Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

По небу над Оклахомой, словно на параде, плыли облака, время от времени скрывая солнце. Мики и Кейл вместе трудились над строительством небольшого домика, в котором могли бы держать свои запасы. Утром они поставили на столбы крышу, а сейчас возводили северную стену. Мики надеялась, что они соорудят к вечеру по крайней мере две стены. Ей просто не терпелось увидеть свой дом завершенным снаружи. Но даже с помощью Кейла дело двигалось недостаточно быстро для нее.
– Я видел вчера в Рино твоего отца, – сказал Кейл и принялся заколачивать в доску гвоздь.
Мики не ответила. В ее голове всплыли слова Моргана Хагерти, что Кейл воспользовался беспомощным состоянием ее отца и обыграл его. В ее глазах это не красило ни отца, ни Кейла.
– Что он делает? – негромко спросила она. – Когда на прошлой неделе я ездила в город за разными мелочами, я не видела там его фургона.
Кейла удивило, что Мики после его слов бросила на него негодующий взор. Похоже, решил Кейл, он задел в ней какую-то чувствительную струну.
– Ты, наверное, думаешь, что я поступил недостойно, взяв лошадь, – решился он сказать. – Но Эмет мог проиграть Санданса Моргану Хагерти, и я не хотел...
Его слова оборвал ее смех.
– А я слышала от Моргана, что это он пытался спасти Санданса от тебя. Он рассказал, что, когда хотел выкупить у тебя Санданса, ты его избил!
Кейл недоуменно повернул голову, чтобы взглянуть в хмурое лицо Мики.
– И ты веришь этому негодяю? – В его голосе была горечь. – Ты ставишь слова профессионального карточного игрока выше моих?
– А почему бы мне ему не верить? При мне Морган всегда был истинным джентльменом, – отрезала Мики.
– Да уж, могу себе представить, – мрачно пробормотал Кейл.
Ирония в его голосе заставила Мики вспыхнуть.
– По крайней мере его на расстоянии держать легче, чем тебя, – объявила она, сдерживая гнев. – Когда я отвергла его ухаживания, он отнесся к этому с уважением, а не пошел напролом, как ты!
Кейл повернулся, чтобы посмотреть прямо в ее лицо.
– Держись от него подальше, Ки. Морган Хагерти опасен, веришь ты в это или нет.
– Более опасен, чем ты? – Мики вопросительно подняла тонкую бровь. – Из своего опыта я делаю другое заключение.
Этот разговор начал портить Кейлу настроение.
– Я только хотел сообщить тебе, что твой отец открыл магазин в северной части Рино.
Хорошо начавшееся утро было испорчено. Кейл занялся отделкой северной стены. Завершив работу, он спрятал инструменты в домике и молча отправился к своему лагерю. Мики с тревогой смотрела ему вслед. Теперь ей в одиночестве предстояло защищать участок и готовить еду. Спустя час на границе ее владений появился Морган Хагерти, как всегда, безукоризненно одетый.
Приподняв в знак приветствия черную вельветовую шляпу, Морган спустился с лошади.
– Я думал, что вы не стали связываться с Броулином и выбрали себе другой участок. – Помолчав, он стер со щеки Мики прилипшую землю. – Я тревожился за вас. Мне не давала покоя мысль, что вам придется одной защищаться от Броулина.
Мики настороженно подалась назад. Она не знала, кому верить – Моргану или Кейлу.
– Мистер Броулин и я заключили соглашение. Через девять дней вся собственность перейдет к одному из нас. До этого времени каждый из нас будет выполнять необходимые работы.
– Я хотел бы приобрести ваш участок, – внезапно произнес Морган. – Я бы заплатил большую цену.
В глазах Мики появилась решимость.
– У меня нет намерения его продавать. Мистер Броулин тоже должен понять, что я приехала в Оклахому для того, чтобы здесь остаться. Когда он уедет отсюда, я не продам эту землю ни за какие деньги!
Морган внимательно посмотрел на упрямо поднятый подбородок.
– Я не хотел бы, чтобы вы пострадали, Мики. Но должен сказать, что в вашей земле заинтересована компания по продаже городских участков. Ходят также слухи, что здесь через реку проложат железную дорогу – прямо рядом с загоном, который вы только что построили.
Эта новость только подзадорила Мики.
– Я никуда не перееду. Пусть железнодорожная компания ищет другое место для моста.
На губах Моргана появилась натянутая улыбка. Похоже, с Мики придется повозиться. Нужно бы преподать ей урок.
– Если вы бросаете камень в воду, то должны помнить, что по воде пойдут волны. Меня наняла одна из компаний по распределению городских участков, и я отдал ей свой. Он как раз граничит с вашим на востоке. Вы должны понимать, что один человек не в состоянии справиться с сотнями алчущих переселенцев, которые появятся здесь, чтобы построить город. Я не говорю о представителях железнодорожной компании, уже решивших, где они проложат свои рельсы. Железная дорога быстро движется на юг, и ничто не заставит компанию отказаться от наиболее удобного маршрута.
Повернувшись, Морган решительно зашагал прочь. Мики вспыхнула от гнева. Черт побери, она не отдаст свой участок за пригоршню денег! Это ее собственность!
Никак не в состоянии успокоиться после разговора с Морганом, Мики обошла окрестности, чтобы собрать валежник для костра. Она обязательно выиграет спор у Кейла и заставит его убраться со своей земли. Никто не сможет вышвырнуть ее, как мешок с грязным бельем! Она сделала здесь заявку по всем правилам. Ее хотят отсюда прогнать? Только после того, как познакомятся с ее ружьями!
Весна 1889 года была дождливой. Каждый раз, когда Мики затевала какое-нибудь серьезное дело, на небе собирались облака и начинался дождь. Как только прерия высыхала, приходили новые облака и выливали влагу на землю. Глядя в небо, Мики недовольно хмурилась. А когда мирное пение сверчков и кваканье лягушек нарушалось раскатами грома, она поспешно прикрывала костер, поглядывая на запад и раздумывая, почему задерживается Кейл. Может, он нашел общество другой женщины более привлекательным?
Когда солнце стало садиться, от стройных тополей и поникших ив по траве поползли тени. Внезапно ударил гром, заставив Мики недовольно поднять голову. Черт побери, куда же девался Кейл? Весь день она раздумывала, о чем будете ним говорить. Если он не вернется, то все ее надежды обернутся ничем.
Она облачилась в самое вызывающее платье, какое только у нее было. От этого наряда Кейл, возможно, не устоит и нарушит, наконец, свою клятву. А ей нужно стать единоличной владелицей этой собственности, и как можно быстрее. Если Кейл узнает, что компания по продаже городских участков интересуется этой землей, он будет пытаться заставить ее уступить участок. Для него-то эта земля ничего не значит.
Когда она, наконец, заметила фигуру Кейла на фоне собирающихся облаков, ее сердце радостно сжалось. Если бы только он испытывал к ней какие-либо чувства, если бы не стремился во всем ей помешать... она бы сейчас вскрикнула от радости.
Кейл шел пешком, когда впереди замаячило чудесное видение. Мики была облачена в светлое муслиновое платье, которое подходило по цвету к ее глазам. Платье соблазнительно обнажало плечи и туго обтягивало бедра. Сквозь тонкую ткань просвечивал огонь костра, обрисовывая ее очаровательную фигуру с такой ясностью, что все внутри Кейла буквально закипело.
Весь сегодняшний день Рубен насмешливо напоминал ему о решительной красотке, из-за которой Кейл больше не скачет по прерии, а строит загоны и домики. И вот снова предстоит атака, мрачно подумал Кейл.
Он удрал от насмешек Рубена только для того, чтобы теперь его искушали воспоминания об озере Блу-Лейк, нежные, возбуждающие. Он словно видел Мики, плывущую в сверкающих брызгах, ее роскошное тело в прозрачной воде, ее заразительный смех, вновь переживал свою всепоглощающую страсть...
Маленькая ручка Мики скользнула в его ладонь, разом вернув в реальность.
– Иди сюда, любовь моя, я приготовила пир для возвращающегося короля, – прошептала она, перед тем как повести его к огню.
Кейл не смог бы сказать определенно – то ли где-то вдалеке прогремел гром, то ли у него бешено заколотилось сердце. Боже, какая трудная ночь его ожидает! Ему предстоит смотреть на эту обворожительную нимфу, к которой он не может прикасаться. Она будет его соблазнять своей красотой и своими женскими чарами – и ему снова придется бороться с собственным телом.
Полный решимости не поддаваться чарам, Кейл сразу настроился игнорировать все попытки его обольстить. Он откусил мясо только что зажаренного кролика, которого застрелила и приготовила Мики, и тут же, сжав горло, захрипел.
– Что ты положила в это мясо? – спросил он, выругавшись.
Изумленно открыв глаза, Мики села на пень.
– Ничего. И не яд, если ты имеешь в виду это.
Кейл с трудом вдохнул и снова захрипел.
– Если ты меня убьешь, это разом решит все твои проблемы, – с трудом выдавил он из себя.
Не очень веря ему, Мики с силой ударила Кейла между лопаток.
– Может, я и хочу, чтобы ты убрался с моей земли, но я никогда не планировала тебя в ней похоронить.
Ей не приходило в голову, что он притворяется. Мики еще не пробовала кролика и искренне считала, что Кейл на краю смерти.
Хотя Кейл был голоден, а она приготовила кролика превосходно, он отставил тарелку в сторону.
– Ты явно не умеешь готовить. Ты не способна делать ограды. И ты не в состоянии добиться даже того, чтобы твоя палатка стояла ровно. Я делаю всю работу, а твой вклад меньше наперстка, – пробурчал он.
Мики, не помня себя от злости, сжала руки в кулаки и отклонилась, раздумывая, как будет выглядеть эта гигантская обезьяна, если переместить ей оба глаза на одну сторону. Ее остановило выражение его лица. Она поняла, что он ждет ее удара! Он упадет на землю, но от этого удара участок станет его собственностью!
– Давай, Ки, – подбодрил ее Кейл. – Ударь меня. Я хотел этого все время, как сделал заявку одновременно с тобой. – Видя, что она неподвижно стоит на месте, он продолжал дразнить ее, пытаясь лишить остатков самообладания. – Ты паршивая кухарка. Я всерьез сомневаюсь, что ты можешь вскипятить воду, не испортив ее. Ты такая худая потому, что не можешь есть то, что стряпаешь. Есть твою стряпню невозможно. Я скорее бы согласился глотать жареную кору. Это более аппетитно, чем тот скунс, которым ты хотела меня накормить.
Насмешки Кейла вывели бы из себя и святого, а Мики была далека от святости. Она всегда признавала, что у нее скверный характер, но сейчас она училась сдерживать свои чувства.
Игнорируя насмешки Кейла, Мики разжала кулаки и медленно приблизилась к нему. Ее ладони скользнули за его шею. Потом она откинула назад голову, и каскад серебристо-золотых волос упал на ее спину. Когда ее живот коснулся тела Кейла, в нем вспыхнуло желание. С тем же успехом она могла бы приложить к его телу раскаленное клеймо. Кейл хорошо видел это зачаровывающее лицо. Прямо на него смотрели глаза цвета утреннего неба. Серебристо-золотистые волосы были похожи на солнечные и лунные лучи. Поблескивающие лазурные глаза обрамлялись густыми длинными ресницами.
Его тело испытывало сладкую муку от невозможности удовлетворить желание. Взгляд Кейла упал на ее тонкое лицо, прошелся вниз по шее и остановился на груди, что прижималась сейчас к его телу. Только ткань отделяла его ноги от ее живота. Ее бедра буквально вжались в его ноги, внезапно ставшие совсем слабыми.
– Ты прав, – согласилась Мики тихим, мягким голосом, от которого он почувствовал новый прилив желания. – Я плохо готовлю. – Она провела пальцами по лицу Кейла, и его резкие черты смягчились. – Я не умею обращаться с молотком и гвоздями. – Она чуть сдвинулась, чтобы теснее касаться его тела. – Я и в самом деле мало что умею делать или делаю это неправильно.
Она запустила пальцы в его черные волосы, а потом повернула его голову к себе. Ее чувственные губы оказались всего в дюйме от его рта. – Ты олицетворяешь собой все, чем я хотела бы стать, но никогда не смогу. Ты сильный человек, с которым приходится всем считаться, ты полон жизненной силы...
Когда ее губы коснулись его, Кейл подумал, что человек он на самом деле слабый. Сейчас он казался себе сгоревшим торфяным болотом – с твердым покрытием наверху, но пустым и жидким внутри. Он боялся пошевелиться. Ему было трудно дышать. Если он начнет откликаться на эти дурманящие поцелуи, все будет потеряно – его мужская гордость, их земля... Боже, сейчас все может растаять как дым.
Как просто было бы забыть о своей задаче и удовлетворить плотские желания. Но не с любой женщиной, подумал Кейл, пока Мики продолжала свою магнетическую работу. Он хотел ту женщину, которая сейчас была для него запретной. Это была женщина с сердцем льва и с изысканной нежностью ангела.
Только одна женщина была сейчас объектом его желаний, только одна мучила своей недоступностью. Кейл хотел эту женщину так, как никогда не хотел никакую другую. И вместе с тем он желал бы оказаться сейчас от нее как можно дальше. С ней он не способен сохранять над собой контроль. Она была воплощением грациозной красоты и непреклонного духа. Быть сдержанным с ней означало противиться законам природы. Хотя она и признала сейчас свою слабость, во многом она не уступила бы и мужчине. Там, где ей недоставало физических сил, она компенсировала настойчивостью и волей.
Когда Мики поняла, что проиграла этот поединок нервов, она отпрянула назад, стараясь не выдать своего разочарования. Сейчас у нее уже не было желания соблазнить Кейла. Ощущения от твердой как сталь плоти породили в ней запретные мысли. Хотя Кейл выглядел спокойным, ее самое буквально переполняло желание. Мики жаждала забыться в пылу его страсти.
Вспышка молнии и последовавший за ней удар грома вывели Мики из размышлений.
– Думаю, мне лучше вернуться в свою палатку, – мягко произнесла Мики. – Неразумно игнорировать бурю и молнию.
Кейл оставался неподвижным, словно у него выросли корни. Он лишь проводил Мики жадным взглядом, когда она прошла к своей палатке. В его голове закралось подозрение, что Мики задумала для него какую-то новую пытку. Что-то подозрительно спокойной она вдруг стала. Если бы она знала, насколько близко подвела его к проигрышу пари, она была бы довольна. Однако он не собирался в этом признаваться, как не хотел признаваться даже себе в том, что эта странная игра все больше притягивает его к этой девушке.
Простонав от собственного бессилия, Кейл немигающим взглядом уставился на темный силуэт, который был виден на стенке палатки от фонаря. Не зная, что за ней наблюдают, Мики спустила с плеч платье до талии. Кейла буквально трясло, когда он видел перед собой несказанно красивую скульптуру, нарисованную светом и тенью на стене палатки. О такой статуэтке любой музей мог только мечтать. Кейл смотрел, стоя неподвижно, словно зачарованный, пока Мики натягивала на себя ночную рубашку и укладывалась на койку. Когда свет фонаря наконец погас и наступила тьма, Кейл был совершенно обессилен. Он едва смог вернуться в свой лагерь, чтобы там переждать приближающийся ураган.
Хлынул бурный ливень, он барабанил по палатке, словно пальцы нетерпеливого человека. Ветер ревел, подобно сирене, пасмурное небо пересекали извилистые молнии. Кейл лежал на койке, не в силах совладать с собой.
Черт бы побрал все эти соглашения! Если бы не они, он бы сейчас находился в мягких объятиях Мики, не обращая внимания на грозу. Какая, к черту, разница, кто победит?
Мики все равно ждет горькое разочарование. Она непременно потеряет свой желанный участок. Это совершенно ясно. Он остался в Оклахоме только для того, чтобы смягчить удар и защитить ее от крупных проблем.
Возможно, ему следует просто рассказать ей правду, признать поражение и избавиться от этого состояния, которое может спалить его изнутри. После того как они займутся любовью, Мики внимательно обдумает его аргументы и он уйдет. Это будет концом его странных отношений с Мики Ласситер. Все кончится, а участок, о котором она столько мечтала, станет обычным городом, через который проходит железная дорога.
Решив, что он только затягивает агонию, Кейл спустил ноги с койки и вышел наружу. Хотя все еще лил дождь, самые грозные тучи ушли дальше вдоль реки, и молнии теперь сверкали где-то далеко. Кейл быстро направился по влажной траве к палатке Мики.
– Ки, я хочу с тобой поговорить. Это не ждет, – объявил он не допускающим возражения тоном.
Мики не ответила.
– Черт! – свирепо выругался Кейл, пробираясь в палатку. – Мики, ты меня слышишь? Мы должны поговорить... и немедленно.
Тут он увидел, что Мики нет в кровати, и с его губ слетело еще одно ругательство. Не вернулись ли сюда любители чужих участков, чтобы ей отомстить? Может, он не разобрал криков о помощи из-за шума грозы?
Внезапно он услышал ужасающий крик Мики, который почти мгновенно смолк. Сердце Кейла с силой забилось. Крик донесся откуда-то с реки. Кейл стремглав бросился из палатки и, выскочив наружу, чуть не грохнулся на землю, споткнувшись о выброшенный рекой ствол дерева.
Второй ужасный крик послышался с востока, от загона. Но теперь не было ни загона, ни столбов от него. Разбушевавшаяся река сменила свое русло и проложила себе дорогу по небольшой низине, которую скрывали старые тополя. Теперь эти деревья стояли прямо посреди пенящихся вод и несущегося по течению песка!
Кейл быстро окинул взглядом поверхность реки и почти сразу обнаружил Мики, судорожно вцепившуюся в ствол дерева. Она истерично рыдала, ее руки были содраны в кровь от безуспешных попыток влезть на это дерево, пока свирепый поток не увлек ее в один из своих водоворотов. Кейл повернулся и вихрем побежал обратно в лагерь, надеясь отыскать там веревку.
Новое русло оказалось таким глубоким, что лошадь утонула бы в нем с головой. Единственным, что могло спасти Мики, было лассо, которое можно набросить на тонущую, чтобы вытащить на берег. Но даже если бы бросок веревки оказался удачным, это еще не давало гарантии, что Мики не утонет, пока он будет ее вытаскивать.
Лихорадочно перебирая вещи Мики, Кейл, наконец, нашел веревку. Потом, повернувшись на север, он пронзительно свистнул. Хотя Санданс находился в небольшом загоне вместе с остальным стадом, Кейл не сомневался, что конь откликнется на зов. Если Санданс решит, что его зовет хозяйка, он найдет способ, как выбраться из загона. В данный момент Кейлу было безразлично, что Санданс сокрушит загон копытами и все лошади разбегутся. Главное сейчас – спасти Мики.
Когда он услышал топот копыт по влажной песчаной земле, с его плеч словно свалился камень. Хотя Санданс был явно не рад обнаружить, что свистел Кейл, он не испугался и не убежал. Стараясь говорить как можно мягче, как с ним обычно разговаривала Мики, Кейл положил веревку на голову Санданса и подтолкнул его к ревущей реке. Но конь внезапно уперся. И тут в темноте раздался новый истерический вскрик Мики, после чего Санданс перестал пятиться и двинулся за Кейлом.
Только тут Кейл увидел, что именно заставило Мики так кричать. У него замерло дыхание. Дерево, на котором повисла Мики, застряло между двумя пнями, и теперь бурные воды переливались и через него, и через голову Мики.
Хотя Кейл бросал лассо уже тысячи раз и мог поклясться, что способен накинуть его на шею лошади с закрытыми глазами, он внезапно почувствовал неуверенность. Сжав зубы, он начал раскручивать лассо над головой. Его взгляд был направлен на едва видимое во тьме тело Мики, качающееся среди бушующих волн.
Но первая попытка не удалась – лассо задело развесистые ветки. Тихо выругавшись, Кейл дернул веревку, чтобы высвободить ее из ветвей. Смотав лассо, он сделал новую попытку. На этот раз лассо каким-то волшебным образом точно пролетело между ветвей и опустилось на плечи Мики.
Кейл крикнул Мики, чтобы она продела руку в петлю и спустила петлю к талии, но она словно оцепенела и не отвечала. Инстинктивно сжав ствол руками, она неподвижно повисла на дереве. Выругавшись, Кейл стянул с ног ботинки и взялся за петлю на веревке, что соединяла Санданса и его почти утонувшую хозяйку. Он мог только благодарить судьбу за то, что научил коня выполнять некоторые команды, когда ему нужно было перетаскивать столбы для загона. Теперь Сандансу предстояло выполнять похожую задачу. Но на этот раз от действий лошади зависела судьба Мики и его самого.
С силой ухватившись за натянутую веревку, Кейл начал бороться с ледяным бурлящим течением. Добравшись до Мики, он расширил петлю и натянул ее на себя, после чего дал команду коню. В это время Мики, у которой заледенели и покрылись кровью от ссадин пальцы, почувствовала, что соскальзывает в воду. Она снова закричала и тут услышала громкий, нетерпеливый голос Кейла, вспомнила о тех мгновениях, когда было так покойно лежать в его сильных объятиях... но она уже плохо соображала и никак не ответила на его оклик.
Кейлу стоило большого труда отодрать ее пальцы от дерева. Когда ему это удалось, он дал команду Сандансу двинуться от берега. В следующую секунду водяной поток окатил их с головой. Кейлу пришлось напрячь руки так сильно, что на миг у него мелькнула мысль, что мышцы могут лопнуть. Волны постоянно накрывали его с головой, и тех коротких мгновений, когда он появлялся на поверхности, не хватало, чтобы вобрать воздух в легкие.
Мики уже была совсем без сил, ее тело тяжелым грузом тянуло вниз. Когда очередная волна накрывала их с головой, Кейлу казалось, что его легкие сейчас взорвутся от недостатка воздуха. Порой он терял ориентацию и не мог понять в мутной воде, где верх, а где низ. Воздуха уже совсем не хватало, и он рванулся из последних сил. Несущийся в воде песок попал Кейлу в глаза и совсем ослепил его.
Вдруг он почувствовал под ногой твердую землю. Никогда он не был так счастлив, как в этот миг! Отдав Сандансу команду остановиться, Кейл высвободился из веревки и обнял безжизненное тело Мики. Покрытые песком светлые волосы легли ему на плечо, когда он поднес ее к коню и забросил ему на спину.
Пришлось несколько раз ударить Мики, чтобы она пришла в себя и начала кашлять и отплевывать воду. Потом она безвольно опустилась на шею лошади, а Кейл, моля Бога, чтобы все окончилось благополучно, повел Санданса к своей палатке. Больше он никогда не отправится в ее полотняное жилище. Оно слишком близко к воде, чтобы быть безопасным местом.
– Черт побери, если бы ты послушала меня, всего этого бы не случилось, – хмуро произнес Кейл своей легкомысленной компаньонке. – Тебе не нужно было во время бури смотреть, не смыло ли твой загон!
Высказав то, что он думает о ее идиотском поведении, даже если она не могла расслышать ни слова, Кейл почувствовал облегчение. Сняв ее с лошади, он втащил Мики в палатку и уложил на койку. Мики была без сознания. В свете лампы он внимательно оглядел ее тело. Оно было покрыто множеством порезов и ссадин.
Кейл стащил с Мики одежду и поспешно укутал ее теплыми одеялами. После этого он поднял голову Мики, чтобы влить ей в рот бренди. Конечно, она могла захлебнуться, но у него не было никаких других медицинских средств. К его облегчению, Мики дважды глотнула и после этого тут же заснула.
Кейл откинулся, чтобы посмотреть на ее обострившееся лицо. Губы отдавали пугающей синевой, а кожа была белой как полотно. Однако одеяла мерно поднимались и опускались от ее дыхания.
Не будучи в состоянии просто сидеть и ждать, Кейл выбрался из палатки, чтобы посмотреть, какой ущерб нанесла река его загону. Как он и предполагал, Санданс, повинуясь команде, сбил верхнюю перекладину, и теперь лошади разбрелись во всех направлениях. Только мулы проигнорировали возможность вырваться на волю, чтобы поесть свежей травы.
Решив, что сбором скота он займется утром, Кейл повернул на юг. Палатку Мики надо было перенести на более высокое место. Он тут же принялся за дело, не задумываясь над тем, одобрит Мики его решение или нет. Кейл вытащил из палатки все вещи, а затем ее сложил. Потом он взвалил все на спину Санданса и перевез в свой лагерь. Разбить палатку снова у него заняло всего полчаса. На этот раз она стояла строго перпендикулярно, а не с наклоном, как Пизанская башня. У Кейла все никак не проходило возбуждение от бурной ночи, и потому он начал размещать вещи в палатке точно так, как они были установлены до переезда.
И тут на него, наконец, обрушилась усталость – внезапно, словно подкравшись. Он три часа держался только на нервах – но теперь, когда все было сделано, можно было вернуться и лечь рядом с Мики, чтобы она была под надежной охраной. Вдруг ему пришла в голову мысль – а что, если он сейчас вернется, а она... Он с негодованием прогнал эту мысль. Ки полна воли и решимости. Она обязательно выживет. Однако тревога никак не проходила. Когда Кейл вернулся в палатку, Мики спала, и он почувствовал острое желание прижать ее к себе, согреть своим теплом, передать ей часть своей жизненной энергии.
Словно хрупкого, беззащитного ребенка, Кейл осторожно привлек ее к себе, ощущая холодное и безжизненное тело. Когда он обнимал ее раньше, он испытывал совсем другое. Но тогда его захлестывала страсть, неодолимое желание ею обладать. Теперь же он боялся за нее. Он хотел прижать ее к себе и держать так, пока Мики не оживет, пока в ее глазах не появится снова знакомый блеск.
Хотя Кейл знал, что Мики этого бы не одобрила, будь она в сознании, он прижался к ее губам. Пусть это означает проигрыш пари. Она же никогда не узнает, что он ее целовал и обнимал, когда она спала. Санданс об этом не расскажет, а сам Кейл признаваться в этом не собирался.
Наконец после столь долгой мучительной борьбы с собой Кейл смог выразить свои чувства. Его убаюкивали шум дождевых капель по крыше палатки и мягкий стук сердца Мики. Кейл ощущал этот стук своей обнаженной грудью. От всего этого Кейл начал погружаться в беспокойный сон.
Весь остаток ночи Кейл так и провел, прильнув к Мики, осуществив, наконец, свою мечту прикоснуться к единственной женщине, которая каким-то чудесным образом сумела растопить его сердце. Она лежала неподвижно, и это пугало его. Возможно, она была на пороге смерти. Если ей суждено умереть, то ее последние минуты не должны быть ужасными, решил он. А если Бог услышит его молитвы и она останется жива, то Кейл больше не позволит Мики отправляться куда-либо без него. Он не мог представить себе, как сможет существовать без этой упрямой и вспыльчивой женщины. Мир без синих глаз и улыбки Мики неизбежно стал бы серым и унылым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100