Читать онлайн Дикий мед, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикий мед - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.97 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикий мед - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикий мед - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Дикий мед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Клайд Финнигэн глотнул виски «Таос Лайтнинг» и глянул в приоткрытую дверь салуна. Буря продолжалась уже несколько часов, и пока не было видно никаких признаков того, что она скоро закончится. В довершение всего по крыше, стуча подобно выпущенной из орудия картечи, начали бить крупные градины.
– Не иначе как Белый Призрак и Ангел Ветра чего-то не поделили в Черных горах, – громко произнес Клайд, обращаясь сразу ко всем присутствующим. – Ну и драку они затеяли!
Кент Хэйнс и Мик Джеффрис охотно согласились. Ужасающий рев ветра, а также несколько стаканов виски, которые они уже успели проглотить, убедили их в том, что златовласый ангел и Белый Призрак начали свой яростный поединок. Удивительное приключение, пережитое ими недавно, полностью уверило их в том, что в горах обитают бесплотные духи.
– Видели бы вы ее! – восхищенно воскликнул Кент, оглядывая старателей, собравшихся за столом в очередной раз послушать его рассказ об обитающей в Черных горах золотоволосой нимфе. – Это просто настоящая фея. Ее волосы наверняка из золота, а озеро, когда она танцевала на нем – прямо на поверхности воды, – было подобно серебряному зеркалу. Потом с небес раздался трубный глас и куст позади загорелся пламенем, а на нас сверху посыпались золотые самородки...
Старатели восхищенно зашумели, подбадривая Кента и требуя, чтобы он продолжал повествование. Тот, став центром всеобщего внимания, был явно доволен.
– Что-что, а эту ночь я никогда не забуду. – Чтобы придать достоверность своему рассказу, Кент порылся у себя в кармане и извлек на Божий свет несколько мелких золотых самородков. – Ангел дал нам их в свидетельство того, что мы действительно его видели. Должно быть, он летал в долину Орла, чтобы взять немного золота апачей. Я думаю, это вызвало гнев Белого Призрака, – добавил Кент, бросая взгляд на Клайда, словно ожидая подтверждения своих слов. Тот важно кивнул в знак согласия – и в эту же секунду снова раздался оглушительный грохот, словно где-то на небесах ударили в гигантские медные тарелки.
– Теперь они там выясняют, кто из них сильнее, – испуганно понизил голос Кент.
– Ставлю на ангела, – вдруг решительно объявил Мик, залпом осушая свой стакан. – Любой, кто способен зажигать кусты и посылать по небу огонь, справится и с Призраком. – Сквозь открытую дверь было видно, как небо над пиками гор разрезала еще одна белая молния. – Вот видите. Это ангел мечет свои молнии.
Один из старателей попросил Клайда повторить рассказ о появлении ангела в его хижине, и тот с видимым удовольствием начал свое повествование, расцветив визит Ангела Ветра новыми подробностями. Теперь ангел уже летал по хижине, не касаясь ногами пола, и одним мановением руки заставлял вещи появляться из ниоткуда и никуда исчезать. После того как Мик и Кент вернулись со своим собственным свидетельством о существовании ангела, предъявив в качестве доказательства золотые самородки, никому и в голову не приходило подвергать рассказы Клайда сомнению, как и легенду о Белом Призраке – таинственном существе, которое поднялось из могилы для мести подполковнику Беркхарту.
Расхаживая из угла в угол по своей комнате в крепости Форт-Маклэйн, расположенной в пятнадцати милях к западу от Санта-Риты, Лил Беркхарг изрыгал непрекращающийся поток ругательств. Его мрачное настроение не проходило с самого утра, когда, проснувшись, он обнаружил, что палатка со съестными припасами пуста, а все лошади его отряда исчезли. Особенно подполковника разъярило то, что в палатке солдаты нашли стрелу с белым оперением. Беркхарт немедленно распорядился, чтобы часовые, стоявшие на посту в ту злополучную ночь, были не только отправлены на гауптвахту, но и выпороты – слишком большому унижению он подвергся со стороны Девлина Грэнджера и апачей. Теперь Беркхарт уже перестал верить слуху, что Грэнджер скончался от ран. Он понял, что у него по-прежнему есть враг, и враг очень опасный.
Последние три месяца начальство Лила проявляло на удивление большой интерес к его деятельности, и Беркхарт начал всерьез опасаться, что может потерять командование своим отрядом. Это беспокойство побуждало его предпринять какие-то ответные шаги, и как можно быстрее. Беркхарт поспешил вернуться в Форт-Маклэйн, где рассчитывал пополнить запасы и подготовиться к сражению в горах. На этот раз он надеялся разделаться с Белым Призраком и всеми этими мерзкими апачами окончательно. Однако по прибытии в форт Беркхарта ждало крайне неприятное известие – его непосредственный начальник прислал письмо, в котором уведомлял подполковника, что против него возбуждено судебное дело и его подвиги в ближайшее время будут подвергнуты рассмотрению в военном трибунале. Беркхарту предписывалось явиться на заседание трибунала в конце следующего месяца. Эта новость привела однорукого вояку в бешенство. Было похоже на то, что Белый Призрак начал претворять в жизнь свою угрозу. Однако Лил был все еще полон решимости повести своих лучших драгунов помериться силами с апачами. Перед тем как предстать перед военным трибуналом и дать показания по поводу происшедшего в прошлом году, он хотел уничтожить как можно больше индейцев.
Осушив третий стакан неразбавленного виски, Лил уставился на свой обвисший рукав, и его мысли снова вернулись к Девлину Грэнджеру, а от него к Мориа Лэверти. Маленькая дрянь! За то, что она ударила его в пах на берегу реки, красотка заслуживает смерти. Хорошо, что он догадался использовать ее исчезновение как предлог для нападения на деревню апачей в каньоне Страха, при котором уйти от расправы не удалось почти никому.
Лил считал, что индеец хорош только тогда, когда он мертв. К сожалению, не все его начальники были согласны с этим, и потому Лилу постоянно приходилось писать доклады, оправдывавшие его действия и действия его солдат. Но все же командование начало сомневаться в законности творимых им расправ. По-видимому, не последнюю роль в этом сыграла семейка Грэнджеров – мерзкий выводок друзей краснокожих!
Лил вспомнил о том давнем инциденте, который вызвал несколько нападений апачей и появление мифического Белого Призрака. Легенда о нем возникла вскоре после кровавой резни в Охо-дель-Муэрто. Подполковник попросил Девлина Грэнджера, чья семья владела большим ранчо неподалеку от Тусона, провести кавалерийский отряд в индейский поселок, якобы для мирных переговоров. Это была уловка – Лил просто хотел нанести по индейцам еще один удар, пока те не оправились от потери своего вождя. Когда Беркхарт и его солдаты внезапно открыли огонь, разъяренный Грэнджер бросился на подполковника. Лил выстрелил в Девлина, но тот успел ударить его ножом по руке, и так сильно, что руку потом пришлось ампутировать; а от другой раны – ножом в живот – Лил слег на полгода. До того как Беркхарт пришел в себя и отдал приказ арестовать Грэнджера, двое апачей забрали своего кровного брата в горы. Лил считал, что он больше никогда не увидит своего врага, но – в виде духа или живого человека – тот вернулся, чтобы отомстить. Беркхарт не знал точно, скончался ли Грэнджер и легенда о Белом Призраке – всего лишь выдумка индейцев, или же тот и в самом деле живет где-то в горах. Тем временем семья Девлина начала против подполковника самый настоящий крестовый поход, настойчиво добиваясь, чтобы Беркхарт был изгнан из армии за жестокость по отношению к апачам.
Доклад, который Лил представил начальству, отвергал все обвинения Грэнджеров. Подполковник утверждал, что именно апачи начали сражение – в то время, когда над отрядом кавалеристов развевался белый флаг, – и что Грэнджер вместе со своими друзьями-апачами сам заманил его, Беркхарта, в ловушку, стремясь уничтожить кавалерийский полк, прибывший на место только для того, чтобы сделать более внушительным предостережение индейцам не нарушать границы резервации.
Со времени той злополучной схватки в Охо-дель-Муэрто Лила постоянно преследовали неудачи. К тому же его беспокоила легенда о том, что дух Грэнджера, обитающий где-то в горах, поклялся ему отомстить. Отважный кавалерист решил положить конец этой нелепой легенде, и как можно скорее. Для этого он намеревался перебить всех апачей до единого и поймать Грэнджера, если тот еще оставался в живых. Он хотел расстрелять Белого Призрака лично и лично же проследить, чтобы его зарыли поглубже, на этот раз навсегда.
Сразу после окончания бури подполковник намеревался отправиться в Санта-Риту, чтобы подробно расспросить старателей, где они видели Белого Призрака. Будь его воля, он стер бы с лица земли все поселки старателей, чтобы некому было больше распускать сказки про призраков и другие подобные байки.


Очнувшись, Мориа почувствовала себя удивительно слабой и совершенно лишенной сил. К тому же ей было очень холодно. Последнее, что она помнила, это оглушительный грохот, после которого перед ней как будто пронеслась вся ее жизнь. Нельзя сказать, что в этой жизни у нее оказалось много радостных минут.
Тут она вспомнила злую реплику Девлина, девушка решила, что после его безжалостных слов будет ненавидеть этого человека до самого скончания своих дней, однако какая-то часть ее запротестовала, напомнив, какое блаженство доставили ей объятия бронзового гиганта.
Мориа попыталась пошевелить рукой и тут же застонала от острой боли – тело ее почти не слушалось. Потом она открыла глаза... и из ее горла вырвался испуганный крик.
Еще не веря в то, что произошло, она принялась часто моргать и с силой сжимать веки. Однако ее глаза по-прежнему различали только серебристое пятно, окруженное кромешной тьмой. В ужасе Мориа протянула вперед руки и наткнулась пальцами на острые грани камней, которые больше не в состоянии была видеть.
Девлин облегченно вздохнул, заметив, что к Мориа вернулось сознание; но когда он услышал крик, ужас, отразившийся в ее взгляде, передался и ему. Мориа смотрела своими голубыми, как небо, глазами куда-то мимо него...
– Мориа, все хорошо, – еще не догадываясь, что случилось, и пытаясь успокоить девушку, произнес Девлин. – Я здесь, с тобой. Твой страх скоро пройдет.
Мориа вздрогнула и повернула голову на звук его голоса.
– Ты напрасно хочешь утешить меня, – горестно сказала она. – Похоже, больше я тебя никогда не увижу.
Внезапно Мориа поняла, что вообще теперь не будет способна видеть, ничего и никогда, и из ее незрячих глаз потоком хлынули горячие слезы. Как же жестока с ней судьба! Она не подарила ей ничего хорошего – только боль, страдания и горе. Даже участливые слова человека, который сейчас находился рядом с нею, не значили ничего. Он появился, чтобы воспользоваться ее телом; теперь же, когда она ослепла, он оставит ее, как ненужную вещь.
Девлину было мучительно видеть плачущую красавицу. Ей следовало бы радоваться, что она осталась в живых после удара молнии; к тому же слезы никогда и никому не помогали. Дождь и так достаточно намочил все вокруг, и больше влаги этой земле не требовалось.
Перестань, – коротко бросил Девлин.
– Я имею право плакать, когда хочу! – выкрикнула Мориа, не переставая рыдать. – Отвернись, если тебе это не нравится.
«Она ведет себя очень странно», – озадаченно подумал Девлин, наблюдая, как Мориа ощупывает землю вокруг себя.
Его продолжало удивлять, что она глядела куда угодно, но не на него. Лицо Мориа стало неузнаваемым из-за копоти, покрывшей его после удара молнии.
Девлин нерешительно протянул руку, чтобы погладить ее по залитой слезами щеке. Глядя перед собой, Мориа не обращала внимания на движение его руки. Но как только Девлин дотронулся до нее, девушка вскочила на ноги так стремительно, словно ее ударили. Девлин удивленно отдернул руку, не понимая, что могло вызвать такую реакцию.
– Взгляни на меня, Мориа, – мягко попросил он.
И тут словно все ее отчаяние и боль разом вырвались наружу.
– Я не могу! – с тоской прошептала она. – Я не могу тебя увидеть!
В груди у Девлина похолодело. Только теперь он понял, что Мориа ослепла. Боже, неужели несчастной послано еще и это тяжкое испытание!
Долгие месяцы жизни в горах Белый Призрак не испытывал никаких других сильных чувств, кроме одного-единственного – жажды мести. Но сейчас, когда он видел искаженное горем лицо Мориа, его сердце разрывалось на части от жалости. Он совершенно не знал, какие должен подобрать слова, чтобы попытаться ее успокоить, – ведь сочувствия на его лице она увидеть не могла.
Девлин чувствовал себя полностью опустошенным. Только что эта девушка лежала перед ним без сознания, и он не мог сказать, жива она или мертва. Теперь, видя слезы, которые катились из ее невидящих глаз, Девлин вдруг понял, что возвращение девушки к жизни не принесло ему никакого облегчения. Он осторожно обнял Мориа, пытаясь ее успокоить.
– Мне очень жаль, – прошептал он. Его губы приблизились к ее губам.
Мориа отпрянула, стараясь высвободиться.
– Мне не нужно твое сочувствие, – резко ответила она, жалея лишь о том, что выглядит перед кем-то столь беспомощной.
По крайней мере в слепоте есть и преимущества, подумала девушка. Она не будет видеть в чужих глазах снисходительность и жалость.
– Никто раньше не навязывал мне свое сочувствие, и сейчас оно тем более не нужно. Убирайся прочь, оставь меня одну! Ты взял все, что я могла тебе дать, и научил меня всему, что мне необходимо знать. Кроме одного – как прожить в горах слепой. Но это я уж постараюсь освоить сама.
Жестокие слова Мориа заставили Девлина опустить голову. Отдавшись своей страсти, он вел себя как животное. Теперь Мориа будет относиться к мужчинам с еще большим отвращением, чем раньше. Возможно, она даже будет противиться тому, чтобы он к ней прикасался.
– Это произошло потому, что у меня очень долго не было женщины, – пробормотал Девлин. – Если бы я...
Мориа поняла эти слова как попытку оправдаться за то, что он занялся с ней любовью, – она была слишком обескуражена тем, что с ней произошло, чтобы в ее голове появилось более благоприятное для нее предположение.
– Не притрагивайся ко мне и ничего мне не говори! – выкрикнула девушка, отталкивая Девлина столь яростно, что он откинулся спиной на скалу. – И никогда не подходи ко мне, черт бы тебя побрал! Я тебя ненавижу! Убирайся прочь и оставь меня жить в темноте. Все, что мне нужно, – это покой. Я появилась здесь, чтобы стать отшельницей, и я ею стану.
– Я не собираюсь оставлять тебя одну, – твердо ответил Девлин. – Для меня не имеет значения, как сильно ты меня ненавидишь. Ты теперь все равно будешь со мной.
Мориа вовсе не чувствовала ненависти к Белому Призраку; в ней говорили нежелание выглядеть жалкой в чьих-то глазах и потрясение от всего только что пережитого. Пожалуй, она даже успела привязаться к Девлину, хотя была твердо уверена, что у него не может быть никакого ответного чувства. Девушка не собиралась быть для кого-то обузой. Белый Призрак научил ее искусству выживания в этих опасных горах. Правда, слепой будет выжить гораздо труднее, но она все равно не сдастся. Мориа все еще намеревалась начать жизнь отшельницы, о которой столько мечтала, – это помогло бы ей забыть горечь своего единственного неудавшегося любовного опыта.
– Если ты желаешь для меня что-то сделать, почему бы тебе не приручить какого-нибудь зверя, который будет водить меня на поводке? – Мориа вытерла слезы. – Думаю, для этой цели вполне подошел бы койот.
Губы Девлина тронула улыбка. Он смотрел, как, выпрямившись и гордо подняв голову, Мориа направилась вверх по склону горы. Какими бы ни были выпавшие на ее долю трудности, ничто, казалось, не было в состоянии сломить ее дух. Эта девушка была совершенно особой – такой он никогда не встречал. В ней сочетались решительность, твердость и настойчивость. Никакие обстоятельства не заставили бы ее отказаться от поставленной цели.
– Думаю, я в тебя влюбился, – услышал Девлин собственные слова, как будто против воли сорвавшиеся с его губ.
С того мгновения, как он увидел Мориа, в нем постоянно жило странное, необъяснимое чувство, которое он долго не мог себе объяснить. Ему все время хотелось находиться с ней рядом. Позднее он пережил в ее объятиях такое блаженство, какого до этого не испытывал ни с кем. Он был у Мориа первым, кто научил ее радостям страсти, хотя и посвятил ее в женщины совсем не так, как это задумывал. В следующий раз, когда он заключит ее в объятия, он непременно искупит свою грубость самыми нежными ласками.
Мориа повернула голову на голос Девлина. Неужели он думает, что она поверит ему? Его подлинное отношение к ней обнаружилось сразу после того, как они кончили заниматься любовью. Она надолго запомнит глубокую складку между бровей Белого Призрака в тот момент, когда он отстранился от нее. Так мог выглядеть лишь человек, который сожалел, что дал волю своим плотским желаниям с женщиной, совершенно неискушенной в искусстве их удовлетворения. Правда, теперь, когда она столь сильно пострадала от молнии, Девлин, вероятно, чувствует к ней жалость. Того и гляди, чтобы ее подбодрить, он заговорит о женитьбе – и все это будут лишь слова. Девлин – благородный и честный человек, привыкший приходить на помощь тем, кому плохо. Неудивительно, что он видит в ней еще один объект для благотворительности.
– Я прошу тебя выйти за меня замуж, Мориа, – негромко произнес Девлин, касаясь ее губ своими пальцами.
«Похоже, теперь и я научилась читать его мысли», – горько усмехнувшись, подумала Мориа. Кроме жалости, Девлин, по-видимому, чувствует еще и личную вину за то, что она ослепла, – он произнес в ее адрес проклятие, и ее тут же поразила молния. Как это благородно с его стороны – предложить ей замужество. Но она не хочет быть обузой ни для кого, и в первую очередь для этого человека.
– Скорее ветер сровняет горы с землей, – твердо ответила Мориа, – чем я соглашусь выйти за тебя замуж. И не пытайся делать мне еще какие-нибудь одолжения. Ты уже научил меня всему, что мне необходимо знать для жизни в горах. Уроки выживания окончены.
Она повернулась, намереваясь уйти, и Девлину пришлось броситься вперед, чтобы успеть подхватить ее, пока она не упала с обрыва.
– Пусти меня! – Мориа вырывалась изо всех сил.
– Боже милосердный! – взорвался Девлин. – Еще шаг, и ты бы свалилась с высоты в сто футов!
– Ну и что с того! Если бы я упала, ты бы избавился от лишних хлопот! – выкрикнула Мориа, продолжая отчаянно сопротивляться.
Но Девлин не выпускал ее. Похоже было, что миф, который он слышал в Санта-Рите о том, что Ангел Ветра отправился в горы, чтобы вступить в поединок с Белым Призраком, имеет под собой немалые основания.
Как бы там ни было, Девлин вовсе не собирался сдаваться. Она обязательно станет его женой. Это он лишил ее невинности, и именно его проклятие навлекло на нее слепоту. Если бы он не прикрикнул на нее, она не стала бы демонстрировать свое упрямство и не остановилась рядом с притянувшим к себе молнию деревом. Он в ответе за ее слепоту и потому обязан о ней позаботиться, хочет она этого или нет.
Возможно, Мориа его ненавидит за все, что он ей сделал, но у нее для этой ненависти есть более чем достаточно оснований, и ему придется как-то мириться с ее неприязнью, стараясь, чтобы она постепенно исчезла. А когда поединок с Лилом Беркхартом завершится, Девлин обязательно с ней обвенчается. У его жены будут дом и слуги, с нетерпением ждущие ее распоряжений.
Рука Девлина ухватила запястье Мориа, и, как та ни пыталась вырваться, Девлин все же отвел ее от опасного места.
– Куда мы идем? – требовательно спросила девушка.
– Скоро увидишь.
– Я вообще ничего не могу увидеть, – возразила Мориа.
– Я отведу тебя в долину Орла, – сказал Девлин, ведя ее вниз по тропе.
– Как жаль, – горько произнесла Мориа. – Я теперь не способна увидеть легендарного старца, чьи слезы превращаются в золото.
– Но зато ты будешь единственной белой женщиной, которая может говорить о себе, что побывала в священной земле апачей, – возразил Девлин.
Он обмотал ступни Мориа кусками ткани, чтобы каменистая земля их не повредила, и затем повел ее на северо-запад. Мориа пришлось покориться – тем более что Девлин не выпускал ее руку из своей. Он был так же полон решимости взять ее с собой, как она – никуда не двигаться. Но на его стороне была сила, и Девлин заставил девушку, которую уже считал женой, покориться своей воле.
Мориа следовала за ним неохотно, время от времени недовольно бурча что-то себе под нос – хотя бы лишь для того, чтобы он не забывал, какую вызывает в ней ярость.
Но Белый Призрак просто не обращал на это никакого внимания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикий мед - Финч Кэрол



Интересный роман. Большая любовь на фоне войны индейцев и белых. Мужественный главный герой-метис и красавица героиня.
Дикий мед - Финч КэролКэт
15.11.2012, 13.06





А мне роман не понравился , слишком идеализирована гг-ня , все женщины её ненавидят и все мужчины , белый или индеец , сходят по ней с ума или она для них ангел ... в придачу она ещё и слепнет от молнии ,потом чудом зрение возвращается.... слишком наигранно ... согласитесь , немного непривычно ...люблю более практичные ситуации ...жизненные что ли .... но ,как говорится - на вкус и цвет ... :)
Дикий мед - Финч КэролВиктория
29.04.2013, 13.08





Мне тоже не очень понравился роман.Как то все не естественно,много надуманных эпизодов,которых по жизни вряд ли может быть.Да и героиня очень уж раздражала своим поведением.Не люблю таких людей.Для меня зря потраченное время.
Дикий мед - Финч Кэролсвет лана
22.09.2014, 17.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100