задались вопросом, куда это мы делись.
Когда его глаза скользили по ее телу, Мики невольно вздрогнула от удовольствия. Мики облегченно вздохнула – благодарение небу, он не собирается ее покидать.
– Возможно, это будет разумно, – пробормотала она с робкой улыбкой. – А я-то думала, что не смогла тебе отплатить за такую высокую оценку моей корзинки.
Кейл счастливо рассмеялся.
– Поверь мне, негодница, ты расплатилась сполна...
Кейл снова двинулся в путь, а Мики оделась и перешла в тень. Здесь она грустно вздохнула – с ней повторилась старая история. Стоило только Кейлу дотронуться до нее, как ее тут же покидал здравый смысл. Но ей хотелось так о многом его спросить. Почему он помог ее отцу? Почему был так щедр с Эриксонами? Что сделало их с Морганом смертельными врагами? Отчего он не может остаться с ней и любить ее?
Мики разочарованно вздохнула. Она могла ответить, почему Кейл не любил ее. Она была слишком волевой, независимой и упрямой.
Когда секунды стали минутами, Мики ожидающе повернулась к деревьям, за которыми исчез Кейл. Куда, черт побери, он запропастился? Почему он заставляет ее ждать? Сколько времени, Боже правый, требуется, чтобы забрать корзинку для ленча?
Мики подождала еще несколько минут, чувствуя, как в ней растет нетерпение, а потом вдруг сообразила, что Кейл, может, и не вернуться. Он просто сказал о корзинке, чтобы уйти, не ввязываясь в спор. Он всегда приходил и уходил, как ветер, – внезапно. Это был перекати-поле, которого ни одна женщина не была в состоянии удержать.
От отчаяния у Мики сжалось сердце. Неужели у нее с Кейлом так будет всегда? Она обречена не знать, где он находится и когда появится в следующий раз? Придет ли он еще вообще? Или может, появится, когда она уже будет не в силах оправиться от горечи утраты, – появится для того, чтобы раны открылись снова и начали кровоточить? Сможет ли она когда-нибудь перестать его желать?
Кейл однажды потребовал от нее, чтобы она отказалась от своей мечты и последовала за ним. Но при этом он не сказал, куда он хочет отправиться и чего ей можно ожидать. Женщина должна совсем сойти с ума, если решится пойти за мужчиной неизвестно куда. И тем не менее Кейл хотел от нее именно этого, даже зная о ее упрямстве и гордости, зная, что она полна решимости бороться за свою землю.
Но на этот раз Кейл даже не просил ее сопровождать его. Он заставил ее ждать его, теряясь в догадках, куда он делся. Возможно, он больше не хотел, чтобы она следовала за ним. Скорее всего сегодня вечером он просто удовлетворил свое мужское тщеславие.
Разочарованная и уязвленная, Мики пошла мимо кустов и деревьев. Ее сердце сжалось, когда она увидела сделанную ею из тростника корзинку для обеда. Дрожащими пальцами Мики вынула ее содержимое. Она совсем не хотела есть, словно у нее не было желудка. Внутри разлилась холодная пустота.
Потрясенная до глубины души, с трудом взяв себя в руки, Мики протиснулась сквозь толпу и направилась к выходу. По дороге в лагерь ее сопровождал только лунный свет. Она ругала себя за то, что не может выбросить из головы Кейла, который так жестоко ее предал. Она не могла его понять, была не в состоянии осмыслить причины его поступков. Он казался столь сердечным и пылким, когда они были вместе, он выручил ее из затруднительного положения с Морганом. А может, он просто желал удовлетворить свою похоть?
Когда Мики приехала в лагерь, душа ее была не на месте. Вздохнув, она расстегнула подпругу и сняла седло. Санданс, словно пытаясь развеять ее печаль, повернул голову и сжал зубами покрывало, что лежало на его спине.
На губах Мики появилась слабая улыбка.
– Ты прав. Я должна благодарить судьбу за то, что у меня есть такая верная, умная лошадь, которая не позволяет мне вешать нос из-за этого несносного человека.
Санданс фыркнул, сбросил покрывало на лежащее на земле седло и поплелся к своему загону. Слегка воспрянув духом, Мики энергично похлопала Санданса по крупу, а затем направилась в палатку.
Шаг за шагом Кейл разрушал ее сопротивление, вдруг с горечью подумала Мики. Он подарил ей солнечный свет, а затем исчез, оставив в полном отчаянии. Он пришел и ушел. А она, как последняя дура, обрадовалась волшебным мгновениям их близости, собирая крохи его внимания.
Мики тревожно повернулась на койке и натянула одеяло на голову. Какое-то время она так и лежала, ругая себя за то, что никак не может выбросить из головы Кейла. Неужели она никогда не перестанет любить этого человека? Что она сделала такого, чтобы получить это проклятие?
Внезапно топот копыт заставил ее забыть свои переживания. Морган! Он снова приехал со своими домогательствами. Схватив «винчестер», Мики высунула его за входной клапан палатки. Но к ее лагерю направлялись несколько человек в масках. Они приблизились к ее сараю с факелами в руках и накинули на столбы загона лассо. Загородки обрушились так же легко, как пали стены Иерихона.
С замиранием сердца Мики сжала крепче заряженное ружье. Она выжидала, когда налетчики направятся к палатке. Как только всадники устремились к ней, она прицелилась и выстрелила, попав первому из непрошеных гостей в руку. Но визитеры не стали отвечать. Они сбросили на землю мешок с одной из лошадей и скрылись в темноте.
Мики высунула голову из палатки, глядя, как горит ее сарай. Потом она бросила взгляд на загон, в котором был Санданс, – не убежал ли конь, напуганный всадниками и пламенем? С опасением Мики перевела глаза на объемистый мешок, что лежал у ее палатки. Не подбросили ли ей змеиное гнездо? От этой мысли она содрогнулась. Или же это были грызуны и прочие вредители, которые быстро справятся с ее лагерем?
Она осторожно развязала огромный мешок. С ее губ сорвался сдавленный крик, когда она поняла, что в мешке находится тело избитого мужчины. Повернув этого человека на спину, она замерла от ужаса.
– Кейл! – закричала она в смертельном страхе.
Трясущимися руками она провела по бледному лицу, на котором было столько раздувшихся шишек и запекшейся крови, что его было трудно узнать. Только после этого она заметила записку, прикрепленную к его шее веревкой. Мики прочла вслух каждое слово.
«В следующий раз это будешь ты. И это будет, если ты не оставишь этот участок...»
Истерически рыдая, Мики приволокла безжизненное тело в палатку. Она не смогла поднять его на кровать и опустила на тюфяк, а потом отправилась к реке, чтобы набрать воды и промыть многочисленные раны. Пробираясь сквозь кусты, она нещадно кляла себя за то, что так плохо думала о Кейле. Он попал в перекрестный огонь в ее борьбе с Морганом Хагерти и Джозефом Ричардсом. Они использовали его как угрозу, чтобы заставить покинуть ее землю. И если Моргана не остановить, она будет так же жестоко избита. Черт бы его побрал! Морган заплатит за это, поклялась она, пытаясь сдержать рыдания.
Когда Мики вернулась и принялась оказывать первую помощь, то обнаружила, что порезы и шрамы покрывают все тело Кейла. Кожа на его теле была содрана, словно его протащили на веревке за лошадью. На горле были видны следы от веревки – как и на руках. А одежду можно смело выбрасывать – починить ее невозможно.
Если Кейл выживет, то он будет ее ненавидеть за то, что оказался втянутым в такое опасное дело, решила Мики. Кейл пострадал совершенно незаслуженно. Он бы продал эту землю. Но она с ее упрямством и решимостью непреклонно отвергала любые предложения. Это ее следовало бы избить и протащить по прерии, а не Кейла!
Намазав следы от веревок целительным снадобьем и перевязав раны Кейла, Мики совершенно лишилась сил. Ночью она несколько раз просыпалась от крика – но кричала она сама. Кейл неподвижно лежал на полу, как перебинтованная египетская мумия.
Если бы ее поцелуи могли вернуть его к жизни, Мики поцеловала бы его сотни раз. Но поцелуи жизнь вернуть не в состоянии, а горячие молитвы не способны восстановить здоровье.
Если Кейл умрет от ран, Мики решила выследить Моргана и пристрелить. Если он прибегает к подобным методам, нет причин жалеть его самого. Без сомнения, этих людей нанял он, чтобы они избили Кейла до полусмерти. Морган мстил Кейлу, когда-то одержавшему над ним верх в драке. Морган также использовал Кейла, чтобы пригрозить Мики и заставить ее продать свою собственность.
Может, именно об этом говорил Кейл, когда предупреждал, что гонка за землей перейдет в погоню за наживой и породит множество козней? Боже, как она сможет пережить свою вину перед Кейлом? Он никогда ее не простит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100