Читать онлайн Дикий мед, автора - Финч Кэрол, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикий мед - Финч Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.97 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикий мед - Финч Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикий мед - Финч Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Финч Кэрол

Дикий мед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Пройдя по берегу реки на территорию Аризоны, Белый Призрак направился на юго-запад. Он шел быстро и сделал остановку всего лишь раз – и то только потому, что Мориа буквально падала от усталости. Девлин не раз ловил себя на мысли, что Мориа относится к нему гораздо лучше, чем позволяет себе в этом признаться. Тот факт, что она ринулась на его защиту в споре с Макадо, только подтверждал это предположение.
Девлин вздохнул. Его чувства к девушке за последнее время тоже сильно изменились. Когда они несколько дней назад начинали свое путешествие, Белый Призрак был готов уступить Мориа и оставить ее, как она и желала. Но после того как Макадо захватил ее в плен, он не мог даже думать об этом. Его сердце сжала боль. Девлин знал, что Мориа жаждет свободы, однако он не мог позволить ей остаться одной.
– Думаю, ты относишься ко мне лучше, чем хочешь показать, – внезапно произнес Девлин.
От неожиданности Мориа оступилась и чуть не упала.
– Думаю, я бы стала относиться к тебе еще лучше, если бы мы расстались, – ответила она.
Но тут Девлин заметил, что на ее губах появилась лукавая улыбка. Какое-то мгновение он молча смотрел на стоящую перед ним красавицу со спутанными волосами. Поскольку Макадо оторвал пуговицы на ее рубашке, Мориа завязала ее полы узлом, оставив незакрытыми полоску кожи на талии и полукружия полных грудей. Она не могла и подозревать, каким дразнящим выглядел ее наряд. Однако Белый Призрак не собирался ее в это посвящать. С ее жаждой во всем противоречить Мориа немедленно закутала бы себя в одеяло, лишая Девлина восхитительного зрелища.
– Если ты так хочешь от меня избавиться, то почему тогда расхваливала мои достоинства Макадо? – насмешливо спросил Девлин, помогая Мориа перебраться через препятствие.
Спустившись с валуна, Мориа остановилась, подняв лицо навстречу солнечным лучам. Она невероятно устала от путешествия, которому, казалось, не будет конца. К тому же девушка так и не решила, стоит ли открывать свои чувства Белому Призраку. Скоро он оставит ее, и они, возможно, не увидят больше друг друга никогда.
Несмотря на все свои недостатки, Девлин Грэнджер был единственным человеком, которого она когда-либо любила. Но что она ему – он слишком полон жизни, чтобы связывать себя такой обузой, как слепая женщина. Мориа тяжело вздохнула.
– Вы самый невозможный человек из всех, Девлин Грэнджер, – мягко произнесла она, стараясь удержать на лице улыбку.
Девлин улыбнулся в ответ.
– А вы умеете приводить людей в ярость, как никто другой, Мориа Лэверти, – ответил он.
– Я знаю, – не стала она спорить. – Это один из множества моих недостатков.
Девлин удивленно поднял брови. – он ожидал, что на его насмешку она тут же ответит градом колкостей.
– Я хочу быть с тобой откровенной, – начала Мориа, лихорадочно пытаясь подобрать нужные слова.
– А разве раньше ты не была откровенной? – с удивлением произнес он.
– Боюсь, что не очень часто. – Мориа потерла бедро, которое все еще продолжало болеть. – Ты должен узнать правду – сейчас, когда мы почти прибыли в Тусон.
Девлин замер, решив, что Мориа намеревается как-то изменить их отношения и не знает, будет от этого лучше или хуже. Но по ее лицу он не был способен прочитать ничего – Мориа научилась хорошо скрывать свои чувства.
– Между нами иногда случалось что-то, чего я не хотела, – произнесла Мориа, собрав все свое мужество. – Было бы лучше, если бы этого так никогда и не было.
– Обычно ты выражаешь свои мысли гораздо яснее, – нетерпеливо произнес Девлин. – С тобой что-то случилось? Тогда почему я этого не вижу?
– Ты не можешь увидеть, потому что этого тебе не даю я, – вот было все, что он услышал.
– Боже милосердный, женщина, говори же! Твои загадки меня просто пугают! – С каждым произнесенным словом голос Девлина становился громче.
– Не кричи на меня, – попросила Мориа. – Мне и так сейчас нелегко.
Она еще ни разу в жизни не открывала кому-либо своих чувств. Наверное, это было тяжелее, чем оторвать себе руку. Казалось, слова застревали у нее в горле.
Девлин привлек Мориа к своей груди. Затем поднял за подбородок ее голову, желая, чтобы девушка смотрела ему в лицо – пусть даже она не может его видеть.
– Что, черт побери, с тобой происходит? – с тревогой спросил он.
Мориа попыталась восстановить в памяти черты стоящего сейчас перед ней человека, вспомнить ощущения от прикосновений его сильных рук.
– Я поняла, что влюбилась в тебя, несмотря на то что всячески противилась этому чувству. Особенно я не хотела этого, когда потеряла зрение и ты начал присматривать за мной, считая себя виноватым. Ты думал, что именно твое проклятие навлекло молнию на мою голову. Но на самом деле всему причиной я – это мое упрямство заставило меня остаться рядом с деревом и стоять на открытом месте подобно громоотводу. Ты совершенно не виноват в том, что со мной произошло, и я вовсе не требую какой-либо помощи с твоей стороны.
Девлин подумал, что эта девушка никогда не перестанет его удивлять. Того, что она сейчас говорила, он ожидал от нее меньше всего. До сих пор она всячески отрицала, что между ними существует взаимное притяжение, скрывала свои чувства и не стеснялась в выборе нелестных эпитетов в его адрес.
– Ты это говоришь так безрадостно, словно любовь ко мне для тебя хуже смерти, – невесело рассмеялся Девлин. – Не могу сказать, что это для меня лестно. Не так уж я и плох, если не брать в расчет, что меня разыскивают по обвинению в покушении на жизнь белого и я не могу показаться ни в одном городе Нью-Мексико и Аризоны, по крайней мере – непереодетым.
– Какая славная пара – человек, которого разыскивают, и слепая женщина, – мрачно откликнулась Мориа.
Девлин нахмурился. Он подумал, что каждый их разговор, начинаясь вполне мирно, обязательно завершается скандалом.
– Я говорю так, потому что не должна тебя любить, – убежденно продолжила девушка. – Я для тебя помеха. Ты стремишься оправдать свое имя перед законом и отомстить Беркхарту. А меня намереваешься оставить в Тусоне, чтобы я тебе не мешала.
– Я только стараюсь оградить тебя... – запротестовал Девлин.
Мориа прижала пальцы к его губам, чтобы не дать Девлину договорить.
– Еще в тот день, когда ты сказал, что влюбился в меня, я поняла, что в тебе говорит лишь чувство сострадания. Ты пытался сделать так, чтобы я не ощущала себя совершенно ненужной и брошенной, хотел поддержать мой ослабевший дух. Я благодарна тебе, но ты должен признать: это было сказано тобою лишь из чувства жалости. Свое признание ты не повторил ни разу за все время, пока мы были вместе. И в первый раз ты произнес его, повинуясь только мимолетному порыву.
– Разве я недостаточно умен, чтобы знать, что я чувствую? – Девлин не смог сдержать улыбку.
– Если бы я не была слепой, ты вряд ли произнес бы эти слова. И пока я не увижу тебя, я не смогу в это поверить.
Чем дольше длился их разговор, тем меньше Девлин надеялся на его благополучное окончание. Мориа призналась ему в своей любви, но как он может этому радоваться, если она подвергает сомнению его чувства к ней? По опыту он уже знал – переубедить ее невозможно. Мориа считала, что в каждом вопросе есть только две стороны – ее и неправильная. Впрочем, это не трудно было понять – недоверие к мужчинам укоренилось в ней окончательно. Она не могла себе представить, что кто-либо способен проявлять по отношению к ней иные чувства, кроме плотских желаний или жалости.
– Могу я спросить, зачем ты затеяла эти долгие объяснения? – задал вопрос Девлин.
По его тону Мориа поняла, что начала раздражать своего собеседника, но она все же была полна решимости высказаться до конца.
– Мне придется прожить на твоем ранчо несколько дней, прежде чем я найду работу, которая позволит мне вернуться обратно в Техас... – начала Мориа.
– Но ты никуда не уедешь...
– ...и когда я приобрету билет на дилижанс, я не хочу, чтобы ты отправился за мной следом просто потому, что считаешь себя обязанным это сделать.
– Я уже сказал – ты останешься со мной.
– В Техасе есть специальные дома для слепых.
– Тебе не нужно об этом думать, потому что у тебя есть я.
Мориа тяжело вздохнула:
– У меня никого нет. Я не хочу со страхом ждать того дня, когда твоя жалость исчезнет и ты поймешь, что хочешь другой жизни, чем та, которую я могу тебе предложить. Я не хочу быть рядом с тобой, когда ты, устав от своего тяжелого бремени, найдешь себе другую женщину.
Девлин собрался было возразить, но Мориа предупреждающе подняла руку – и попала прямо в подбородок Девлина. Прикусив язык, тот замычал от боли. Но Мориа не поняла, что произошло, и продолжала:
– Я видела, как моя мать связала свою судьбу с Вэнсом Тэтчером, стремясь избавиться от одиночества и стать спокойной за свою и мою безопасность, и как позднее она глубоко сожалела о своей ошибке. Фактически она так и осталась одна. Я не хочу повторить ее судьбу.
На губах Мориа появилась печальная улыбка.
– Я разделила твою страсть, но на моем месте могла оказаться любая другая. Тебе в твоем вынужденном отшельничестве просто была нужна женщина. Когда ты покинешь Тусон, между нами будет все кончено. Наши отношения должны будут прекратиться ради нас обоих. – Тут голос Мориа дрогнул, а на глазах заблестели слезы.
– Никогда в своей жизни ты не говорила больших глупостей, Мориа, – мягко произнес Девлин, – Ты ведь знаешь – я буквально связан по рукам и ногам своими обязательствами перед индейцами. Подожди лишь немного, и я докажу тебе, что наши отношения могут длиться бесконечно долго!
– У нас есть еще несколько дней, – напомнила Мориа, словно ненароком прижимаясь к Девлину.
Ей хотелось вновь пережить те восхитительные мгновения, которые им несколько раз удавалось разделить.
– Просто продолжай любить меня, пока не наступит время уходить. Эти наши последние часы мы потом сможем вспоминать всю оставшуюся жизнь.
Девлин в этот миг хотел Мориа еще более страстно и неудержимо, чем в их первый раз. Теперь он знал, что она любит его. Но почему же, отдавая ему свою любовь, она хочет его оставить – и ничто на свете не в силах ее удержать?
– Я очень тебя люблю, Мориа, – хрипло произнес Девлин, когда его руки скользнули под ее рубашку, чтобы высвободить ее ставшие упругими груди. Горячее дыхание обдало жаром ее ставшую необычно чувствительной кожу. – Не покидай меня. Дай нашей любви шанс...
– Если ты действительно любишь меня хоть немного, ты позволишь мне уйти, – ответила Мориа. – Для меня невыносимо думать о том времени, когда моя любовь к тебе станет для тебя бременем. Поэтому просто люби меня сейчас... сегодня...
– Черт! – невольно вырвалось у Девлина. – Наверное, мне придется привязать тебя к дереву, чтобы до моего возвращения ты никуда не делась.
Его голос дрогнул, когда она нежно провела пальцем по его груди. Ее руки дразнили его так, что из головы Белого Призрака начали стремительно исчезать мысли о предстоящем деле.
Какой же искусной соблазнительницей она оказалась, с удивлением подумал Девлин, когда Мориа повлекла его за собой на зеленый травяной ковер. Он неплохо обучил ее искусству любви. От умелых прикосновений Мориа все другие желания исчезли – осталась только жажда блаженства, которое обещали ее ласки и поцелуи.
Каждое ее движение было полно любви. Ее пальцы не оставили нетронутым ни один его мускул, ни один изгиб его тела – казалось, Мориа перед расставанием желает запечатлеть в своей памяти его всего. Ее мягкие губы прошлись по его темным соскам и беловатым полоскам шрамов на груди. Каждый ее нежный поцелуй говорил: «Я люблю тебя». И в том, как жадно двигалось ее тело по телу Девлина, было то же: «Я люблю тебя».
Мориа на этот раз не сдерживала своих чувств. Она отдала Девлину всю любовь, которую хранила в своем сердце. Если эти их объятия являются последними, они должны запечатлеться в памяти обоих навсегда. И пусть все последующие годы ее мимолетное появление в его жизни будет для Девлина самым ярким воспоминанием.
Девлин попытался протестовать, когда горячий поцелуй Морйа совсем лишил его дыхания. Ему было не по себе от ее страсти, которая напоминала бьющие в борт лодки штормовые волны. Но и он горел огнем, которого не испытывал еще никогда в жизни.
Стараясь действовать осторожно, Девлин мягко отстранился от Мориа и положил ее на спину. Затем возобновил свои ласки – и они тут же породили в Мориа целый вихрь ответных движений. Пальцы Девлина начали ловко и умело освобождать Мориа от одежды, и всего через несколько мгновений она лежала уже совершенно обнаженной.
Окинув возлюбленную жадным взглядом, Девлин, с трудом сдерживая желание, продолжил свои благоговейные ласки. Его язык сделал круг вокруг сосков Мориа, а руки заскользили по животу к ее бедрам. Ее тело изогнулось навстречу его рукам, губы разомкнулись, как бы моля о поцелуях.
Больше всего Девлин хотел, чтобы божественные мгновения длились вечно. А если это невозможно, то пусть они запечалятся в памяти Мориа так ярко, чтобы после их расставания в ней обязательно возникло желание к нему вернуться.
Теперь Белый Призрак знал, что никакая другая красавица не привлечет его сердца. Ему было уже тридцать, и до знакомства с Мориа он начал серьезно сомневаться, встретит ли когда-либо женщину, которую захочет назвать своей женой. И вот он обрел Ангела Ветра. Сама судьба свела их в горах. Жаль, что Мориа до сих пор не смогла этого понять. Может быть, она поймет это сейчас, в его руках.
Ладони Мориа пробежали по его телу, и Девлин окончательно потерял способность логично мыслить. Глядя в ее полные страсти глаза, он мог только желать, чтобы Мориа увидела всю ту любовь, что горит в его взгляде, любовь горячую, сильную, которая вполне способна жить в сердце человека до самого конца его жизни.
– Я люблю тебя, – прошептал он, входя в нее. – Ты бесконечно нужна мне.
На то мгновение, пока их сердца бились как одно, Мориа позволила себе в это поверить. Все ее тело переполнили рождаемые умелыми ласками Девлина восхитительные ощущения.
Мориа жадно открыла рот, стараясь вобрать в легкие больше воздуха. Казалось, время остановилось; она унеслась на небеса, в мир невыразимого наслаждения, и Девлин разделял с ней это наслаждение – столь острое, что оно словно оглушило и ослепило их обоих.
– Ты никогда не простишь себе, если покинешь меня, – выдохнул он в ее алеющую щеку. – Клянусь!
С печальной улыбкой Мориа нежно провела ладонью по могучему плечу Девлина.
– Не сомневаюсь в этом.
– И будешь обо мне ужасно скучать, – добавил он, продолжая ласкать ее тело.
– Больше, чем ты даже подозреваешь, – вздохнула Мориа.
– Тебе будет не с кем спорить. Какая однообразная, бесцветная жизнь тебе предстоит, – прошептал он ей на ухо.
– В этом не может быть никакого сомнения.
Собрав всю свою волю, Девлин скатился с ее тела. Его разочарованию не было конца. Когда она начинала с ним спорить, это всегда сильно его раздражало. Сейчас она соглашается с каждым его словом – и это выводит его из себя еще больше!
– С ума сойти! Из всех женщин на планете мне пришлось влюбиться в самую упрямую!
– Девлин, не надо! – попыталась возразить Мориа, не желая, чтобы начала исчезать магия этого волшебного дня.
Девлин только вздохнул. С тем же успехом можно пытаться убедить дерево.
– Ладно, черт побери, делай как хочешь. Ты никогда не считаешься со мной, – горько добавил он. – Хорошо, я не испытываю к тебе ничего, кроме жалости и чувства вины. И накинулся на тебя только потому, что никого другого не оказалось поблизости. Я очень долго жил без женщины, и когда увидел тебя, то не смог себя сдержать. Сейчас я говорю тебе то, что ты хочешь слышать. То, что есть на самом деле, тебя совершенно не интересует!
– И тебе, и мне будет намного лучше, если мы оба признаем правду и не будем больше притворяться, – ответила Мориа, протягивая руку, чтобы провести ею по лицу Девлина.
– Боже милосердный, женщина, я сойду от тебя с ума! – прорычал гигант, хватаясь за волосы так, словно собрался вырвать их все разом.
Мориа наклонила голову и коснулась его губ своими. На этот раз она не промахнулась. Ее поцелуй разгладил черты его лица.
– Хоть ты и сумасшедшая, я тебя все равно люблю...
Губы Белого Призрака дрогнули в печальной улыбке. Ему хотелось сейчас кричать на нее, проклинать ее невероятное упрямство, но после того, как она призналась в своей любви, сердиться на Мориа он не мог. Ему просто нужно найти способ убедить ее в искренности своих чувств.
«У тебя осталось всего четыре дня, Белый Призрак, – напомнил себе Девлин. – Ты должен извлечь из них все, что можешь, иначе ты потеряешь единственную в твоей жизни женщину, которую действительно любишь».
Он постарался отогнать от себя мысль, что упрямство Мориа – это наказание ему за равнодушие к чувствам женщин, встречавшихся ему в прошлом.
– Ладно, ты победила, – сдался Девлин, понимая, что дальше спор вести бесполезно. – Делай то, что считаешь нужным, и я буду следовать твоей воле.
– Я в самом деле очень тебя люблю, – произнесла Мориа, прежде чем начала подбирать свою раскиданную по траве одежду.
– Мне будет приятно это вспомнить, когда я вернусь в Тусон и узнаю, что ты ушла. Надеюсь, это меня утешит, – саркастически отозвался Девлин.
– Ты меня быстро забудешь, – тоном прорицательницы провещала Мориа.
– А если нет, то всю оставшуюся жизнь меня будет греть воспоминание о твоем трогательном признании, – фыркнул Девлин. Натянув брюки, он выпрямился и помог Мориа подняться с земли. Затем потянул ее за собой.
– Нам надо спешить, упрямица. Предстоит очень долгая дорога.
Мориа повиновалась безропотно, хотя ее сердце в эту минуту было полно боли. Она с радостью провела бы еще несколько дней в горах Дракона, прежде чем завершится глава ее жизни, которую ей хотелось читать бесконечно. В следующей она должна будет расстаться с Девлином навсегда – чтобы никогда больше не почувствовать оберегающих ее сильных рук и не погрузиться с ним в мир восхитительных ощущений.
Впрочем, напомнила себе Мориа, в ее судьбе ничто доброе не продолжалось долго. К этому надо бы уже давно привыкнуть и не позволять себе впадать в отчаяние.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикий мед - Финч Кэрол



Интересный роман. Большая любовь на фоне войны индейцев и белых. Мужественный главный герой-метис и красавица героиня.
Дикий мед - Финч КэролКэт
15.11.2012, 13.06





А мне роман не понравился , слишком идеализирована гг-ня , все женщины её ненавидят и все мужчины , белый или индеец , сходят по ней с ума или она для них ангел ... в придачу она ещё и слепнет от молнии ,потом чудом зрение возвращается.... слишком наигранно ... согласитесь , немного непривычно ...люблю более практичные ситуации ...жизненные что ли .... но ,как говорится - на вкус и цвет ... :)
Дикий мед - Финч КэролВиктория
29.04.2013, 13.08





Мне тоже не очень понравился роман.Как то все не естественно,много надуманных эпизодов,которых по жизни вряд ли может быть.Да и героиня очень уж раздражала своим поведением.Не люблю таких людей.Для меня зря потраченное время.
Дикий мед - Финч Кэролсвет лана
22.09.2014, 17.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100