Читать онлайн Грозовая вспышка, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грозовая вспышка - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грозовая вспышка - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Грозовая вспышка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

С трудом продрав глаза ото сна, Кейл увидел, что Мики уехала, и вскрикнул от досады. Он надеялся, что она останется с ним на всю ночь. Он хотел задержать ее, даже если бы ему пришлось приколотить ее к кровати гвоздями, хотел, чтобы она оставалась с ним и после того, как выстрелит пушка, возвещая о начале гонок. Когда бы Мики поняла, что ей не добиться участка, о котором она мечтала, и перестала бы его проклинать, он хотел убедить ее – и даже заставить, если придется, – сопровождать его в Техас.
Бормоча самые колоритные ругательства, какие он только знал, Кейл повернулся на кровати и протянул руку в темноту, чтобы взять свежую одежду. Он знал, что Мики покинула его вовсе не для того, чтобы совершить ночную прогулку. Не было сомнения, что и Санданса уже нет. Черт бы ее побрал, думал Кейл, поспешно выбираясь из палатки. У них была столь безумная, страстная ночь любви, что после нее Мики должна была заснуть без сил. Но эта беспутная девчонка была особенной. Для нее, похоже, ночь любви была стимулирующим, а не успокаивающим средством. Боже, он должен был сообразить, что надо привязать ее к койке. Теперь ему придется носиться по прерии и высматривать среди тысяч людей эту решительную особу. Он должен помешать Мики принять участие в безумной гонке за землей. Железнодорожная компания и компания по распределению городских участков никогда не позволят ей воплотить в жизнь ее мечту.
Все еще ругаясь, Кейл вывел свою чалую лошадь и, вскочив в седло, понесся в ночь с дьявольской быстротой. Он считал, что у него не было ни малейшего шанса найти Мики, после того как раздастся пушечный выстрел и могучая волна переселенцев разольется на север, восток, запад и юг делать заявки. Но он все же хотел сделать такую попытку.
Утро 22 апреля 1889 года для Мики прошло в нервном ожидании. Этот день был из тех, что входят в историю. С безоблачного неба беспокойным поселенцам улыбалось солнце. Деревья зеленели, а холмы были покрыты цветами самых разнообразных оттенков. Было жарко, как в тропиках, и только сильный южный ветер несколько остужал собравшихся.
Все вокруг Мики суетились, отовсюду слышались возбужденные голоса. Перед началом гонок спешно смазывались колеса фургонов и производился последний ремонт. Всадники проверяли седла и упряжь. К вечеру этого дня все владельцы участков будут находиться на вожделенной земле, а во вновь учрежденных городах вскоре начнется строительство.
Все солдаты с окружающих земель, которые могли сидеть в седле, были посланы в Оклахому, чтобы следить за нетерпеливыми переселенцами и помешать их проникновению на незаселенные земли до полудня. Слышались команды кавалерийских офицеров, лай собак и ржание лошадей. Эти звуки смешивались с голосами переселенцев, огромной стеной двигавшихся к разделительной линии.
Мики подхватила эта людская масса. Те, кто непосредственно участвовал в гонке, вынуждены были прокладывать себе путь в толпе к заветной линии старта. Куда ни кинь взор, повсюду видны были повозки с лошадьми, фургоны, мулы – все мыслимые средства транспорта.
В руке каждого поселенца была длинная палка, которая напоминала копье или удочку. На одном конце палка была заострена, на другом было выведено краской имя будущего владельца участка. Это были заявочные столбы, которыми следовало отмечать владения на свободной земле.
Зрители и члены семей тех, кто делал заявку, стояли несколько поодаль, желая посмотреть за началом первой в истории страны гонки за землей.
Те поселенцы, которые собирались двигаться с южной стороны незаселенных территорий, от реки Канейдиан, утром обнаружили, что вода приобрела угрожающе-красный оттенок после недавно прошедших дождей, которые подмыли почву и спустили по течению несколько деревьев. Переселенцы, пересекавшие реку, теряли драгоценные минуты в борьбе с водной стихией.
Мики для борьбы за участок своей мечты выбрала юго-восточную границу. Однако ей было довольно трудно найти удобное место для старта среди повозок и других лошадей, которые толкали Санданса. За десять минут до полудня солдаты в синей форме забегали взад и вперед вдоль стартовой линии, прикрикивая на тех, кто заступал за нее.
Взгляд Мики прошелся по линии старта, вдоль которой сейчас выстроились тысячи людей. Ей все еще хотелось верить, что ее отец протрезвился и находится здесь, верхом на одном из своих мулов. Эмет говорил, что хотел бы застолбить участок в городе поближе к будущей железной дороге. Но Мики всерьез сомневалась, что Эмет сможет удержаться на спине своего мула достаточно долго, чтобы быть в состоянии сделать хоть какую-нибудь заявку.
Ей стало горько, когда она вспомнила, что отец проиграл ее коня. Почему она все еще чувствует привязанность к тому, кто когда-то был ее отцом? Он-то о ней не думает совсем. Мики постаралась выкинуть из головы и образ насмешливых серых глаз Кейла. Этот день был первым в ее новой жизни – и она не собиралась портить его раздумьями о человеке, который восстал из ада, чтобы ее мучить. Она будет участвовать в гонке за землей независимо оттого, что думает об этом Кейл Броулин. Их бурная любовная история завершилась, и теперь она на пути к новому жизненному началу, к своей долгожданной мечте!
Шум голосов за спиной отвлек ее от раздумий. Мики повернулась в седле, чтобы рассмотреть человека, который быстро протискивался сквозь толпу из людей и лошадей. Кейл Броулин, злой, как потревоженная гремучая змея, пробивался к ней.
«Какого дьявола, что ему тут нужно?» – горько спросила себя Мики. Она знала, что до выстрела орудия осталось девять минут. Для разговоров времени не остается. Она вообще не хочет разговаривать с Кейлом Броулином... никогда.
– Это моя лошадь, и я хочу, чтобы ты мне ее вернула, – произнес Кейл, хмуро глядя в ее изумленное лицо.
– Твоя лошадь? Ты сошел с ума? Ты же прекрасно знаешь, как я заплатила, чтобы вернуть Санданса. И черт тебя побери за то, что ты устраиваешь такие сделки, – тихо прошипела она.
Глаза Кейла потемнели.
– То, о чем мы договорились, было дополнительной платой к шестистам пятидесяти долларам наличными, что ты мне обещала, – бесцеремонно заявил он.
Сейчас он был зол, как никогда. На протяжении целых восьми тревожных часов он прокладывал себе дорогу через жаждущих земли переселенцев – подобно рыбе, которая идет навстречу потоку. Он вернулся в лагерь Мики, но нигде не смог ее отыскать. После лихорадочных розысков ему удалось найти Эмета Ласситера. К этому времени Кейл был так разозлен, что ему было не до такта и сострадания к этому жалкому человеку. Вытащив Эмета из-под карточного стола, где он спал в стельку пьяный, Кейл начал трясти старика – да так, что у того застучали зубы. Выпаливая вопросы, как пули из револьвера, Кейл узнал, что Эмет не видел Мики еще со времени их ссоры. Этот человек не имел никакого понятия, где сейчас находится его дочь.
От досады Кейл совершенно потерял терпение. Он высказал Эмету все, что о нем думает, но к концу его тирады Эмет был снова в лежачем положении. Кейл произнес напоследок несколько угроз и продолжил свои поспешные розыски.
И теперь, имея только несколько минут, Кейл все же сумел обнаружить в толпе упрямую девку. Он был полон решимости убедить ее уйти со стартовой линии.
– Поскольку ты отказалась платить полностью, сделка не состоится, – пробурчал Кейл. – Санданс мой, и я не намереваюсь тебе его обратно продавать.
Сегодня был судьбоносный момент в жизни Мики, и Кейл Броулин мог его испортить.
– Ты, жалкий... – яростно выкрикнула Мики, запуская руку в седельный вьюк, чтобы вытащить все деньги, что там были. – Забирай деньги и уходи, мерзкий жулик! О, как я тебя ненавижу!
– Давай, давай, – рассмеялся Кейл с издевательской улыбкой. – Тебя слушают тысячи пар ушей. – Когда Мики сунула ему кошелек, он вернул его обратно. – Я сказал тебе, что сделка отменяется. Все, что я хочу, – это получить обратно свою лошадь. И не делай сцену перед самой большой аудиторией в истории.
Мики с силой двинула кулаком, в котором сжимала деньги, в живот своему собеседнику. Кейл вскричал от боли.
– Сделка не отменяется, – заявила Мики. – Забирай свои чертовы деньги и оставь меня в покое!
Ей стоило усилий не закричать. Несколько человек смотрели на них, но Мики не обращала на это внимания. Она хотела, чтобы мужчина, который вызывал в ней бешенство, ушел с ее дороги и из ее жизни – навсегда.
Кейл с силой схватил ее руку и отвел от своего живота.
– Ты меня не слушаешь. Я сказал, что сделка отменяется. Ты не заплатила остальную сумму прошлой ночью...
– Я заплатила, – прошипела Мики с перекошенным лицом. Было похоже, что Кейл сейчас сломает ей руку. – Я заплатила дороже, чем кто-либо, кто покупал лошадь для гонок.
– Это потому что ты не такая, как все, – ухмыльнулся Кейл.
Мики бросила на него злой взгляд.
– Тем не менее тебе щедро заплатили, – процедила она сквозь зубы.
Кейл прищурился, глядя на нее серыми, как сталь, неумолимыми и злыми глазами.
– Ты не будешь участвовать в гонках, особенно на моей лошади...
Тут проходящий мимо конь толкнул его чалую, и Кейл разразился сдавленными ругательствами. Волнение в толпе нарастало, начали нервничать и лошади, всадники с трудом пытались их успокоить.
Осталось две минуты до старта.
Кейл понял, что он почти проиграл. Если Мики сейчас не отступит, будет дан старт, и их повлекут вперед тысячи лошадей и фургонов.
– Черт побери, я хочу, чтобы ты поехала со мной в Техас, до того как тебя здесь убьют, – хрипло произнес Кейл.
– Нет, я буду участвовать в гонке, и никто мне в этом не помешает, особенно ты, после того что ты сделал! – яростно выкрикнула Мики.
– А что я сделал? – глухо, как потревоженный филин, проговорил Кейл. – Почему ты не вспоминаешь, что ты делала, когда я хотел спать? Так не отвечают равнодушные, соблазненные женщины!
Лицо Мики покрылось красными пятнами. Осталась одна минута...
– Я ненавижу тебя, Кейл Броулин! – разъярилась Мики. – Если я больше тебя никогда не увижу, я буду самой счастливой женщиной на земле!
Она повернула голову, чтобы посмотреть на плодородную прерию, что простиралась за стартовой линией, но Кейл схватил ее руку и прижал к седлу. На его хмуром лице была написана решимость. Хоть Мики и пылала к нему ненавистью, Кейл не мог не видеть, как она в этот момент была великолепна.
Осталось тридцать секунд...
– Ки, не делай этого. Поверь мне, ты об этом пожалеешь. – Она смотрела в сторону, словно его совсем не было, и Кейл утомленно сказал: – Поедем со мной в Техас. Я тебя люблю.
– Неправда! – выкрикнула Мики.
Теперь она ненавидела его еще больше – за то, что он бросается такими словами. Кейл Броулин не может знать, что такое любовь. Впрочем, пока этого не знала и она.
– Я действительно тебя люблю! – вскричал Кейл. Как же смешно выглядит это признание, подумала Мики.
Если бы она была ему на самом деле дорога, этот ковбой выразил бы свои чувства иначе. Он не умел любить – он лишь нашел, что она удобная вещь, и хотел эту вещь приобрести. Он отдавал ей приказы, словно она не имела своей головы, навязывал ей то, что нужно ему. Поведение говорит лучше слов. Он хотел лишить ее самой заветной мечты – о земле и доме, сделать ее жизнь жалкой. Может, с Кейлом она и вела себя безрассудно, но в остальном она не дура. Кейл Броулин не любит ее. Жаль, что он ее привлекает. Ведь он так циничен, лжив и бездушен...
Внезапно раздался выстрел от находящегося вдалеке форта Рино. Звук выстрела эхом отразился от холмов. Не успели горнисты приложить свои трубы к губам, а офицеры разрядить в воздух пистолеты, как стена нетерпеливых переселенцев уже двинулась вперед. Казалось, люди обезумели – человеческое стадо, подобно урагану, бросилось на поиск лучших земель.
Клубы пыли поднялись вверх, к ясному голубому небу. Над лошадьми, повозками и фургонами, что двигались по выжженной траве прерий, слышались крики и возгласы. Стремительно сорвавшись с места, впереди неслись всадники, за ними, скрипя колесами, двигались фургоны, сталкиваясь друг с другом и ломая стенки. Те, кто шел пешком, старались не попасть под чью-то лошадь.
Это было подлинное столпотворение. Стороннему наблюдателю могло показаться, что всех этих людей захватил циклон, несущийся вперед и сокрушающий все на своем пути. Кавалерийские офицеры с полными ужаса глазами пытались поскорее убраться с пути переселенцев. Некоторые убегали, другие пробовали помогать неудачникам, которых столкнули лошади или переехали фургоны.
За несколько минут самые быстрые лошади составили своего рода передовой отряд, хорошо различимый среди бескрайних равнин. За всадниками следовала вторая волна – трясущихся на неровностях фургонов, которые почти скрылись в облаке пыли. Прошло еще несколько минут, и передовой отряд начал распадаться – всадники разъезжались в стороны, пытаясь найти себе участок и застолбить его раньше других жаждущих переселенцев.
Кейлу пришлось скакать вместе со всеми – иначе бы его просто растоптали. Выстрел пушки и хлопки пистолетов заставили бежать и Санданса, и Мики оказалась в передовом отряде, оставив Кейла далеко позади. Кейл подумал, что сейчас его затопчут. Хорошо бы умереть не сразу и успеть сообщить Мики, что она виновна в его смерти. Если бы не она, его бы здесь не было.
Изрыгая ругательства на всех известных ему языках, Кейл стал настегивать свою чалую, чтобы догнать рвавшегося вперед скакуна с льняными гривой и хвостом. Кейл едва видел наездницу с волосами, свободно развевавшимися на ветру. Шляпа с ее головы слетела еще в начале гонки. Сквозь пыль, поднятую десятками копыт, Кейл увидел, что Мики возглавляет гонку.
Это вывело его из себя. Он потратил столько сил, чтобы разъяснить ей безумство ее затеи, а она не обратила на его слова никакого внимания. Так же пренебрежительно она отнеслась к его словам, что он ее любит. Черт бы побрал эту упрямую кошку! В конце концов, ей ничего не стоило пробормотать какую-нибудь благодарность. Но эта несдержанная, неблагодарная, плохо воспитанная злюка сделала его предметом осмеяния сотен людей. Когда он ее догонит, то непременно накажет!
Скача без оглядки, Мики сыпала проклятиями, когда вновь и вновь видела, что многие участки уже заняты. Эту землю застолбили те, кто каким-то образом ухитрился проникнуть за границу незаселенных земель и укрыться от кавалерийских патрулей. Если кто-то из этих жуликов проник на ее землю, она...
Мики постаралась прогнать злобные мысли. Если она прибегнет к насилию, у Кейла появится еще один повод насмехаться над ее стремлением получить землю. Нет, она никого не убьет за то, что ее землю украли у нее из-под носа, но и любить этих людей она не намерена. Мерзавцы! Им следовало бы соревноваться с другими на равных. Гонка за землей должна давать одинаковые права всем, кто собрался на границе незаселенных земель.
Она приблизилась к холму, что находился к северу от ее участка. Здесь Мики затаила дыхание и стала лихорадочно оглядываться, пытаясь определить, не сделал ли кто-либо заявки на этот участок. Подгоняя Санданса, она понеслась к тому углу участка, где следовало воткнуть заявочный столб. Позади себя она слышала стук приближающихся копыт, но не оглядывалась, чтобы не отвлечься от цели, когда она подошла так близко к реализации своей мечты.
Она почувствовала глубокое облегчение, когда увидела, что угол ее заявочного участка в сто шестьдесят акров земли совершенно пуст. Сжав в руке заявочный столб, на котором развевался кусок материи, делавший столб видимым издалека, Мики натянула поводья. Санданс встал на дыбы, его передние копыта поднялись в воздух. Глаза его были бешеными от азартной гонки. Мики не стала ждать, когда конь опустится на все четыре копыта, она соскользнула со спины лошади и побежала к пограничному колу, что правительственные чиновники поставили у границ каждого участка.
Но в ту же секунду, когда она воткнула свой заявочный кол, в землю воткнулся еще один. Мики не могла поверить своим глазам. Выругавшись, она откинула со лба прядь светлых волос и выпрямилась, чтобы посмотреть на негодяя, сделавшего свою заявку в тот же момент, что и она. Ее захлестнула слепая ярость, когда она увидела Кейла Броулина. Кейл дышал так тяжело, что казалось, на его груди вот-вот лопнет рубашка. Ему потребовалось приложить немало сил, чтобы соскочить с бегущей галопом чалой и прибыть вовремя, чтобы воткнуть в землю импровизированный заявочный столб – ветку дерева.
Когда Кейл смотрел сверху вниз на Мики, его лицо выражало триумф. Мики не могла поверить в случившееся. Он стоял на ее земле, на ее участке! И сделал он свою заявку, специально чтобы насолить ей. Кейл Броулин был самим дьяволом. Должно быть, он видел свою жизненную миссию в том, чтобы разочаровывать людей, унижать их и раздражать, пока они не сойдут с ума!
– Что ты сделал? Похоже, ты утром встал и спросил себя, как ты можешь разрушить мне жизнь? – накинулась на него Мики.
Кейл даже не стал тратить время, чтобы ответить на этот вопрос. Он просто объявил:
– Эта земля моя. Я сделал заявку в тот же самый момент, когда ты приехала на моей лошади, чтобы сделать свою заявку. Так что эта собственность принадлежит мне дважды!
Мики могла бы призвать его к честности и справедливости, но вряд ли такие качества у него были. Она по горло сыта этим отвратительным, мерзким негодяем. В ярости она стала колотить Кейла в грудь, словно пыталась превратить его в лепешку.
– Прежде чем украсть у меня мою заявку, тебе придется меня убить! – в ярости выкрикнула она.
Кейл закрывался руками от ударов, подобно фехтовальщику, парирующему выпады противника.
– Ки, приди в себя! – хрипло вскричал он. – Ты сошла сума!
– Я не приду в себя, пока ты не уйдешь отсюда! – взревела Мики, теряя терпение. – Ты мешаешь мне во всем, что бы я ни делала. Я больше не могу этого выносить! Убирайся с моего участка и из моей жизни! – Кровь бросилась ей в голову, перед глазами стоял красный туман.
Пока Мики махала кулаками, неподалеку появился Морган Хагерти. Его очень раздосадовало, что один из двух участков, которые он хотел застолбить для компании, уже занят. Некоторое удовлетворение ему принесло, правда, то, что он увидел двух своих знакомцев спорящими, причем Мики даже колотила своего собеседника. Было ясно, что оба претендовали на один и тот же участок. Морган с удовольствием подумал, что любого из этих двоих все равно сгонят с земли.
– Кто сделал первую заявку? – громко спросил Морган.
– Я, – ответили Кейл и Мики, разом прекратив спор.
Мики хотела все объяснить, но Кейл зажал ей рот ладонью.
– Я застолбил этот участок, Морган, – пробурчал он, недовольный появлением своего злейшего врага в самый разгар ожесточенного спора. – И если она уступит и мирно уедет, я не предъявлю ей обвинения в том, что она украла мою лошадь.
Мики разразилась проклятиями. Морган с сочувствием посмотрел на девушку, вырывающуюся из рук Кейла. Он мог бы спуститься с лошади, чтобы ей помочь, но ему надо было делать заявку на соседний участок.
– Сделайте другую заявку, мисс Ласситер. – Его зеленые глаза впились в лицо человека, которого он ненавидел. – Вам скоро доставит большую радость наблюдать, как Броулина вышвырнут с этого участка, оставив ни с чем. Это – само по себе награда.
Зло рассмеявшись, Морган повернул лошадь к тому участку, который выбрали железнодорожная компания и компания по распределению городских участков. Он уже представлял себе, как Кейлу угрожают чиновники компаний и нетерпеливые переселенцы, заплатившие за места в городе, который возникнет на берегах реки Канейдиан. Пройдет немного времени, и у Кейла отнимут эту землю. Морган решил лично проследить, чтобы Кейлу дали минимальные отступные.
Когда Морган исчез, Мики снова набросилась на Кейла.
– Почему ты во всем стремишься мне помешать? – выкрикнула она. Ее собеседник только улыбался. – Тебе не нужен участок. Ты говорил мне это много раз. Чем я провинилась, что ты меня преследуешь?
Взгляд Кейла прошелся по ее стройной фигуре, а на лице появилась дьявольская улыбка. Волосы Мики были спутаны, лицо ее покрылось пылью, а в одежде был беспорядок. Но все равно с этой злючкой не могла сравниться ни одна женщина – ни красотой, ни решимостью.
– Я хочу предложить тебе сделку, – сказал Кейл, намеренно проигнорировав ее вопросы.
Ответом ему был полный негодования взгляд.
– Я уже пыталась заключить с тобой сделку. А теперь ты меня обвиняешь в том, что я украла твою лошадь, хотя это моя собственная лошадь! – выкрикнула Мики ему в лицо.
Кейл понял, что его собеседница близка к тому, чтобы совсем потерять самообладание.
– Мы зарегистрируем заявку в земельной конторе на обоих.
– Почему я должна поделиться участком с тобой? Вот это мило! – саркастически заметила Мики. – Больше ты никакой глупости не придумал?
Кейл проигнорировал и ее недовольство, и ее едкое замечание.
– Если ты сможешь держать себя в руках и не показывать свой характер на протяжении двух недель подряд, я отдам заявку тебе, – сказал он. – Санданс также будет твоим.
Какое-то время Мики молча смотрела на него. Какую пользу можно извлечь из этого предложения?
Внезапно на ее лице вспыхнула лукавая улыбка. Она нашла способ, как может выиграть у Кейла Броулина. У этого ковбоя есть одна слабость, и она этой слабостью воспользуется.
– Я соглашусь на совместную заявку, если ты на протяжении двух последующих недель умеришь свои похотливые устремления...
Кейл громко рассмеялся.
– Все, что от меня требуется, – это не прикасаться к тебе на протяжении двух недель? Ты думаешь, я на это не способен? – Он раскатисто рассмеялся. – Дорогуша, тебе стоило бы дать мне задачу посложней. А это – просто кусок яблочного пирога!
– Ты должен умерить свои аппетиты относительно всех женщин, – уточнила Мики. Ее улыбка стала злой. – Ты не должен дотрагиваться до другой женщины, даже если она бросается на тебя.
Из его груди вырвался громкий смех.
– Я знаю, о чем ты говоришь, барышня. Но что бы ты ни думала обо мне, я вполне способен на некоторое время стать целомудренным, – гордо объявил он.
– Вот мы и посмотрим, – ядовито произнесла Мики. – С твоим жутким аппетитом на женщин ты станешь страдать уже к за кату дня.
Она повернулась к Сандансу, но Кейл быстро схватил его за поводья и улыбнулся.
– Санданс будет оставаться в моем владении до конца этих двух недель. Если ты захочешь им воспользоваться, то должна спросить разрешения, – произнес он с дьявольской улыбкой.
Мики захлестнул гнев, но она удержалась от того, чтобы разразиться потоком ругательств.
– Ладно, но ты должен кормить эту лошадь и заботиться о ней, – уступила она. – Если ты ее обидишь или будешь к ней плохо относиться...
– То что? Ты потеряешь терпение? – насмешливо ухмыльнулся Кейл.
Хотя этот человек бесконечно ее раздражал, Мики сумела держать себя в руках. Повернувшись, она пошла прочь, произнося про себя ругательства. Кейл молча смотрел, как покачиваются ее бедра, когда Мики шла к реке, оставив его в одиночестве защищать их заявку. Когда она исчезла за кустарником, Кейл опустился на землю и в задумчивости стал жевать травинку. Все, что ему требовалось для победы, – это изводить эту несдержанную ведьму, пока она не выйдет из себя. «Вряд ли это займет много времени», – довольно подумал он. Мики постоянно вспыхивала как огонь, и для того чтобы вывести ее из себя, достаточно было совсем несложной провокации.
А когда Мики лишится прав на эту собственность, участок можно будет продать железной дороге. Нет никакого смысла бороться с неизбежным. Ранчо, о котором мечтала Мики, было недостижимой фантазией. Однако Кейл не собирался сообщать Мики о намерениях железнодорожной компании и компании по распределению городских участков. Эта гордая чертовка ради своего участка начала бы бороться против обеих компаний зубами и ногтями.
Его размышления прервались, когда Кейл увидел на вершине холма Мики. Он с трудом проглотил комок в горле. Так она сразу решила соблазнить его? Все его самообладание исчезло, когда он посмотрел на ее роскошное тело. Победа может быть и не столь простой. Похоже, что Мики решила искушать его до тех пор, пока инстинкт в нем не возьмет верх над разумом.
Мики умышленно завязала свою рубаху под самой грудью, не застегнув ни единой пуговицы. Любому, кто отважился бы на нее взглянуть, был виден изгиб ее живота и тонкая талия. На рубашку она выплеснула воды, чтобы та прилипла к телу. Она также засунула края тесно облегающих джинсов в ботинки, чтобы подчеркнуть свои пышные бедра и стройные ноги. Кейл боялся подумать, что готовится против него в ближайшем будущем. Судя по первой атаке, ему предстоят две очень долгие и мучительные недели!
Это только первый этап, подумала Мики, поймав откровенный взгляд Кейла, хоть их и разделяло большое расстояние. Этот черт с черной головой даже не подозревает, сколько в ней решимости избавиться от его присутствия. Когда она возьмется за дело, в нем проснутся все животные инстинкты и он будет бегать по прерии с желанием их с кем-нибудь удовлетворить. Тогда Мики и схватит его за руку. После этого у Кейла Броулина не будет другого выбора, кроме как уйти из ее жизни, раз и навсегда. Мики поклялась себе, что ни при каких обстоятельствах не потеряет хорошего расположения духа на протяжении двух недель.
Что бы Кейл Броулин ни сделал, это ее не расстроит. Она не позволит чувствам взять над ней верх. Как бы усердно он ее ни провоцировал, Мики будет только улыбаться и терпеливо считать до десяти, и даже десять раз по десяти, если ситуация этого потребует. Кейл еще не знает, что встретил достойного соперника.
Вот так и начался их поединок. Никогда раньше два человека не были столь полны решимости вывести друг друга из равновесия. Каждое слово, каждое действие было тщательно просчитано в этой войне. Кейл не лез за словом в карман, когда ему требовалось очередное едкое замечание, а Мики постоянно крутилась вокруг него, стараясь, чтобы на ней было как можно меньше одежды – столько, чтобы не попасть в тюрьму за недостойное поведение.
Однако очень скоро им предстояло объединиться, поскольку на них стали надвигаться грозные события. И не раздумывая, эти двое бросились на выручку друг другу. Мики при этом не останавливало то, что она попадает в зависимость от столь несносного человека, бесцеремонно вмешавшегося в ее жизнь. Но она постоянно помнила, что Кейл помешал ей в воплощении ее заветной мечты.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грозовая вспышка - Финч Кэрол



Книга- нудная, сюжет скучный, никакой романтики,а главная героиня своей глупостью и упрямством бесит!0
Грозовая вспышка - Финч КэролНочь
5.10.2012, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100