Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Мики неслась по залитой лунным светом долине с такой скоростью, словно ее преследовал степной пожар. Слезы, которые ей раньше удавалось сдерживать, теперь градом катились по щекам. Она чувствовала себя совершенно опустошенной. Ее предал единственный человек, которому она доверяла.
Кейл оказался жалким ублюдком. Только он вырвался на свободу, как тут же положил лапы на другую женщину – замужнюю, жену своего делового партнера! Он пытался сговориться с Морганом и Джозефом, игнорируя ее мечты. И он ее совсем не уважал. Нисколько о ней не думал. Ужасный человек!
Звук копыт позади заставил Мики обернуться. По низким холмам, бешено погоняя коня, гнался за ней тот самый человек, которого она меньше всего хотела сейчас видеть. Произнеся несколько непечатных эпитетов, Мики перевела Санданса в быстрый галоп.
Кейл не стал погонять чалую, чтобы догнать всадницу в развевающемся на ветру платье. Он знал, что Мики все равно придется замедлить ход. Она побоится загнать свою бесценную лошадь. Так и оказалось. Кейл тут же заставил свою чалую перейти в галоп. Чалая была куда привычнее к долгим путешествиям, и она медленно, но верно сокращала дистанцию, отделяющую ее от Санданса.
– Ки! – окликнул Кейл достаточно громко, чтобы его голос был слышен из-за топота копыт.
– Не смей так больше называть меня! Не заговаривай со мной вообще! – отрезала Мики. Ее голос был полон гнева.
Кейл только ударил чалую в бока. Когда он оказался рядом с Сандансом, то наклонился, схватил его за уздцы и заставил остановиться.
– Я люблю тебя.
За этими тихими словами наступила тишина, а потом раздался звучный шлепок по щеке.
Как он мог сказать такое после всего, что сделал? Обольстить ее словами о любви! К этому он прибегает уже второй раз. Для него это пустые слова и тогда, и сейчас.
Нет, она вовсе не сентиментальная дурочка, которая тут же хватается за возможность любви. Она хорошо знает, кто такой Кейл, и ничто не изменит ее мнения о нем. Из-за этого ковбоя она теперь всегда будет ненавидеть мужчин. Ее душа и сердце выжжены, как пустыня. Она будет жить как на острове, она станет вселенной для самой себя, а Кейл Броулин может отправляться к дьяволу!
У Кейла начала дергаться щека. Стараясь унять нервный тик, он посмотрел Мики в глаза и увидел, что по ее щекам катятся слезы, а серебристо-золотые волосы превратились в спутанную гриву. Руки Мики с такой силой сжимали луку седла, что костяшки пальцев побелели.
Видеть ее слезы Кейлу было больнее, чем если бы у него оторвали руку. Прервать этот водопад можно было, только все объяснив.
– Ты вступила в безнадежное сражение, Ки, – строго произнес он. – В компании по распределению городских участков Морган имеет свой интерес. Он уже приобрел соседний участок и теперь намерен прибрать к рукам твою мечту. Ты напрасно угрожала Джозефу и Моргану. Они не захотят, чтобы их махинации с участками всплыли в суде. А когда ты в гневе удалилась, словно тебя предал возлюбленный, это породило ряд мыслей в голове Моргана. – Кейл сделал короткую паузу, чтобы отдышаться. – Морган совсем не дурак. Он понимает, что между нами что-то было. Я уверен, что он не оставит своих попыток забрать твой участок. Морган и Джозеф наверняка используют нашу размолвку, чтобы столкнуть нас друг с другом. – Лицо Кейла стало мрачным. – Они могут прибегнуть к силе и даже убить. Теперь, когда Морган думает, что ты в меня влюблена...
– Это не так! – выкрикнула Мики тонким от негодования голосом.
Кейл лишь пожал плечами. Он не собирался вступать в спор.
– Главное, что так думает Морган, – подчеркнул он. – Возможно, он захочет тебя устрашить тем, что покалечит Санданса, или устроит покушение на мою жизнь...
Дав ей возможность подумать над этим предположением, Кейл потянул Санданса за уздцы, чтобы конь вместе со своей хозяйкой направился к лагерю.
– Возможно, в опасности не только моя, но и твоя жизнь, – продолжил он. – Морган тщательно изучит твои слабости и будет играть на них, пока ты не подчинишься его воле. Ему уже надоедает безуспешно пытаться заключить с тобой соглашение. И может статься, что ты скоро увидишь не улыбки и утонченные манеры, а его истинное лицо.
Однако Мики в этот момент куда опаснее казался не Морган, а Кейл Броулин. Именно он играл на ее слабостях, предал ее и насмехался над ней при каждом удобном случае.
– Все это ерунда! – выкрикнула Мики, вытирая слезы ладонью. – Ты придумал все это, чтобы оправдать себя. Ты хочешь выглядеть благородным в моих глазах, но я с тобой так много общалась, что вижу тебя насквозь. Ты разговаривал с Морганом и Джозефом, и я слышала, как ты обещал им, что я уступлю. И я лицезрела твою попытку обольстить Эмили Террел. – Ее голос с каждой новой фразой становился выше и злее. – Не запутывай меня больше своей ложью. Оставь меня в покое. – Поскольку они уже добрались до лагеря, Мики показала пальцем по направлению к его палатке: – Я хочу, чтобы в течение часа ты убрал свои вещи с моей собственности. Если ты не уберешься, я разгоню твоих лошадей и подожгу твою палатку. В данный момент ты нарушаешь право частной собственности, и я намерена это терпеть не больше шестидесяти минут!
Черт, как еще убедить эту женщину, спросил себя Кейл, глядя в залитое слезами лицо. Она думает о нем самое плохое. Ей, похоже, нравится его ненавидеть, это вселяет в нее вдохновение, с горечью подумал он.
Мики спрыгнула с седла, Кейл сделал то же самое. Когда она устремилась к палатке, Кейл протянул руку, чтобы ее остановить.
– Я хочу, чтобы ты упаковала свои вещи и поехала со мной, – потребовал он более резко, чем намеревался. – Забудь про свои фантазии, пока тебя не убили. Если ты хочешь ранчо, я тебе его построю. Если ты хочешь разводить жеребцов – потомков Санданса, я найду тебе лучших кобыл в стране.
Черт бы его побрал, подумала Мики. Он хочет купить ее пустыми обещаниями. На самом же деле единственное, что ему нужно, – это прогнать ее с земли, а все, что он только что говорил, – ложь. Мики не желала, чтобы в строительстве ее ранчо участвовал Кейл, чтобы он доставил породистых кобыл, купленных на деньги переселенцев, желавших иметь к гонкам самых быстрых лошадей. Она лишь жаждала его любви. Но ее привязанность нельзя купить. Она может дать ее только сама, а относительно Кейла у нее слишком много сомнений. Она никогда не поверит в любовь этого непонятного человека, пока не убедится наверняка, что действительно ему дорога. А она знала, что это не так.
Любящий мужчина не станет предавать свою женщину. Что ему надо? Когда он говорил, что любит, то хотел, чтобы она сопровождала его в Техас. Теперь же он желает нажиться на ее земле, а потом перебраться, без сомнения, вместе с ней на тот участок, который он выберет. Но Мики не собиралась ему уступать, как не собиралась уступать никому!
Она со злостью посмотрела на загорелые пальцы, схватившие ее за руку.
– Убери руки, или я вытащу свой пистолет, – угрожающе прошипела она. – Я никуда с тобой не пойду. Я приехала в Оклахому за своей мечтой, и я ее нашла. На протяжении многих лет я вела цыганскую жизнь, и мне ее хватит по горло!
Она чувствовала, как в ней кипит гнев, и была полна решимости высказать Кейлу все наболевшее, до того как он уедет.
– Ты никогда не обещал ничего стабильного или долговечного. Где у тебя дом? – Она презрительно рассмеялась. – Потолок со звёздами? Ты нигде не пустишь корней, даже если тебя ткнуть в яму и регулярно поливать. Через две недели тебе надоедает жить на одном месте, и ты пускаешься в дорогу. Ты меня не любишь. Ты даже не знаешь, что такое любовь. Ты не увидишь ее, даже если она пройдет по тебе или упадет на тебя!
Кейла монолог этой разъяренной фурии разозлил так, что ему захотелось сильно ее встряхнуть. Но он молча смотрел, как Мики заползает в свою палатку. Дьявол, он должен уехать до темноты и предоставить Моргану возможность съесть ее живьем. С этой невеселой мыслью Кейл отправился складывать палатку и собирать вещи.
Пусть ведет свою борьбу с компанией по продаже городских участков и железнодорожной компанией, решил он. Даже если ей удастся привлечь этих жуликов к суду, судебное заседание затянется надолго. Ее запутают в спорах, и ее тяжба продлится годы. К этому времени Морган найдет способ от нее избавиться. А когда она поймет, что не сможет выиграть, то сама приползет к Кейлу с просьбами о помощи. Тогда он и посмеется, глядя в ее умоляющие синие глаза, тогда и вспомнит ее упрямство и самомнение.
Как она могла сказать, что он не знает смысла слова «любовь»? Это она слепа ко всему на свете, кроме своей мечты.
Когда Кейл ходил по лагерю, собирая вещи, Мики сидела на краю кровати, слыша все шумы снаружи. Ей не терпелось увидеть, как ее спутник уедет. Теперь она может больше не сдерживать свои чувства. Если ей захочется поплакать, она сделает это.
Погруженная в свои мысли, Мики не поднимала глаз, пока в палатке не появился Кейл. Когда Мики увидела его, у нее оборвалось сердце. Серебристые глаза Кейла были мрачными. Как только его тень упала на нее, Мики поспешно отпрянула, опасаясь, что он до нее дотронется, а она, с ее сентиментальностью, тут же растает.
«Он уходит, и ты его больше не увидишь!» – кричало ее разбитое сердце.
«Скатертью дорога», – презрительно возражала логика.
Кейл резко поднял Мики на ноги. Его пальцы сжимали ее локти так сильно, что перекрыли движение крови.
– Больше не говори мне, что я не знаю, что такое любовь, – мрачно проговорил он в ее побелевшее лицо. – И что я не имею ни малейшего представления о том, чем любовь не является. Любовь – это не тогда, когда дают только часть сердца, а все остальное предоставляют мечте о большом ранчо и разведении чистокровных лошадей. Любовь – это не тогда, когда о человеке думают самое худшее, отказываясь ему верить. – На мрачном лице Кейла было видно разочарование. Он хотел, чтобы напоследок она обрела хотя бы немного здравого смысла. – Иди своей дорогой, думай обо мне самое худшее, верь в Моргана. Посмотрим, куда это тебя заведет.
Внезапно Кейл освободил ее руки. От неожиданности Мики не удержала равновесия и упала на койку. Синее платье разметалось по одеялу. Кейл мрачно посмотрел на нее, зловеще и угрожающе. Взявшись за кружевную отделку, он внезапно рванул, разорвав платье в клочья. Мики сдавленно вскрикнула. Она не успела сообразить, что произошло, и что-то предпринять, как Кейл схватил ее за волосы и закрутил их на руку, как веревку. Мики пришлось повернуть голову – иначе ее волосы были бы вырваны с корнем.
– Ты хочешь думать, что я грубый дикарь, которому женщины нужны только для удовлетворения животных инстинктов? – вскричал он, видя, как побелели ее щеки. – Возможно, мне следует ответить на твои ожидания. Несправедливо, что обо мне думают так плохо. Я этого не заслужил. Если ты презираешь меня, возможно, как раз сейчас наступило время оправдать твое отношение.
Его рот с такой силой вжался в ее губы, что они заныли. Мики не могла ни сделать вдох, ни выразить свой протест против столь жестокого обращения. Кейл показывал, как он вел бы себя, если бы хотел доказать свое мужское превосходство и полное отсутствие уважения к ней. Всего за мгновение платье, которое Мики недавно приобрела в городке, оказалось кучкой рваных тряпок. Руки Кейла бродили по ее трепещущему телу, словно желая вызвать боль и оставить следы насилия. Но хотя Кейл и был зол, он не мог заставить себя нанести ей какой-либо вред. Он мог заставить Мики ненавидеть себя, но не хотел ненавидеть себя сам.
И скоро его гнев перешел в нежную страсть. Желание, которое сдерживалось на протяжении двух мучительных недель, разгоралось в нем. Теперь Кейл не хотел ее как-то унизить. Он жаждал, чтобы она откликалась на его ласки. Буря чувств захлестнула его. Если ему суждено уйти из ее жизни, ему хотелось пережить еще раз те волшебные моменты, что были у них, забыв на какое-то время разделяющую их ненависть.
Он заметил, что Мики тихо плачет. Это кольнуло его в самое сердце. Он начал сыпать беспорядочные извинения прямо в ее раздувшиеся от поцелуев губы.
Что Мики действительно было нужно, хотела она это признавать или нет, – так это любовь, глубокая и безграничная. И потому Кейл, прежде чем уйти, решил зажечь в ней огонь, который сделал бы ее мечты разнообразнее. Нужно было, чтобы эти мечты не ограничивались прерией и быстрыми лошадьми, но чтобы они зажгли ее сердце и расправили бы морщины в ее душе.
Кейл мягко коснулся ее губ своими, а потом начал убирать поцелуями ее соленые слезы. Гнев сменился самой нежной страстью, а сладкие ощущения за считанные секунды вылечили раны, вызванные оскорбительным отношением. Его умелые ласки обрушились на ее обнаженное тело, заставляя радостно петь каждую клеточку. Его поцелуи были подобны теплым солнечным лучам, пришедшим на смену грозовым облакам. Мягкие полные губы шептали нежные слова так близко, что обдували ее кожу и заставляли Мики трепетать, словно от поглаживания листьев под ветром.
Кейл быстро расстегнул ее рубашку и положил ее руки на свою заросшую густыми волосами грудь.
– Дотронься до меня, Ки. Я не чудовище, хотя и могу вести себя так, когда меня приводят в ярость. Я просто человек, который хочет тебя такой, какая ты есть, когда ты не скрываешься под гордой маской. Вот что нас объединяет – ненасытное желание обладать друг другом. Когда мы занимаемся любовью, нам ничего не нужно...
Он начал легко ласкать ее тело. Руки Мики непроизвольно тоже стали исследовать и изучать его. Она не думала о безумных, восторженных мгновениях, за которыми наступали усталость и опустошенность. Но когда она положила руки на его твердую, как скала, грудь, ее разум тут же уступил чувствам.
На протяжении нескольких мгновений они лежали рядом, изучая друг друга. Ее руки скользили по его плечам, пробуждая желание.
Лаская его, Мики возбуждалась сама, и скоро она уже начала испытывать не только тихую нежность. Она жаждала удовлетворить свою ненасытную страсть, в которой отказывала себе так долго. Она хотела сохранить в памяти то, что будет поддерживать ее, спасет от тоски и одиночества.
После того как Кейл уйдет, у нее никогда не будет такой же бури ощущений, от которой сердце загорается огнем. Никогда больше она не услышит эту тихую, завораживающую мелодию, что звучала в ее душе. Об этой ночи она будет вспоминать вечно. Это – все, чем она реально владеет, все, что ценного она приобрела за всю свою жизнь.
Когда Кейл наклонился над ней, Мики подняла влажные от слез ресницы. Его взгляд скользил по ее телу, на ее кожу словно падали лучи лунного света. Ее чувственный рот раскрылся, будто приглашая. Кейл оперся на руку, и его сильные мышцы округлились.
На губах Мики заиграла робкая улыбка, когда она обвила рукой его широкие плечи.
– Знаю, что потом буду себя за это ненавидеть, – пробормотала она.
По его губам скользнула усмешка, а в глазах вспыхнул огонек.
– Твою ненависть я вынесу, если буду знать, что ты все еще меня хочешь... – Его бровь выгнулась, когда он наклонился, чтобы легко коснуться ее губ. Его мускулистое тело возбуждающе прошлось по ее телу, а затем отпрянуло, словно дразня. – Ты хочешь меня, Ки? Хочешь, несмотря на то что между нами столько непреодолимых препятствий? – хрипло спросил он. – Ты хочешь, чтобы я наполнил пустоту твоей жизни? Насколько глубоко может зайти твоя ненависть? И как долго она может длиться, когда я уйду?
Он снова начал свои нежные и дразнящие ласки. Ей он казался в эту минуту очень близким – и вместе с тем невыносимо далеким. Он знал, как заставить женщину желать себя. Мики простонала, сдаваясь, и ее тело выгнулось навстречу ему, дрожа от нетерпения.
– Черт бы побрал твою гордость! – прохрипел Кейл. – Скажи мне, что ты думаешь, даже если ты считаешь меня самим сатаной. Ты хочешь какого-нибудь другого мужчину... или только меня, Ки?
Он творил такое, что она совершенно теряла контроль над собой. Буквально все ее тело изнывало от желания, которое мог вызывать и удовлетворять один только Кейл Броулин.
– Я хочу тебя, – шептала она прямо в его теплые губы. – Черт бы тебя побрал, но мне придется признать, что никто не возбуждает меня так, как ты.
– Ки, ты нужна мне... – прохрипел Кейл, устраиваясь над ней. – Возьми меня в рай...
Он чувствовал, что совсем обезумел, и отпрянул, пытаясь овладеть собой. В глубине души он хотел услышать недовольство тем, что отстранился. Ему надо было знать, что ею владеет столь же сильное влечение к нему, какое он испытывает к ней.
Простонав от сладостной муки, Кейл опустил черноволосую голову на ее светлые волосы и жадно втянул в себя их запах. Его тело двигалось как бы само, стараясь соответствовать задаваемому Мики ритму и испытывая невыразимое наслаждение.
В эту минуту они были словно двумя половинками целого. Кейлу казалось, что он находится в полете куда-то к неведомому горизонту. Его сердце колотилось в груди подобно птичке, пытающейся вырваться из клетки. Теперь всего его – и разум, и тело – охватило стремление к самой большой близости.
Он терял над собой контроль. Но и Мики, словно сумасшедшая, вцепилась в его спину. И на это жадное объятие Кейл ответил столь же жадно. Он прижал Мики к себе с такой силой, словно она повисла на краю бездны. Их обоих охватил огонь острого наслаждения, которое накатывало на них волна за волной. Казалось, они висят где-то в безбрежном пространстве, что время исчезло, а это блаженство, которое знакомо только любовникам, будет длиться вечно.
Когда восторг близости прошел, потребовалось немало времени, пока Кейл смог восстановить дыхание и взять себя в руки. Он знал, что теперь ему нужно уйти, но было невозможно покинуть шелковый круг ее объятий. Кейл мягко высвободился и сел на край кровати. Едва он взглянул на Мики, у него перехватило дыхание. Боже, как великолепно она выглядела с растрепанными волосами цвета солнечных и лунных лучей! Ее алые губы распухли от поцелуев, а на щеках страсть оставила румянец. Ее тело с его изящными линиями было мягким, гибким и теплым.
Не в силах сдерживаться, Кейл взял ее лицо в ладони своими большими загрубевшими пальцами. Глядя на нее неморгающим взглядом, он оставил на ее губах последний поцелуй. Все еще чувствуя вкус ее губ, Кейл натянул джинсы и застегнул их, потом, не произнося ни слова, поднял ботинки и рубашку. Подойдя к выходу, он на миг остановился, пытаясь собраться с мыслями. Внезапно он повернулся и вытащил несколько денежных купюр из кармана, чтобы положить их на столик рядом с выходом.
– Я не хотел рвать в клочья твое платье, – извиняющимся тоном пробормотал он. – Ты в нем так хорошо выглядела. Надеюсь, то, которое ты купишь ему на смену, будет столь же изысканным, как и леди, которое его надевает...
Как только Кейл исчез в темноте, Мики вскочила на ноги и схватила свое разорванное платье. Теперь оно годилось разве лишь на тряпки. Но не о платье думала она в это время. Кейл уходит из ее жизни – и она не должна этого допустить!
– Кейл, не покидай меня. Останься со мной и помоги мне построить дом, общий для нас двоих, – сдавленно произнесла она, устремляясь из палатки.
Кейл уже был в седле. Увидев, как она бежит к лошади, он повернулся. Серебристо-золотые волосы Мики развевались на ветру, а ее халат распахнулся, открывая манящие округлости груди и красиво очерченные ноги. Боже, ведь это так легко – сойти с лошади и заключить Мики в объятия. Но если он останется, с ее упрямством они снова скоро станут противниками.
Губы Кейла тронула печальная улыбка, когда он наклонился вытереть слезы, катящиеся по ее щекам.
– Так не получится, Ки, – тихо произнес он. – Ты придешь ко мне, когда откажешься от своих нереальных мечтаний. Приходи ко мне, когда тебе буду нужен я, а не твое процветающее ранчо и призовые скакуны. – Он поднял ее лицо за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. – Когда ты придешь, я буду знать, что ты пришла ко мне, что мы будем работать плечом к плечу, даже если я решу жить в палатке и путешествовать по прерии, как бродяга. – Его глаза сузились, когда он произносил свои последние слова. – Приходи ко мне, Ки, только тогда, когда тебе не будет нужен никто, кроме меня... когда я стану единственной твоей мечтой...
Мики отпрянула и в досаде выпрямила спину. Боже, какое самомнение! Он думает только о себе, и ему наплевать на то, что она хочет и что ей нужно.
Кейл считает, что она должна идти за ним на край света. Да, она любит его. Но она не желает быть человеком второго сорта, посвятившим свою жизнь другому. Кейл хочет только брать от жизни и не желает кому-то что-нибудь давать. Она не будет ползать перед ним. Черт бы его побрал! Ему нужна не женщина, а болонка!
Если она даже так унизит себя, что согласится последовать за ним, то какая ее ожидает жизнь? Такая же, с горечью подумала Мики, которую ей пришлось пережить с отцом. А ей уже надоело ездить по городам и весям, зубами и ногтями выцарапывая что-нибудь на еду и одежду. Кейл хочет от нее слишком многого, а в ответ не дает почти ничего. И если бы он действительно ее любил, то говорил бы это в момент страсти, когда они лежали в объятиях друг друга, а не когда их разногласия были в самом разгаре!
– И на чем мы должны построить нашу мечту, Кейл? – спросила она дрожащим от негодования голосом. – Наш дом будет построен из невидимых камней, наши загоны – из воображаемых проволоки и леса? И что будет связывать нас, когда мы опять поссоримся? – Ее холодный смех странно прозвучал в ночи. – Мы всегда будем ссориться. Иногда я думаю, что мы такие разные, что вряд ли у нас может быть что-либо общее.
Берясь за веревку, к которой был привязан караван мулов и лошадей, Кейл рассмеялся своим низким грудным смехом.
– Иногда, моя прелестная маленькая нимфа, невидимые стены могут быть прочнее, чем дерево и камень. – Заметив хмурую морщинку на ее лице, Кейл насмешливо фыркнул. – Ты все еще полагаешься на твердые вещи – на каменные стены и написанные на бумаге обязательства, Ки? – Он не дал ей ответить и продолжил, подтверждая ее самые мрачные подозрения. – Я не предлагаю брачный контракт, который говорит, что мы оба должны соблюдать клятву. Кусок бумаги может подтвердить законность, но он не может обещать верность или привязанность. – Тяжелый вздох сорвался с его губ, когда он смотрел в ее овальное лицо. – Однажды ты должна понять все, что я тебе говорил. Но я сомневаюсь, что это случится, пока ты доверяешь только своей голове и не позволяешь руководить собой чувствам. – Его губы тронула улыбка, когда он коснулся края шляпы. – Удачи, Ки. Тебе она нужна, если ты все еще хочешь воплотить в жизнь свои планы.
Мики стояла неподвижно, пока Кейл и его скот не исчезли из виду. Желая заглушить свое горе, Мики отправилась к Сандансу, чтобы погладить его по мягкой морде. Но даже благодарный отклик животного не улучшил ее плохого настроения.
– Невидимые стены, в самом деле, – в отчаянии пробормотала Мики. Прежде зацветет пустыня Сахара, чем она когда-нибудь оставит Санданса и свою мечту и отправится за этим бездомным бродягой!
Почему Кейл Броулин продолжает быть для нее самым важным в жизни – ведь он лгал ей, предавал ее и смеялся над ней? Даже его хромающая нога была притворством. Он думает, что она не заметила! Этот человек с большими странностями, и она будет сумасшедшей, если переймет его философию и отправится с ним неведомо куда.
Мики вернулась в палатку и забралась в кровать. Теперь ей уже был неприятен оставшийся здесь запах Кейла – человека, который каким-то образом заставлял ее желать его, несмотря на ее твердую решимость, невзирая на насмешки над ее мечтами. Куда бы она ни повернулась, всюду было что-то, что напоминало о Кейле.
Эту ночь она провела без сна, ворочаясь с боку на бок и раздумывая, какой будет ее жизнь без Кейла. Он был с ней так долго, что ей казалось странным, что утром она не поздоровается с ним и не увидит его чуть кривую улыбку.
– Ты сделана из крепкого дерева, Мики Ласситер, – подбодрила себя она. – Ты вполне способна вести нормальную жизнь и без Кейла Броулина.
Однако она чувствовала, что ее слова звучат безрадостно, тем более что утро выдалось пасмурным и сухим. Может, Кейл каким-то образом накинул на солнце лассо и увез его с собой вместе с лошадьми? Он хотел, чтобы она потерпела крах в своем предприятии. Позже она поняла, что Кейл оказался прав. Каждый новый день приносил ей все новые испытания.




ЧАСТЬ III

Тот, у кого есть тысяча друзей, не имеет друга, с которым можно поделиться, – а у кого есть один враг, будет встречать его везде.
Ралф Уолдо Эмерсон


Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100